сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Разница между историками и юристами только в точках зрения: историки видят причины, не замечая следствия; юристы замечают только следствия, не видя причин.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Пётр Николаевич Нестеров

9-й Восточно-Сибирской Генерал-Фельдцехмейстера Великого Князя Михаила Николаевича стрелковой артиллерийской бригады командир XI корпусного авиаотряда штабс-капитан Нестеров Петр Николаевич
9-й Восточно-Сибирской Генерал-Фельдцехмейстера Великого Князя Михаила Николаевича стрелковой артиллерийской бригады командир XI корпусного авиаотряда штабс-капитан Нестеров Петр Николаевич

15 февраля (27 февраля по новому стилю) 1887 года родился Пётр Николаевич Нестеров - русский военный лётчик, один из пионеров отечественной авиации, основоположник высшего пилотажа.

Биография

Пётр Нестеров родился в семье офицера-воспитателя Нижегородского кадетского корпуса. Рано лишился отца. Материальное положение Нестеровых было весьма скромным. Потеряв кормильца, вдова Маргарита Викторовна была вынуждена с четырьмя детьми оставить казенную квартиру при кадетском корпусе и перебраться во Вдовий дом, затем на частную квартиру.

26 августа 1897 года Петра Нестерова приняли в Нижегородский кадетский корпус. Он был смелым и отзывчивым товарищем, с тонкой лирической душой, обостренным чувством прекрасного, неплохо рисовал, пел, играл на мандолине, много читал. Интересы юного Нестерова были разнообразными. С увлечением проглатывал он книги, повествующие о дерзновенных путешествиях и мореплаваниях, о фантастических приключениях и легендарных полководцах прошлого, много внимания уделял точным наукам, увлекался техникой. Учение давалось ему очень легко.

В выписке из аттестационного журнала за 1903 -1904 год говорилось:

«Кадет 7 класса Нестеров... обладает острым умом, любит математику, физику, черчение. Чрезвычайно настойчив в принятых решениях, проявляет динамический характер... Кадет Петр Нестеров - идеальный тип будущего офицера с ярко выраженными моральными качествами и храбростью, могущего увлечь за собой своих подчиненных в бою.»

Закончив корпус по 1-му разряду, в 1904 году Нестеров был направлен для продолжения учебы в Михайловское артиллерийское училище. Здесь он прошел хорошую теоретическую и практическую подготовку, серьезно изучал опыт применения артиллерии в период Русско - японской войны 1904 - 1905 годов.


П.Н. Нестеров с семьей

На старших курсах юнкер Нестеров познакомился с миловидной и веселой Надеждой Рафаиловной Галецкой, ставшей потом верным спутником его непродолжительной жизни. Петр Николаевич был прекрасным семьянином, как об этом свидетельствует переписка супругов. Он нежно любил детей и жену, с которой делил все свои печали и радости. В связи с женитьбой Пётр Нестеров откомандировался на Дальний Восток, так как в европейской части России офицер в случае заключения брака до 28 лет обязан был внести так называемый «реверс» 5 тысяч рублей. У молодого офицера подобных денег не было. Поэтому до 1909 года он служил в 9-й Восточно-Сибирской артиллерийской бригаде во Владивостоке.

Как это часто бывает, случай повернул судьбу будущего авиатора. Его внимание привлёк аэростат, находившийся во Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте. Офицеры роты не находили ему достойного применения, считая «штукой забавной, но бессмысленной». Нестеров высказал мысль о том, что аэростат очень полезно было бы использовать для корректирования артиллерийской стрельбы. Он добился временного прикомандирования к наблюдательной станции воздуховлавательного парка и в качестве артиллериста-наблюдателя неоднократно поднимался на аэростате в воздух. Однако воздухоплавательную роту вскоре расформировали, и Нестеров был отозван в бригаду.

В 1910 году Пётр Николаевич заболел и был переведен в Кавказскую резервную артиллерийскую бригаду «по климатическим условиям сроком на один год». Во Владикавказе Нестеров познакомился с Артемием Кацаном, пилотом-авиатором, построившим планер своей собственной конструкции. «Мое увлечение авиацией началось с 1910 года, - вспоминал потом П.Н.Нестеров. - Я поставил себе задачу построить такой аппарат, движения которого меньше всего зависели бы от окружающих условий и почти всецело подчинялись бы воле пилота. Мне казалось, что только соблюдение этих условий и только такой аппарат могут дать возможность человеку свободно парить. Только тогда...авиация из забавы и спорта превратится в прочное и полезное приобретение человечества».

В то время русские лётчики летали в основном на французских машинах. Патриотическое чувство Нестерова оскорбляла мысль о том, что царское военное ведомство поставило самолетостроение в зависимость от иностранных фирм. Однако проект Нестерова был отклонен главным инженерным управлением. Это не охладило пыл настойчивого поручика. Его решение стать не только лётчиком, но и конструктором только окрепло.

В июле-августе 1911 года, находясь в отпуске в Нижнем Новгороде, Петр Николаевич познакомился с учеником профессора Н.Е. Жуковского - Петром Петровичем Соколовым и вскоре стал членом Нижегородского общества воздухоплавания. В сарае Соколовых на Провиантской улице друзья построили планер. Мать Петра Николаевича поддержала увлечение сына и помогла сшить обшивку к планеру.

Для испытаний выбрали поле за Петропавловским кладбищем (в районе нынешних улиц Белинского и Невзоровых). Запустили планер с помощью лошади. В телеге сидел Соколов, держа верёвку, привязанную к планеру. Лошадь разбежалась, и аппарат, набирая скорость, вместе с испытателем поднялся в воздух на 2-3 метра.

Газета «Нижегородский листок» поместила заметку 3 августа 1911 года, в которой отмечалось, что «проба оказалась весьма удачной».

Этот «полёт» считается началом деятельности П.Н.Нестерова как авиатора. Здесь же, в Нижнем Новгороде, при помощи П.Н. Соколова и механика Г.М. Нелидова, Пётр Нестеров разработал проект своего второго самолёта. Он изготовил ряд узлов, которые были опробованы на переделанном "Ньюпоре-IV". Проект самолёта целиком был представлен 31 августа (13 сентября) 1911 года. В 1912-1914 годах в проект был внесён ряд изменений, и летом 1914 года началось строительство самолёта на заводе "Дукс" (достроить его не удалось из-за гибели самого конструктора).

7 октября 1911 года поручик Нестеров поступает в Петербургскую офицерскую воздухоплавательную школу, а 29 августа (11 сентября) 1912 года — в Гатчинскую авиационную школу. Человек ищущий, патриот, искренне болеющий за успехи отечественной авиации, Нестеров не был удовлетворен современными методами пилотирования. Идею поворота аэроплана с креном, не говоря уже о его высказываниях, что самолет может сделать в воздухе «мёртвую петлю», не только конструкторы, но и пилоты-преподаватели школы считали сумасбродством. Эту инертность и косность можно было победить только на практике.

Ещё в период обучения, 18 августа 1912 года, Нестеров предпринял тринадцатичасовой учебный полёт на аэростате, пролетев 750 верст. Полёт проходил на высоте 3400 метров. Это было серьезным достижением отечественного воздухоплавания. Свой первый самостоятельный вылет на самолете Нестеров осуществил 12 сентября того же 1912 года. 28 сентября (11 октября) 1912 года Нестеров получает звание пилота-авиатора, а 5 октября — звание военного лётчика и назначается в формируемый авиаотряд при 7-й воздухоплавательной роте.

В составе авиационного отряда П.Н. Нестеров был переведен из Петербурга в Варшаву, где в ноябре 1912 года начал тренировочные вылеты на боевых "ньюпорах" и зарекомендовал себя как летчик-экспериментатор. Так, во время одного из полетов он набрал высоту 1600 метров (что уже было достижением) и, выключив мотор, кругами, восьмерками спланировал над Варшавой. Поведение пилота было расценено как хулиганская выходка, а то, что «эксперимент» закончился благополучно, посчитали редкой удачей.

Однако нестеровская система планирования с выключенным мотором и исключительное самообладание помогли Петру Николаевичу избежать гибели, когда 25 января 1913 года во время очередного полёта загорелся бензин в карбюраторе и мотор остановился. Это нагляднее всего доказало лётчикам и начальству превосходство нового метода управления самолётом. Изыскания Нестерова в технике маневрирования моноплана в горизонтальной плоскости, его исследования в осуществлении виражей заставили приглушить сомнения скептиков. Пришло и первое признание.

В мае 1913 года П.Н.Нестеров был назначен в авиационный отряд, формировавшийся в Киеве, с прикомандированием к 7-й воздухоплавательной роте. Начались дни и дела военного летчика, которые принесли ему мировую славу. В июне его перевели в 11-й корпусный отряд 3-й авиационной роты. Здесь он временно исполнял обязанности начальника, добивался того, чтобы пилоты в совершенстве знали материальную часть самолета. Летчики занимались по составленной П.Н.Нестеровым программе.

Талант летчика и военного специалиста П.Н. Нестерова особенно проявился во время первых в России совместных учений авиации и артиллерии. Было сделано много открытий, которые с успехом использовались потом советскими авиаторами.

В то время мир будоражили рекорды длительных перелетов. У летчика созрела мысль совершить такой перелет в составе отряда без всякой подготовки в условиях, максимально приближенных к боевым. Перелет был осуществлен 10-11 августа 1913 года в составе трех самолетов по маршруту Киев -Остер- Козелец- Нежин- Киев. Он был расценен как новое слово в военной практике. В нестеровском эксперименте участвовал еще один нижегородец - выпускник Кадетского корпуса В.М. Ткачев (будущий командир всех белых авиаторов в период Гражданской войны). Дальние перелеты были осуществлены Нестеровым ещё два раза. Один из них был рекордным - за один день от Киева до Гатчины.

Петля Нестерова

Идея о «мёртвой петле» зародилась у Нестерова ещё до 1912 года, но в этом году, будучи учеником гатчинского авиационного отряда, он уже теоретически доказал возможность «мёртвой петли», так как «в воздухе везде имеется опора». В выходящем при школе «Альманахе», выпускаемом учениками, в том же 1912 году была напечатана следующая шарада «Кто он?»:

«Ненавидящий банальность,
Полупризнанный герой,
Бьёт он на оригинальность,
Своею мертвою петлёй»

На эту шараду Нестеров, угадавший себя в этом четверостишии, ответил так:

«Коль написано: петля,
То, конечно, это я.
Но ручаюсь вам, друзья,
На петлю осмелюсь я.»

Для доказательства своей идеи, согласно которой «в воздухе для самолёта всюду опора», 27 августа 1913 года в Киеве над Сырецким полем П.Н.Нестеров впервые в мире выполнил на самолёте «Ньюпор—4» с двигателем «Гном» в 70 л.с. замкнутую петлю в вертикальной плоскости. Этим манёвром Нестеров положил начало высшему пилотажу.

Спустя шесть дней эту сложную авиационную фигуру повторил француз Адольф Пегу. Именно это событие получило широкую огласку и в иностранной и в российской прессе. В мае 1914 года Пегу прибыл в Санкт-Петербург для демонстрации «мёртвой петли». В ответ Нестеров разослал телеграммы в редакции российских газет: «Императорскому аэроклубу уже давно необходимо подтвердить, что первую „мёртвую петлю“ совершил русский лётчик…»

10 февраля 1914 года Киевское Общество воздухоплавания отметило Нестерова за научную разработку вопроса о глубоких кренах и за осуществленную им «мёртвую петлю», присудив ему золотую медаль Общества. Позже Киевское городское руководство от лица города вручило отважному пилоту-новатору памятный золотой жетон, с которым Пётр Николаевич никогда не расставался. 31 марта 1914 года он повторил свою «мёртвую петлю», и в историю отечественной авиации этот приём пилотажа навсегда вошёл под названием «петля Нестерова».

Между тем, в зарубежной исторической прессе авторство «мёртвой петли» приписывается асу кайзеровских ВВС Максу Иммельману как «петля Иммельмана».

Таран Нестерова

В 1914 году П.Н.Нестеров был произведен в штабс-капитаны, назначен начальником авиационного отряда. С началом Первой мировой войны он отбыл на Юго-Западный фронт, 11 авиаотряд принимал участие в боях за Львов. В военных маневрах, ещё в сентябре 1913 года, П.Н.Нестеров осуществил первую в мире атаку самолета противника. Он практиковал взлёты и посадки в темноте, разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки, вынашивал идею о перестройке хвостового оперения в виде «ласточкина хвоста», мечтал выйти в отставку и целиком посвятить себя конструированию самолетов. Практика войны подтвердила правильность многих идей П.Нестерова, отвергнутых военным начальством в мирное время. В боевых условиях он продолжал совершенствовать тактику ведения ночной разведки, искал новые способы боевого применения авиации, выполнил одну из первых в России бомбардировок приспособленными для этого артиллерийскими снарядами. Бомбометание было проведено лётчиком так эффективно, что австрийское командование пообещало крупную денежную награду тому, кто собьёт аэроплан Нестерова.

В те времена самолёт вообще не воспринимался как боевая единица. В начале войны самолёты всех воюющих стран, кроме русского «Ильи Муромца», не имели пулемётов. Командование считало, что основная задача авиации — разведка, а наличие пулемётов будет отвлекать лётчиков от выполнения основной задачи. Поэтому первые воздушные бои велись с помощью карабинов и револьверов.

Нестеров считал, что самолёт может сражаться. И эту возможность он усматривал в таране, причём неприятельская машина должна быть сбита ударом сверху. Вскоре Нестеров осуществил этот приём на практике. 26 августа 1914 года прославленный летчик совершил свой бессмертный подвиг - протаранил самолет австрийского пилота Розенталя, который вел воздушную разведку передвижения русских войск. Произошло это в небе близ города Львова, на глазах местных жителей. Барон Розенталь дерзко летел на тяжёлом «Альбатросе» на высоте, недосягаемой выстрелами с земли. Нестеров смело пошёл ему наперерез в лёгком быстроходном «Моране». Его маневр был быстр и решителен. Австриец пытался убежать, но Нестеров настиг его и попытался ударить «Альбатрос» по крылу своим шасси, но, не рассчитав скорость, врезался винтом в хвост. Свидетель тарана писал: «Нестеров зашел сзади, догнал врага и, как сокол бьет неуклюжую цаплю, так и он ударил противника ...». Громоздкий «Альбатрос» ещё продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и стремительно упал. Но погиб и сам Нестеров. После тарана «Моран» стал по спирали падать вниз. От самолета отделился мотор — он упал метрах в 130 от самолета. П.Н. Нестерова выбросило из его разбитого аппарата, и он упал в 25 метрах от него. Момент, когда Нестеров был выброшен из самолета, установить не удалось. По одним показаниям, это произошло в момент столкновения, по другим — значительно позже. Согласно заключению военно-медицинской комиссии, смерть пилота наступила ещё в воздухе от перелома позвоночника. Приказом главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта 25 января 1915 года штабс-капитан П.Н. Нестеров был награждён орденом св. Георгия 4 степени посмертно.

Отважный пилот был погребен в Киеве как национальный герой. О его бессмертном подвиге писала не только русская, но и вся мировая пресса. Своим талантом летчика - новатора он открыл новую страницу истории авиации.

Воздушный таран Нестерова отнюдь не был поступком самоубийцы, как его оценили противники России в Первой мировой войне. Прославленный лётчик и отец двух детей не собирался погибать в 27 лет. Просто ему не повезло. Уже в 1915 году русский пилот А.А.Казаков пытался сбить самолёт противника при помощи привязанного на верёвку крюка-«кошки», но этот манёвр успеха не имел. Тогда Казаков провёл таран австрийского самолёта «по методу Нестерова» - ударил сверху своим шасси, протаранил «Альбатрос» и остался при этом в живых.

Впоследствии немецкие и австрийские лётчики, напуганные поведением отчаянно смелых русских, предпочитали не доводить дело до таранов. Едва завидев самолёт, готовый к атаке сверху, они сами сажали свои машины и сдавались в плен. Повторить типично «русский» метод ведения боя никто из них не решился.

«Петлю Нестерова» и воздушный таран многократно повторили советские летчики в годы Великой Отечественной войны, и сделали это успешнее, сохранив при этом более половины боевых машин. Они доказали справедливость суждений Нестерова, что нападающий при таране - не убеждённый самоубийца, что он имеет возможность уцелеть сам и сохранить свой самолёт.

Память выдающегося летчика П.Н. Нестерова достойно увековечена. Уже в 1914 году на месте его гибели в городе Жолкове Львовской области был сооружен монумент, а вскоре городок переименован в Нестеров. Позднее, в 1980 году, в этом городе построили мемориал памяти героя - авиатора. В Петербурге, где Петр Нестеров учился в Гатчинской воздухоплавательной школе, его именем называется одна из улиц. На родине, в Нижнем Новгороде, Нестерову воздвигнут памятник, поставленный на самом красивом месте города - Верхне-Волжской набережной, в одном ряду с памятником другому выдающемуся летчику - нижегородцу Валерию Павловичу Чкалову.

По материалам:

Крылья Гатчины

Авиационная энциклопедия «Уголок неба»

Авиатор Военный 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова