сегодня4декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Если ты рождён без крыльев, не мешай им расти.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Алексей Александрович Шахматов

Алексей Александрович Шахматов
А.А. Шахматов

Алексей Александрович Шахматов - великий русский филолог и историк, языковед, основоположник исторического изучения русского языка, древнерусского летописания и литературы; участвовал в подготовке реформы русской орфографии, осуществленной в 1917—1918 гг.; произвёл настоящую «революцию» в истории изучения древнерусского летописания, предложив новую версию истории создания ПВЛ на основе её текстологического анализа. Самый молодой академик Петербургской Академии наук (1894), действительный член АН (1899), профессор Петербургского университета; автор более 170 монографических исследований, статей и рецензий, справочных и учебных пособий по истории русского языка и диалектологии, лексикологии и лексикографии, синтаксису современного русского языка.

Семья и детские годы

Алексей Александрович Шахматов родился 17 июня (5 июня по ст.ст.) 1864 года в городе Нарве на Ивановской стороне в дворянской семье.

Род Шахматовых – довольно древний, он даже имел собственный герб, но его представители почти никак не проявили себя ни на государственной службе, ни при дворе. Предки Алексея Александровича Шахматова принадлежали к «саратовской» ветви рода, и в большинстве своём делали военную карьеру или служили чиновниками государственных учреждениий.

Отец будущего лингвиста, Александр Алексеевич Шахматов (1828—1871) получил блестящее образование в Петербургском училище правоведения, был участником русско-турецких войн, прошёл трудный путь от мелкого чиновника канцелярии Саратовского генерал-губернатора до сенатора (1868) и тайного советника. В последние годы жизни занимал должность старшего председателя Одесской судебной палаты. На службе зарекомендовал себя человеком благородным, честным, неподкупным и справедливым.

Интерес к языкам и литературе Алексей унаследовал от матери – выпускницы Екатерининского женского института в Петербурге Марии Фёдоровны Козен (1838 - 1870). Она была высокообразованной женщиной, в совершенстве знала европейские языки, прошла превосходную эстетическую и филологическую школу.

Детские годы А.А.Шахматова прошли в постоянных скитаниях: семья всюду следовала по местам назначения мужа и отца. Часто она на длительное время приезжала в Саратов и в родовые поместья в губернии, отошедшие братьям Шахматовым после смерти родителя в 1868 году. В 1870 году, когда Алексею ещё не исполнилось 6-и лет, неожиданно от чахотки умерла его мать, а 1871-м от нервного удара скоропостижно скончался отец, оставив круглыми сиротами трёх своих несовершеннолетних детей - Евгению, Алексея и Ольгу.

Брата и сестёр взял на воспитание дядя – родной брат отца Алексей Алексеевич Шахматов, проживавший в имении Губаревка близ Саратова. Алексей Алексеевич и его жена Ольга Николаевна (ур.Челюсткина) полностью заменили детям умерших родителей. По воспоминаниям сестры А.А.Шахматова, Е.А.Масальской, родственники сделали всё, чтобы создать в доме благоприятную обстановку, разбудить в детях интерес к наукам и обучению, стали для них первыми, самыми доброжелательными наставниками и учителями.

Ольга Николаевна преподавала детям французский, немецкий, английский языки, учила их основам латыни и греческого. В доме была прекрасная библиотека.

Не удивительно, что интерес к русской истории и филологии проявился у Алексея Шахматова очень рано. Одна из его родственниц, Наталья Александровна Шахматова, впоследствии так вспоминала о детских годах учёного:

«С шестнадцати лет я приезжала из Петербурга в Губаревку... В Губаревке меня поразила интеллектуальность Лёли (близкие звали так в семье маленького Шахматова). Крошечный мальчик все сидел на скамеечке у открытого шкафа с книгами и усердно читал «Русскую старину», которая мне казалась страшной сушью…».

Хорошая домашняя подготовка позволила Шахматову в феврале 1875 года поступить в Московскую частную гимназию Ф.И. Крейцмана, но через три месяца Алексей заболел корью, истосковался по дому, и вернулся в Губаревку, где продолжил домашнее образование. Русскую словесность преподавал детям А.П. Ясиневич. Благодаря ему, дети рано знакомятся с классическими образцами русской литературы — произведениями А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, И.С.Тургенева. Согласно воспоминаниям сестры А.А.Шахматова, Е.А. Масальской, детям продолжают старательно прививать любовь к музыке, в особенности к русской народной.

Но юного Алексея Шахматова больше всего занимали языки и древняя история. Говорят, что языки он изучал с огромным интересом, на занятия не ходил, а бегал.

Летом 1876 года, взяв с собой Алёшу, Алексей Алексеевич Шахматов уехал для лечения за границу. Но в Мюнхене, вместо того, чтобы отдыхать, поправляя здоровье, мальчик засел в Королевской библиотеке, изучая памятники немецкой литературы и античности. Переехав с дядей в Лейпциг, 12-летний Алеша уже на следующее утро спешит в Университетскую библиотеку, и вскоре поступает учиться в одну из лучших лейпцигских гимназий. Здесь он считает, что ему непременно нужно быть учеником, достойным своего российского происхождения. И мальчик из русской деревни становится лучшим учеником класса! Гимназия Креймана, куда вернулся А. Шахматов по возвращении в Россию, с её невысоким уровнем преподавания, уже не могла удовлетворить юного вундеркинда. В январе 1879 года он перешел в Московскую 4-ю гимназию, где продолжил изучение истории и словесности.

«Легендарный мальчик»

Под влиянием работ выдающегося отечественного лингвиста Ф.И. Буслаева, юный Шахматов увидел в языке не хранилище слов и звуков, а отражение внутреннего мира человека, истории, культуры, быта… «Язык облагораживает и историю, и религию, и литературу...»

Ещё в гимназии Шахматов начал собственное исследование о происхождении индоевропейских слов. Законченный, что называется, на одном дыхании труд автор показывает учителю английского языка Ходжецу. Тот находит сочинение гимназиста весьма оригинальным и решает познакомить Шахматова с доктором истории всеобщей литературы Московского университета Н.И. Стороженко.

После беседы с гимназистом А. Шахматовым Н.И. Стороженко передал его сочинение доктору сравнительного языковедения В.Ф. Миллеру. Пораженный серьёзностью работы, В.Ф. Миллер, возвращая её Стороженко, восклицает:

— Николай Ильич! И вы думаете, что все это написал мальчик? Никогда! Откуда это заимствовано, определить не могу, но пятнадцати-, даже двадцатипятилетний человек, уже кончивший университетский курс, и тот так не напишет... Или наш мнимый филолог был под руководством какого-либо очень опытного ученого, или... впрочем, в работе нельзя не заметить значительного пробела по части славянских языков, в некоторых местах сравнения и сближения слишком натянуты...

Устроив А. Шахматову серьезный экзамен по славянским, санскриту и ряду других языков и получив блестящие ответы, В.Ф. Миллер убеждает юношу непременно писать и при этом обещает активное содействие в публикации его сочинений.

Встреча с русским языковедом Ф.Ф.Фортунатовым, который был также поражён широтой кругозора и лингвистическими познаниями гимназиста, делающими честь и совершенно зрелому человеку, окончательно определила выбор Шахматовым будущей профессии.

По совету Ф.Ф. Фортунатова с лета 1879 года юноша изучал только что переизданное «Житие Феодосия Печерского» и, сравнивая его с оригиналом, нашёл более шестисот неточностей перевода, о которых написал в своей работе «К критике древнерусских текстов (о языке «Жития Феодосия»)». Первое научное исследование Шахматова было опубликовано в 1881 году в крупнейшем славистическом берлинском журнале «Архив славянской филологии». Автору тогда не исполнилось ещё и 17-и лет.

А в 1882 году его знания были уже настолько обширны, что молодой языковед не побоялся выступить оппонентом на защите магистерской диссертации А.И. Соболевским, посвящённой исследованиям в области русской грамматики. Это был беспрецедентный случай: возражения и замечания 18-и летнего гимназиста были так серьёзны, а его мнение по спорным вопросам аргументировано так убедительно, что юному исследователю тут же предложили опубликовать эти материалы. Алексей Шахматов сразу обратил на себя внимание научной общественности. За ним закрепилась слава одного из самых выдающихся молодых филологов России. В учёных кругах Москвы и Петербурга его называли «вундеркиндом», «мальчиком-легендой».

Начало пути

Шахматов окончил 4-ю московскую гимназию с серебряной медалью и осенью 1883 года поступил на историко-филологический факультет Московского университета.

Филипп Федорович Фортунатов
Ф.Ф. Фортунатов

В те годы в Московском университете было несколько незаурядных профессоров: Ф.Ф. Фортунатов, Н.С. Тихонравов, Н.И.Стороженко, Ф.Ё. Корш. Самое большое влияние на молодого Алексея Шахматова оказал Ф.Ф.Фортунатов, который разжёг в нем страсть к науке и был долгие годы советчиком и наставником молодого исследователя в его научных занятиях.

В университете круг интересов Шахматова значительно расширился: он стал заниматься исторической диалектологией, тогда ещё никем не изведанной областью лингвистики. Работая с летописями, Шахматов пришел к выводу, что для исследования истории языка очень важно знать современные шпоры. Чтобы основательно их изучить, студент Шахматов в первые студенческие летние каникулы (1884 г.) отправился в северную Олонецкую губернию. На эту поездку он истратил пожалованную ему двухсотрублевую университетскую премию.

Шахматов начал диалектологическую экспедицию из Петрозаводска, преодолевая большие расстояния на попутных лошадях, а чаще пешком. Он исследовал фольклор и этнографию Олонецкой губернии. Материалы, собранные Алексеем Александровичем, получили в науке самую высокую оценку и были признаны лучшими в русской фольклористике. Вскоре, летом 1886 года, он повторил поездку на север. Результаты работы превзошли ожидания и были достойно отмечены другими учёными.

В студенческие годы Шахматов занимался исследованиями древнерусских рукописей, их научным описанием и подготовкой к публикации. Созданные им в этот период работы, и в частности «Исследование о языке новгородских грамот XIII и XIV вв.» (1886), до сих пор являются образцом научных изысканий.

Самый молодой академик

Весной 1887 года Совет Московского университета, отмечая блестящие способности Шахматова и высокую ценность его работы, присвоил выдающемуся выпускнику звание кандидата и рекомендовал продолжить исследование.

В 1890-1893 годы Шахматов, избранный земским начальником в Саратовское уездное земское собрание, жил и работал в Губаревке, изучал быт крестьян, помогал им в годы неурожая и эпидемии холеры. Несмотря на огромную занятость земскими делами, Шахматов подготовил к изданию магистерскую диссертацию «Исследования в области русской фонетики», которую успешно защитил в Московском университете. 12 марта 1894 года.

Совет Московского университета единогласно присвоил учёную степень доктора русского языка и словесности 29-летнему автору монографии, соискателю звания магистра А.А.Шахматову. В 1894 году Шахматов становится адъюнктом Петербургской Академии наук, а с 1899 года – её действительным членом. Такого русская филология ещё не знала.

Академическое заседание корифеев русской словесности под председательством Великого князя Константина Константиновича, 1900 г.
  Академическое заседание корифеев русской словесности под пред­седа­тель­ством Великого князя Константина Константиновича Романова.
  Среди присутствующих: А. А. Шахматов (слева), И. М. Гревс, А. Ф. Бычков, А. Н. Веселовский, А. Н. Пыпин. 1900 г.

Шахматову принадлежит немало научных открытий в области истории и диалектологии русского и других славянских языков. В своих работах «Исследование в области русской фонетики» (1894), «К истории звуков русского языка» (1898), «Очерк древнейшего периода истории русского языка» (1915) он решал задачу реконструкции древнейших славянской и русской языковых систем, изучал их фонетические особенности. Сделанные учёным открытия были включены в университетский курс истории русского языка, который Шахматов читал в Петербургском университете в 1910-1911 гг. Он поставил изучение истории языка в широкий культурно-исторический контекст, впервые использовал данные диалектологии при изучении древних письменных памятников с целью воссоздания особенностей живой древнерусской речи.

«Словарь русского языка»

В 1893 году в Петербурге скончался редактор «Словаря русского языка» Я.К.Грот, и для продолжения лексикографической работы потребовался достойный кандидат. Выбор пал на молодого учёного Алексея Шахматова.

По получении известия о своём избрании в адъюнкты Петербургской академии А.А. Шахматов 16 декабря 1894 года прибывает в столицу, а уже на следующий день впервые участвует в заседании своего Отделения и выступает перед коллегами с предложением о полном изменении программы Словаря. Тщательно проанализировав готовившийся к печати материал, извлечённый из произведений более 100 русских писателей, Шахматов решительно заявляет о его недостаточности. По мнению учёного, Словарь нельзя ограничивать лишь языком писателей, так как лексика художественной литературы может служить лишь подспорьем при определении значений слов и особенностей их употребления. Источником же Словаря должен стать живой, повседневный русский язык.

Очерченные новым редактором широкие перспективы Словаря показались коллегам настолько неожиданными и так меняли уже сложившиеся принципы работы, что академики не решились тотчас поддержать их. Немногим менее месяца спустя Отделение снова дискутирует этот вопрос. И снова А.А. Шахматов настойчиво отстаивает свои научные лексикографические принципы. Отделение наконец соглашается с шахматовской программой, и редактор принимается за осуществление своих грандиозных замыслов, поставив перед собой дерзкую задачу: продолжить печатание Словаря уже с января 1897 года.

31 марта 1876 года в личной жизни А.А.Шахматова происходит крупное событие: он женится на Наталье Александровне Градовской, дочери известного юриста, профессора права А.Д. Градовского. На следующий день после свадьбы молодая чета направляется в своеобразное свадебное путешествие: Академия наук командирует своего адъюнкта за границу с целью углублённого исследования диалектов южных славян и изучения сербскохорватского ударения и интонации. Шахматов и здесь куда больше увлечён работой, чем своей молодой супругой: Наталья Александровна отчаянно скучает и пишет домой письма с жалобами на невнимание к ней. Увы! Она вышла замуж за человека, для которого наука составляла основной смысл его жизни. К тому же Шахматов, по воспоминаниям всех знавших его людей, был типичным увлечённым «трудоголиком», работоспособность которого подчас изумляла коллег-филологов.

Первый том «Словаря», действительно, вышел в свет в 1897 году. Даже те, кто изначально не одобрял принципов построения шахматовского Словаря, были не в силах скрыть своего восхищения масштабом проделанной работы. О колоссальной работоспособности Шахматова красноречиво говорят и внешние факты: объём всего второго тома Словаря, включившего в себя 9 вышедших до 1907 года выпусков, составляет 1483 страницы, а размер всех вообще его выпусков более чем в 10 раз превзошёл объёмистое издание «Словаря церковнославянского и русского языка» 1847 года.

Ф.Ф.Фортунатов (друг и учитель Шахматова) писал своему ученику: «Ваша деятельность меня просто изумляет. Думаю, что Вы совсем не бережёте себя.»

Действительно, Алексей Александрович не знал ни выходных, ни отпусков: ежедневно он работал по 10-12, а в деревне летом и по 15 часов в сутки.

Библиотека Академии наук

В 1899 году А.А.Шахматова назначают директором I (русского) отделения Библиотеки Академии наук. Новый директор смотрел на книгу, прежде всего, как на главное орудие просвещения широких масс. Поэтому он сразу же устраняет все привилегии в пользовании фондами библиотеки. Теперь Академическую библиотеку могут посещать не только учёные, но и преподаватели гимназий и даже студенты. Шахматов добился открытия при библиотеке специального читального зала для учащейся молодежи. Видя, как тесно становится теперь в помещении библиотеки (тогда она располагалась в старом здании Кунсткамеры), директор отдаёт свой кабинет для выдачи книг на дом, и теперь, встречая кого-либо из своих коллег по Академии, учёному ничего не остаётся, как вести с ними деловые разговоры в одном из проходов между книжными шкафами.

По инициативе Шахматова в библиотеке создаются новые отделы: картографический, иконографический, нотный, отдел отчётов и др. Особенное внимание оказывает директор библиотеки рукописям. В них для учёного важно всё: содержание и языковые особенности, форма орнамента и манера изображения, раскраска букв. Сохранить рукописи означает для А. А. Шахматова не только обеспечить учёных бесценным материалом для исследования. Это значит также сохранить первоисточники проявления русской духовной культуры, национальное достояние всего народа. В 1900 году Шахматову удается добиться создания при библиотеке специального Рукописного отделения. Первым ученым хранителем рукописей избирается В.И. Срезневский. По его инициативе были организованы археографические экспедиции в районы русского Севера. В Рукописное отделение поступило 500 древнерусских рукописей, 205 актов и около 100 старопечатных книг.

Известно, что всё своё директорское жалование академик А.А. Шахматов передавал на нужды библиотеки: покупку новых книг, оборудование читальных залов, археографические экспедиции и т.д.

Реформатор русского языка

В феврале 1904 года начала работу специальная комиссия Академии наук по подготовке реформы русского правописания. Вместе с другими известными языковедами вошел в неё и Алексей Александрович Шахматов. Первоначально эту группу лингвистов возглавлял доктор сравнительного языковедения Ф.Ф. Фортунатов, а после его смерти руководителем комиссии стал академик Шахматов.

Учёные-практики уже тогда предлагали отменить двойные буквы и значительно упростить русское правописание, сделав его более доступным для самых широких слоёв населения. К сожалению, этот проект отвергли консервативно настроенные чиновники и некоторые учёные, которые противились нововведениям. Комиссия продолжала совершенствовать проект орфографической реформы до 1912 года, но и после доработки предложенный вариант не был принят.

Реформа русской орфографии, сделавшая русское правописание более лёгким для усвоения и применения, была проведена лишь в 1917-1918 годы. Вся слава реформаторов досталась чиновникам Народного комиссариата просвещения под руководством наркома А.В.Луначарского, а имена истинных разработчиков реформы, русистов «старой» школы Ф.Ф.Фортунатова, А.А.Шахматова, Д.Н.Ушакова и других, были забыты и долгое время вовсе не упоминались в советской литературе.

Шахматов и русское летописание

Помимо лингвистических и филологических изысканий, А.А. Шахматов проделал огромную и, можно сказать, беспрецедентную работу в области изучения древнерусских летописей. Именно он заложил основы их текстологического исследования и тем самым определил фундамент текстологии как науки. Он первым установил время создания и источники старейших летописных сводов (XI - XVI вв.), в частности «Повести временных лет», полностью пересмотрев все существовавшие до него представления об истории русского летописания.

Шахматову принадлежит работа по восстановлению летописных сводов, предшествовавших ПВЛ. До него считалось, что автор ПВЛ Нестор – монах Киево-Печерского монастыря, первый русский летописец, а созданная им «Повесть временных лет» - первая русская летопись, время создания которой датировалось рубежом XI-XII веков.

Изучая списки Новгородской первой летописи, Шахматов пришёл к выводу, что в ней сохранились отрывки более древней летописи, чем сама ПВЛ. Между Новгородской первой летописью и «Повестью временных лет» замечаются значительные расхождения. Эти расхождения Шахматов объясняет тем, что текст, лежавший в основе Новгородской первой летописи, гораздо древнее текста ПВЛ. Летописец, составлявший «Повесть временных лет», расширил свод новыми материалами, различными письменными и устными источниками, документами (договорами с греками), выписками из греческих хроник и довёл изложение до своего времени.

А.А. Шахматов проделал колоссальную работу, попытавшись восстановить свод, лежащий в основе и «Повести временных лет» и Новгородской первой летописи. Исследователь назвал его «Начальным», предполагая, что с него именно и началось русское летописание.

Шаг за шагом в различных исследованиях А. А. Шахматову удалось восстановить полностью его состав, установить время его составления (1093-1095 гг.) и показать, в какой политической обстановке он возник:

«Начальный свод составился под свежим впечатлением страшного половецкого нашествия 1093 г. Описанием этого нашествия он заканчивался, размышлениями о причинах несчастий русского народа он начинался. Во вступлении к Начальному своду летописец писал, что бог казнит Русскую землю за «несытство» современных князей и дружинников. Им, алчным и своекорыстным, летописец противопоставляет древних князей и дружинников, которые не разоряли народ судебными поборами, сами содержали себя добычей в далеких походах, заботились о славе Русской земли и ее князей».

Однако, назвав этот свод «Начальным», А. А. Шахматов ещё не предполагал, что вскоре это название окажется неточным. Дальнейшие исследования учёного показали, что и в составе Начального свода имеются различные наслоения и вставки. Впоследствии А. А. Шахматову удалось вскрыть в основе Начального свода два ещё более древних свода.

Таким образом, история древнейшего русского летописания представляется А. А. Шахматовым в следующем виде:

В 1037-1039 гг. была составлена первая русская летопись - Древнейший Киевский свод.

С начала 60-х гг. ХI века игумен Киево-Печерского монастыря Никон продолжал ведение летописания и к 1073 году составил второй летописный свод.

В 1093-1095 гг. в том же Киево-Печерском монастыре был составлен третий летописный свод, условно называемый Начальным.

Наконец, в начале ХII века, не сразу, а в несколько приёмов, была составлена дошедшая до нас «Повесть временных лет».

Эта схема истории древнейшего летописания, хорошо обоснованная множеством соображений, изложенных в трудах А.А.Шахматова, произвела настоящую «революцию» в исторической науке.

В прижизненных работах академика Шахматова она так и не доведена до логического конца – за него это сделали его последователи - М.Д.Присёлков, Я.С.Лурье и другие историки. И хотя отдельные положения шахматовской гипотезы о ПВЛ подвергались обоснованной и не совсем обоснованной критике академиками В. М. Истриным, Н. К. Никольским, С.Ф.Платоновым и другими учёными, точка зрения А. А. Шахматова была подтверждена многими фактами. Схемой, предложенной Шахматовым и М.Д. Присёлковым, продолжает руководствоваться и современная историческая наука. Представленная ими концепция до сих пор играет роль «стандартной модели», на которую опираются или с которой полемизируют все последующие исследователи.

Особенно ценно то, что А. А. Шахматов в своих работах не останавливался на выяснении главнейших фактов истории начального русского летописания. Он стремился к восстановлению самого текста каждого из перечисленных выше сводов.

В «Разысканиях о древнейших русских летописных сводах» (1908 г.) А. А. Шахматов дал восстановленный им текст Древнейшего свода в редакции 1073 года - то есть текст свода Никона 1073 года, с выделением в нём при помощи особого шрифта тех частей, которые вошли в него из Древнейшего свода 1037-1039 гг.

В более позднем своем труде «Повесть временных лет» (т. 1, 1916) А. А. Шахматов дал текст «Повести временных лет», в котором крупным шрифтом выделил те части её, которые восходят к Начальному своду 1093-1095 гг.

Политические взгляды

Советские исследователи, обращавшиеся к биографии А.А.Шахматова в 1970-80-е годы, неоднократно пытались представить учёного как принципиального противника царского режима, борца за демократические идеалы, истинного патриота России, который лояльно отнёсся к революционным преобразованиям, как Февраля, так и Октября и искренне желал быть полезным своей стране. Отчасти эти утверждения справедливы: Шахматов долгие годы бескорыстно служил делу науки и народного просвещения. Его подчас возмущали косность и безразличие государственных чиновников, от которых зависели необходимые преобразования. Как и всякий интеллигентный человек начала XX века, А.А.Шахматов находился в оппозиции власти в тех вопросах, которые возмущали всю прогрессивную общественность того времени. В частности, он осуждал имперскую политику в отношении инородцев и использования языков национальных окраин, наступления на свободу слова, притеснения студенчества и различных общественных организаций, сословные привилегии и т.д. В период революции 1905-1907 годов Шахматов подписывался под различными коллективными обращениями университетской профессуры и академической общественности к властям, возможно, разделял взгляды «кадетского» большинства в Академии наук. В 1905 году А.А.Шахматов написал скандально известное, слишком смелое письмо президенту Академии великому князю К.К.Романову (КР):

“Мы, действительно порицаем правительство: порицаем его за то, что оно так мало сделало для народного образования, и, несмотря на услуги земства, не сумело до сих пор привить сельскому населению элементарной грамотности…; мы порицаем правительство за то, что, приступив к реформе средней школы еще при министре Боголепове, оно до сих пор не разберется в трудах комиссий и комитетов и оставляет школу без твердой программы преподавания; мы порицаем его за то, что оно, давно уже сознав недостатки университетского устава 1884 года, внесшего в высшие учебные заведения наши разложение, не устранило до сих пор ненормальных условий университетского строя… Да, мы порицаем это правительство, и главным образом за то, что оно не сознает своей ответственности перед страной и своих обязанностей перед Верховною властью…”

По одной из версий, с подачи В.Д. Бонч-Бруевича, Шахматовым была принята на хранение в библиотеку Академии наук едва ли не вся нелегальная литература партии большевиков и некоторые документы по истории революционного движения. В соответствии с существовавшим в России законом, почта, идущая из-за границы в адрес Академии наук, не подвергалась таможенному досмотру, а имущество и литература Академии на территории страны обладали правом экстерриториальности, то есть неприкосновенности. Потом сами же большевики отменили этот закон, и обвинили в «хранении» и даже «утаивании» документов С.Ф.Платонова и других руководителей уже советской Академии наук, состряпав «академическое дело» (1929).

Тем не менее, называть А.А.Шахматова «идейным борцом» и «пламенным революционером» было бы большой натяжкой даже с точки зрения советских историков. Он оставался, прежде всего, учёным, для которого политика и борьба за интересы каких-либо социальных групп не представляли никакого интереса. Как директор библиотеки, академик стремился лишь сохранить для потомков документы (рукописи, автографы), имеющие историческую ценность. Политических последствий этой деятельности ни он, ни кто-либо другой, в то время не мог себе даже предположить.

Современники отзывались об Алексее Александровиче Шахматове как об исключительно честном и порядочном человеке, всю свою жизнь положившем на алтарь бескорыстного служения науке. Он был удивительно талантлив, трудолюбив и настойчив в достижении поставленной перед собой высокой цели. Но в то же время академик Шахматов остался в памяти коллег и учеников как человек со «светлой», искренней душой, тактичный, мягкий, скромный, совершенно беззащитный перед лицом окружающей действительности и худших проявлений человеческой натуры.

«В его отношениях к людям, насколько это удалось уловить мне и испытать на себе, сказывалось необыкновенное благородство души, чуткость, искренность, отзывчивость, тонкость душевной организации и исключительная доброжелательность. И что всего характерно, проявление этих качеств сопровождалось необычайной скромностью,» - писал впоследствии один из близко знавших Шахматова людей.

Как филолог Шахматов произвёл истинную «революцию» в истории изучения русского летописания. Для учёного этого вполне достаточно.

Преподавательская деятельность

А.А.Шахматов с 1908 по 1919 годы преподавал в Петербургском (впоследствии -Петроградском) университете историю русского языка, церковно-славянский язык, русскую диалектологию. Он был одним из самых уважаемых и авторитетных профессоров университета. Уже на первой встрече со студентами 18 октября 1906 года Шахматов сразу же очертил широкий круг стоящих перед лекционным курсом задач. Он подчеркнул, что история языка в состоянии представить картину исторического развития народа, но решить эту задачу можно лишь при тщательных наблюдениях над говорами и памятниками письменности, а также современным живым языком. «Я очень желал бы,— обращается лектор к студентам,— чтобы и вы, начинающие филологи, были охвачены интересом к богатейшей нашей письменности. Но я употреблю все старания, чтобы доказать вам, что изучению памятников должно предшествовать изучение живого языка, что…не может быть изучения истории языка без постоянной опоры на историю самого народа…»

Этот принцип был основополагающим в научной работе самого лектора.

После 1917 года

После октября 1917 года академик А.А.Шахматов остался в Петрограде, ни на миг не помышляя об эмиграции. Для русского филолога, историка и теоретика русского языка бегство из своей страны в годину тяжких испытаний выглядело как предательство:

Мне голос был. Он звал утешно.
Он говорил: «Иди сюда.
Оставь свой край глухой и грешный.
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну черный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».
Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернился скорбный дух.

А. Ахматова

Кроме того, Шахматов прекрасно понимал, что продолжать дело всей своей жизни, а именно – научную работу - он сможет только в России. Учёный не мыслил себя и свою жизнь без живой русской речи, русской литературы, русского народа.

Несмотря на бытовые лишения, голод, холод, военную разруху А.А.Шахматов продолжает активно работать в Академии наук, читать лекции в университете. Он стал одним из немногих представителей дореволюционной профессуры, кто охотно включился в общественную, организаторскую и административную деятельность Академии наук при власти большевиков.

В феврале 1918 года Шахматов входит в состав Комиссии по разработке предложений в связи с предстоящим 200-летием Академии наук, в апреле его избирают в Комиссию для выработки нового устава Пушкинского Дома, в мае Алексей Александрович становится представителем академии в Комитете Публичной библиотеки, в конце октября он один из трёх представителей от Академии на совещании Совета высших учебных заведений университетского типа. Шахматов участвует в Комиссии по рассмотрению нового Устава Академии наук, представляет Академию в коллегии Института истории искусств. В октябре 1919 года учёному поручается временное заведование II отделением Академической библиотеки, а также председательствование в Библиотечной комиссии; в декабре Общее собрание Академии наук избирает академика своим представителем в комиссию при Книжной палате.

В период революций и Гражданской войны Шахматов не оставляет и свою научную деятельность. С 1918 по 1919 год в свет выходят его работы: «Волохи древнерусской литературы», «Заметки об языке волжских болгар», «Древнейшие судьбы русского племени». Летом 1919 года Шахматов приступил к написанию огромного труда «Синтаксис русского языка», ставшего в дальнейшем выдающимся лингвистическим исследованием, без знания которого даже в наши дни невозможно научное изучение синтаксиса русского языка.

Последняя зима

Книга «Синтаксис русского языка» является венцом всего педагогического и научного пути А.А.Шахматова. Однако она оказалась его последней «лебединой» песней, оставшись навеки незаконченной. Знания, опыт, научные открытия, равно как сама жизнь выдающегося учёного, не были нужны новой революционной России.

Зима 1919-1920 года стала для академика Шахматова последней. В тесных служебных комнатах Академической библиотеки температура нередко стояла на отметке 5 градусов ниже нуля, в хранилищах мороз достигал 10 градусов. Электричества нет: его давно заменили керосиновые лампы. Та же ситуация и в большинстве петроградских квартир. Каждый вечер полуголодный академик носил на свой третий этаж тяжёлые поленья дров, пилил и колол их, чтобы не окоченеть, чтобы продолжать работу.

О переживаемых им тяготах и лишениях дают отчётливое представление последние письма Алексея Александровича своему близкому другу и соратнику филологу Д.Н.Ушакову:

«Житье Ваше, как вижу, труднее моего, не скажу нашего, петербургского, т. к. в общем здесь еще хуже, чем в Москве. Но я в казенной квартире, получаю достаточное количество дров на плиту; от времени до времени, правда, в миним<альных> дозах могут топить две печи внизу (у нас ведь два этажа). Электрический свет в посл<еднее> время стали давать от 6 до 12. Правда, мы не сытые, бедствуем из-за продуктов, но так или иначе до сих пор пробавлялись. Требуется на содержание громадная сумма денег. Достать <эти?> деньги трудно. Кроме увеличившегося жалованья, нас выручает продажа вещей. Но вещам скоро конец, их хватит разве на месяц. Чем будем жить дальше, не видно…»

11 января. 1920, Петроград

В середине декабря 1919 года в Петрограде умирает ставшая матерью для Шахматова и его сестёр тётя Ольга Николаевна Шахматова. 11 февраля, менее чем через два месяца после смерти тёти, умирает Ольга Александровна — младшая сестра академика. Умирает и одинокий курьер Илья, которого Алексей Александрович несколько месяцев назад взял в свою семью.

Лишившись дорогих и близких людей, Шахматов уходит в работу. Он лично руководит перевозкой в Академию наук книжных сокровищ из разграбляемых домашних библиотек известных петроградских учёных, спасает от гибели множество памятников отечественной культуры, собственными руками разгружает подводы, переносит на плечах неимоверно тяжелые тюки с книгами.

По странному стечению обстоятельств, конец жизни академика А.А.Шахматова оказался связан с именем А.И. Соболевского, с оппонирования диссертации которого начался его творческий путь. 30 июля 1920 года А.А.Шахматов перевозил в Академию наук библиотеку Соболевского, и на этом наступил предел физических возможностей без того истощённого, усталого человека.

Через десять дней врачи поставили Шахматову диагноз: инвагинация кишок. Была сделана операция, но организм 55-и летнего учёного оказался настолько истощён, что был уже не в силах бороться за жизнь. 16 августа 1920 года Алексей Александрович Шахматов скончался. Похоронен на Волковом кладбище Санкт-Петербурга.

Наследие и память

После смерти А.А.Шахматова в 1925–1927 годы был издан его во многом нетрадиционный «Синтаксис русского языка», оказавший значительное влияние на развитие синтаксической теории в России.

Его труды в области изучения русских летописей были переизданы, систематизированы и приведены к логическому заключению только в конце 1930-х- начале 1940-х годов.

Ниже приводится далеко неполный список работ учёного, изданных при его жизни и после смерти:

  • Исследование о Несторовой летописи (1890)
  • О сочинениях преподобного Нестора (1890)
  • Несколько слов о Несторовом Житии Феодосия (1896)
  • Древнейшие редакции Повести временных лет (1897)
  • Исходная точка летосчисления Повести временных лет (1897)
  • Киевско-Печерский патерик и Печерская летопись (1897)
  • О начальном Киевском летописном своде (1897)
  • Хронология древнейших русских летописных сводов (1897)
  • Отзыв о сочинении Eugen Scepkin «Zur Nestorfrage» (1898)
  • Начальный Киевский летописный свод и его источники (1900)
  • Сказание о призвании варягов (1904)
  • Корсунская легенда о крещении Владимира (1908)
  • Один из источников летописного сказания о крещении Владимира (1908)
  • Разыскания о древнейших русских летописных сводах (1908)
  • Предисловие к Начальному Киевскому своду и Несторова летопись (1909)
  • Несторова летопись (1913-14)
  • Нестор летописец (1914)
  • Повесть временных лет (1916)
  • Житие Антония и Печерская летопись
  • Киевский Начальный свод 1095 г.
  • Очерк современного литературного языка (1913)
  • Очерк древнейшего периода истории русского языка (1915)
  • Введение в курс истории русского языка (1916)
  • Синтаксис русского языка (1 т. – 1925; 2 т. – 1927)
  • Древнейшие судьбы русского племени (1919)

21 января 1921 года с целью увековечения памяти А. А. Шахматова Академия наук обращается в Совет Народных Комиссаров с ходатайством о национализации имения академика в селе Губаревка и превращении его в дом отдыха для работников Академии. В. И. Ленин одобряет это решение и принимает все необходимые меры для скорейшего его осуществления. Однако в 1921 году у советской власти было много других забот, помимо увековечивания памяти «старорежимных» филологов. Имение было взято под охрану государством, но создание мемориального музея А.А.Шахматова в Губаревке так и не состоялось. Ни усадебное здание, ни какие-либо хозяйственные постройки до наших дней не дошли. Сохранился лишь фрагмент парка, который сегодня входит в число охраняемых объектов на территории Саратовской области.

Историк, генеалог, старшая сестра А.А.Шахматова Евгения Александровна Масальская- Сурина (1863-1940) оставила интересные воспоминания о брате, которые впервые были опубликованы в полном варианте только в 2012 году.

От брака с Н.А. Градовской Шахматов имел трёх дочерей: Ольгу (1898-?), Софью (1901-1942) и Екатерину (1903-1942).

Софья Алексеевна Шахматова (по мужу Коплан) окончила в 1924 году общественный факультет этнолого-лингвистического отделения Ленинградского университета. С 1920 по 1931 год работала научным сотрудником и учёным хранителем в Пушкинском Доме. В 1923 году вышла замуж за Б.И. Коплана (1898-1941) – историка литературы, тоже сотрудника Дома, который был репрессирован по «академическому делу» (1929). В 1931 году Софья Алексеевна уволилась и последовала за мужем в Ульяновск – место его ссылки. По возвращении в 1930-е годы она работала библиотекарем и архивистом в Архиве Академии наук и Институте востоковедения. Умерла от голода в блокадном Ленинграде один день с сыном Алёшей Копланом (16-и лет) 5 января 1942 года.

В блокадную зиму 1941-1942 года в Ленинграде умерла и младшая дочь академика Шахматова Екатерина и предположительно – его вдова Н.А. Градовская-Шахматова, которая до последнего дня ухаживала за больным внуком.

Компиляция Елены Широковой по материалам:

А.А.Шахматов (1864—1920). Летопись жизни и деятельности академика Шахматова. М.—Л., 1930;

Измайлов Н.В.Воспоминания о Пушкинском доме//Пушкинист Н.В.Измайлов. – Калуга, 2008.

Макаров В.И. А.А.Шахматов: Пособие для учащихся. – М.: Просвещение, 1981;

Масальская Е.А. Повесть о брате моём, А.А.Шахматове. М., 1927.

Историк Филолог Языковед 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова