сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   История подобна гвоздю, на который можно повесить всё, что угодно.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Николай Петрович Румянцев

14 апреля (3 апреля по старому стилю) 1754 года родился граф Николай Петрович Румянцев (Румянцов) - русский государственный деятель, министр иностранных дел, известный меценат, коллекционер, собиратель и издатель памятников письменности, основатель отечественной славистики и Румянцевского музея в Москве, почётный член Императорской Российской академии.

Семья и ранние годы Н.П. Румянцева

Портрет графа Н.П. Румянцева
Портрет графа Н.П. Румянцева
Д. Доу, 1829

Отец Николая Петровича — прославленный полководец XVIII века, фельдмаршал граф Пётр Александрович Румянцев-Задунайский, первый в России кавалер учрежденного Екатериной II ордена Св. Георгия I степени, по словам современников, был отличным воином и полководцем, но никудышным мужем и отцом. С матерью Николая, княжной Екатериной Михайловной Голицыной, он обвенчался, ещё будучи генерал-губернатором Малороссии. В браке родилось трое сыновей - Михаил, Николай и Сергей. Когда старшему Михаилу исполнилось пять лет, будущий фельдмаршал заявил, что жить с женой не желает и, по невыясненным причинам, выгнал Екатерину Михайловну с детьми из дома. Семья Румянцева переехала в Москву. Графиня долгое время управляла подмосковными имениями и исполняла различные поручения мужа. Пётр Александрович почти не писал супруге и совершенно не интересовался судьбой своих детей, которых Екатерина Михайловна растила одна. Три десятилетия она писала мужу письма, надеясь восстановить семью, ради детей не давала Румянцеву развода, которого тот неоднократно требовал. Когда граф уже стал видным военачальником, героем Ларги и Кагула, Екатерина Михайловна думала, что отец хотя бы примет участие в судьбе сыновей и возьмет их под свое крыло, тем более что все трое мечтали служить в его армии. Но никто из сыновей Петра Александровича на протяжении всей жизни фельдмаршала не пользовался ни его вниманием, ни поддержкой. Он лишь выделял средства на их содержание, совершенно устранившись от общения и других отцовских обязанностей. Более того, в обход всех правил, дети Петра Александровича остались просто графами Румянцевыми, без прибавления почётной приставки «Задунайский», и вынуждены были сами строить свою судьбу.

Императрица Екатерина II знала, что граф Румянцев фактически разорвал отношения с женой, но формально Екатерина Михайловна оставалась законной супругой. А потому, после блестящих побед П.А. Румянцева над турками, она также была отмечена монаршей милостью. Графине пожаловали придворное звание гофмейстерины, и она переехала в Петербург, став одной из любимых фрейлин императрицы.

Братья Румянцевы, несмотря на все усилия своей матери, которая постаралась дать им хорошее домашнее образование и воспитание, с раннего возраста чувствовали себя сиротами при живом, успешном и прославленном отце. Возможно, впоследствии непростые отношения в семье наложили отпечаток и на их личные судьбы. Ни один из братьев Румянцевых не был официально женат, не создал семьи и не оставил потомков. Со смертью младшего из них, графа Сергея Петровича, мужская «законная» линия рода Румянцевых пресеклась навсегда.

В отличие от своего героического отца, все трое младших Румянцевых показали пример служения Отечеству не на военной, а на дипломатической и государственной службе. Сыновья фрейлины Екатерины Михайловны с юных лет вращались в придворных кругах, были близки самым высокопоставленным людям в государстве, и поэтому их карьера складывалась весьма счастливо. Михаил Петрович Румянцев (1751-1811), дослужившись в армии до чина генерал-майора, перешёл в гражданскую службу, став впоследствии сенатором, и получил за свою деятельность множество высоких государственных наград. Сергей Петрович (1755-1838) был дипломатом, служил русским посланником в Пруссии, Швеции, а позднее трудился в Министерстве иностранных дел. Ему традиционно приписывают авторство «указа о вольных хлебопашцах» - первого робкого шага правительства в вопросе освобождения крестьян. Однако наибольших успехов на поприще государственной деятельности добился средний брат, Николай.

Начало карьеры

9-и лет Николай Румянцев был записан в Лейб-гвардии Конный полк, в 1768 году был переведён в лейб-гвардии Семёновский полк и в январе 1769 года (в возрасте 15-и лет) за заслуги отца был пожалован в прапорщики. В августе 1772 года братьям Николаю и Сергею Румянцевым был пожалован придворный чин камер-юнкеров. Они стали камер-пажами императрицы Екатерины II и в числе избранных посещали «эрмитажные собрания» государыни. В 1774-76 годах, в целях дополнения своего образования, Николай Румянцев путешествовал по Европе, слушал лекции в Лейденском университете, встречался с французским философом-просветителем Вольтером. В 1776-80 годах Румянцев вновь служил при дворе, где сблизился с цесаревичем Павлом Петровичем, но вскоре был назначен русским послом во Франкфурт-на-Майне и занялся дипломатической деятельностью. В 1781-1795 годах, в должности полномочного министра при сейме Священной Римской империи, Румянцев был представителем России в Европе, но, не сумев получить "ни лент, ни чинов", возвратился в Россию. Сразу по возвращении Румянцев был назначен в состав особой Комиссии для обсуждения вопроса об изменении курса медной монеты, а в апреле 1796 года — возглавил Государственный заёмный банк, одновременно заняв должность сенатора 1-го Департамента Сената. В мае 1796 года он вошёл в состав Комитета для изыскания средств к скорейшему погашению государственных долгов и к изысканию новых средств для удовлетворения государственных потребностей.

Вступивший на престол император Павел I, благоволивший Румянцеву, в ноябре 1796 года пожаловал его в гофмейстеры, спустя неделю — в обер-гофмейстеры Высочайшего Двора, а через несколько дней — в действительные тайные советники. В декабре 1797 года Румянцев стал одним из директоров Вспомогательного для дворянства банка. Со временем император Павел I становился всё более подозрительным. Никто из близких ко двору людей не мог предположить, что с ними станет завтра. Граф Румянцев, как и многие «екатерининские» вельможи, вскоре попал в опалу. Он смог вернуться к государственной деятельности только после дворцового переворота 1 марта 1801 года.

Министр Александра I

В 1801 году граф Румянцев был назначен присутствовать в Непременном (с 1810 года – Государственном совете) и Первом Департаменте Сената, а также стал директором водных коммуникаций. В 1802 году, после проведённой правительством Александра I министерской реформы, он занял один из ключевых постов в государстве - пост министра коммерции, на котором пребывал вплоть до 1811 года. Под руководством Румянцева началось изменение торгового законодательства, совершенствовался бюджет, улучшались водные пути государства, строились новые судоходные каналы. При нём были устроены Обводный и Лиговский каналы в Петербурге, проложен водопровод в Москву из Мытищ. В столице Российской империи он руководил сооружением здании Биржи, двух мостов на Мойке, «обложением Невы гранитом» и другими важными работами.

В феврале 1808 года Румянцев стал министром иностранных дел. В сентябре-октябре 1808 года Николай Петрович сопровождал Александра I на встрече с Наполеоном I в Эрфурте, где вёл переговоры с министром внешних сношений Франции Ж. Б. Шампаньи. В результате умелых переговоров русского дипломата со Швецией в 1809 году был подписан Фридрихсгамский мирный договор, утвердивший за Россией Финляндию. В награду за это Н.П. Румянцев был произведён в звание государственного канцлера.

Будучи одновременно министром коммерции и иностранных дел, Румянцев принял непосредственное участие в разработке научных планов и снаряжении первой российской кругосветной экспедиции под командованием Ю.Ф. Лисянского и И.Ф. Крузенштерна, что должно было способствовать освоению восточных и северных регионов страны.

В 1810 году Н.П. Румянцев возглавил Государственный совет и Комитет Министров, т.е. стал фактическим главой правительства Российской империи.

Начавшаяся с 1812 война с Наполеоном предопределила отстранение дипломата Н.П. Румянцева от дел. Говорят, что при получении известия о вторжении армии Наполеона в Россию, сторонник русско-французского союза Румянцев настолько расстроился, что его хватил удар. После завершения войны с Наполеоном Румянцев в 1813 году обратился к императору с просьбой об отставке, которая была дана ему в августе 1814 года (с сохранением звания государственного канцлера).

Граф Румянцев: «вторая» жизнь

Можно сказать, что помимо публичной жизни блестящего государственного деятеля, дипломата, придворного граф Н.П. Румянцев вёл «вторую», незаметную широкой общественности и властным кругам, жизнь радетеля отечественной исторической науки, собирателя источников по истории России, мецената и покровителя научных исторических обществ, археографических экспедиций, книжных издательств.

Имя Николая Петровича Румянцева тесно связано с русской славистикой, её становлением и развитием, а также с развитием книжной культуры в России.

Интерес Н.П. Румянцева к истории Отечества, а особенно к древнерусской письменности и древнерусской книжности пробудился ещё в молодые годы. Сохранилось его письмо к отцу от 1777 года, содержащее просьбу прислать церковные книги, могущие дополнить летописные сказания. Находясь на государственной службе, всё свободное время одинокий Румянцев посвящал своему «хобби» - занятиям историей древних славян. Во время дипломатической службы во Франкфурте Н.П. Румянцев собирал сведения о славянах, о сношениях Руси с немецкими княжествами в XI веке, сам набрасывал очерк русской истории. Уже к 90-м годам XVIII века он приобрёл репутацию сведущего в исторических науках человека.

В 1814 году, выйдя в отставку, государственный канцлер граф Румянцев всего себя посвятил меценатской деятельности на пользу российской науки и просвещения.

Вокруг него собралась блистательная плеяда ученых, возглавивших впоследствии научные изыскания в области лингвистики, истории, палеографии, кодикологии.

По мнению биографа Румянцева А.В. Старчевского, именно период с 1814 по 1826 год в жизни Н.П. Румянцева, эти «двенадцать лет были блистательною эпохою изысканий Отечественных древностей. Вся тогдашняя историческая деятельность сосредоточилась около этого великого человека и патриота и жила более или менее значительными его пожертвованиями».

Заслуги Н.П. Румянцева перед отечественной наукой были столь велики, что получили высокую оценку и признание в научных кругах. В августе 1819 года Московский университет, «уважив отличную любовь к наукам и известную Ученому Свету патриотическую ревность к распространению просвещения», признал государственного канцлера графа Н.П. Румянцева своим почетным членом. В октябре 1819 года своим почетным членом его признала Императорская Российская Академия. Н.П. Румянцев был также избран почетным членом Краковского университета и почетным членом Общества истории и древностей Российских.

Собрание рукописей графа Румянцева

В течение многих лет Николай Петрович Румянцев отыскивал и собирал рукописные материалы по русской истории, по истории отношений России с иностранными государствами. В итоге он стал обладателем исключительно ценного собрания рукописных книг и документов - памятников русской, славянской, западноевропейской и восточной письменности. В настоящее время собрание Н.П. Румянцева (ф.256), содержащее 1249 единиц хранения, хранится в Научно-исследовательском Отделе рукописей РГБ. Оно состоит из рукописей славяно-русских (№№ 1 - 562) и иноязычных (европейских №№ 563 - 864 и восточных №№ 825 - 851).

Основное место в собрании принадлежит славяно-русским рукописям ХII-XIX вв. Эта коллекция - одна из самых ценных, с замечательным подбором ранних рукописных книг: 185 рукописей ХII-XVI вв., из них 45 - на пергамене. Ряд памятников представлен несколькими списками. В собрании много копий (рукописных книг начала XIX века, выполненных по заказу Государственного канцлера для проведения разноплановых научных изысканий). Отдельные копии имеют значение подлинника, так как местонахождение их оригиналов в настоящее время не известно.

Самую большую в количественном отношении часть составляют рукописи исторического, литературного и историко-юридического характера XIII-XIX вв. Уникальными являются лицевой Шестоднев Иоанна, экзарха болгарского - список ХVI в.; орнаментированный Златоуст - список ХVI в.; Лествица Иоанна Лествичника XII в., Книга о Сивиллах 1673 г., в которой Сивиллы писаны масляными красками на холсте; копия Изборника 1073 г., сделанная академиком живописи А. Ратшиным по заказу Н.П. Румянцева.

Временем активного формирования собрания рукописей стали для Н.П. Румянцева 1810-1820-е годы. Славяно-русские рукописные книги приобретались в антикварных лавках в Петербурге, где Н.П. Румянцев жил в зимнее время, в Гомеле, где было его имение, в Москве у известных московских антикваров, на Нижегородской ярмарке и т.д. В фонде Румянцевых хранятся реестры и каталоги книг, купленных в различных городах, ярко характеризующие размах собирательской деятельности графа и его колоссальный интерес к рукописной книге как носителю исторической информации. Многочисленные списки с документов и книжных текстов, сделанные специально для Н.П.Румянцева, поступали из архивохранилищ России и Запада. Все, что нельзя было по разным причинам приобрести, но представляло серьезный научный интерес, копировалось.

Румянцев – меценат

Н.П. Румянцев стал покровителем ученым и литературным знаменитостям своего времени. «Он умел обласкать каждого, умел заставить полюбить себя, умел поощрять, ободрять, напутствовать все благие предприятия», - писал А.В. Старчевский. Как на просвещение вообще, так и на развитие российской исторической деятельности Н.П. Румянцевым были сделаны значительные пожертвования. Документальным подтверждением тому может служить «Проект издания на средства графа Н.П. Румянцева сборника сочинений иностранных писателей о России», хранящийся в фонде Румянцевых. «Бывший канцлер и председатель Государственного Совета Н.П. Румянцев по самым приблизительным подсчетам, - писал В. Калугин, - затратил более двух миллионов рублей на приобретение древних рукописей, на экспедиции и осуществление таких монументальных изданий, как "Собрание Государственных грамот и договоров", "Ипатьевская летопись" и ряда других памятников письменности». Все это значительно способствовало развитию исторической науки, сохранению и исследованию памятников древнерусской письменности.

Издательская деятельность. «Румянцевский кружок»

К немалым заслугам графа Н.П. Румянцева следует добавить, что он никогда не ограничивался целью исключительного собирания рукописных материалов. Его нельзя считать просто коллекционером. Находясь на самых вершинах государственной власти, канцлер Румянцев считал своим долгом не просто собирать, а, прежде всего, публиковать славяно-русские памятники, популяризировать и широко распространять знания о них. С этой целью уже в 1790 году он предложил проект издания собрания дипломатических трактатов и договоров, но этот проект был поддержан только при содействии императора Александра I.

В 1811 году на государственном уровне учреждается Комиссия печатания Государственных грамот и договоров. Деятельность этой комиссии и послужила началом объединения вокруг канцлера людей, образовавших так называемый Румянцевский кружок или Румянцевскую Академию. Его составили крупные ученые-слависты того времени: П.И. Строев, К.Ф. Калайдович, А.Х. Востоков, И.И. Григорович, П.И. Кеппен, митрополит Евгений (Болховитинов), А.Н. Оленин и А.Ф. Малиновский.

На издание Государственных грамот и договоров были выделены средства из казны, но Н.П. Румянцев лично пожертвовал значительные суммы, чтобы этот сборник был не только простым изданием актов, а заключал в себе палеографические снимки с грамот и с печатей, к ним привешенных. В «Собрание Государственных грамот и договоров» (СПб., 1813-1828) вошло более 1000 документов XIII-XVII вв., касающихся практически всех наиболее интересных событий русской истории этого периода.

Члены Румянцевского кружка развернули активную издательскую деятельность. На средства графа Н.П. Румянцева печатались и древние памятники, и научные работы - итоги исследования тех или иных рукописей. В своей знаменитой речи на заседании Общества истории и древностей российских в 1823 году П.М. Строев, говоря об успехах русской исторической науки, отмечал, что члены Румянцевского кружка за время своей деятельности издали «не менее рукописей, сколько их было выдано с 1767 года». Это издание произвело огромное впечатление на современников. Поэт П.И. Шаликов писал: «И древность юную мы видим пред собой…» В русском образованном обществе заметно усилился интерес к древней истории России, к изучению собственных «корней». Фактически издание Румянцевым основных памятников российской письменности вывело на новый уровень всю историческую науку, впервые сделав древние источники доступными для широкого круга исследователей.

Н. П. Румянцев не ограничивал деятельность членов кружка только изданием летописей и научных трудов. Он выступал в качестве организатора и спонсора археографических экспедиций, имеющих целью открытие ещё неизвестных памятников русской письменности и культуры. Так, в 1817-1820 годах К.Ф. Калайдович и П.М. Строев на средства Н.П. Румянцева произвели специальные объезды подмосковных монастырей с целью изыскания древних рукописей. В Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре они открыли Изборник Святослава 1073 года. Тогда же был открыт ряд важных более поздних, но очень ценных памятников, как, например, Судебник 1497 года.

Судя по сохранившейся переписке, Н.П. Румянцев почти всегда сразу извещал тех своих корреспондентов о покупке рукописей, которым эти рукописи были необходимы для их научной работы. Это способствовало быстрому введению в науку материалов Румянцевского собрания. Научные издания памятников, публикация результатов их исследования служили накоплению ценнейшего материала для развивающейся российской славистики.

Судьба коллекции

Н.П.Румянцев умер в 1826 году, не оставив никакого завещания. Библиотека, рукописи, нумизматические и другие коллекции собранных им древностей, составившие так называемый «Музеум», перешли к его единственному родственнику - брату Сергею. Выполняя устную волю почившего брата, Сергей Петрович Румянцев в октябре 1829 года передал все коллекции и библиотеку в ведение Министерства народного просвещения.

Это собрание легло в основу московских Румянцевского и Публичного музеев. Библиотекарем «Музеума» был оставлен А.А. Востоков – один из видных членов Румянцевского кружка, ведавший библиотекой еще при жизни Николая Петровича. С уникальной коллекции рукописей и библиотеки графа Н.П. Румянцева берёт своё начало история Российской Государственной библиотеки.

Использованы материалы:

ФГБУ «Президентская библиотека имени Б.Н.Ельцина»

Православный образовательный портал «Слово»

Коллекционер Меценат 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова