сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Науки делятся на две группы — на физику и собирание марок.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Борис Львович Розинг


Борис Львович Розинг

Б.Л. Розинг,
преподаватель Петербургского
технологического института, 1907

Борис Львович Розинг, российский инженер-физик, автор первых опытов по телевидению, за которые Русское техническое общество присудило ему золотую медаль и премию имени К.Г. Сименса, родился 23 апреля (5 мая по новому стилю) 1869 года в Санкт-Петербурге, в семье действительного статского советника, чиновника особых поручений при начальнике Главного штаба. Его предки относились к тем ученым иностранцам, которые были приглашены во времена Петра I для содействия развитию науки и техники.

Автобиография Б.Л. Розинга

Я родился в 1869 году. Мой предок, Иван Розинг, служивший при Павле, происходит, как это видно из формулярного списка, из «аптекарских детей». Так как аптекарскими детьми назывались в те времена потомки тех химиков, минерологов и других ученых-иностранцев, которые были приглашены Петром I в Россию для развития науки и техники, то я нижу в этом своем происхождении некоторое объяснение того стремления и тяги к точным наукам, которое непрерывно чувствовал в себе со своего раннего возраста. Другой из более поздних моих предков, живший при Николае I, был, по-видимому, человеком независимым, относившимся к окружающему с большим юмором. Его имя стало известным в истории русского фарфора по следующему поводу. Однажды местным заводом была приготовлена копия с английской статуэтки, изображавшей монаха, несущего на спине женщину, прикрытую снопом. Когда для расследования этой неприличной по тому времени выходки была назначена комиссия, то он, будучи председателем комиссии, донес в результате расследования, что в этой статуэтке комиссия не нашла ничего предосудительного, так как она, т.е. статуэтка, будто бы изображает только чувство милости и милосердия со стороны монаха в отношении несомой им женщины. За этот отзыв ему был объявлен по высочайшему повелению строгий выговор.

Мой отец, не получивший специального математического образования, был очень вдумчивым человеком и до самой старости интересовался математикой и механикой и занимался изобретением точных часов, летательной машины и пр. Он-то и сообщил мне первые сведения из этих наук. Свое среднее образование я получил в классической гимназии. Следовательно, получил так называемое гуманитарное образование, которое хотя непосредственно и не касается изобретательской деятельности, тем не менее, развивает в человеке способность мыслить образами, что, по моему мнению, весьма способствует развитию изобретательской фантазии. Все эти мелкие сведения я сообщаю так сказать в назидание молодым людям-изобретателям, так как из личного опыта убедился, что для успешной работы изобретатель должен обладать следующими главнейшими качествами: 1) хорошей подготовкой в области физико-математических наук, 2) большим воображением, 3) независимостью суждений и способностью необескураживаться никакими неудачами и 4) склонностью к уединенной и напряженной работе.

Главнейшими идеями, которые меня занимали во время моей изобретательской деятельности, является идея наивозможного легкого и стойкого аккумулятора или гальванической батареи, которая, как известно, разрабатывалась более ста лет и до сих не разрешена, а также идея электрического телескопа, тоже составляющего камень преткновения в электротехнике. В последнее время были сделаны попытки разрешения нескольких задач из оптики и смежных областей электротехники, а именно: усовершенствование галилеева бинокля, фотографирование звуков, прибор для слепых, киноаппарат с непрерывно звучащей лентой и трансформатор постоянного тока. Центральной работой все-таки является работа над проблемой электрического телескопа. Эти опыты заняли 30-летний промежуток времени с перерывами.

Остановлюсь на некоторых этапах этой работы. Впервые я остановился на возможности осуществления электрического дальновидения в 1897 г. Я предполагал сначала использовать для этой цели электрохимические действия тока. Я думал устроить две электролитические серебряные ванны, соединенные между собой и источником тока пятью проводами таким образом, чтобы при отбрасывании светового изображения на металлическую пластинку, положенную на дне средней ванны, можно было прямо получить такое же изображение на подобной же пластине другой ванны. Но воображение обычно, а особенно у начинающих изобретателей, забегает в решении вопроса далеко вперед. Такое случилось и со мной. Опыты вскоре показали невозможность осуществления этой идеи. Однако они дали толчок разработке другой идеи из области слабых токов, а именно особого способа для передачи электромагнитных сигналов из одного пункта в любой из ряда станций при помощи одних и тех же приемов. Эта более простая задача была мною благополучно разрешена. Когда я вернулся из этих опытов к первоначальным, то уже решил заменить на приемной станции для передачи световых сигналов электролитическую ванну трубкой Брауна, более простым и чувствительным прибором, снабженной системой электромагнитов, и здесь я был удовлетворен полученным результатом.

Подробнее история этого изобретения изложена мною в моей брошюре «Задачи и достижения электрической телескопии». Изд. Academia, 1923 г. Именно когда я стал выводить на отправленной станции по дну ванны металлическим карандашом буквы, то пятно трубки Брауна ясным образом воспроизводило изображения на экране. Но таким образом осуществлялась собственно возможность передачи не световых изображений, а письма на расстоянии вроде телеграфа. И вскоре я узнал, что этот способ передачи уже был раньше моего запатентован в Германии. Упомянутый способ катодной трубки Брауна я решил применить и для передачи световых рисунков. Для этого, однако, нужно было заменить в отправителе пишущий карандаш световым лучом, а ванну — сложным фотоэлектрическим приспособлением. Но прежде этого нужно было изучить свойства фотоэлектрических элементов. Не будучи удовлетворен на основании произведенных опытов селеновыми элементами, я решил прибегнуть к калиевым фотоэлементам Эльстара и Гейтеля, которые тогда только появились. Для взаимодействия же световых лучей от отдельных частей передаваемого предмета на общий фотоэлемент мною была применена двойная система многогранных вращающихся зеркал. Таким образом и появился основной способ электрической телескопии с трубкой Брауна в качестве приемника, который был опубликован во многих журналах и запатентован мною в Германии и других странах в 1907 г.

Западноевропейская техника, однако, не пошла по открытому мною, казалось бы, очень простому пути и ряд изобретателей до последнего времени пользовались на приемной станции для вырисовывания изображения и для синхронизации работы обеих станций механическими устройствами. На эти работы были потрачены огромные силы и средства, например, во время последних опытов по телевидению в Америке, устроенных компанией телефонов — телеграфа по проекту Yver было вовлечено в работу до 1000 человек. […] Исключением явился англичанин Камбелл Свинтон, который в 1908 г. предложил способ телескопии, аналогичный моему. Однако нужно заметить, что в последние годы, т.е. спустя 20 лет после опубликования моего проекта, телемеханика, по-видимому, начинает сознавать трудности осуществления синхронизации при помощи механических механизмов, имея в виду необычайную быстроту работы, которая требуется от установки эл. телескопии течение в пользу применения для этой цели действительно совершенно безинертного и легкого пера в виде катодного пучка в брауновской трубке. На этот путь стал, между прочим, во Франции и Велен, известный своими работами по телефотографии. Вот что пишет по этому поводу L. Fournier в своей статье L'etat actuel de la Television (Science el l'oeuvre 1926 № 12):

On peut considerer le systeme du professeur russe Boris Rosing comme le prototype des apparels de television modernes.
Certains chercheurs n'ont pas cru devoir suivi la trace qu'il a indiquee tandis que le savant francais se sert generalement de sa methode.
L'avenir nous renseignera.

Первый прибор для телескопии с катодным приемником был мною построен в 1910 году. Однако я скоро изменил его устройство. Первые результаты от него в этом новом виде были получены 9 мая 1911 г. Их я показывал ряду петербургских физиков. Из них некоторые здравствуют до сих пор: проф. В.К. Лебединский, В.Ф. Миткенич, С.М. Покровский. Однако они сводились к передаче примитивных сигналов в виде ряда точек или простых линий. Тем не менее, дорога, казалось, была... Я тогда и не подозревал, сколько серьезных, иногда обескураживающих препятствий она в себе таила. После весьма серьезной переработки была построена 2-я модель, давшая более тонкие результаты. Ободренный ими я построил новую, 3-ю модель, причем много было продумано и частью испытано до схем усиления действия фотоэлементов. Но здесь возникла война и опыты по телевидению были прерваны на несколько лет. Только теперь получилась возможность продолжить и благополучно закончить.

При этих опытах и при других я руководствовался между прочим следующим правилом: никогда не останавливаться перед встретившимися препятствиями и собраться или устранить их или, если это невозможно, изменить применяемый способ так, чтобы препятствующий фактор превратился бы в положительную силу, способствующую работе. Иногда это последнее удавалось.

Приводимая «Автобиография», которая хранится у внучки Б.Л. Розинга Инны Викторовны Нельсон, написана Борисом Львовичем в период между 1926 и 1931 годами.


А.П. Частиков, профессор КубГТУ

Выдающийся русский ученый Б.Л. Розинг - основоположник электронного телевидения

«... Наступит, наконец, такое время ... когда миллионы таких приборов,
 таких электрических глаз, будут всесторонне обслуживать общественную
 и частную жизнь, науку, технику и промышленность..."
Б.Л. Розинг

Впервые судьбой русского ученого Розинга я заинтересовался, прочитав некогда популярный роман американского писателя Митчела Уилсона (1913— 1973) «Брат мой, враг мой». В этом романе один из героев — братьев-изобретателей, демонстрируя 12-дюймовую стеклянную трубку конической формы, поясняет: «Плоский конец представляет собой экран, на котором появляется изображение. Вряд ли во всем мире найдется тридцать таких ламп. В лабораториях эту лампу применяют для различных целей, но, насколько нам известно, никто еще не додумался использовать ее так, как мы. Примерно в 1909 году у одного русского по фамилии Розинг возникла верная идея... Мы первые наткнулись на описание работы Розинга в журнале «Попьюлер мекэникс» лет шесть тому назад. И с тех пор мы над этим работаем».

Из справочной литературы и других источников я узнал, что Б.Л. Розинг русский физик и 1907 году разработал телевизионную систему, использующую механическую развертку в передающем устройстве и электронно-лучевую трубку Брауна в приемнике, и что его работы были продолжены одним из его учеников В.К. Зворыкиным, эмигрировавшим в США. Но, осталось много неясностей в биографии Розинга. Мало того, в одном из источников я прочитал, что один американский журнал в статье «История телевидения» сравнивает судьбу Розинга с судьбой французского химика А. Лавуазье: «Во время русской революции Розинг был арестован, сослан на Север, где и умер. Таким образом, мир потерял еще одного великого ученого из-за политической смуты, подобно тому, как во время Французской революции А. Лавуазье, который открыл кислород и был одним из основателей современной химии, погиб под ножом гильотины из-за полученного им наследства». Причем в этой статье неверно указана дата смерти Розинга — 1918 год.

Затем, будучи аспирантом Ленинградского электротехнического института (АЭТИ) имени В.И. Ульянова (Ленина) я выяснил, что наряду с работой в других вузах Ленинграда в 20-е годы XX столетия Розинг работал профессором в АЭТИ, что в начале 30-х годов он был необоснованно репрессирован, действительно сослан на Север и умер в 1933 году в Архангельске, а в 1957 году он был реабилитирован.

И, наконец, работая уже в Краснодаре в политехническом институте, я был немало удивлен узнав о том, что Б.Л. Розинг жил и работал в Екатеринодаре (Краснодаре) с 1918 по 1922 годы, что он был одним из основателей политехнического института па Кубани, работал проректором и одновременно деканом электротехнического факультета и профессором кафедры физики.

Трое выходцев из России - Б.Л. Розинг, В.К. Зворыкин и СИ. Катаев, - считаются основоположниками электронного телевидения, но первым среди них был Б.Л. Розинг.

Б.Л. Розинг родился 23 апреля (5 мая) 1869 года в Петербурге в семье действительного статского советника, чиновника особых поручений при начальнике Главного штаба. В 1887 году окончил с отличием Введенскую гимназию и поступил в Петербургский университет. После его окончания, в 1893 году, ему было присвоено звание кандидата. Началась его научно-педагогическая деятельность, сначала в должности лаборанта, а затем преподавателя Петербургского технологического института. Параллельно он читал курс физики в Константиновском артиллерийском училище, а также на Женских политехнических курсах.

Борис Львович Розинг

Б.Л. Розинг, в аудитории
Петроградского женского
политехнического института, 1916

В период с 1892 года им разрабатывалась теория магнетизма простых, кристаллических и ферромагнитных тел на основании созданного Максвеллом и Дж. Томсоном метода физических координат и применения к ним Лагранжевых уравнений; было объяснено явление намагничивания железа и магнитного гистерезиса в нем и предсказано его существование для диамагнитных тел.

Экспериментальная серия работ началась с исследования явления магнитострикции — изменения длины железных проволок при намагничивании, что привело к открытию одновременно с японским физиком Нагаока явления гистерезиса. Затем Розинг проводил исследования явления термоэлектрического тока в цепи, состоящей из одного металла, которые явились подтверждением теории термоэлектричества Кольрауша.

С начала девятисотых годов Розинг уделил главное внимание исследованию способа передачи изображения на расстояние. В этой области уже имелись определенные достижения. Но все предлагаемые, главным образом за границей, схемы представляли собой лишь модификации оптико-механических систем. Розинг приходит к выводу, что этот принцип для «электрической телескопии» бесперспективен. Он впервые высказал мысль об использовании в телевидении электронного луча.

Опытная схема Розинга состояла из двух частей: передающего устройства и приемника изображения. Следует отметить, что Розинг отказался от применения электронною луча для развертки изображения в передающем устройстве, считая, что здесь вполне пригодны оптико-механические системы. В этом устройстве, «так как целиком изображение передать было нельзя, Розинг конструирует систему развертки - построчной передачи изображения. С помощью двух вращающихся многогранных зеркал А и В, оси вращения которых расположены друг к другу иод углом, все точки поля MN но очереди проецируются через линзу L в точку C. В этой точке помещается селеновый фотоэлемент, через который проходит ток. Благодаря внутреннему фотоэффекту, в зависимости от количества света, сила тока увеличивается или уменьшается. Таким образом, последовательность светлых и темных точек изображения преобразуется в последовательность электрических сигналов различной величины, которые передаются по проводам к приемному устройству» (Блинов В.И.Р Урвалов В.А., Розинг Б.Л. - М., 1991).

Что касается приемника, который явился прообразом современных кинескопов, то здесь необходимо сделать небольшой экскурс в 90-е годы XIX столетия.

В 1879 году немецкий физик К.Ф. Браун сконструировал катодную (электронно-лучевую) трубку, с помощью которой можно было наблюдать быстро протекающие электрические процессы. Изучая это изобретение, Розинг пришел к выводу, что для того, чтобы изображение передаваемого объекта могло возникнуть на экране трубки Брауна, необходимо, чтобы ток фотоэлемента мог влиять на интенсивность катодного луча и, следовательно, на яркость светящегося пятна. В трубке Брауна эта возможность отсутствовала. Розинг вносит в нее такие изменения, которые позволили назвать ее первой в мире приемной катодной трубкой для воспроизведения телевизионного изображения.

В этой трубке электронный луч по вертикали и горизонтали отклонялся магнитными полями от двух пар взаимно перпендикулярных катушек, а сигнал от фотоэлемента подавался на пластины конденсатора, помещенного в трубке между двумя диафрагмами. Электрическое поле внутри конденсатора отклоняло луч по вертикали при изменении напряжения сигнала, вследствие чего изменялось количество электронов, проходящих на экран через отверстие в диафрагме. Таким образом, достигалась яркостная модуляция тока электронного луча и изменялась яркость свечения точек экрана.

Изобретение Розинга было официально зафиксировано в июле 1907 года как русская привилегия (№ 18076]. В этом же году Розинг подал заявку па изобретение («Способ электрической передачи изображения») и вскоре получил первые в мире патенты на электронный телевизор: 23 июня 1908 года — в Англии, 24 апреля 1909 года — в Германии, 30 октября 1910 года — в России.

26 ноября 1910 года Розинг выступил с докладом «Об электрической телескопии и об одном возможном способе её выполнения» в Русском техническом обществе. В нем Розинг четко определил основные особенности электрической телескопии, состоявшие в передаче изображения, подвижных предметов. Он подчеркнул, что за время менее 0,1 сек необходимо передать в приемник сигналы от всех точек изображения, чтобы получить в глазу наблюдателя цельное изображение. При такой скорости светочувствительность передающего устройства должна быть очень большой. Кроме того, требовалась высокая точность синхронизации разверток изображения в передатчике и приемнике.

В период с 1907 по 1911 год Розинг совершенствовал свое изобретение, использовав на выходе фотоэлемента пульсирующий фототок, чтобы его можно было усиливать посредством явления резонанса (русская привилегия № 24469, 1911 г.).

В своих последующих работах Розинг отказался от модуляции тока электронного луча для повышения модуляционной чувствительности приемной трубки и применил модуляцию скорости движения электронного луча по экрану без изменения его тока. Этот метод был основан на зависимости яркости светящегося пятна на экране трубки от длительности его свечения. С уменьшением длительности пятно воспринималось глазом, как менее яркое. Для такой модуляции Розинг ввел в трубку пластины, отклоняющие по строкам. На них подавалось напряжение вместе с сигналом от фотоэлемента в такой полярности, что при малых сигналах скорость движения луча по экрану увеличивалась, и экран светился слабо, и наоборот.

С помощью этой аппаратуры 9 мая 1911 года Розинг получил четкое изображение на экране своего приемника — это были четыре белые полосы на темном фоне. На этой демонстрации присутствовали многие крупные физики.

За эту работу Розинг был награжден Золотой медалью Русского технического общества.

На изобретение Розинга откликнулись многие зарубежные периодические издания. Так в германском «Umshau» № 25 за 1911 год в статье Э. Румера «Замечательный шаг вперед в области дальновидения» (телевизор Розинга) отмечается: «Электрический телескоп профессора Розинга из Петербургского технологического института знаменует собой поистине огромный успех и, бесспорно, приближает окончательное практическое решение проблемы». Американский инженер Р. Гримшау («Scientific American» № 13 за 1911 год) пишет: «Как показали эксперименты профессора Розинга, и как можно было ожидать на основании всего, что известно о катодных лучах, эта форма электрической телескопии обеспечила результаты, которых нельзя добиться при помощи какой-либо аппаратуры с использованием механического движения на приемной станции».

Борис Львович Розинг
Б.Л. Розинг за работой

Остановимся вкратце на истории появления термина «телевидение». Вплоть до середины 30-х годов прошлого века в научной литературе фигурировали термины: «дальновидение», «телефотография», «телевизирование», «электровидение», «электрическая телескопия». (К примеру, в 1936 году у нас в стране вышли книги «Основы дальновидения» В.А. Гурова и «Телевидение» В.И. Архангельского). Розинг придерживался термина «Электрическая телескопия», так как считал, что он точнее отражает сущность данного предмета, хотя термин «телевидение» появился при его жизни. Впервые его ввел в научный обиход сначала в докладе на I Всероссийском электротехническом сьезде (1900 год), а затем па Международном электротехническом конгрессе в Париже Константин Дмитриевич Перский, который работал преподавателем, как и Б.Л. Розинг в Константиновском артиллерийском училище в Петербурге.

В 1913 году Розинг изготовил вакуумную телевизионную трубку с магнитной фокусировкой электронного луча и накапливаемым катодом. В 1916 году он публикует статью, в которой скоростной метод модуляции назвал «кинематическим».

В августе 1920 года Розинг создает екаторинодарское физико-математическое общество. Розинг стремился улучшить качество преподавания физики. Им был сделан доклад о приборах для определения коэффициентов упругости постоянных величин в студенческих лабораториях. На заседании физико-математического общества 19 марта 1922 года Розинг предложил «упрощенный вывод формулы планиметра Амслера при помощи сравнительно нового в России метода векториального анализа». Был подготовлен его доклад «О физико-философской системе векториальной монадологии».

Газета «Красное знамя» писала об интересе, проявленном к работе Бориса Львовича, представлявшей «философское обоснование современной физики в связи с новейшими открытиями в области электричества», В Краснодаре им были сделаны также доклады «О фотоэлектрическом реле», «Преобразование основных уравнений электромагнитного поля в новую форму», «Построение теории света и световых квантов на основе общего решения уравнений электромагнитного поля Лоренца». С последним докладом автор выезжал на съезд физиков в Нижний Новгород.

На Кубани ученый написал свой итоговый труд — книгу «Электрическая телескопия (Видение на расстоянии). Ближайшие задачи и достижения», опубликованную в Петрограде в 1923 году. В это время он уже работал на берегах Невы, продолжая преподавательскую деятельность в Технологическом и Электротехническом институтах.

Он был делегатом пятого, шестого съездов русских физиков (1925— 1926 гг.), накоторых сделал доклады по теории электронов и квантовой механике, а также предложил свое необычное решение уравнений электромагнитного поля Максвелла-Лоренца.

В 1924—1928 годах Розинг усовершенствовал элементы своей электронной системы телевидения, применив ламповый усилитель для усиления фототока.

p class=abz>Надо отметить, что в эти годы, работая в качестве эксперта Комитета по делам изобретений, Розинг дал «путевку в жизнь» многим отечественным изобретениям. Выступая в различных печатных изданиях с обзорами достижений в области телевидения, он во многом способствовал популяризации работ ученых нашей страны.

Все вроде бы у Розинга складывалось хорошо — он, кроме преподавательской деятельности, работал в Центральной лаборатории проводной связи, но наступили 30-е годы, когда многие представители старой интеллигенции (ученые, писатели, артисты) подверглись необоснованным репрессиям.

Не избежал этой участи и Б.Л. Розинг. В апреле 1931 года по решению выездной сессии коллегии ОГПУ он был выслан в северные районы страны за финансовую поддержку незарегистрированной кассы взаимопомощи. Как пишут В.И. Блинов и В.А. Урвалов «эта поддержка заключалась в том, что как-то раз он передал через коллег деньги, по их словам, очень нуждавшемуся офицеру царской армии, преподавателю Константиновского артиллерийского училища. Подписной листок попал в руки следственных органов и послужил поводом для осуждения Б.Л. Розинга».

Памятник на могиле Б.Л. Розинга, Архангельск

Могила Б.Л. Розинга, Архангельск

Сначала местом ссылки был определен город Котлас Архангельской области, а затем, в результате хлопот родственников и друзей, Розинг был переведен в Архангельск.

С 1931 года и до конца жизни Розинг работал в Архангельске в физической лаборатории Лесотехнического института. Этот последний период его жизни был самым тяжелым, он испытывал трудности с жильем, питанием, работой. Но, несмотря на трудности, он не прекращал заниматься научной деятельностью (педагогическая деятельность ссыльным была запрещена).

20 апреля 1933 года Б.Л. Розинг скончался от кровоизлияния в мозг и был похоронен на местном кладбище.

В Архангельске установлены три мемориальных доски, посвященные Б.Л. Розингу, в его честь названа одна из улиц.


Об обстоятельствах смерти выдающегося российского ученого, основоположника электронного телевидения, потомственного дворянина статского советника Бориса Львовича Розинга известно, что, будучи в ссылке в Архангельске, дня за два до смерти он возвращался домой на трамвае, везя в судочках то, что руководитель кафедры П.П. Покотило приносил ему из дома поесть, так как ни зарплаты, ни талонов на обед Борис Львович не имел. На крутом повороте трамвай качнуло, и содержимое судочка попало на пальто сидящей рядом дамы. Она устроила скандал, оскорбительный для Розинга, а он только извинялся и пытался носовым платком почистить пальто. Придя домой, Борис Львович сразу лег на кровать, повернувшись к стене, и, сжимая голову, только повторял: «Господи, господи, за что...». На следующий день он не встал и не пошел на работу, а через два дня его не стало.

Это случилось в том же 1933 году, в котором Советский Союз посетил Владимир Козьмич Зворыкин. Вот его впечатления (опуская горестные строки о трудностях быта горожан):

«Программа визита оказалась продуманной, она содержала много лекций, несколько посещений лабораторий и официальных ужинов. Я обнаружил, что являюсь гостем радиопромышленности и, стало быть, правительства, а не университета, как я предполагал... Конечно, я спросил о профессоре Розинге. Большая часть тех, кого я спрашивал, никогда о нем не слышали. Наконец мне сказали, что он был арестован во время революции, сослан в Архангельск и вскоре умер».

Таким образом, подлинная судьба Розинга осталась тайной для его ученика В.К. Зворыкина.

Проект памятника Б.Л. Розингу

Администрацией Владимирской области принято решение об установке памят­ника Зворыкину - студент, сидящий на скамейке у отчего дома - по проекту муромского скульптора П. Щеглова, и объявлен сбор средств


Литература:

Куценко И.Я. Б. Л. Розинг - первооткрыватель электронного телевидения, основатель Кубанского политехнического института. Майкоп: ОАО «Полиграфиздат «Адыгея», 2007, — 260 с., с ил.


Далее приводится почти полностью материал статьи Валерия Самохина, опубликованный в научно-техническом журнале 625, номера 7, 9, 10 за 2009 год:

Борис Розинг, Владимир Зворыкин и телевидение

Летом 1959 года в московском парке "Сокольники" проходила американская национальная выставка. Один из ее участников. 70-летний американец, на визитной карточке которого значилось Vladimir К. Zworykin, представлял на этой выставке раздел "Цветное телевидение" и говорил на русском языке. Посетители выставки, обходя макет телевизионной студии, стены которой были выполнены из прозрачного оргстекла, могли видеть аппаратуру, оператора, диктора и, при желании, себя в цвете, так как рядом стояли цветные телевизоры. Перед выставкой Зворыкин посетил кафедру телевидения Института связи.

Рассказывают, что на четвертом этаже, в учебной лаборатории, он долго смотрел на портрет человека с темными глубокими глазами и маленькой бородкой. Это был портрет Б.Л. Розинга. "Учитель, - тихо произнес он, - ему и Америка обязана телевидением".

Борис Львович Розинг

Лауреат премии Сименса Б.Л. Розинг

Выдающийся русский ученый Борис Львович Розинг родился 140 лет назад, 5 мая 1869 года в Санкт-Петербурге. Он первым в мире (9 мая 1911 года) осуществил передачу телевизионного изображения на расстояние. Начало его практических исследований в области передачи изображений относится к 1897 году, когда в Константиновском артиллерийском училище он познакомился с преподавателем Электротехники К.Д. Перским, заинтересовавшим его этой проблемой.

Б.Л. Розинг относится к когорте потомков ученых-иностранцев, приглашенных во времена Петра I в Россию. Его отец Лев Николаевич, дворянин, действительный статский советник, был всесторонне образованным человеком и занимал пост чиновника для особых поручений. При этом он успевал следить за развитием техники, увлекался точными науками и даже конструировал различные приборы и аппараты. Семья Роэингов снимала квартиру в доме на Ораниенбаумской улице, чердак которого был оборудован под мастерскую, где всегда под рукой были доски и приборы, всевозможный инструмент. Мастерская была любимым местом сначала отца, а потом и сына Бориса. Здесь мальчик на практике черпал первые знания по физике и механике, научился многое делать своими руками. Учась, он проявил склонности к точным наукам, увлекался поэзией, музыкой, философией и был душой гимназических вечеров и диспутов. Окончив гимназию с Золотой медалью в 1887 году, он поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. Среди профессоров и преподавателей этого университета были известные ученые Д.И. Менделеев, П.Л. Чебышев, Ф.Ф. Петрушевский. А.А. Марков и др.

Студент Розинг любил лабораторные занятия, активно участвовал в работе семинара по физике и выступал с докладами. В 1891 году он окончил университет с дипломом первой степени и на два года был оставлен при кафедре физики для подготовки к научно-педагогической деятельности. Его первая научная статья "О магнитном движении вещества", опубликованная в 1892 году в "Журнале Русского физико-химического общества", относится к теории динамического магнетизма некристаллических однородных тел и кристаллов.

За два года работы в физической лаборатории университета Б.Л. Розинг прошел хорошую школу экспериментального мастерства. Он хотел остаться на кафедре физики университета в качестве ассистента для продолжения начатых исследований и работы над магистерской диссертацией, но вакансий на кафедре не было. Ему пришлось перейти на место лаборанта в Петербургском технологическом институте (ПТИ) для ведения практических занятий и лабораторных работ по физике.

Научно-педагогическая работа

В 1898 году Б.Л. Розинг был избран на должность преподавателя для чтения лекций и проведения практических занятий по электричеству и электрометрии. С 1894 года он также преподавал физику и заведовал физическим кабинетом в Константиновском артиллерийском училище.

В 1894 - 1900 гг., кроме исследований в области магнетизма, Б.Л. Розинг разрабатывал новый вид аккумуляторов, занимался вопросами превращения тепловой энергии в электрическую, создал систему электрической сигнализации с автоматическими выключателями в применении к командным телеграфам, пожарной сигнализации и телефонным станциям. Будучи членом РТО и Русского физико-химического общества, Б.Л. Розинг выступал с докладами и сообщениями, принимал участие в дискуссиях, входил в состав различных комиссий, а с 1906 года был членом редакционной коллегии журнала "Электричество".

Борис Львович внес также свой вклад в политехническое образование россиянок. Тогда в Санкт-Петербурге действовали знаменитые Бестужевские курсы, которые давали женщинам возможность получить высшее гуманитарное образование. Но в область техники путь "слабому полу" был закрыт вплоть до 1905 года, когда открылись Женские политехнические курсы, позднее преобразованные в Женский политехнический институт. К чтению лекций в нем были привлечены лучшие преподаватели, и Б.Л. Розингу предложили вести курс электрических и магнитных измерений. В 1908 году его избрали деканом электромеханического факультета этого института.

Борис Львович стремился быть в курсе всех последних достижений науки и техники, новейших открытий и изобретений. В этом ему помогало знание нескольких иностранных языков. В журнале "Электричество" на протяжении многих лет печатались его рефераты и рецензии на иностранные книги по физике, теоретической электротехнике, электрическим измерениям и химическим источникам тока.

В 1909 году Б.Л. Розинг был избран деканом электромеханического факультета ПТИ и продолжал преподавательскую работу, которой всегда отдавал много времени. Правда, он не считал ее основным делом своей жизни и всегда стремился к научным исследованиям, особенно по передаче изображений на расстояние (электрической телескопии, как он говорил). К этому времени были известны многие проекты телевизионных систем, основу которых составляли механические устройства для развертки изображения и селеновые фотосопротивления. Проблема телевидения привлекла его своей сложностью и новизной, а также перспективами, которые открывало ее решение

Теоретические и экспериментальные исследования проблемы телевидения в целом привели его к следующему убеждению: "Попытки построения электрических телескопов на основах простой механики материальных тел, которая дает в обычных условиях столь простые и, казалось бы, вполне осуществимые решения, должны неизбежно кончаться неудачами". Практическая телевизионная система должна, по его мнению, строиться на "замене инертных материальных механизмов безынертными устройствами". Б.Л. Розинг решил использовать в качестве устройства для воспроизведения телевизионных изображении катодную (электронно-лучевую) трубку, разработанную для исследований быстро протекающих процессов немецким физиком К.Ф. Брауном. Позднее он писал: "Катодный пучок есть именно то идеальное беэынертное перо, которому самой природой уготовано место в... приемнике изображения".

Трубка Розинга

Трубка Розинга

Первые эксперименты

В 1902 году Розинг проверил эту идею на практике. В его первом эксперименте сигналы на трубку Брауна поступали от передающего устройства, представляющего собой электролитическую ванну с четырьмя электродами, соединенными с отклоняющими катушками трубки. Роль светового луча выполнял металлический стержень, перемещаемый по слою электролита в ванне. Движение электронного пучка по экрану трубки повторяло движения металлического стержня, и светящееся пятно на экране трубки вычерчивало буквы и другие фигуры. Поскольку такая система не способна воспроизводить полутоновые изображения, Б.Л. Розинг дополнил конструкцию трубки пластинами, на которые подавался сигнал от фотоприемника, модулирующий интенсивность электронного пучка трубки. Так газонаполненная трубка Брауна превратилась в телевизионную - прототип современного кинескопа. Для проецирования световых лучей отдельных участков передаваемого изображения на фотоприемник была сконструирована система из двух многогранных зеркальных барабанов А и В, вращающихся с разными скоростями.

Нужно было найти также способ быстродействующего преобразования передаваемого изображения в электрические сигналы. Так как селеновое фотосопротивление для этого было непригодно, Б.Л. Розингом были исследованы фотоэлектрические свойства других веществ, следствием чего явилось применение в передающем устройстве щелочного фотоэлемента с внешним фотоэффектом. Так шаг за шагом создавалась первая система электрической передачи изображений. Итогом первых десяти лет работы Б.Л. Розинга по телевизионной тематике стала заявка на изобретение "Способ электрической передачи изображений" (Привилегия № 18076 от 25 июля 1907 года), поданная им сразу в три страны, и соответствующие патенты, выданные Англией (25 июня 1908 года), Германией (24 апреля 1909 года) и, наконец, Россией (30 октября 1910 года).

Применение электронно-лучевой трубки открыло принципиально новое направление в развитии телевизионных систем - переход от оптико-механических устройств к электронным. В отличие от других изобретателей в области телевидения, Б.Л. Розинг не только выдвинул новую идею, но и сам осуществил ее, доказав правильность направления развития телевидения в будущем. Если при этом учесть состояние техники электронных приборов того времени и отсутствие усилителей слабых фототоков, то следует признать, что получение на экране электронно-лучевой трубки даже простых изображений, передаваемых на небольшое расстояние, явилось величайшим научно-техническим достижением.

Для улучшения достигнутых результатов пришлось подвергнуть последовательно теоретическому и практическому изучению работу всех частей системы и неоднократно переделывать их. Основное внимание Борис Львович сосредоточил на электронно-лучевой трубке, наиболее сложном и еще мало изученном элементе всей системы. Как получить на экране трубки изображение, переносимое очень слабыми фототоками? Этот вопрос стал для него главным.

Второй вариант экспериментальной телевизионной  системы Б.Л. Розинга

Второй вариант экспериментальной телевизионной системы Б.Л. Розинга

Для достижения этой цели имелись очень ограниченные возможности. Нужно было уменьшить потери сигнала изображения в линии, соединяющей передающее и приемное устройства, и использовать весь электронный поток в трубке для воспроизведения изображений. Это привело к разработке второго варианта системы, отличавшегося от первого рядом интересных особенностей. Передающее устройство в нем было перестроено так, чтобы на модулирующие пластины с трубки Р поступали импульсы фототока чередующейся полярности с амплитудами, пропорциональными яркости передаваемых элементов изображения. Для этого передаваемое изображение MN разбивалось при помощи решетки или растра R на равные элементарные участки и проецировалось объективом L на зеркальном барабане В. Вместо одного были применены два фотоэлемента - F1 и F2, включенные по дифференциальной схеме. Перед каждым из них находилось отверстие (a или b), пропускавшее световые лучи, отраженные от развертывающих зеркал. Фотоэлементы работали поочередно, благодаря чему в линию поступал ток, близкий по форме к синусоидальному. Это уменьшало искажения и потери, вызываемые влиянием емкости и самоиндукции линии, а также позволяло использовать в приемном устройстве явление резонанса для усиления сигнала.

Тем не менее, реализовать телевизионную систему, обеспечивающую хорошее качество изображения, тогда было еще невозможно. Требовалось создание передающего устройства с электронной разверткой изображения. Кроме того, молекулы остаточного газа внутри трубки Брауна препятствовали хорошей фокусировке пучка электронов, что всегда приводило к размытости изображения. Нужна была высоковакуумная приемная трубка. Поэтому работы по совершенствованию телевизионной системы продолжались.

В 1910 году профессор Розинг привлек к своим работам любознательного студента третьего курса Володю Зворыкина, будущего ученого и изобретателя с мировым именем. После введения ряда усовершенствований, 9 мая 1911 года Б.Л. Розинг и его юный ассистент Володя Зворыкин на заседании РТО продемонстрировали четкое телевизионное изображение на экране модернизированной ими трубки Брауна - четыре белые полосы в виде креста на темном фоне. Эта работа была отмечена Золотой медалью РТО как самый первый шаг на пути практического применения электронного телевидения.

Молодой В.К. Зворыкин

Молодой В.К. Зворыкин

Владимир Козьмич Зворыкин (1889 - 1982) родился 30 июля 1889 года в городе Муроме Владимирской губернии в семье богатого купца, торговавшего хлебом и имевшего пароходы на Оке и Волге. Обучаясь в Муромском реальном училище, он проявил интерес к электротехнике, а каникулы проводил на пароходе, изучая и ремонтируя электрооборудование. Окончив реальное училище, Володя в 1906 году поступил на физический факультет Санкт-Петербургского университета, но вскоре по настоянию отца и с его помощью перевелся в Технологический институт.

В своих мемуарах, не изданных в России, В.К. Зворыкин так говорит о своем учителе и технических трудностях их совместной работы:

"Среди учебных предметов был ряд экспериментов, которые было необходимо выполнить в физической лаборатории. Эта лаборатория заворожила меня, и я проводил в ней много времени, пробуя своими руками все доступное оборудование. Профессором, отвечающим за лабораторию, был Б.Л. Розинг, чье влияние на мою дальнейшую жизнь оказалось очень важным. Он заметил мой интерес к экспериментальной физике и спросил меня, не смогу ли я в свободное время оказывать помощь в его исследованиях? Б.Л. Розинг имел превосходную репутацию среди студентов, и я сразу же согласился. В первую же субботу после этого предложения я пришел в его частную лабораторию, расположенную недалеко от института в здании Бюро стандартов, где профессор Розинг также состоял в штате. Здесь я увидел, что он изучает проблему телевидения, о котором я никогда раньше не слышал. Это было для меня первым введением в проблему, которая в дальнейшем заняла большую часть моей жизни.

Я узнал, что профессор Розинг был автором полностью нового подхода к телевидению. Он надеялся избежать ограничений механического телевидения, которые препятствовали дальнейшему прогрессу. Его идея заключалась в использовании отклонений электромагнитными полями электронного луча в вакууме. Все это было полностью ново и увлекало меня. В течение следующих двух лет я проводил большую часть свободного времени в его лабораториях. Наши отношения вскоре стали дружескими, и я нашел его не только исключительным ученым, но и высокообразованным и разносторонним человекам, который в течение нашей совместной работы не только использовал меня как помощника, но и консультировал меня по физике.

В сущности Б.Л. Розинг опередил свое время. Система, над которой он работал, требовала многих деталей, еще не получивших разработки. В тот период фотоэлементы, необходимые для преобразования света в электрическую энергию, находились в стадии младенчества. Хотя в литературе уже были описаны калиевые фотоэлементы, единственным способом получить их было изготовление собственными силами. Вакуумная техника была крайне примитивной, и для получения нужного вакуума требовалось невероятное количество времени. Имевшиеся у нас вакуумные насосы были ручными, и не раз нам приходилось по несколько часов поднимать и опускать тяжелые сосуды с ртутью, чтобы обеспечить вакуум. Электронные усилительные лампы были только что изобретены де Форестом..., и приходилось самим искать пути их улучшения. Даже стекло для приборов было малопригодным: из-за хрупкости с ним было трудно работать. Мы были вынуждены освоить профессию стеклодува. Все же к концу моего сотрудничества с профессором Розингом у него была действующая система, состоящая из вращающихся зеркал и фотоэлемента на передающей стороне и приемной катодной трубки с недостаточным вакуумом, которая воспроизводила расплывчатые картинки. Как бы то ни было, это давало нам уверенность, что электронная передача изображения достижима. Однако нужна серьезная работа над компонентами системы, без которых невозможно ее практическое использование".

1912 год, по оценкам в России, стал лучшим в плане достижений профессора Розинга и его ученика Зворыкина, Первый из них за заслуги в области электрической телескопии был награжден Золотой медалью и премией имени Сименса, которая присуждалась один раз в два года за выдающееся изобретение или исследование в области электротехники. Лауреаты этой премии включались в энциклопедии и справочники многих стран.

Зворыкин закончил с отличием Технологический институт, получив тем самым право на стажировку за рубежом. По рекомендации Розинга местом стажировки Зворыкина был выбран Коллеж де Франс, лаборатория знаменитого физика П. Ланжевена, которого Борис Львович знал лично. Но отец Зворыкина требовал возвращения сына домой в Муром для приобщения к своему делу. В итоге Володю все-таки отпустили за границу, но только на один год, снабдив на всякий случай деньгами.

Осенью 1912 года Владимир Зворыкин приехал в Европу, где был радушно принят профессором Ланжевеном, предложившим ему заняться исследованиями по дифракции рентгеновских лучей. Вместе с Ланжевеном работали известные физики-теоретики Луи де Бройль, Жан Батист Перрен, Фернан Гольвек. Словом, Владимир попал в хорошую компанию, у которой было чему поучиться. Правда, и тогда, и в дальнейшей эмигрантской жизни этому мешало несвободное владение иностранными языками. Через год, проведенный в Коллеж де Франс, он решил обстоятельно изучить курс теоретической физики, переехал в Берлин и начал посещать лекции по физике в Шарлоттенбургском институте, но наступил 1914 год.

Тем временем Б.Л. Розинг, отдавая себе отчет в том, что полученные им результаты пока только подтверждали правильность принципов построения системы, продолжал совершенствовать свою систему. В 1913 году он изготовил вакуумную приемную трубку с косвенным накалом катода и магнитной фокусировкой электронного луча. Для этого были выполнены теоретические и экспериментальные исследования фокусировки электронного пучка продольным магнитным полем и выведена расчетная формула, связывающая фокусное расстояние магнитной линзы с числом ампер-витков катушки. Другим нововведением было получение отклоняющих токов и напряжений за счет периодического заряда и разряда конденсаторов. Попутно он разработал технологию изготовления калиевых фотоэлементов и организовал впервые в России их производство в лабораторных масштабах. Но работами по телевидению не интересовались ни правительственные учреждения, ни военное ведомство, и ученый проводил эксперименты, не получая материальной поддержки.

Первая мировая, российские революции и гражданская война

Б.Л. Розинг - основатель Северо-Кавказского политехнического института

Борис Львович был ученым, патриотом России и никогда не интересовался политикой. В тревожные времена Петроградских революций и преступности 1917 года было решено, что семье лучше находиться от них подальше. В итоге его жена и дочь оказались в Кубанской области (теперь Краснодарский край), а сам Розинг продолжал свои занятия в Технологическом институте и других учебных заведениях Петрограда. Вместе с некоторыми профессорами и преподавателями он намеревался организовать чтение научно-популярных лекций для рабочих. Но после Октябрьской революции нормальная жизнь учебных заведений была нарушена. Институты испытывали значительные затруднения в финансировании, снабжении топливом и т.д. В связи с этим появились большие трудности и в личной жизни преподавателей, обостряющиеся с течением времени. Многие из них покидали Петроград и уезжали вглубь страны.

В январе 1918 года, воспользовавшись зимними каникулами в институте, Б.Л. Розинг навестил семью в Екатеринодаре (ныне Краснодар), полагая пробыть там две недели и вернуться обратно в Петроград. Однако обстановка на юге страны, в условиях разгоравшейся гражданской войны, сложилась так, что Борису Львовичу пришлось остаться с семьей.

Тогда на Кубани сложились две параллельные властные структуры: Кубанский областной исполнительный комитет и Войсковая Рада. Войсковое правительство сразу отказалось признать Советскую власть, а городская дума призвала объединиться для решительной борьбы с большевистским восстанием. На Кубань устремились силы, которые выступили против большевиков: от монархистов до социалистов. В 1918 году власть неоднократно переходила то к красным, то к белым. Осенью 1919 года Екатеринодар стал ареной острейшего противостояния кубанских властей и главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России (ВСЮР) генерала А.И. Деникина, которое закончилось разгоном Кубанской Рады. 17 марта 1920 года Екатеринодар с боями был занят частями Красной армии, и власть в городе перешла к Кубчероблревкому. 7 декабря 1920 года Екатеринодар был переименован в Краснодар.

Сидеть без дела профессор Розинг не мог, но, в отличие от Зворыкина, он не рисковал в поисках выхода из сложившегося положения, полагая, что его дело как ученого - заниматься профессиональной научно-педагогической работой, а все остальное само собой нормализуется. Поэтому он принял активное участие в организации первого высшего учебного заведения на Кубани и северном Кавказе. На основании подготовленной под его руководством документации 16 июня 1918 года в Екатеринодаре было принято решение об открытии Кубанского политехнического института, который вскоре стал называться Северо-Кавказским политехническим институтом (СКПИ). Борис Львович, "скомпрометированный", по мнению "белых", недавней работой в Петрограде, то есть сотрудничеством с Советской властью, не мог стать его ректором. Он был проректором, деканом электромеханического факультета, профессором кафедры теоретических основ электротехники этого института и профессором кафедры физики в Кубанском педагогическом институте. В 1920 году Борису Львовичу предложили эмигрировать в США, на что он ответил: "Я - русский человек и мозг свой иностранцам продавать не собираюсь". Сразу же после изгнания белогвардейцев он в письмах, адресованных Наркомпросу, подробно описал обстоятельства борьбы за открытие и сохранение СКПИ. Но в результате своей работы в Екатеринбурге попал в число "скомпрометированных", на сей раз, по мнению "красных", сотрудничеством с "белыми".

Преподавание в институтах Б.Л. Розинг сочетал с научно-исследовательской работой. Не имея возможности заниматься экспериментальными исследованиями, он решил теоретически обобщить и объяснить накопленные за столько лет данные по фотоэффекту и фотоэлементам. Многие из наблюдавшихся им явлений, в частности явление колебательного разряда, могли быть объяснены только при помощи теории квантов. Борис Львович задался целью развить эту теорию так, чтобы она могла широко применяться в науке и технике. Он доказал, что если вместо частного решения уравнений электромагнитного поля, полученного Лоренцем (в виде запаздывающего потенциала), ввести общее решение (в виде запаздывающего и опережающего потенциалов), то можно объяснить и постулаты, положенные в основу теории квантов, то есть сделать эту теорию более строгой.

В 1920 году БЛ. Розинг создает в Екатеринодаре физико-математическое общество и готовит несколько докладов, в частности, "О фотоэлектрическом реле" и "Преобразование основных уравнений электромагнитного поля в новую форму". С докладом "Построение теории света и световых квантов на основе общего решения уравнений электромагнитного поля Лоренца" Б.Л. Розинг выступил и на Всероссийском съезде физиков в Нижнем Новгороде (1922 год). Позднее на эту тему была опубликована статья "Исследования в области фотоэлектричества". На Кубани он также готовил свой итоговый труд - книгу "Электрическая телескопия (Видение на расстоянии). Ближайшие задачи и достижения", которая была опубликована в 1923 году.

В этой книге он говорит об огромной роли, которую телевидение будет играть в жизни человека, и называет многие области, где оно может применяться. Б.Л. Розинг предвидел: "Несомненно, наступит, наконец, такое время, когда электрическая телескопия распространится повсеместно и станет столь же необходимым прибором, каким является в настоящее время телефон. Тогда миллионы таких приборов, таких "электрических глаз", будут всесторонне обслуживать общественную и частную жизнь, науку, технику и промышленность... Нам откроются богатства большей части поверхности нашей планеты, которая до сих пор скрыта под покрывающей ее водой... Можно будет проникнуть таким же образом в расселины гор и потухшие вулканы и заглянуть внутрь твердой оболочки Земли. Врач будет в состоянии пользоваться таким электрическим глазом при исследовании внутренностей больного, находясь далеко от него. Инженер, не выходя из своего кабинета, будет видеть все, что делается в мастерских, в складах, на работах". И его пророчество сбылось.

Возвращение к родным пенатам

С 1921 года Б.Л. Розинг предпринимал попытки вернуться профессором в Петроградский технологический институт, в котором была его лаборатория, но у него это не получилось, формально - из-за отсутствия там профессорской вакансии. Поэтому в 1922 году Борис Львович принял предложение 2-го Петроградского политехнического института занять должность профессора по курсу электрических и магнитных измерений и вернулся в Петроград. Кроме того, он был принят профессором физики в Женский политехнический институт. Ему удалось вернуться в свой институт лишь в 1924 году, восстановить прежнее оборудование и выйти на дореволюционный уровень своих результатов по электронному телевидению, но темп исследований был безвозвратно потерян. Розинга пригласили также на должность старшего научного сотрудника в Ленинградскую экспериментальную электротехническую лабораторию (ЛЭЭЛ). Здесь в его распоряжение были предоставлены отдельная лаборатория, оборудованная необходимой аппаратурой, и штат сотрудников.

Совершенствуя свою систему, Б.Л. Розинг внес и ряд усовершенствований в передающее и приемное устройства. Была разработана новая оптическая система для "..получения неискаженного в отношении яркости, отчетливости и увеличения изображения". Для повышения четкости изображения число граней барабана, вращающегося вокруг горизонтальной оси, было увеличено до 48, а второй барабан заменен одним зеркалом. Это зеркало при помощи эксцентриков совершало колебательное движение, двигаясь равномерно в одну сторону в течение 0,1 с., затем быстро возвращалось в исходное положение и снова начинало движение в прежнем направлении. Такая система развертки обеспечивала правильное чередование строк без всяких перерывов. Изображение при этом разлагалось на 2400 элементов.

Книга Б.Л. Розинга «Электронная телескопия»

Была также изменена схема получения отклоняющего напряжения для электронно-лучевой трубки. Оно снималось с конденсатора, соединенного с источником тока. Конденсатор заряжался за время поворота барабана на одну грань и разряжался практически мгновенно. Благодаря этому к трубке подводилось отклоняющее напряжение пилообразной формы. В другом варианте пилообразное отклоняющее напряжение формировалось с помощью схемы с катушкой индуктивности. Подверглась изменению и электронно-лучевая трубка приемного устройства.

Основное внимание Розинг сосредоточил на получении тонкого электронного пучка, уменьшении аберраций и устранении взаимодействия фокусирующего и отклоняющего полей.

Опыты, проведенные Розингом в 1924-1928 годах, показали полную работоспособность его телевизионной системы и правильность принципов, на которых она строилась. В лабораторных условиях можно было передавать простые изображения с четкостью 48 строк. Изображения на экране трубки получались вполне точные и настолько яркие, что их можно было фотографировать.

В 1925 году Розинг знакомится с Б.П. Грабовским и его соавторами по разработке полностью электронной (на передающей и приемной сторонах) телевизионной системы "Телефот". После ее детального изучения профессор взволнованно сказал: "Дорогие мои! Понимаете ли вы сами, до чего додумались: сделать обе стороны электронными, чем достигается идеальная синхронизация?! Это - открытие!.. Завтра же подавайте заявку на патент". Как только заявка была подана, для ее рассмотрения в Комиссию по делам изобретений были приглашены авторитетные эксперты, в том числе профессора Розинг, Мандельштам и Чернышев. Мнения разделились: одни безоговорочно поддержали изобретателей, а Л.И. Мандельштам и другие высказались в том смысле, что с помощью предлагаемой системы никакого изображения получить будет невозможно. Однако по настоянию Б.Л. Розинга и А.А. Чернышева создатели "Телефота" получили патент на свое изобретение (№ 5592 от 9 ноября 1925 года). Более того, им была предоставлена возможность экспериментально проверить свои расчеты: Грабовского и его соавторов на три месяца зачислили в штат радиозавода "Светлана". Однако первая попытка реализовать на этом заводе "Телефот" окончилась неудачей.

В середине 1920-х годов в США, Англии и СССР после опытов по передаче движущихся изображений по радио при помощи оптико-механических систем был сделан выбор именно в их пользу. С их помощью осуществлялись передачи на небольшие расстояния силуэтных движущихся изображений. Отмечая положительное значение самого факта осуществления телевизионных передач, Розинг указывал, что применение механических устройств в телевидении является временным, и они неизбежно должны уступить место электронным приборам.

Особое место среди механических телевизионных систем занимает разработка выдающегося российского изобретателя Л.С. Термена, продемонстрировавшего весной 1926 года телевизионную "установку", как он ее называл, на 64 строки с чересстрочной разверткой с помощью зеркальных колес в передатчике и приемнике. Изображение при этом проецировалось на специальный экран квадратной формы размерами 150x150 см, тогда как экраны телевизоров западных изобретателей не превышали по размерам спичечный коробок. В конце 1926 года на V Всесоюзном съезде физиков в Москве состоялась еще одна публичная демонстрация установки Термена, после чего он был вызван в Совет Труда и Обороны, где ему предложили создать секретную телевизионную систему специально для пограничных войск. В задании оговаривалось, что система должна быть рассчитана на 100-строчное разложение изображения.

Как позже выяснилось, к тому времени передающая камера Термена несколько месяцев простояла во дворе Наркомата по военным и морским делам. Нарком Ворошилов и тогда инспектор кавалерии Буденный могли почти безошибочно узнавать на ее экране приближающихся посетителей. "Установка" им понравилась.

Но Розинг не унимался. Сопоставляя два пути развития телевидения, он выступал как убежденный сторонник и пропагандист электронного телевидения. В ряде статей, опубликованных в периодической печати, он доказывает, что задача телевидения может быть решена только при помощи электронных средств. "В отношении катодной телескопии предсказания являются несравненно более благоприятным, чем в отношении механической, - писал он в 1928 году, - поэтому решение задачи электрической телескопии в смысле получения легкого и простого прибора для широкого пользования нужно ожидать скорей всего на этом пути".

Борис Львович продолжает отстаивать и совершенствовать электронную систему телевидения, в частности, развертывает изображение на 48 строк и усиливает фототок ламповым усилителем, но теперь это не встречает должного понимания у руководства. Вероятно, поэтому он активизировал свои работы по созданию приборов для слепых. В сборнике "Известия Ленинградского технологического института" Розинг опубликовал статью о читающих машинах, им разработан фотоэлектрический прибор для ориентировки слепых, фотоэлектрический фотометр и устройство для записи и воспроизведения звука. Кроме того, им выполнены теоретические исследования в области квантовой физики, электродинамики и фотоэлектричества, опубликованные в 1929.1931 годах.

Общий список трудов Б. Л. Розинга составляют более 25 патентов, привилегий и авторских свидетельств, а также свыше 50 научных публикаций.

Дальнейшая судьба Бориса Львовича Розинга сложилась трагически. Власти надоело слышать "глас вопиющего в пустыне", не совпадающий с линией партии. Впрочем, были в "пустыне" и продолжающие заниматься электронным телевидением, мудро помалкивая "в тряпочку" до лучших времен. В 1930 году Розинг был арестован ОГПУ в ходе массовых арестов бывших царских офицеров: хотя офицером он не был, но по подписному листу дал сколько-то денег очень нуждавшемуся преподавателю-коллеге, бывшему офицеру, впоследствии не принявшему революцию. Это расценили как финансовую помощь контрреволюционерам - "был бы человек, а статья найдется" - и в феврале 1931 года Розинга сослали на три года в Котлас на лесозавод. Здесь ему лишь иногда удавалось читать лекции по физике для рабочих и писать научно-популярные статьи в местные газеты. Благодаря хлопотам семьи и друзей его вскоре перевели в Архангельск, но "без права работы", прекрасно понимая, что жизнь без работы для него - это быстрая смерть.

Из письма Б.Л. Розинга жене (от 18 декабря 1931 года):
"Милая Ася! Дело мое в том же положении, то есть без движения. Не знаю, останусь ли здесь, или придется ехать назад, так как без определенных занятий и без прикрепительных листков здесь не проживешь. На вольном рынке цены в два раза больше, чем в Котласе. <...> Вчера выяснилось, что административно высланные профессора получают здесь лекции только при одном условии, от которого я чувствую моральную тошноту почти целый день и хочу вырваться отсюда как можно скорее. Неужели это всем предлагают? <...> Может быть, если не удастся достать деньги, то пришлешь посылочку, но не из вещей, которые нужно варить, так как примус я не употребляю, между прочим, из-за недостатка керосина".

Заступничество советской и зарубежной научной общественности продолжалось, в результате чего профессор Розинг получил место лаборанта кафедры физики в Лесотехническом институте (АЛТИ). Заведующий кафедрой Петр Петрович Покотило приносил Борису Львовичу обед, так как ссыльному не полагались талоны на питание в институтской столовой. О преподавании не могло быть и речи, но здесь Розинг все же смог заниматься разработкой прибора для ориентации слепых и собирался сделать кардиограф для местной больницы.

Борис Львович понимал, что семья, оставшаяся в Петербурге, беспокоится о нем. Он пытался в письмах близким создать иллюзию более-менее приличной жизни, восхищался видом на Северную Двину, криками чаек... На самом деле ученый с мировым именем сначала жил за занавеской у первой хозяйки, потом - на кухне, и только в последние месяцы он обрел тихий приют у Александры Петровны Поповой в доме № 21 по Комсомольской улице. Бытовая неустроенность и главное - положение ссыльного подорвали здоровье Б.Л. Розинга. "Господи, за что?" - вопрошал он 20 апреля 1933 года перед смертью от кровоизлияния в мозг.

Похоронен Борис Льввич на Вологодском кладбище в Архангельске. В 1957 году он был посмертно реабилитирован. Реабилитация прошла незаметно, и только через семь лет вышла 120-страничная брошюра о Розинге, но без каких-либо сведений о его семье и подробностей ссылки. Правда, к 50-летию Октябрьской революции он попал четвертым по списку в плакат "10 ученых России, создавших новые направления в науке и технике", вместе с Ломоносовым, Менделеевым и Поповым. После развала СССР имя Розинга было внесено в список почетных граждан Санкт-Петербурга.

21 декабря 2004 года по инициативе некоммерческой организации "Фонд поддержки и развития телевидения и радиовещания в Архангельской области" была создана группа по вопросу перезахоронения праха Б.Л. Розинга, могилу которого, находящуюся в плачевном состоянии из-за вандализма, стало заливать водой по причине ведущегося рядом строительства. Летом 2005 перезахоронение свершилось. Над могилой планировали установить стелу с бюстом ученого, но региональных и собранных по подписке средств на это не хватило...

В современном Архангельске есть улица Розинга, в аппаратных местного телевидения висят его портреты, а на втором этаже главного корпуса Архангельского государственного технического университета (бывшего АЛТИ) установлена мемориальная доска с надписью: "Основоположник электронного телевидения Борис Львович Розинг работал на кафедре физики АЛТИ с 1931 по 1933 годы". Мемориальная доска с аналогичной надписью есть в Санкт-Петербургском технологическом институте, а на мемориальной доске, установленной в Краснодаре, Б.Л. Розинг назван "первооткрывателем электронного телевидения". В 2001 году на главном здании Кубанского государственного технологического университета установлена мемориальная доска, свидетельствующая, что основателем вуза является великий русский ученый Б.Л. Розинг.

Владимир Козьмич Зворыкин - русский подарок Америке

В начале первой мировой войны В.К. Зворыкин с большими трудностями через Данию и Финляндию добирается до Петрограда. Первые успехи русской армии создали в обществе уверенность в скором завершении этой войны. Поэтому он решил продолжить научную работу в Технологическом институте и получить там звание профессора. Но дальнейшие военные события привели к мобилизации в России, и после обучения на краткосрочных курсах радистов рядовой Зворыкин был направлен на фронт. Через полтора года службы на гродненской радиостанции В.К. Зворыкину было присвоено звание офицера. В 1916 году он был прикомандирован в качестве военного инспектора к Петроградскому заводу РОБТиТ (Российское общество беспроволочной телеграфии и телефонии) С.М. Айзенштейна, которому были переданы для исследований и освоения производства французские радиотелефонные передатчики на высоковакуумных усилительных лампах.

В научно-исследовательской лаборатории завода РОБТиТ трудились будущие академики Н.Д. Папалекси, имеющий семилетний опыт работы в качестве ассистента профессора К.Ф. Брауна в Физическом институте Страсбургского университета, и Л.И. Мандельштам, которые занимались здесь проблемами освоения мощных генераторных ламп. Беседы с ними особенно запомнились В.К Зворыкину, а владелец завода, один из пионеров отечественного радио-телеграфирования С.М. Айзенштейн (1884 - 1962), узнав о его совместных работах с Б.Л. Розингом, предложил организовать исследования по электронному телевидению в заводской лаборатории. Но сбыться этому не было суждено.

В конце 1916 года В.К. Зворыкин в составе военной экспедиции, снаряженной для восстановления поврежденной басмачами радиосвязи с русским гарнизоном, дислоцированным вблизи китайской границы, прибыл с новым радиооборудованием в туркменский поселок Тургай. Связь была быстро восстановлена, и он, нарушив запрет начальника гарнизона, рискнул пуститься в обратный путь до железнодорожной станции в сопровождении лишь одного местного жителя-туркмена, не дожидаясь военного отряда, и попал в плен к басмачам. Проявив смекалку, Владимир Козьмич сумел выпутаться из этой ситуации и вернулся в Петроград незадолго до Февральской революции.

Основным местом службы В.К. Зворыкина оставался завод РОБТиТ, но часто возникающие после революции митинги дезорганизовывали работу. Вскоре стало опасно выходить на улицу в форме офицерам царской армии. Жертвами обвинений в плохом обращении с солдатами тогда стали многие офицеры, и в список таких жертв чуть не попал Зворыкин. Так как оставаться в революционном Петрограде было опасно, он предпочел отправиться на украинский фронт в подразделение, дислоцированное недалеко от Киева. Но тогда большая часть Украины была занята немцами, а власть в Киеве находилась в руках гетмана. Всевозможные агитаторы - от большевиков до анархистов - вели разрушительную работу в армии. Начались аресты и разоружение офицеров, спасаясь от которых В.К. Зворыкин, делегат фронтового митинга от своей части, смог выпрыгнуть из окна вагона на ходу поезда и скрыться невредимым под выстрелы вдогонку. Вскоре после этого инцидента военная служба Зворыкина закончилась. Он приезжает в Москву, узнает о смерти отца и, посетив Муром, о других трагических событиях в родовом гнезде Зворыкиных, которые окончательно рассеивают его иллюзии о возвращении к прежней налаженной жизни.

В 1918 году значительную часть оборудования завода РОБТиТ и его лабораторий было решено перебазировать из Петрограда в Москву, где и находился Айзенштейн, стараясь ускорить решение многочисленных проблем, связанных с переездом. Транспортировка оборудования завода бесконечно задерживается, поскольку руководство дороги в первую очередь озабочено переездом правительственного аппарата из Петрограда в Москву. Пытаясь помочь директору завода, Зворыкин многие часы проводит в управлении железной дороги, возмущенный царящей здесь неразберихой.

"Становилось очевидным, - писал Зворыкин, - что ожидать возвращения к нормальным условиям, в частности для исследовательской работы, в ближайшем будущем не приходилось... Новое правительство издало строгие декреты, согласно которым все бывшие офицеры обязывались явиться в комиссариат для призыва в Красную Армию... Мне не хотелось участвовать в гражданской войне. Более того, я мечтал работать в лаборатории, чтобы реализовать идеи, которые я вынашивал. В конце концов, я пришел к выводу, что для подобной работы нужно уезжать в другую страну, и такой страной мне представлялась Америка."

Что ж, это можно понять, так как некий авантюризм американцев, вера в успех и удачливость в делах импонировали Зворыкину, в немалой степени обладающему такими же качествами.

Эмигрантская "одиссея" В.К. Зворыкина

Подробности путешествий, завершившихся в 1919 году эмиграцией Зворыкина в США, достаточно хорошо известны. Отметим лишь, что на протяжении полутора лет их общей продолжительности он несколько раз попадал в рискованные и даже смертельно опасные ситуации, но везение не покидало его, и всегда ему счастливым образом удавалось выходить из них с минимальными потерями.

Просто так выехать в Америку Зворыкин не мог, так как его работа на заводе РОБТиТ была связана с секретным производством военной продукции.

Поэтому он намеревался сначала посетить Омск по предложению треста, занимающегося в России монтажом радиотехнической аппаратуры, в частности американской. Узнав, что выписан ордер на его арест, как бывшего офицера, за неявку в комиссариат, Зворыкин успел покинуть Москву, решив добираться до Омска, как говорится, "на перекладных". Это только отсрочило его арест, который свершился позже в Екатеринбурге, где только что расстреляли царскую семью. Но, на счастье, к городу приближались чешские войска, и, воспользовавшись паникой, арестанту Зворыкину удалось бежать из тюрьмы и на поезде приехать в Омск. Находящееся здесь Сибирское правительство, пришедшее на смену большевикам, командировало Зворыкина за границу для закупки аппаратуры радиосвязи, правда, все дороги из Омска, кроме северного направления, тогда были блокированы воюющими частями. Но Зворыкин не любил пребывать в режиме ожидания, всегда находил выход и активно решал возникающие проблемы. Ему удалось разыскать в Омске профессора Толмачева из Петрограда, снаряжающего арктическую экспедиции по рекам Иртыш, Обь и далее по Северному Ледовитому океану до Архангельска, и договориться с ним о своем участии в ней. Тогда Архангельск был занят войсками Антанты, и здесь находились посольства стран, не признавших власть большевиков.

Согласно предписанию, выданному в Омске, зарубежная работа Зворыкина начиналась с посещения английских фирм, но в посольстве Великобритании ему в визе отказали, так как там не признавали Сибирское правительство. Тогда Зворыкин встретился с послом США, и ему удалось получить американскую транзитную визу. Воспользовавшись этой визой, он посетил по пути Норвегию, Данию и Англию, из которой на океанском лайнере "Мавритания" достиг США накануне нового 1919 года. Здесь он занимался делами омской радиостанции и понял, что без знания английского языка найти квалифицированную работу в США практически невозможно.

Весной от Сибирского правительства поступило указание доставить в Омск аппаратуру и дополнительную партию деталей для радиостанции. Имеющиеся у него деньги заканчивались, и Зворыкин был вынужден вернуться в Омск. Маршрут на сей раз пролегал через Сиэтл, Иокогаму, Владивосток и по транссибирской дороге через Харбин. Ко времени прибытия Зворыкина в Омск Сибирское правительство сменил адмирал Колчак, которому нужен был человек, находящийся в США и решающий вопросы, связанные с заказами и доставкой военных и иных американских товаров для новой власти в Омске. Зворыкин согласился с предложением Колчака быть его полномочным представителем в Америке, заключив соответствующий контракт на срок до двух лет. Но прибыв в США спустя 18 месяцев после бегства из Москвы, Зворыкин узнал о падении правительства Колчака и стал свободным и от своих обязательств, и от источника средств к существованию.

Первые годы в США

Обосноваться Зворыкину в Нью-Йорке помог Б.А. Бахметьев, бывший профессор Санкт-Петербургского технологического института, продолжавший руководить посольством России, так как США тогда еще не признали правительство большевиков. Бахметьев зачисляет Зворыкина в штат Закупочной комиссии для выполнения бухгалтерских расчетов. Коллеги помогают ему найти хорошие курсы английского языка, и Зворыкин рассылает десятки писем в различные фирмы с предложениями своих услуг в качестве специалиста по радиотехнике. На одно из таких писем пришел ответ от фирмы Westinghouse Electric and Manufacturing с приглашением на собеседование в Питтсбурге, пройдя которое Владимир Козьмич подписал контракт о работе в исследовательской лаборатории, хотя ему предложили вдвое меньший оклад по сравнению с получаемым им в Закупочной комиссии. В течение первого года работы в этой фирме Зворыкин внес большой вклад в разработку совершенной технологии нанесения бариевого покрытия на платиновую основу катода приемно-усилительных ламп, но ожидаемой оценки своего труда не получил.

В 1922 году он покидает фирму и становится удачливым бизнесменом в Канзас-Сити, собирая в собственной квартире и продавая портативные радиоприемники. Но в 1923 году его приглашают обратно на более выгодных условиях, и Владимир Козьмич возвращается в Питтсбург, получив согласие на проведение исследований по электронному телевидению.

Через несколько месяцев работы, действуя практически в одиночку, Зворыкин собирает полностью электронную телевизионную установку и в декабре 1923 года подает заявку на изобретение телевизионной системы нового типа, в которой видимое изображение проецировалось на фоточувствительную мозаику передающей трубки через сетку, являющуюся коллектором. Каждый элемент мозаики получал при этом электрический заряд, пропорциональный освещенности данного участка изображения. Под воздействием электронного луча, сканирующего мозаику, заряд преобразовывался в соответствующий видеосигнал. В качестве приемного устройства системы использовалась усовершенствованная им, но не вполне подходящая для этого осциллографическая трубка фирмы Westinghouse Electric. В 1925 году эта система была продемонстрирована руководству фирмы, но не произвела на него должного впечатления. О высоком качестве изображения пока говорить не приходилось, и для настоящего успеха было необходимо решить ряд технологических и радиотехнических проблем. Но уже это было мировым достижением, идея которого, как постоянно подчеркивал Владимир Козьмич, принадлежит Б.Л. Розингу.

В.К. Зворыкин с кинескопом по заявке 1929 года

В.К. Зворыкин с кинескопом по заявке 1929 года

Предложенная в заявке схема телевизионной системы оставалась в работе Зворыкина основополагающей до 1930 года, но соответствующий патент был выдан ему в результате судебного разбирательства через 15 лет - 20 декабря 1938 года. Патентное ведомство США не верило в реализуемость системы на практике до тех пор, пока в Нью-Йорке не появились телевизоры с кинескопом Зворыкина. Усомнилось в этом и руководство фирмы Westinghouse, рекомендовав Зворыкину "заняться чем-нибудь более полезным". "Я понял, - вспоминал Владимир Козьмич, - что работу над идеей, способной привести к коммерческому успеху, нужно камуфлировать до тех пор, пока возможность получения прибыли не станет очевидной для людей бизнеса. Ваша собственная убежденность не играет большой роли".

Из категории "более полезных" была выбрана работа по фотоэлементам и системе звукозаписи для кинематографа, что давало возможность продолжать совершенствование системы телевидения. В 1924 году Зворыкин получил американское гражданство, стал посещать специальные курсы на физическом факультете Питтсбургского университета и через два года получил там ученую степень Ph.D (кандидата наук) по результатам его исследований в College de France (соответствующие материалы и отзыв были присланы Полем Ланжевеном).

В 1925 году В.К. Зворыкин подал заявку на получение патента на цветную телевизионную систему, и уже в том же 1925 году его патентные права на изобретение были признаны в Великобритании, а в 1928 - в США. Разделение цветов здесь обеспечивалось сеточными фильтрами, установленными на передающей и приемной сторонах системы. Светофильтры состояли из ячеек трех типов, пропускающих соответственно красные, зеленые и синие составляющие цветного изображения. Занимаясь плановыми темами по фоточувствительным приборам, Зворыкин и здесь достиг значительных успехов. Им были разработаны прибор, совмещающий фотоэлемент и усилитель (1925), новая система звукозаписи с применением фотоэлементов (1927) и фоточувствительный материал с рекордной чувствительностью.

Летом 1928 года Зворыкин совершил поездку по Европе и встретился с Ланжевеном. Результатом поездки был вывод о расширяющихся исследовательских работах по электронному телевидению. Чтобы закрепить лидерство, Зворыкину необходимо было представить действующий образец установки, способный стать основой для массового телевещания.

Вернувшись из поездки по Европе, Зворыкин решил организовать группу разработчиков для создания принципиально новой приемной электронно-лучевой трубки (кинескопа, как он впоследствии ее назвал), так как качество изображения, создаваемого существующими осциллографическими трубками, его не устраивало и тормозило исследования по повышению эффективности передающей трубки. Работы по созданию кинескопа начались в ноябре 1928 года и продолжались около года. В результате появилась высоковакуумная приемная телевизионная трубка с катодом косвенного накала и двумя анодами, обеспечивающими остросфокусированное пятно на флюоресцирующем экране, то есть обладающая основными признаками современных кинескопов.

Схема кинескопа В.К. Зворыкина

Схема кинескопа В.К. Зворыкина

Разработка кинескопа явилась важнейшим этапом в создании электронного телевидения. Теперь необходимо было решить ряд проблем, связанных с повышением чувствительности и созданием совершенной технологии производства фоточувствительной мишени, а также радиотехнических вопросов преобразования электрических сигналов. А для перехода к опытному производству системы требовались серьезные капиталовложения и крупный бизнесмен, способный поверить в ее будущее.

Давид Сарнов, RCA и Владимир Зворыкин

Таким бизнесменом, не сомневающимся в перспективах электронного телевидения, оказался еще один эмигрант из России - Давид Сарнов, который к тому времени прошел в США путь от простого радиста фирмы Маркони (1911) до вице-президента крупной американской компании Radio Corporation of America (RCA). По заключенному тогда соглашению о разделе продукции между компаниями RCA, Westinghouse и General Electric разработки в области телевидения стали сферой деятельности именно RCA, которая купила для этого завод Victor Talking Machine в городе Камдене (Camden), штат Нью-Джерси, намереваясь разместить там исследовательскую лабораторию и опытное производство телевизионной техники

Давид Сарнов

Давид Сарнов

В январе 1929 года Сарнов предложил Зворыкину должность директора исследовательской лаборатории в новой компании RCA-Victor и согласился выделить на реализацию проекта телевизионной системы 100 млн. долларов. Предложение было принято, но Зворыкин, оставаясь сотрудником фирмы Westinghouse, завершил несколько работ. В частности, он собрал первый телевизионный приемник с новым кинескопом, расположенным вертикально - так, что зрители могли видеть изображение в зеркале, установленном с наклоном вблизи экрана, и закончил разработку аппаратуры для телевизионной передачи кинофильмов и аналогичную для трансляций из студии.

Ко времени переезда Зворыкина в Камден (декабрь 1929 года) основной проблемой его телевизионной системы стала нестабильность работы электронного передающего устройства. Главный компонент передающей трубки - фоточувствительная мозаичная мишень - пока не обеспечивала стабильного преобразования световых градаций в соответствующие электрические сигналы.

В лабораторию Зворыкина перешли работать многие его коллеги из Westighouse Electric, а также группы исследователей из компаний RCA и General Electric. В результате сформировался весьма квалифицированный коллектив, управлять которым было непросто, так как многие специалисты имели собственные амбиции и взгляды на пути решения возникающих проблем. Благодаря присущей ему логике и блестящей научной эрудиции, Владимир Козьмич убедил своих сотрудников в необходимости первоочередного улучшения параметров передающей трубки с фотомозаичной мишенью. Потратив много времени на совершенствование передающей трубки с двухсторонней мишенью, Зворыкин и его коллеги в 1931 году приступили к разработке трубки с односторонней мишенью и электронным сканированием той ее стороны, на которую фокусируется изображение.

В середине 1931 года были изготовлены первые образцы новой передающей трубки, которую Зворыкин назвал "иконоскоп", и подготовлен проект передающей камеры с иконоскопом и электронным видоискателем. В проекте использовался принцип накопления зарядов и чересстрочная развертка с разложением на 240 строк, обеспечивающие требуемый уровень видеосигнала, сокращение полосы частот и удвоение частоты мельканий яркости изображения на экране кинескопа.

После испытаний ноной системы ТВ в Камдене телепередатчик мощностью 2,5 кВт был установлен на небоскребе Empire State Building в Нью-Йорке и в 1932 году с него началась опытная трансляция телевидения.

К тому времени один из заводов RCA освоил выпуск телевизоров с кинескопом Зворыкина, и их владельцы могли принимать телевизионные сигналы в радиусе до 100 км от телепередатчика. Но дальнейшему развертыванию производства телеаппаратуры воспрепятствовала Великая депрессия, задержавшая начало массового распространения телевидения в США примерно на семь лет.

26 июня 1933 года Зворыкин выступил на конференции Американского общества радиоинженеров В Чикаго с докладом "Иконоскоп - современный вариант электрического глаза". В этом выступлении Владимир Козьмич подвел итоги своей многолетней работы над передающей телевизионной трубкой и раскрыл некоторые секреты ее конструкции. После этого он получает многочисленные предложения выступить с докладами в нескольких странах, включая СССР.

Владимир Зворыкин с автографом

Фото В.К. Зворыкина с его автографом

Спустя месяц после выступления в Чикаго Зворыкин отплыл в Европу, а оттуда, посте нескольких выступлений во Франции и Германии, в первой половине августа на поезде приехал в Ленинград. Это был рискованный шаг, так как не исключалась вероятность применения к Зворыкину репрессий, как к эмигранту и бывшему офицеру. В то время еще не завершились переговоры о признании СССР в США (оно произошло 16 ноября 1933 года), а Госдепартамент США, хотя и дал согласие на выезд, но предупредил Зворыкина о том, что защита граждан США не распространяется на лиц, прибывших на свою историческую родину.

Принимая решение о поездке в СССР, Зворыкин обращал внимание на то, что Франклин Д. Рузвельт уже объявил о новом курсе по выходу США из кризиса, по которому приоритетное значение приобрели экономические факторы по сравнению с политическими. Америка нуждалась в крупных заграничных заказах, а СССР - в высокотехнологичной американской продукции. В США уже были представители СССР С.А. Векшинский и А.Ф. Шорин, и с ними обсуждались вопросы о заключении соглашения о поставках радиоаппаратуры, в том числе для оснащения телецентра, и о стажировке на предприятиях компании RCA советских специалистов.

В Ленинграде Зворыкина принимали сотрудники Наркомата радиопромышленности, а не представители высшей школы или науки, как он ожидал. Уровень приема был высоким: лучший номер в гостинице "Астория", специальная научная и культурная программа, предусматривающая также и встречи с родственниками. К Зворыкину был прикреплен постоянный сопровождающий "в штатском" из ОПТУ, настоятельно требующий от него соблюдения запретов на фотографирование, трату наличных долларов и т.д. В Ленинграде Зворыкин пробыл неделю, посетив с этим неизменным сопровождающим квартиру своей сестры Анны, завод "Светлана", Центральную радиолабораторию и НИИ телемеханики.

"Конечно, я спрашивал о профессоре Розинге, - написал Владимир Козьмич в мемуарах, - но большинство людей, которых я спросил, никогда не слышало о нем. Наконец, я узнал, что он был арестован в начале революции, сослан в Архангельск и вскоре умер".

На самом деле, Б.Л. Розинг скончался лишь за несколько месяцев до приезда Зворыкина, и "большинство людей" знало о нем, но "держало язык за зубами".

Обложка доклада Зворыкин, 1933

Обложка доклада Зворыкин, 1933

13 августа 1933 года Зворыкин выступил с докладом "Телевидение при помощи катодных трубок" на заседании ленинградского НТО электриков и через неделю прочитал несколько лекций в Москве. В рекордные сроки доклад был издан отдельной брошюрой тиражом 3 тыс. экземпляров с предисловием: "Публикуя этот доклад, мы полагаем, что некоторые малоизвестные идеи, заложенные в основание предложенной катодной системы телевидения (например, принцип накапливания зарядов и др.), смогут оказаться полезными и для других практических целей, где применение электронных процессов представляет интерес". На рис. 12 этой брошюры приведены структурные схемы передатчика и приемника, которые остались почти такими же и в современном телевидении. Выступления Зворыкина существенно повлияли на дальнейшие работы в области телевидения в СССР.

Программа пребывания Зворыкина в СССР включала также посещение Харькова, Киева и Тбилиси. На одном из радушных застолий в столице Грузинской ССР, где работал его брат Николай Козьмич, Владимира Козьмича представили секретарю ЦК КП(б) Л.П. Берии, который предоставил ему военный самолет для двухдневного посещения Черноморского побережья в Сухуми. Все это подчеркивало исключительную благожелательность и намерение Советской власти вернуть ученого на родину. Вернувшись в Москву, Зворыкин принял участие в переговорах о поставке компанией RCA аппаратуры для Московского телецентра.

Иконоскоп получил высокую оценку в советской печати. В частности, выдающийся советский ученый С.И. Катаев (1905-1989), разработавший передающую трубку, аналогичную иконоскопу, но несколько раньше, писал: "Решительного пункта развитие электронно-лучевых приборов достигло в 1933 году, когда д-р Зворыкин выступил с опубликованием работ но телевидению... Лаборатории, руководимой Зворыкиным, удаюсь построить... электронный передатчик, основанный на совершенно оригинальном принципе, позволивший передавать изображение со значительно большей четкостью, чем лучшие передатчики с диском Нипкова. С этого времени вопрос о том, какое из двух направлении в развитии телевидения следует считать решающим - механическое или электронное - перестал быть темой дискуссии".

Схемы передатчика и приемника Зворыкина
Схемы приемника и передатчика, опубликованные в брошюре доклада.

На схеме передатчика: I - вертикальное отклонение и синхронизирующий генератор;
II - второй усилитель и управление; III — горизонтальное отклонение и синхронизирующий генератор;
IV — модулятор; V — осциллятор и усилитель мощности; IС — иконоскоп; 1Am — 1-й усилитель; С — камера иконоскопа.

На схеме приемника: I — вертикальное отклонение и синхронизация; II — управление громкостью и обратным ходом;
III — горизонтальное отклонение и синхронизация; IV - радиоприемник и усилитель; K - кинескоп.

Заметим, что два русских изобретателя иконоскопа не затеяли спора о первенстве, а, напротив, подружились. Зворыкин встречался с Катаевым, посещая СССР. В 1936 году Катаев несколько месяцев проработал в США, где изучал опыт применения телевизионной техники, а также вел переговоры о закупке оборудования для советских заводов. Посещая лаборатории RCA и встречаясь со Зворыкиным, он подарил ему свою книгу "Электронно-лучевые трубки", а Зворыкин Катаеву - книгу "Телевидение", написанную им совместно с Дж. Мортоном. Оба изобретателя, описывая историю рождения телевидения, всегда с благодарностью вспоминали своего учителя и предшественника – Б.П. Розинга.

В 1934 году под руководством Зворыкина была закончена разработка системы телевещания на 343 строки / 60 Гц с чересстрочной разверткой, и он начинает исследования по заинтересовавшей его теме электронной микроскопии, о перспективах которой делает доклад на Международном конгрессе по применению электроники в биологии.

В сентябре 1934 года Зворыкин снова посетил Москву и Ленинград, где в Институте телемеханики ему продемонстрировали действующий образец иконоскопа, разработанный менее чем за год группой Я.А. Рыфтина. Ознакомившись с показанной ему в институте аппаратурой, Зворыкин сказал: "В первый раз я приехал ознакомить вас с моими достижениями. Второй раз уезжаю коллегой. Поюсь, что в третий раз мне придется у вас многому поучиться". Большой интерес Зворыкина также вызвали работы Л.А. Кубецкого по фотоэлектронным умножителям, некоторые эксперименты которого он смог тут же повторить. Владимир Козьмич получил официальное предложение вернуться на родину с обещаниями максимально благоприятных условий для работы и проживания, а также того, что никаких преследований за его купеческое происхождение и дореволюционное прошлое не будет. На семенном совете родственников Зворыкина, живущих в Ленинграде, мнения по поводу его возвращения из эмиграции разделились. Зворыкин разрешил эти сомнения на торжественном приеме, данном в его честь наркомом связи А.И. Рыковым. После традиционных тостов за гостя и укрепление связей между СССР и США он предложил почтить память своего учителя Б.Л. Розинга, чем вызвал явное замешательство у присутствовавших на банкете. Установившаяся при этом напряженная тишина красноречивее слов свидетельствовала о том, что возвращаться ему не следует. "В СССР меня ни разу не спросили омоем прошлом, никакой враждебности я не чувствовал, и все же вздохнул с облегчением после того, как сел в купе берлинского поезда", -вспоминал Зворыкин

По возвращении в США Владимир Козьмич вплотную стал заниматься разработкой фотоэлектронных умножителей. В январе и июле 1935 года он подает соответствующие патентные заявки, а в октябре выступает с докладом о новом классе электронных приборов на заседании Нью-Йоркского отделения Института радиоинженеров. Кроме того, он принимает участие в разработках новых приборов с фокусировкой электронного луча. К ним относятся супериконоскоп (иконоскоп с устройством переноса изображений) и ортикон, получившие широкое распространение в телевизионных камерах. В 1938 году Бруклинским политехническим институтом Зворыкину была присвоена степень доктора наук.

В СССР благодаря поставкам оборудования RCA электронное телевидение по стандарту 343/50 стало действующим весной 1938 года, но первыми оценили телевидение, в основном как превосходный инструмент для "промывания мозгов", в нацистской Германии. Уже в 1936 году три камеры телевизионной системы Зворыкина вели прямую передачу с Олимпийских игр в Берлине. Нацистский режим нуждался в технически совершенных пропагандистских средствах. "Гер профессор, мы дадим вам больше денег, чем американцы, и обеспечим лучшие условия работы", - говорили Зворыкину, пытаясь привлечь его к работе на Гитлера, но получили решительный отказ. Проведя всего один вечер у телеэкрана в Берлине, он понял, каким опасным становится телевидение в руках преступников, реально оценив воздействие телевидения на людей. Зворыкину принадлежат слова о том, что "...телевидение из чуда превратилось в чудовище", а после войны - "Я в ужасе от пошлости и сцен насилия, которые пришли в наши дома вместе с голубым экраном. Это заставляет меня думать: а стоило ли ради этого создавать телевидение? Во всяком случае, я смотреть его почти перестал..".

Соединенные Штаты вступили в эру телевидения в 1939 году. Тогда на Всемирной выставке в Нью-Йорке компании RCA и NBC презентовали открытие постоянного телевизионного канала. В отличие от Германии и СССР, телевидение в США запускается как колоссальный коммерческий проект на средства частных компаний и становится товаром. Первым президентом в мире, выступившим по телевидению, стал Ф.Д. Рузвельт.

Летом 1939 года Зворыкин совершил очередное турне по Европе и участвовал во многих конференциях и научных заседаниях. Политическая ситуация в континентальной Европе тогда сильно обострилась: железнодорожное и воздушное сообщение со многими странами прекратилось, а правительство Италии объявило мобилизацию. С большим трудом Зворыкину удалось добраться до Франции и оттуда вылететь в Лондон, где обстановка была поспокойней. Из Лондона Владимир Козьмич направился в шотландский город Данди. где 3 сентября 1939 года выступил на международной конференции с докладом по электронной микроскопии. Это выступление на конференции оказалось последним, так как по радио было объявлено о вступлении Великобритании в войну с Германией и введении военного положения. Участники конференции поспешили домой.

На теплоходе "Афиния", отправляющемся на следующий день из Ливерпуля в Нью-Йорк, были забронированы места для граждан США. Обладая железной выдержкой, Зворыкин решил не плыть на этом теплоходе, а дождаться багажа, отставшего от него во время турне по Европе. А через день он узнал, что "Афинию" торпедировала немецкая субмарина...

В годы второй мировой войны фирма RCA подключилась к работе на нужды обороны, а Зворыкин занимался приборами ночного видения и управляемого по телевидению бомбометания. Кроме того, он активно помогал своей бывшей родине в борьбе против фашизма, участвуя в деятельности Фонда помощи жертвам войны в России. Кроме того, в рамках "ленд-лиза" он курировал поставки в СССР радиотехники, а его жена Екатерина Андреевна - медикаментов, в частности нового в то время препарата пенициллина, спасшего жизни тысячам раненых. Однако вместо награды за это, после войны, в период маккартизма, времени "охоты на ведьм" Зворыкина обвиняют в антиамериканской деятельности и лишают загранпаспорта.

Послевоенные годы

Телевизионный бум, начавшийся после войны, особо не интересовал Владимира Козьмича: телевидение стало бизнесом, а его дело - придумывать новое. Например, электронный микроскоп или радиозонд для исследования желудка и кишечника, который пациент глотал, как пилюлю.

В 1947 году Зворыкин становится вице-президентом компании RCA и техническим консультантом исследовательских лабораторий. В этой должности он, продолжая участвовать в телевизионных разработках, опубликовал ряд статей со своими оценками и рекомендациями по развитию этой области техники. Именно тогда в лаборатории RCA был разработан видикон, отличающийся высокими фотоэлектрическими параметрами при малых размерах и простоте управления.

В 1954 году 65-летний Зворыкин уходит на пенсию, в связи с чем Сарнов устроил прием, подарил ему офис в лаборатории, которым Владимир Козьмич пользовался до конца своих дней, и предложил остаться почетным вице-президентом RCA. С 1954 по 1962 год Зворыкин возглавлял Центр медицинской электроники при Институте Рокфеллера. Большой авторитет и энергичная деятельность Зворыкина на этом посту способствовали тому, что в скором времени он становится президентом-основателем Международной федерации медицинской электроники и биологической техники и избирается членом Совета директоров одноименного института в Париже

В 1962 году в Генуе состоялся X Международный съезд по средствам связи, на котором Владимир Козьмич сделал доклад "Телевидение как предмет не только развлечения". В своем выступлении он предложил развивать прикладное телевидение, несущее информацию заинтересованным зрителям через специальные учебные и иные вещательные канаты, что может быть мощным средством повышения уровня общественного образования и индустриального роста. Через год Конференция по медицинской технологии состоялась в Москве, на ней Зворыкин демонстрировал разработанные им радиопилюли, уже выпускаемые в США.

Самым волнующим оказалось посещение СССР в 1967 году, когда супругам Зворыкиным удалось побывать в закрытом для иностранцев Муроме, оторвавшись на такси от группы экскурсантов "Интуриста" во Владимире. Зворыкины побывали в памятных местах города и в доме, где прошло детство и отрочество Владимира Козьмича. Тогда этот дом, находившийся в ведении Муромского историко-художественного музея (МИХМ), реставрировался, и Владимир Козьмич сделал в книге отзывов следующую запись: "После 50-летнего перерыва пoceтил мой родной дом. Очень отрадно найти его не только в сохранности, но и в периоде реконструкции. Особенно приятно видеть, что дом, в котором родился, так заботливо реставрируется для музея… Спасибо! В.К. Зворыкин".

Владимир Козьмич был избран почетным членом многих академий и научных обществ. У него 120 патентов, более 80 печатных трудов. Он удостоен более 30 наград (включая национальную "Медаль науки США", "Премию пионера" Американской ассоциации промышленников, Президентский диплом Почета, орден "Почетного легиона" Франции). Изобретательская и научная деятельность Зворыкина была отмечена занесением его имени в Американскую Национальную галерею Славы изобретателей.

Энергию и активный интерес к окружающему миру Владимир Козьмич сохранял до преклонного возраста. В 91 год он сам водил машину и ездил по Принстону в центр David Sarnoff, а скончался 29 июля 1982 года, не дожив одного дня до своего 93-летия.

Отпевание ученого состоялось в церкви Принстонского университет, а церемония прощания проходила под звуки органной музыки.

"Упокой, Господи, душу раба Твоего Владимира. Испытания, которые он прошел, многотрудны. Деяния же его воистину удивительны. Amen!"

Ученый Изобретатель 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова