сегодня9декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Инженер - человек, способный взять теорию и приделать к ней колеса.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


семейство Хлудовы

Отцы и дети династии Хлудовых

Многие российские предприниматели-мануфактурщики делали свой бизнес на конечной стадии производства ткани — крашении. И лишь немногие создавали прядильные фабрики. Иван Хлудов, 225-летний юбилей которого отмечался в 2011 году, стал основателем целой династии фабрикантов, усовершенствовавших процесс изготовления тканей и ставших первопроходцами в деле производства отечественной пряжи.

Бизнес на кушаках

Иван Иванович Хлудов

Основатель одной из известнейших московский купеческих фамилий родился в 1786 году в семье крепостного крестьянина Ивана Афанасьевича Хлудова в деревне Акатово Егорьевского уезда Рязанской губернии. Это был чрезвычайно энергичный и предприимчивый человек. Еще в юности он решил бросить крестьянскую работу и идти на юг — «в Черкассы», чтобы купить гурт быков, пригнать в Москву и продать с прибылью. Так Иван Иванович и сделал. Несколько лет ходил он «в Черкассы» и в 1817 году, скопив денег, отправился в Москву, где поселился у дяди своей жены Афанасия Щекина, который выделил семейству небольшую хижину на берегу реки Яузы.

Так как в Егорьевском уезде было очень развито кустарное ткачество по избам, то и Хлудовы, зная это ремесло, стали ткать кушаки. Пряжу красил сам глава семейства, а сыновья Тарас и Савелий полоскали ее в Яузе. Сняв первый кушак со стана, Иван Иванович с трепетом понес его на Красную площадь, в тогдашние старые Ряды. Показав свою работу купцу, Хлудов, изучивший к тому моменту цены на аналогичную продукцию, запросил за изделия сто рублей (самому ему изготовление этих кушаков обошлось в 35 р.). Начинающий торговец ожидал какой угодно реакции на столь смелую цену. Однако купец, внимательно осмотревший хлудовский товар, достал требуемые деньги и велел Ивану Ивановичу впредь приносить свои изделия только ему. Так понемногу дело пошло. Со временем появились и наемные рабочие.

Тарас Иванович Хлудов

У Хлудовых родилось 11 детей, но четверо из них скончались очень рано. Оставшиеся в живых сыновья оказались хорошими помощниками и наследниками дела отца. Иван Иванович, как уже было отмечено, сам был и ткач, и красильщик, но главными помощниками в этом деле были сыновья Тарас и Савелий. В московское купечество Хлудовы записались в 1824 году. А десять лет спустя Иван Иванович приобрел в Москве для своей торговли две лавки: одну в Гостином дворе, другую в Городских рядах. В 1835 году Хлудов наконец-то купил собственный дом по Старо-Косьмодемьяновскому переулку (дом сохранился и по сей день), куда переехал со всей многочисленной семьей, кроме одного сына — Савелия, который за несколько лет до этого женился и отделился от отца.

Довольно быстро Иван Хлудов стал купцом первой, высшей, гильдии. Однако прожил он после этого недолго и скончался в том же 1835 году, оставив сыновьям наследство в 200 тыс. р. — колоссальное по тем временам состояние. На эти деньги братья Савелий, Алексей, Назар, Герасим и Давыд учредили Торговый дом «А., Н., Г и Д. Ивана Хлудова сыновья».

Хлудово дело

Савелий Иванович Хлудов

Сыновья не только удержали отцовское дело на плаву, но и существенно его расширили. Так, в 1842 году они решились на постройку в Егорьевске бумагопрядильной фабрики. В 1844 г. с разрешения министра внутренних дел Егорьевская Городская дума сдала торговому дому «А., Н., Г. и Д. Ивана Хлудова сыновья» и московскому купцу Савелию Хлудову в вечное потомственное пользование за оброк в 30 р. в год под устройство фабрики шесть десятин выгонной неудобной земли по левому берегу речки Гуслянки. В этом же году был заложен первый корпус новой фабрики. Надо сказать, это было делом чрезвычайно рискованным. На тот момент прядильных фабрик в России практически не существовало, а вся пряжа закупалась в Англии. Алексею Ивановичу поручено было ехать в Англию для подбора специалиста по прядильному делу и приобретения машин. В итоге необходимое оборудование закупили: заморские предприниматели настолько поверили в успех русских купцов, что поставили оборудование и необходимые материалы в кредит. В ноябре 1845 года фабрика была пущена. На ней работало 300 рабочих, около 15 тыс. веретен вырабатывали до 60 пудов пряжи в день. Успех превзошел все ожидания, и уже в 1848 году производство расширилось, были выписаны новые прядильные механизмы и паровая машина. К началу 1860-х годов все старые бумагопрядильные машины были заменены усовершенствованным оборудованием. К этому времени Егорьевская Дума отдала братьям Хлудовым еще несколько десятин земли рядом с фабрикой, в том числе в качестве платы за постройку моста через реку Гуслянку. В итоге фабрика Хлудовых стала одной из самых крупных ткацко-отделочных предприятий, находившихся в центральной части России. Основание этой фабрики положило начало созданию в дальнейшем прядильно-ткацко-отделочных комбинатов в Подмосковье.

Ставка на лен

Алексей Иванович Хлудов

В 1840-х годах в губерниях, лежащих севернее и восточнее Москвы (Ярославской, Костромской, Владимирской), начало развиваться производство льняных тканей. Хлудовы и здесь не упустили свой шанс, наладив при Егорьевской мануфактуре льноткацкий цех. В 1860 году они основали льнопрядильню близ города Ярославля, на берегу Волги, в Норском Посаде, куда и перевезли из Егорьевска все льнопрядильные машины. Лен для переработки шел по преимуществу русский, хотя и выписывался французский и бельгийский. В 1881 году положением Комитета министров предприятие разрешено было именовать «Товариществом Норской мануфактуры». Тогда же параллельно с производством льняных изделий начался выпуск хлопчатобумажной пряжи.

В 1855 году Савелий Хлудов умер и его доля в фабрике перешла к братьям. Через три года скончался и Назар Иванович. В 1861 году отделяется Давыд Иванович, всегда мало принимавший участие в заведовании делами торгового дома. У руля семейного бизнеса встают братья Алексей и Герасим. В 1869 году им удалось исходатайствовать проведение железнодорожной ветки к Егорьевску от станции Воскресенск Московско-Казанской железной дороги, что придало юго-востоку Московской губернии значительный импульс для развития. К тому времени здесь проживало более 200 тыс. человек, большая часть которых была занята на предприятиях прядильной промышленности. Вместе с городом росла и фабрика, и в 1875 году уже начало действовать Товарищество на паях. До этих пор мануфактура имела одну бумагопрядильную фабрику, и только в 1878 году была основана механическая ткацкая на 140 станков.

Герасим Иванович Хлудов

Товарищество Хлудовых имело капитал в 3 млн. р. На Егорьевской фабрике работало 1360 ткацких станков и 150 тыс. веретен. На тот момент фабрика вырабатывала до тысячи пудов пряжи в сутки. Со временем в товарищество перешло бумагопрядильное дело со всеми активами и пассивом — фабрикой, лесными дачами Егорьевского уезда общей площадью около 15 тыс. десятин, правом изображения на изделиях и вывесках медалей и Государственного герба.

В 1872—1877 годах была построена еще одна крупная фабрика в Смоленской губернии. Для изучения фабричного производства Алексей Иванович Хлудов специально ездил в Лондон и Ливерпуль, а предприятия строились при участии английских инженеров. Кстати, московский промышленник и купец Николай Александрович Варенцов писал, что «среди текстильных фабрикантов Хлудовы были первые, осознавшие необходимость иметь свою контору в Англии». Другие же фирмы выписывали нужные им товары через иностранные конторы, переплачивая, например, за масло для машин в несколько раз. Хлудовы заметно выделялись из тогдашней купеческой и промышленной среды.

В 1882 году при бумагопрядильной фабрике было открыто ткацкое отделение на 840 станков, а между корпусами и подсобными помещениями проложили телефонную связь. В том же году умирает Алексей Иванович. По его завещанию паи егорьевского товарищества достались сыну Михаилу Алексеевичу. Однако после вступления в Правление он продал свои егорьевские паи Герасиму Ивановичу, желая тем самым усилить средства другого наследственного бумагопрядильно-ткацкого дела — Товарищества Ярцевской мануфатуры, основанного также Алексеем Хлудовым. Таким образом, в 1885 году егорьевская фабрика перешла в собственность Герасима Ивановича. После смерти Г Хлудова наследницами за неимением мужского поколения сделались его дочери: П.Г. Прохорова, К.Г. Вострякова, А.Г. Найденова и Л.Г. Лукутина. На тот момент на фабрике работало 150 тыс. прядильных веретен, 1360 ткацких станков, на которых вырабатывалось ежегодно до 410 тыс. пудов пряжи и до 700 тыс. кусков миткаля. На предприятиях были периоды спадов и подъемов. Особенно тяжелыми для текстильной промышленности из-за недостатка сырья были 1914—1917 годы. А в 1918 году Хлудовская бумагопрядильная фабрика была национализирована вместе с земельными владениями товарищества.

В марте 1919 года производство было остановлено полностью и по май 1922 года не работало вовсе. Каждый член семьи Хлудовых, участвовавших в деле, вносил свой вклад в развитие и усовершенствование семейного бизнеса.

Деятельность Хлудовых на поприще промышленности была отмечена многими

почетными наградами. В 1849 году Хлудовская фабрика за свои изделия была удостоена серебряной медали, в 1853 году — золотой медали, а в 1857 году — Государственного герба. В 1860 году Алексей и Герасим Хлудовы получили звание мануфактур-советников, в 1861 году им пожаловали ордена Св. Станислава I степени. Изделия Егорьевской бумагопрядильни были хорошо известны не только внутри страны, но и за ее пределами — они экспонировались на Парижской выставке 1867 года, где была получена серебряная медаль за пряжу.

Клановое меценатство

Надо сказать, что сам основатель династии Хлудовых не отличался склонностью к благотворительности. Этот суровый и достаточно жесткий человек полагал, что каждый должен суметь позаботиться о себе сам. Возможно, такой взгляд сформировался у него потому, что ему никто никогда не помогал. Сыновья же его, напротив, стремились помогать тем, кому повезло в этой жизни меньше. Так, например, на средства Алексея и Герасима Хлудовых была построена богадельня на сто человек для рабочих фабрики и бедных граждан Егорьевска. На начало XX века капитал богадельни составлял 160 тыс. р. Для рабочих были выстроены благоустроенные казармы. Хлудовыми в городе было построено начальное городское училище на 350 учащихся. При фабрике была открыта больница и выстроена баня — гордость Егорьевска, поставлен трехэтажный корпус для квартир, а рядом устроены библиотека и читальня. По инициативе владельцев фабрики из прибылей образовали специальный капитал в сумме свыше 195 тыс. р. как особый фонд, предназначенный для выдачи из него пенсий и пособий нуждающимся служащим и рабочим.

Алексей Иванович Хлудов был известен как коллекционер древних русских рукописей и старопечатных книг. Он составил богатейшее собрание (430 рукописей), включившее в себя вещи большой ценности, как, например, «Просветитель» Иосифа Волоцкого, сочинения Максима Грека, творения Иоанна Дамаскина в переводе А.И. Курбского с собственноручными его заметками и многие другие. После его смерти собрание рукописей поступило, согласно его желанию, в Никольский единоверческий монастырь в Москве.

Младший брат Алексея Ивановича — Давыд — всю жизнь покровительствовал монастырям и церквям. Так, в 1859 году в погосте Крутины им была построена каменная церковь во имя Св. Николая. Чуть позже в Коломне его усердием в Богородице-Рождественском Бобреневе монастыре отстроили теплый собор Феодоровской иконы Божьей Матери, а также большой каменный корпус, в котором помещались настоятельские и братские кельи, трапезная и различные монастырские службы. В Егорьевске Давыд Хлудов преподнес в дар Успенскому каменному собору икону Корсунской Богородицы.

Другой брат — Герасим — слыл известным собирателем картин русских мастеров. Начало своей галереи он положил, купив у молодого В. Перова его «Приезд станового на следствие» в 1851 году и «Первый чин дьячковского сына» в 1858-м. В 1860-х годах к работам В. Перова присоединились картины П. Федотова, К. Брюллова, И. Айвазовского. .. После смерти Г Хлудова коллекцию разделили между наследницами. Не забывал Герасим Иванович и о благотворительности. В Москве на его деньги были благоустроены Крутицкие казармы — возобновлены древние въездные ворота с теремом при казармах, а также отремонтированы казарменные церкви. А при 2-й Городской больнице и арестантском доме отстроили церковь. Кроме всего прочего, Герасим Иванович пожертвовал 2 тыс. р. на строительство психиатрической Алексеевской больницы. Но самым значительным его благотворительным делом стало создание московской богадельни в Сыромятниках в 1884 году. Богадельня построена по проекту архитектора Б.В. Фрейденберга — автора проекта Бахрушинской больницы. В 1888 году на завещанный Г Хлудовым капитал Купеческое общество выстроило огромный многопрофильный комплекс зданий, протянувшийся почти во всю длину Сыромятнического проезда. Комплекс включал в себя богадельню на 80 человек и дом бесплатных квартир на 150 вдов с сиротами. При богадельне была учреждена домовая церковь.

Из поколения в поколение ответственность перед обществом была фамильной чертой клана Хлудовых. Вслед за своими родителями дети учились творить добро и помогать ближним. Так, в 1890 году одной из внучек Ивана Ивановича Хлудова — Александрой — в память о скончавшейся матери рядом с Домом призрения был открыт Дом бесплатных квартир. Таким образом, около 300 вдов с детьми обрели кров. В 1893 году на средства другой его внучки — Клавдии — открыли школу для сирот, на постройку которой было потрачено 40 тыс. р. Еще одна внучка — Прасковья — в 1895 году при богадельне Дома призрения устроила Отделение для слабых и одержимых недугами престарелых лиц женского пола, нуждающихся в медицинской помощи, а в 1899 году — женское училище на 60 учениц. На это было израсходовано 150 тыс. р. В 1913 году в комплексе Дома призрения было проведено электроосвещение. После революции богадельню преобразовали в Отделение учебно-производственных мастерских и инвалидов, а храм закрыли. Здания богадельни сохранились до наших дней. Сейчас там располагаются различные учреждения.

По духовному завещанию внука Ивана Ивановича — Михаила Хлудова — в 1866 году в Москве на Девичьем поле, во вновь создаваемом клиническом городке, была построена детская больница, на устройство и содержание которой ушло 100 тыс. р. и 50 паев Товарищества Ярцевской мануфактуры, стоящих 250 тыс. р. Кроме того, в собственность больницы был отказан дом стоимостью 40 тыс. р. Больница была отстроена вблизи университетских клиник на земле, бесплатно отведенной для нее Городской управой. Здание клиники сохранилось вместе с надписью на фронтоне.

*   *   *

После Октябрьской революции судьбы потомков этой известной династии сложились по-разному: кто-то сломался под тяжестью лишений, а кто-то сумел побороть все тяготы и сохранить свое имя и ценности своей семьи. Семьи, начало которой положил бывший крепостной крестьянин Иван Иванович Хлудов.

Людмила Михайлова, журнал Business Excellence, 2011 г. № 4
Редакция благодарит Музей предпринимательства, меценатов и благотворителей и лично Л.Н. Краснопевцева за помощь в подготовке данной статьи.


ТРАДИЦИИ ДОМА ХЛУДОВЫХ

М. Хлудова, Наука и жизнь, №8 за 2003 год

Воспоминания Сергея Васильевича Хлудова (в рассказе "Фейерверк", который мы предлагаем читателям, автор выступает под вымышленной фамилией Коромыслов) долгое время хранились в семейном архиве. В редакцию их принесла его дочь - Мария Сергеевна Хлудова. Она же и написала предисловие - историю, как одно поколение приходило на смену другому. Описание подробностей быта того времени (свидетелей которого уже не осталось), как проходили будни и праздники, - штрихи жизни ушедшей эпохи.

Известный московский предприниматель Алексей Иванович Хлудов

У известного московского предпринимател я Алексея Ивановича Хлудова ("хлудовская мануфактура") было четыре сына. Одного из них - Василия Алексеевича Хлудова (1841-1913) (вместе с братом Михаилом) отдали в Петропавловское училище в Москве, затем он окончил два факультета - естественный и медицинский - Московского университета, позднее в течение двух лет слушал курс лекций по химии в Гейдельбергском университете. Большой знаток музыки, он прекрасно играл на фортепиано, импровизировал на органе, выписанном им из Германии и установленном в его доме в Хлудовском (Хомутовском) тупике в Москве. (В 1898 году Василий Алексеевич подарил этот орган Малому залу Московской консерватории, где в течение более полувека на нем играли многие выдающиеся музыканты.) Василий Алексеевич был весьма красив, обаятелен, прост в обращении и без труда очаровывал окружающих. Он женился на Нине Флорентьевне (урожденной Перловой). Все пятеро их детей отличались музыкальностью: старший сын играл на скрипке, второй на трубе, и все играли на рояле. В любой час дня в доме слышалась музыка.

В. А. Хлудов владел тремя иностранными языками, путешествовал неоднократно по всей Европе. Эрудиция его по вопросам медицины и естествознания была поразительной, а круг интересов чрезвычайно широк. Он занимался проблемами металлургии, экспериментальной медицины, биологии, эндокринологии, садоводством, теоретической механикой, интересовался астрономией и даже созданием вечного двигателя.

В отличие от отца - Алексея Ивановича Хлудова, практически не получившего никакого образования, но сумевшего построить четыре текстильные фабрики и нажившего миллионные капиталы, Василий Алексеевич, блестяще образованный, в делах постоянно терпел неудачи.

Получив свою долю наследства после смерти отца в 1882 году, Василий Алексеевич вкладывает значительный капитал в покупку и освоение земель вокруг Сочи, бывших в то время всего лишь посадом. В журнале "Русский вестник" за 1894 год читаем: "Первое место в ряду культурных начинаний и притом не только в Сочи, но и на всем побережье принадлежит саду и винограднику имения "Раздолье", принадлежащего В. А. Хлудову и расположенного в 4 верстах от посада. Трудно себе представить что-либо более широкое и грандиозное и по замыслу, и по исполнению. Общая поверхность имения 1900 десятин. Сад фруктовый разведен на пространстве 120 дес., виноградник занимает 90 дес., деревьев в саду - 35 тысяч. Вина получено в первый год плодоношения (1893) 4500 ведер, ожидается в 1894 - 6500 ведер. Затрачено с 1882 года, когда имение куплено, свыше 1,6 млн. руб. Посреди сада - питомники тропических, декоративных, хвойных и самых редких оранжерейных растений. В. А. Хлудов, не жалея денег, выписывает интересные растения со всех концов земного шара и обладает многими, единственными в своем роде коллекциями. В ботаническом отношении здесь собраны большие богатства".

Эти богатства со временем превратились в огромный парк, так называемый Хлудовский парк в городе Сочи, существующий до сих пор под названием "Ривьера". Другие же начинания Василия Алексеевича оказались не так удачны. Из-за слишком частой посадки виноград загнивал, гранаты оказались кислыми, крымские сорта яблок в условиях Кавказа не оправдали ожиданий. Новый в то время метод приготовления вина на чистых культурах, который он ездил изучать во Францию и который смело использовал почти на всем винограднике, не оправдал себя: вино получилось низкого качества. Имение приносило одни убытки, и Василий Алексеевич в конце концов был вынужден продать большую часть его Министерству земледелия всего за 500 тысяч рублей, а то, в свою очередь, распродало его по частям, городскими или дачными участками, частным лицам.

К срочной продаже участка В. А. Хлудова вынудили также и другие обстоятельства. Благодаря его доверчивости в 1897 году шайка мошенников вовлекла Василия Алексеевича в акционерное общество "Сталь", организованное Международным коммерческим банком под личным патронажем великого князя Петра Николаевича. Общество собиралось разрабатывать месторождения серебра и богатейшие, "неисчислимые" залежи железной руды вблизи Ладожского озера, о чем свидетельствовали исследования крупного австрийского ученого, приглашенного для независимой геологической экспертизы. На деле же руда находилась лишь на поверхности и никаких залежей не существовало, ученого подкупили. На удочку мошенников попались многие частные лица и предприниматели, в том числе такие крупные московские промышленники, как Н. П. и К. П. Бахрушины, В. И. Якунчиков, С. В. Перлов, но В. А. Хлудов пострадал больше всех - из 67 тысяч выпущенных обществом "Сталь" акций 20 тысяч купил он. Кроме того, великий князь Петр Николаевич, пригласив Василия Алексеевича на обед, одолжил у него крупную сумму денег на строительство своего дворца в Крыму с обещанием в короткое время вернуть деньги с процентами. Через несколько лет, когда вскрылось истинное положение дел в обществе "Сталь", Хлудов захотел вернуть обратно свои деньги, но получил ответ от уполномоченного великого князя: денег у него в данный момент не имеется, и он может расплатиться лишь паями общества "Сталь".

Один из сыновей Василия Алексеевича - Алексей Васильевич Хлудов (1887-1959) вспоминал: "Научно-изыскательская деятельность моего отца была действительно разносторонней - я помню (мне исполнилось в то время 10 лет), как он добывал из рыбьих молок фосфорнокислый спермин, о лечебном действии которого тогда имели представление очень немногие. Вместе с тем он был пионером виноградорской и винодельческой промышленности на Кавказе. Я отлично помню его ходящим по виноградным плантациям среди рабочих-турок, перепачканного землей, в грязном чесучовом пиджаке и старой соломенной шляпе, то радостного, то расстроенного, в зависимости от результатов его наблюдений за посаженными им растениями. Я помню и громадную кирпичную печь, выложенную в нашем саду в Москве, где он и его приятель, очень известный в то время московский доктор Богуш, пытались создать новый процесс выплавки не то чугуна, не то стали. Я помню его вынимающим пинцетом каких-то червей из уха девочки, дочери крестьянки соседней деревни (операция была совершена удачно). Он так же успешно готовил мази от ревматизма и пилюли от расстройства желудка - действие последних мы испытывали на себе (и весьма удачно). Наконец, я помню его растворяющим целлулоид в ацетоне и уксуснокислом эфире для придуманной им ванны, в которой он пропитывал деки изготовляемых им скрипок. Действуя этим методом, он предполагал превзойти старых итальянских мастеров и создать лучшие в мире по тону скрипки. Однако, несмотря на то, что все проблемы, над которыми трудился отец, как будто имели практическую целеустремленность, настоящая деловая хватка у него отсутствовала ".

Вместе с доктором Богушем Василий Алексеевич организовал в своем доме химическую лабораторию, где, в частности, занимался разработкой новых методов получения анилиновых красителей. Метод был найден, но патент на него не получен, так как другой исследователь опередил его буквально на несколько дней, заработав на этом огромные деньги.

Василий Алексеевич отличался широтой души и добросердечностью. Однажды ему пришел перевод на 30 тысяч рублей в Коломенское отделение Государственного банка. Получив деньги, он положил их в карман сюртука и сел в поезд, идущий в Москву. Была зима. В вагоне стояла жара, Василий Алексеевич снял шубу и повесил ее на крючок. Когда подъезжали к ближайшей станции, стало смеркаться, и тут он увидел, что какой-то незнакомец снял с крючка его шубу и быстро пошел к выходу. Василий Алексеевич вскочил и бросился за ним. Поезд затормозил, вор выскочил на платформу. Василий Алексеевич остался на площадке и стал кричать, чтобы привлечь внимание жандарма. Вор был немедленно схвачен, и составлен протокол. Когда через некоторое время Хлудова вызвали в суд в качестве потерпевшего, вид вора показался ему таким ничтожным и жалким, что он пожалел его и сказал, что не помнит, этот ли человек украл его шубу. Подсудимого оправдали. Выходя из суда, Василий Алексеевич встретил оправданного вора, и тот обратился к нему с просьбой помочь ему чем-нибудь, как невинно пострадавшему. Василий Алексеевич сказал: "Я отлично помню, что шубу стащил ты, но пожалел тебя и не сказал правды". Дал ему три рубля и посоветовал больше не воровать. "За вашу доброту благодарю вас и скажу: хорошо, что не выскочили за мной на платформу, - ответил вор. - За вами следили с банка и знали, сколько денег везете. Я взял шубу, только чтобы выманить вас из вагона, тогда бы вас окружили и деньгам вашим, а может, и вам был бы каюк!"

Свояк Василия Алексеевича Н. А. Варенцов вспоминает о нем так: "Василий Алексеевич был интереснейший человек, его энциклопедичность поражала; когда он был в ударе, то его речь, по какому бы ни было предмету, всегда отличалась яркостью и оригинальностью. Подбадриваемый собравшимся обществом лиц, ему симпатичных, он увлекал всех присутствующих, вечер за чайным столом проходил незаметно до глубокой ночи. В доме собиралось весьма разнообразное и разностороннее общество. Здесь бывали - основатель консерватории Николай Григорьевич Рубинштейн, композитор Сергей Иванович Танеев, критик Ларош, музыкант А. В. Соловцов, проф. Николай Егорович Жуковский, С. А. Муромцев, генерал Драгомиров, писатели - супруги Мережковские и Андрей Белый, врачи - профессора Шервинский, Бехтерев, Остроумов, Филатов и др. Было очевидно, что эти люди приходят к В. А. Хлудову не как к богатому меценату с целью получить от него какой-нибудь интерес материальный, но его общество доставляло им удовольствие, принося много любопытного и нового".

После неудач в практической деятельности Василий Алексеевич углубился в духовное миросозерцание, стал задумываться о загробной жизни, что привело его к увлечению спиритизмом. Одновременно он читал и перечитывал Евангелие, испещряя пометками и пытаясь перетолковать евангельские мысли по-своему. Стал издавать брошюры на эти темы и даже ездил к Л. Н. Толстому, но темы их бесед остались неизвестны.

Увлечения отца разного рода "опытами" заразили Сергея. Записки, которые он оставил, передают подробности быта и жизни интеллигенции того времени.

М. Хлудова, Наука и жизнь, №8 за 2003 год

Купец Предприниматель 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова