сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Техника техникой, но лифт ломается чаще, чем лестница.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Сергей Михайлович Прокудин-Горский

С. М. Прокудин-Горский – гораздо больше, чем просто талантливый ученый-изобретатель или выдающийся фотограф, он – автор настоящего чуда, которое никогда не перестанет удивлять людей

Русский фотограф, химик, изобретатель, издатель, педагог и общественный деятель, внесший значительный вклад в развитие фотографии и кинематографии, пионер цветной фотографии в России Сергей Михайлович Прокудин-Горский родился 18 августа (30 августа по новому стилю) 1863 года в имении Фуникова Гора Покровского уезда Владимирской губернии.

С.М. Прокудин-Горский, автопортрет, 1912

С.М. Прокудин-Горский
автопортрет, 1912

Сергей Михайлович Прокудин-Горский принадлежал к одному из старейших дворянских родов России, представители которого более пяти столетий верно служили своей стране.

О первых 20 годах жизни С. М. Прокудина-Горского пока нет практически никаких сведений. Его отец, Михаил Николаевич, отслужив на Кавказе (в Тифлисском гренадерском полку), в 1862 г. вышел в отставку в чине подпоручика. В том же году женился и поселился в родовом имении Фуникова Гора. В 1865 г. он подаёт прошение об определении его на службу в число канцелярских чиновников Владимирского дворянского депутатского собрания, поскольку владение 80 душами крестьян в Фуниковой Горе, да "за матерью ста сорока душами", не позволяло содержать в достатке свою семью. В связи со службой Михаила Николаевича во Владимире, его семья, очевидно, в 1865-67 гг. жила в этом городе. В 1867 г. отец Сергея поступил в Ковровскую опеку в качестве дворянского заседателя, служил здесь до 1872 г., получив чин камер-юнкера. Газеты за 1873-75 гг. упоминают его имя как агента Ярославско-Костромского земельного банка в Муроме. Также в Муроме в 1875 г. крестили одного из сыновей Михаила Николаевича (Алексея, умершего в младенчестве). В 1875-77 гг. он уже работал «почетным блюстителем» Мытского двухклассного министерского училища (село Мыт Гороховецкого уезда), а с 1878 г. – сверхштатным чиновником канцелярии Совета Императорского Человеколюбивого общества в звании камергера. Вероятно, с этой должностью был связан переезд в Петербург. Однако в 1880 г. Михаил Николаевич подписал свою статью в журнале «Русская старина» «Михаил Прокудин-Горский. Гор. Киржач». При этом не известно, где именно проживал с 1875 г. сам Сергей, так как его родители к этому времени были уже в разводе.

О начальном образовании Сергея также ничего не известно, возможно, оно было домашним. Когда мальчик подрос, его отправили воспитываться в Петербург, в знаменитый Александровский лицей, откуда его через три года по какой-то причине забрал отец.

Дальнейшая история молодых лет нашего героя до настоящего времени является собранием мифов и заблуждений, идущих от книги Роберта Оллсхауза «Фотографии для царя» ("Photographs for the Tsar", 1980 г.), в которой изложена самая первая версия биографии Сергея Михайловича. По утверждению автора, Прокудин-Горский, окончив в 1889 г. Технологический институт, отправился за границу, где некоторое время преподавал химию в Высшей Технической Школе в Шарлоттенбурге, где читал лекции о спектральном анализе и фотохимии. Далее Оллсхауз пишет, что «именно в период пребывания в Германии Прокудин-Горский заинтересовался изучением научных проблем цветной фотографии и вошел в контакт в Адольфом Мите, который возглавил кафедру химии, ранее возглавлявшуюся доктором Германом Вильгельмом Фогелем, отцом ортохроматизма, в Высшей Технической Школе в Берлине». После этого Прокудин-Горский, по утверждению Оллсхауза, переехал в Париж и продолжил занятия в лаборатории известного химика Эдме Жюля Момене, занимавшегося исследованиями в области цветной фотографии. Затем-де Прокудин-Горский возвратился в Россию (в начале 1890-х?) и с жаром погрузился в занятие выбранным делом.

В действительности после оставления Александровского лицея Прокудин-Горский с октября 1886 по ноябрь 1888 г. слушал лекции по естественному разделу на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета. Есть сведения, пока ещё не подтвержденные документально, что будущий пионер цветной фотографии был учеником самого Дмитрия Менделеева. Действительно, в период учебы Прокудина-Горского в Петербургском университете Менделеев заведовал там лабораторией. В упомянутой выше книге Оллсхауза есть следующий пассаж: «В 1922 г., в своих биографических записках, он с гордостью вспоминал о своих занятиях с Менделеевым, упоминая, как тот в 1887 г., в возрасте 53 лет, совершил одиночный полет на воздушном шаре для наблюдения солнечного затмения». К сожалению, в 1980 г. по нелепому требованию издательства из книги были удалены все ссылки на источники, а сегодня, спустя 30 лет, автор уже не может вспомнить, где нашел эти «биографические записки» 1922 г. Больше ни один исследователь жизни Прокудина-Горского их не видел! Тем не менее, в России факт одиночного полета Менделеева на воздушном шаре в 1887 г. хорошо известен, и именно на этот период пришлась недолгая учеба Прокудина-Горского в Петербургском университете (о чем Оллсхауз не знал). Придумать такое невозможно, значит, биографические записки 1922 г. реально существовали и их ещё предстоит найти.

Возможно, именно Менделеев пробудил у молодого Прокудина-Горского интерес к химии. Интересно отметить, что примерно в эти же годы одной из научных проблем, которыми занимался гениальный русский химик, был ортохроматизм, учение о правильной передачи цвета в черно-белой (!) фотографии. Эта проблема имела прямое отношение к развитию метода цветной съемки путем цветоделения, который Прокудин-Горский станет использовать в следующем столетии.

Однако в тот момент, очевидно, ни о каких серьезных занятиях химией и, тем более, цветной фотографией, не было и речи.

По неизвестной причине Прокудин-Горский оставляет университет и в сентябре 1888 г. становится слушателем Императорский Военно-медицинской академии, которую также по какой-то причине не окончил.

Но и этим его образование не ограничивалось. Сергей Михайлович был очень одаренный и разносторонней человек – по некоторым сведениям, брал уроки живописи в Академии художеств, и даже серьезно увлекался игрой на скрипке. Но его музыкальным амбициям не суждено было осуществиться - Р. Оллсхауз упоминает, что в химической лаборатории молодой Прокудин-Горский сильно повредил себе руку, что косвенно подтверждается другими источниками.

В мае 1890 г., распрощавшись с Военно-медицинской академией, Прокудин-Горский поступает на службу в Демидовский дом призрения трудящихся, в качестве его действительного члена. Это социальное учреждение для девочек из бедных семей было основано в 1830 г. на средства известного мецената Анатолия Демидова и состояло в Ведомстве учреждений императрицы Марии Федоровны, т.е. являлось как бы частью государственного аппарата. Соответственно, именно в Демидовском доме более 10 лет поднимался по карьерной лестнице, получая чины от государства. Например, 1903 г. как действительный член дома Прокудин-Горский имел чин титулярного советника.

В 1894 г. Демидовский дом трудолюбия был переименован в дом «Анатолия Демидова» и преобразован в первое в России женское коммерческое училище. Чем именно занимался в этом социально-учебном заведении С.М.Прокудин-Горский пока не известно, зато уже можно сказать, как он вообще туда попал. Если открыть издание «Адрес-календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1888 г.», то можно обнаружить, что Михаил Николаевич Прокудин-Горский значится среди почетных членов Демидовского дома призрения. Отец явно желал направить сына по своим стопам.

В 1890 г. Прокудин-Горский женится на Анне Александровне Лавровой (1870-1937) – дочери известного металловеда, одного из основателей отечественного сталепушечного производства, активного члена Императорского Русского Технического Общества, генерал-майора артиллерии Александра Степановича Лаврова (1836-1904), который был директором Товарищества Гатчинских колокольных, медеплавильных и сталелитейных заводов. По протекции тестя Прокудин-Горский входит в состав правления этого крупного предприятия.

Хотя основное место работы (Демидовский дом) находится в Петербурге, Прокудин-Горский поселяется в Гатчине, где у него рождаются дети Дмитрий (1892), Екатерина (1893) и Михаил (1895).

Влияние тестя на какое-то время определило круг научных интересов Прокудина-Горского. Молодой ученый становится членом первого химико-технологического отдела Императорского Русского Технического Общества, где в 1896 г. он сделал свой первый доклад «О современном состоянии литейного дела в России». Однако постепенное его внимание всё более начинает привлекать фотография. В 1898 г. он становится также членом фотографического отдела ИРТО и выступает на заседании отдела с сообщением «О фотографировании падающих звезд (Звездных дождей)», публикует первые из серии своих работ по техническим аспектам фотографии: «О печатании с негативов» и «О фотографировании ручными фотоаппаратами».

В том же 1898 г. на V фотографической выставке, организованной фотографическим отделом ИРТО, Прокудин-Горский выступает с демонстрацией снимков, сделанных с картин художников XVII-XVIII вв., написанных маслом. Вероятно, именно тогда он обращается к проблеме ортохроматизма, поскольку на черно-белом снимке надо отразить разными тонами все цвета картины, даже если они имеют одинаковую интенсивность.

Очевидно, фотографическое дело всё больше захватывает Прокудина-Горского, причем не только в научно-теоретическом, но и практическом плане. В нём начинают проявляться деловые, предпринимательские качества, стремление поставить научные знания и опыт на службу собственному бизнесу, добиться не только научного признания, но и полной материальной независимости. 2 августа 1901 г. в Петербурге, на Б. Подъяческой 22, открылась «фотоцинкографическая и фототехническая мастерская» С. М. Прокудина-Горского, где в 1906—1909 годах располагалась лаборатория и редакция журнала «Фотограф-любитель», возглавляемого в это время Сергеем Михайловичем.

В 20 век Прокудин-Горский вступает с новой страстью, которая принесет ему мировую славу – цветная фотография, передача на снимке натуральных красок окружающего мира!

Здесь надо сделать небольшое отступление в историю. Ещё в 1861 г., в год отмены крепостного права в России, английский физик Джеймс Клерк Максвелл провел удивительный эксперимент: снял пеструю ленту три раза через зеленый, красный и синий фильтры. Освещая затем полученные негативы через те же фильтры, ему удалось получить цветное изображение – первую в мире цветную фотографию.

Этот способ получил название «цветоделение», однако потребовалось ещё 40 лет упорного труда лучших европейских ученых, в том числе и Прокудина-Горского, чтобы эта технология позволила правильно передавать все натуральные цвета, улавливая их малейшие оттенки. Для этого стеклянные пластины потребовалось покрывать специальной эмульсией сложного состава, делающей их одинаково чувствительными ко всему цветовому спектру.

Над этой задачей Прокудин-Горский трудился в 1902 г. в лаборатории Высшей технической школы в Шарлоттенбурге близ Берлина под руководством другого выдающегося ученого – профессора Адольфа Мите (1862-1927), в то время главного специалиста по методу цветоделения. Уже в 1901 г. этому немцу удалось сконструировать камеру для цветной съемки, а 9 апреля 1902 г. А.Мите демонстрировал свои цветные фотографии королевским особам. Таким образом, техническая база для создания фотографических «картин в натуральных красках» была создана.

В декабре 1902 г. на заседании V отдела ИРТО Прокудин-Горский делает доклад о создании цветных диапозитивов по методу А. Мите и очень тепло отзывается о работе под руководством последнего.

Однако в итоге, как писали потом в русской прессе, «ученик превзошел учителя». Используя свой незаурядные познания в химии, Прокудин-Горский создал свой рецепт эмульсии, обеспечивший наиболее совершенную на тот момент цветопередачу, т.е. полную натуральность красок.

В 1903 г. лучшие германские фирмы «Гёрц» и «Бермполь» строят по чертежам А. Мите для Прокудина-Горского специальное оборудование для цветной съемки и проекции полученных цветных изображений. Уже тогда Прокудин-Горский мог печатать свои цветные фотографии в весьма приличном качестве в виде открыток и книжных иллюстраций, но их подлинная красота и качество раскрывались только путем проекции изображения непосредственно с пластины на большом экране. Во время первых демонстраций таких слайдов (говоря современным языком) в Петербурге и Москве зимой 1905 г. зрители не могли скрыть своего изумления и восторга от увиденного, вставали с мест и устраивали автору бурные овации. В России началась эра цветной фотографии!

Едва получив в своё распоряжение оборудование и фотоматериалы, Прокудин-Горский спешит запечатлеть в «натуральных красках» свою необъятную страну со всеми её многочисленными достопримечательностями и красивыми уголками.

Точна дата начала цветных съемок Прокудина-Горского в Российской империи пока не установлена документально, но можно с высокой степенью уверенностью утверждать, что первое путешествие с целью цветной фотосъемки он совершил уже в сентябре-октябре 1903 г., запечатлев осенние красоты Карельского перешейка, Сайменского канала и Сайменского озера.

К сожалению, мы почти ничего не знаем о самом раннем периоде «коллекции достопримечательностей» в натуральных цветах, восстанавливать её хронологию и географию приходится по весьма отрывочным сведениям.

Известно, что уже в апреле 1904 г. Прокудин-Горский отправляется в один из самых труднодоступных уголков европейской части России – грозные дагестанские горы, где снимает знаменитые аул Гуниб и окрестные ущелья и селения, а также типы местных жителей. До сего дня остается загадкой, кем и с какой целью была организована эта дальняя экспедиция.

Летом 1904 г. Прокудин-Горский снимает южные красоты Черноморского побережья (Гагры и Новый Афон), потом будут колоритные малороссийские хутора в Курской губернии, белоснежные зимние пейзажи у себя на даче под Лугой. Условий для съемки – почти никаких. Для смены кассет соорудил самодельную походную палатку. Денег на съемку тоже не хватает.

После первого успеха своих цветных проекций на публичных показах фотограф задумывается, как дальше использовать столь замечательное изобретение? Безусловно, оно должно приносить какой-то доход, тем более, что пока в России он, пионер цветной фотографии, является абсолютным монополистом.

Ответ вроде бы лежит на поверхности: в ту пору единственным способом массового распространения фотографии были открытки, которые действительно расходились неплохими тиражами. К тому же мастерская-фотоцинкография на Подъяческой, 22 давно освоила их производство, в т.ч. и в цвете.

Весной 1905 г. Прокудин-Горский обращается к Общине Святой Евгении (петербургский Красный Крест) с проектом запечатлеть в цвете пол-России и издать эти снимки в виде первых в истории нашей страны цветных фотооткрыток. Получает от общины аванс на это предприятие и снова отправляется в путь, не обращая внимания на начавшийся революционный хаос!

За короткий срок сняты более 300 видов Петербурга, Киева, Курска, Севастополя (в т.ч. броненосец Потемкин!), почти весь Крым, Новороссийск, Сочи, Гагры. На очереди съемка Москвы, Одессы, Харькова, Риги, Ревеля, Пскова. И тут фотографа постигает первый жестокий удар истории: из-за полного расстройства экономики в стране Община Святой Евгении не в состоянии оплатить его работу и договор растрогается. Почти весь отснятый материал после этого бесследно исчезает!

На какое-то время Прокудин-Горский прекращает свои фотоэкспедиции. В 1906-1908 гг. он занят популяризацией своих достижений в области цветной фотографии, участием в научных конгрессах, преподавательской и издательской работой, редактированием журнала «Фотограф-любитель». Он часто выезжает в Европу, где в 1906 г. делает большую серию цветных снимков Италии этюдного характера.

Важным этапом в его раннем творчестве стала поездка в Туркестан в декабре 1906-январе 1907 г. для фотографирования солнечного затмения с экспедицией Русского географического общества, членом которого он стал ещё в 1900 г. Затмение запечатлеть в цвете так и не удалось из-за густой облачности, зато Прокудин-Горский с увлечением фотографировал старинные памятники Бухары и Самарканда, колоритные местные и типы и многое другое, что жителю Петербурга казалось настоящей экзотикой. Вероятно, в тот момент Прокудин-Горский начал осознавать, что самое важное предназначение цветной фотографии – не просто открыточные виды, а запечатление всего того, что является подлинными достопримечательностями Российской империи. Надо полагать, это мнение ещё более усилилось после того, как в октябре 1907 г. пришли известия о сильном землетрясении в Туркестане, вызвавшие опасения за судьбу многих ветхих памятников (к счастью, в тот раз они особенно не пострадали).

Ещё многие месяцы прошли в повседневных заботах: Прокудину-Горскому надо было заниматься семейными делами, научной работой, преподаванием, редактированием журнала, руководством своей фотомеханической мастерской, участвовать в общественной жизни, выставках, конгрессах, съездах, показывать свои проекции, и т.д., и т.п.

Но всё это время мысль о великом предназначении цветной фотографии не оставляет его, он ищет возможности её применения. Весной 1908 г. у Прокудина-Горского рождается идея сделать цветной фотопортрет своего самого выдающегося современника – писателя Льва Толстого, отмечающего свой 80-летний юбилей. Разрешение на съемку получено и 22-23 мая Прокудин-Горский проводит в Ясной Поляне, где создает, наверное, самый знаменитый фотопортрет в истории России, а также запечатлевает для потомков виды усадьбы. Напечатанный в виде открыток, журнальных иллюстраций и «настенных картин» этот портрет разошелся по всей стране, а вместе с ним – и слава о «мастере натурального цвета».

Прокудина-Горского всё чаще приглашают для демонстрации своих чудесных проекций на вечера, где собирается высшее общество. Его творчеством заинтересовался один из Великих князей. Осенью 1908 г. Прокудин-Горский по приглашению императрицы Марии Фёдоровны совершает поездку на виллу Романовых в пригороде Копенгагена.

А затем… на аудиенцию его приглашает сам Государь Император. Это был звездный билет и Прокудин-Горский не упускает своего шанса.

3 мая 1909 г. состоялась судьбоносная встреча с царем, подробно описанная фотографом в своих воспоминаниях 1932 г.

Очарованный показанными цветными снимками, Николай II предоставляет Прокудину-Горскому необходимые транспортные средства и дает разрешение снимать в любых местах, с тем, чтобы фотограф мог запечатлеть «в натуральных красках» все основные достопримечательности Российской империи от Балтийского моря до Тихого океана. Всего запланировано за 10 лет сделать 10.000 снимков. Эти уникальные фотоматериалы Прокудин-Горский хотел использовать, прежде всего, для целей народного просвещения – установить в каждом училище проектор и показывать на цветных слайдах-диапозитивах подрастающему поколению всё богатство и красоту бескрайней страны. Этот новый учебный предмет должен был называться «Родиноведение»!

Уже через несколько дней после встречи с царем Прокудин-Горский отправляется в первую экспедицию своего нового проекта – по Мариинскому водному пути от Петербурга почти до самой Волги, съемка приурочена к 200-летнему юбилею открытия этой водной магистрали. Осенью того же 1909 г. делается съемка северной части промышленного Урала. В 1910 г. Прокудин-Горский совершает два путешествия по Волге, запечатлев её от самых истоков до Нижнего Новгорода. В промежутке, летом, он снимает южную часть Урала.

Летом 1911 г. снимаются многочисленные памятники старины в Костроме и Ярославской губернии. К предстоящему юбилею 1812 г. запечатлены места вокруг Бородино. Весной и осенью 1911 г. фотограф успевает ещё дважды посетить Закаспийскую область и Туркестан, где впервые в истории опробовал цветную киносъемку!

Не менее насыщенным стал и 1912 г. – с марта по сентябрь Прокудин-Горский совершает две фотоэкспедиции на Кавказ, снимает Муганьскую степь, предпринимает грандиозную поездку по планируемому Камско-Тобольскому водному пути, проводит обширные съемки местностей, связанных с памятью об Отечественной войне 1812 г. – от Малоярославца до литовской Вильны, фотографирует Рязань, Суздаль, строительство Кузьминской и Белоомутовской плотин на Оке.

Однако в самый разгар проект по запечатлению России в цвете неожиданно прекращается по не вполне понятным причинам. По наиболее убедительной версии у фотографа просто кончились средства, так как вся работа, кроме транспортных расходов, производилась за его личный счет. С 1910 г. Прокудин-Горский вел переговоры с правительством о приобретении его уникальной коллекции в государственную казну, чтобы обеспечить финансирование дальнейших экспедиций. После долгих рассмотрений его предложение получило поддержку на самом высоком уровне, но в итоге … всё закончилось ничем и коллекция так и не была выкуплена.

Возможно, именно ввиду финансовых проблем с 1913 г. Прокудин-Горский всё больше внимания уделяет предпринимательской деятельности, делая особый упор на привлечение к своим проектам крупных капиталистов. В январе 1913 г. он учреждает товарищество на вере под фирмою «Торговый дом С.М.Прокудин-Горский и К0».

В марте 1914 г. организуется Акционерное общество «Биохром» (услуги по цветной фотографии и по печатанию фотографий) с основным капиталом в 2 миллиона рублей, которому передаётся вся собственность «Торгового дома». Прокудин-Горский с весьма скромным пакетом акций входит в состав правления. Вероятно, в качестве своего вклада в уставный капитал он передает «Биохрому» права на свою коллекцию снимков.

В 1913-1914 гг. Прокудин-Горский со всей присущей ему страстью занимается созданием цветного кинематографа, патент на который он получает совместно со своим коллегой и компаньоном Сергеем Олимпиевичем Максимовичем.

Неутомимые изобретатели поставили перед собой задачу создать такую систему цветного кино, которую можно будет использовать в широком прокате, без чего был невозможен коммерческий успех этого предприятия. Летом 1914 г. во Франции было построено всё необходимое оборудование для съемки и показа цветных фильмов, но дальнейшему развитию этого нового проекта помешала начавшаяся Первая мировая война. Ни одна из экспериментальных цветных кинолент Прокудина-Горского, включая съемку выхода царской процессии в 1913 г., до сих пор не найдена.

Как писал в своих воспоминаниях 1932 г. сам Сергей Михайлович, с наступлением войны ему пришлось отдать свой специально оборудованный вагон, а самому заниматься цензурой прибывающих из-за границы кинематографических лент, обучением съёмкам с аэропланов русских летчиков.

Но уже в 1915 г., в условиях войны, Прокудин-Горский вдруг возвращается к «делу всей своей жизни», как о называл цветную фотографию. С помощью учрежденного ещё в 1913 г. акционерного общества «Биохром» он пытается наладить массовый выпуск недорогих диапозитивов со снимков своей коллекции. В том же 1915 г. эти диапозитивы поступают в открытую продажу, но, вероятно, дело не получило коммерческого успеха, особенно в условиях трудного военного времени. До сих пор исследователям не удалось обнаружить в России ни одного экземпляра этих «картин для волшебного фонаря».

К 1915 г. относится ещё одно интересное событие в творческой биографии Прокудина-Горского – создание двух замечательных юбилейных фотопортретов великого русского певца Федора Шаляпина, который был запечатлен в сценических костюмах Мефистофеля и Бориса Годунова. Эти снимки были опубликованы сразу в нескольких изданиях, благодаря чему мы можем любоваться ими, несмотря не бесследно исчезнувшие негативы.

Летом 1916 г. Прокудин-Горский совершает свою последнюю фотоэкспедицию по России, снимает только что отстроенный южный участок Мурманской железной дороги, в том числе лагеря австро-германских военнопленных. По чьему приказу и в каких целях делалась эта съемка секретных военных объектов – до сего дня остается загадкой.

После Октябрьской революции 1917 г. Прокудин-Горский ещё несколько месяцев продолжал вести активную деятельность в России: вошел в состав оргкомитета Высшего института фотографии и фототехники, в марте 1918 г. демонстрировал свои снимки в Зимнем дворце для широкой публики в рамках «Вечеров цветной фотографии», организованных по инициативе Внешколькного отдела Наркомпроса РСФСР. Со вступительным словом перед показом выступил сам нарком Луначарский, который оказался большим знатоком и ценителем цветной фотографии.

Вообще, надо сказать, что знания и опыт Сергея Михаловича действительно были востребованы новой властью, прежде всего, как крупнейшего специалиста по цветной печати. 25 мая 1918 г. глава советского правительства В. И. Ленин дал указание о включении Прокудина-Горского в состав коллегии Экспедиции по заготовлению государственных бумаг. Прокудинская типография на Б. Подъяческой, 22 теперь получала заказы от советских властей. Например, в том же 1918 г. издательство «Коммунистъ» заказывало там клише для книги В. М. Величкиной «Швейцария».

В августе 1918 г. Прокудин-Горский по поручению Наркомпроса отправился в командировку в Норвегию с целью закупки проекционного оборудования для низших школ. Быть может, у мастера в тот момент возникла надежда, что новая власть позволит ему осуществить мечту, так и не сбывшуюся при царском режиме – чтобы его цветные снимки увидели миллионы школьников и студентов по всей России? Но ему уже было не суждено вернуться на Родину. Начинавшаяся в стране гражданская война делала практически невозможной дальнейшую работу в области цветной фотографии и кино. Командировка превратилась в эмиграцию.

В мае 1919 г. Прокудину-Горскому удалось собрать в Норвегии группу для продолжения работы над цветным кинематографом. Однако приготовления столкнулись с огромными трудностями, т.к., как писал впоследствии сам фотограф, «Норвегия является страной, совершенно не приспособленной для научно-технических работ».

Поэтому в сентябре 1919 г. он перебрался из Норвегии в Англию, где продолжил работу по созданию цветного кино. Всю аппаратуру приходилось делать заново, буквально «на коленке», так как денег катастрофически не хватало. Привлеченные к проекту местные компаньоны не отличались ни щедростью, ни надежностью. К тому же на пятки наступали конкуренты – цветной кинематограф в Европе к началу 1920-х гг. активно осваивали уже несколько фирм, хотя до его широкого коммерческого применения оставалось всё ещё далеко.

С 1921 г. и до самой смерти в 1944 г. Прокудин-Горский жил во Франции, куда в 1923-25 гг. из России перебрались члены его семьи. Последними, в марте 1925 г., из СССР выехали его первая жена и дочь Екатерина со своим сыном Дмитрием. В 1920 г. Сергей Михайлович женится на своей сотруднице Марии Федоровне Щедриной; в 1921 г. у них родилась дочь Елена.

Работа по созданию цветного кино к 1923 г. окончательно потерпела финансовый крах. К этому моменту относится идея переезда в Соединенные Штаты для продолжения работы, но по какой-то причине она осталась нереализованной (возможно, из-за болезни Сергея Михайловича). Ученому-эмигранту оставалось только заняться со своими сыновьями привычным фоторемеслом, чтобы хоть как-то прокормиться в чужой стране.

А что же стало с его знаменитой коллекцией? Согласно запискам самого Сергея Михайловича, «благодаря удачно сложившимся обстоятельствам» ему удалось получить разрешение на вывоз наиболее интересной её части. Когда и при каких обстоятельствах это произошло – до сих пор никому не известно. Первое упоминание о нахождении коллекции во Франции относится к концу 1931 г., когда начался её показ соотечественникам-эмигрантам. В 1932 г. была составлена записка о коммерческой эксплуатации коллекции, которая перешла в собственность сыновей Прокудина-Горского Дмитрия и Михаила. Предполагалось закупить новый проекционный аппарат (взамен оставленного в России) и проводить демонстрации снимков в цвете, а также издавать их в виде альбомов. По всей видимости, осуществить этот замысел не удалось, скорее всего, из-за банального отсутствия необходимых средств.

До 1936 г. Прокудин-Горский выступал с лекциями на различных мероприятиях русской общины во Франции, демонстрируя свои снимки, в том же году он опубликовал свои воспоминания о встрече со Львом Толстым в Ясной Поляне.

Скончался Сергей Михайлович 27 сентября 1944 г. в «Русском доме» на окраине Парижа, вскоре после освобождения города союзниками. Его могила находится на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Его коллекция, пролежавшая все годы оккупации в сырых парижских подвалах, была продана наследниками в 1948 г. Библиотеке Конгресса США. На несколько десятилетий о ней, казалось, совсем забыли. Лишь в 2001 г. все снимки были отсканированы, выложены в Интернет и стали культурным достоянием человечества. Благодаря глобальной компьютерной сети в начале 21 века состоялось триумфальное возвращение Прокудина-Горского на Родину.

Использован материал «Наследие С. М. Прокудина-Горского»

Фотограф Изобретатель 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова