сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   ...Это конечно же хорошо, но вообще-то мне бы больше хотелось иметь собаку, чем жену...


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк

6 ноября (25 октября) 1852 года родился Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (настоящая фамилия – Мамин) – великий русский прозаик и драматург.

Нет такого человека в России, кто не слышал бы имени Мамина-Сибиряка и не прочитал хотя бы одной его книги.

В послереволюционные годы это имя было покрыто таким толстым слоем «хрестоматийного глянца», что многие не знают ни настоящей судьбы знаменитого писателя, ни многих его произведений. Стоит произнести «Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк», как перед глазами встает известная фотография, где он выглядит довольным жизнью, солидным человеком, в богатой шубе, в каракулевой папахе.


Д.Н. Мамин-Сибиряк

По воспоминаниям друзей, писатель был среднего роста, но крепкого телосложения, обаятельный, с красивыми черными глазами, с неизменной трубкой. Несмотря на вспыльчивость, он отличался добротой и общительностью, слыл прекрасным рассказчиком, часто являлся душой компании. При этом не терпел несправедливости, был прямым, цельным человеком, не умел лгать и притворяться. Как всякого хорошего человека, «его любили старики, дети и не боялись животные». Колоритная фигура Мамина-Сибиряка была так заметна, что сам Илья Репин писал с него одного из запорожцев для своей знаменитой картины.

Однако личная судьба Мамина-Сибиряка складывалась трудно и несчастливо. Благополучными можно назвать только раннее детство да пятнадцать месяцев счастливого брака. Не лёгок был и творческий путь знаменитого писателя. В конце жизни он писал издателям, что его сочинений «наберется на 100 томов, а издано только 36». Не было литературного успеха, которого он заслуживал, а семейная драма русского прозаика и вовсе напоминает собой сюжет мексиканского сериала…

Детство и юность

Дмитрий Наркисович Мамин родился в поселке Висим (Висимо-Шайтанский завод, принадлежавший Демидовым), в 40 километрах от Нижнего Тагила, что на границе Европы и Азии. Отец будущего писателя — потомственный священник. Семья большая (четверо детей), дружная, трудовая («без работы я не видел ни отца, ни матери»), читающая. В семье была большая библиотека: выписывали из Петербурга журналы, книги. Мать любила читать детям вслух. Любимой книгой Дмитрия в детстве была «Детские годы Багрова-внука» (Аксаков).

О своем раннем детстве и о родителях писатель говорил: «Не было ни одного горького воспоминания, ни одного детского упрека». Сохранились сотни удивительных писем Дмитрия Наркисовича к родителям, где он пишет «Мама» и «Папа» всегда с большой буквы. Но пришла пора учиться всерьез, а денег на гимназию у небогатого священника Мамина не было. Дмитрия и его старшего брата Николая увезли в Екатеринбургское духовное училище (бурсу), где когда-то учился их отец. Это было тяжелое время для Мити. Он считал годы в бурсе потерянными и даже вредными: «...училище не дало ничего моему уму, не прочитал ни одной книги... и не приобрел никаких знаний». (Позже это же училище заканчивал и Павел Петрович Бажов).

После духовного училища сыну священника был прямой путь в Пермскую духовную семинарию. Там у Дмитрия Мамина началась первая литературная работа. Но ему было «тесно» в семинарии, и курса будущий писатель не окончил. В 1872 году Мамин поступил на ветеринарное отделение Петербургской медико-хирургической академии. В 1876 году, не окончив академии, перешёл на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Учиться ему было крайне трудно, отец не мог посылать денег. Студент часто голодал, был плохо одет. Дмитрий зарабатывал себе на хлеб тем, что писал в газеты. А тут еще и тяжелая болезнь — туберкулез. Пришлось бросить учебу и вернуться домой на Урал (1878 год), но уже в город Нижняя Салда, куда переехала его семья. Скоро умирает отец. Все заботы о семье берет на себя Дмитрий.

Певец Урала

Дмитрию Наркисовичу пришлось очень много работать, давать уроки: «Я три года по 12 часов в день бродил по частным урокам». Он писал статьи, занимался самообразованием. Переехал в Екатеринбург. Писал книги. Писатель исходил много дорог по Уралу, сплавлялся по уральским рекам, познакомился со многими интересными людьми, изучал архивы, занимался археологическими раскопками. Он знал историю Урала, экономику, природу, народные сказания и легенды. «Урал! Урал! Тело каменно, сердце пламенно» - это было его любимое выражение.

Свои первые журналистские работы будущий «классик» подписывал Д. Сибиряк. В те времена всё, что находилось за Уральским хребтом, называлось Сибирью. Романы он стал подписывать двойной фамилией Мамин-Сибиряк. Сейчас он назвал бы себя Маминым-Уральцем.

Признание пришло к писателю далеко не сразу. 9 лет он посылал в разные редакции свои произведения и всегда получал отказ. Лишь в 1881-1882 годах в московской газете «Русские ведомости» была напечатана серия очерков Д. Сибиряка «от Урала до Москвы». Талантливого провинциала заметили не издатели, а журналисты-радикалы. В петербургском подцензурном журнале «Дело» вышел ряд его очерков об Уральской земле, а впоследствии печатался и наиболее известный роман «Приваловские миллионы». Впрочем, для серьёзного писателя печататься в «Деле» 80-ых годов не представляло большой чести: журнал доживал свои последние дни и брал любой материал, допущенный цензурой (вплоть до бульварных романов). Произведения Мамина-Сибиряка заслуживали большего. Однако эта публикация позволила талантливому писателю наконец «достучаться» до столичных издательств и стать известным не только на Урале, но и в европейской части великой страны.

Мамин-Сибиряк открыл миру Урал со всеми его богатствами и историей. О его романах нужно вести отдельный и серьезный разговор, который не впишется в рамки данного очерка. Романы потребовали от Мамина-Сибиряка огромного труда. Помощников и секретарей у писателя не было: приходилось много раз самому переписывать и редактировать рукописи, делать вставки, выполнять техническую обработку текстов. Мамин-Сибиряк отличался огромной работоспособностью как писатель и был талантлив во многих литературных жанрах: романах, повестях, рассказах, сказках, легендах, очерках. Жемчужины его творчества – «Приваловские миллионы», «Горное гнездо», «Золото», «Три конца» – внесли огромный вклад в развитие русской литературы и русского литературного языка.

О языке этих произведений Чехов писал: «У Мамина все слова настоящие, да он и сам ими говорит и других не знает».

Жизнь на переломе

Дмитрий Наркисович приближался к своему сорокалетию. Пришло сравнительное благополучие. Гонорары от издания романов дали ему возможность купить дом в центре Екатеринбурга для матери и сестры. Он женился гражданским браком на Марии Алексеевой, которая оставила ради него мужа и троих детей. Она была старше его, известная общественная деятельница, помощница в писательской работе.

Казалось бы, есть всё, чтобы жить спокойной, счастливой жизнью, но у Дмитрия Наркисовича начался кризис «среднего возраста», за которым последовал полный духовный разлад. Его творчество не замечала столичная критика. Для читающей публики он по-прежнему оставался мало кому известным «талантливым провинциалом». Самобытность творчества уральского «самородка» не находила должного понимания у читателей. В 1889 году Мамин-Сибиряк пишет в одном из писем другу:

«... Я подарил им целый край с людьми, природой и всеми богатствами, а они даже не смотрят на мой подарок».

Мучило недовольство собой. Не очень удачной была женитьба. Не было детей. Казалось, жизнь кончается. Дмитрий Наркисович начал пить.

Но к новому театральному сезону 1890 года из Петербурга приехала красивая молодая актриса Мария Морицевна Гейнрих (по мужу и сцене — Абрамова). Они не могли не познакомиться: Мария привезла Мамину-Сибиряку подарок от Короленко (его портрет). Они полюбили друг друга. Ей 25 лет, ему почти 40. Всё складывалось не просто. Писателя мучил долг перед женой. Муж не давал Марии развода. Семья Мамина-Сибиряка и друзья были против этого союза. В городе пошли сплетни, пересуды. Актрисе не давали работать, не было жизни и писателю. Влюбленным ничего не оставалось, как бежать в Петербург.

20 марта 1892 года Мария родила дочку, но сама умерла на следующий день после тяжёлых родов. Дмитрий Наркисович чуть не покончил с собой. От пережитого потрясения он плакал по ночам, ходил молиться в Исаакиевский собор, пытался залить горе водкой. Из писем к сестре: «У меня одна мысль о Марусе...Хожу гулять, чтобы громко разговаривать с Марусей». Из письма к матери: «... счастье промелькнуло яркой кометой, оставив тяжелый и горький осадок... Грустно, тяжело, одиноко. На руках осталась наша девочка, Елена — все мое счастье».

«Алёнушкины сказки»

Елена-Аленушка родилась больным ребенком (детский церебральный паралич). Врачи говорили — «не жилец». Но отец, друзья отца, няня-воспитательница — «тётя Оля» (Ольга Францевна Гувале позже стала женой Мамина-Сибиряка) вытащили Алёнушку с того света. Пока Алёнушка была маленькой, отец днями и ночами сидел у её кроватки. Недаром её называли «отецкой дочерью». Можно сказать, что Мамин-Сибиряк совершил подвиг отцовства. Скорее он совершил три подвига: нашел в себе силы выжить, не дал пропасть ребенку и снова начал писать.

Отец рассказывал девочке сказки. Сначала он рассказывал те, что знал, потом, когда они закончились, начал сочинять свои. По совету друзей Мамин-Сибиряк стал их записывать и собирать. Алёнушка, как и все дети, обладала хорошей памятью, поэтому писателю-отцу нельзя было повторяться.

В 1896 году «Алёнушкины сказки» вышли отдельным изданием. Мамин-Сибиряк писал: «...Издание очень милое. Это моя любимая книга — её писала сама любовь, и поэтому она переживет все остальное». Эти слова оказались пророческими. Его «Алёнушкины сказки» ежегодно переиздаются, переводятся на разные языки. О них много написано, их связывают с фольклорными традициями, умением писателя занимательно преподнести ребёнку важные нравственные понятия, особенно чувство доброты. Не случайно язык «Алёнушкиных сказок» у современников назывался «Мамин слог». Куприн писал о них: «Эти сказки — стихотворения в прозе, художественнее тургеневских».

Мамин-Сибиряк в эти годы пишет редактору: «Если бы я был богат, то посвятил бы себя именно детской литературе. Ведь это счастье — писать для детей».


Мамин-Сибиряк с дочерью

Надо только представить, в каком душевном состоянии он писал эти сказки! Дело в том, что у Дмитрия Наркисовича не было никаких прав на своего ребёнка. Алёнушка считалась «незаконнорожденной дочерью мещанки Абрамовой», а первый муж Марии Морицевны из мести не давал разрешения на её удочерение. Мамин-Сибиряк доходил до отчаяния, собирался даже убить Абрамова. Только через десять лет, благодаря усилиям жены писателя - Ольги Францевны - разрешение было получено.

«Счастье писать для детей»

Мамин-Сибиряк задолго до «Алёнушкиных сказок» знал это счастье. Ещё в Екатеринбурге был написан первый рассказ-очерк для детей «Покорение Сибири» (а всего детских произведений у него около 150!). Писатель посылал свои рассказы в столичные журналы «Детское чтение», «Родник» и другие.

Все знают сказку «Серая шейка». Она вместе с «Алёнушкиными сказками» вошла в сборник «Сказки русских писателей» (в серии «Библиотека мировой литературы для детей»). Когда сказка была написана, у неё был грустный конец, но позже Мамин-Сибиряк дописал главу о спасении Серой шейки. Сказку много раз издавали — и отдельно, и в сборниках. Много сказок до последних лет не были опубликованы. Теперь они возвращаются к читателям. Сейчас мы можем прочитать «Признание старого петербургского кота Васьки», написанное ещё в 1903 году, и другие.

С раннего детства известны всем рассказы Д. Н. Мамина-Сибиряка: «Емеля-охотник», «Зимовье на Студёной», «Вертел», «Богач и Еремка». Некоторые из этих рассказов были высоко оценены еще при жизни писателя. «Емеля-охотник» был награжден Премией педагогического общества в Петербурге, а в 1884 году получил Международную премию. Рассказ «Зимовье на Студёной» был удостоен в Золотой медали Санкт-Петербургского комитета грамотности (1892).

Легенды в творчестве Maмина-Сибиряка

У писателя был давний интерес к народным легендам, особенно к созданным коренным населением Урала и Зауралья: башкирами, татарами. Раньше часть коренного населения называлась кыргызами (они упоминаются в легендах Мамина-Сибиряка). В 1889 году он писал в общество Российской словесности: «Мне бы хотелось заняться собиранием песен, сказок, поверий и других произведений народного творчества», просил дать ему на это разрешение. Разрешение — «Открытый лист» — было выдано Мамину-Сибиряку.

Он хотел написать историческую трагедию про хана Кучума, но не успел. Написал только пять легенд. Они вышли отдельной книгой в 1898 году, которая позже не переиздавалась. Часть легенд входила в собрания сочинений Мамина-Сибиряка, самая известная из которых «Ак-Бозат». В легендах сильные, яркие герои, их любовь к свободе, просто любовь. Легенда «Майя» явно автобиографична, в ней ранняя смерть героини, оставившей маленького ребенка, бесконечное горе главного героя, очень любившего жену, да и созвучие имен — Майя, Мария. Это личная песнь о горькой любви, о тоске по умершей любимой.

Святочные рассказы и сказки Мамина-Сибиряка

Сын священника, человек верующий, Мамин-Сибиряк писал и для взрослых, и для детей святочные, рождественские рассказы и сказки. После 1917 года их, естественно, не печатали. Во времена борьбы с религией эти произведения невозможно было увязать с именем писателя-демократа. Теперь они стали публиковаться. В святочных рассказах и сказках Мамин-Сибиряк проповедует идеи мира и согласия между людьми разных национальностей, разных социальных слоев, разного возраста. Они написаны с юмором, оптимизмом.

Последний период жизни

Последние годы писателя были особенно трудными. Он много болел сам и очень переживал за судьбу дочери. Похоронил самых близких друзей: Чехова, Глеба Успенского, Станюковича, Гарина-Михайловского. Его почти перестали печатать. 21 марта (роковой день для Мамина-Сибиряка) 1910 года умирает его мать. Это была для него огромная потеря. В 1911 году писателя разбил паралич.

Незадолго до смерти он писал другу: «...Вот и конец скоро… Жалеть мне в литературе нечего она всегда для меня была мачехой... Ну, и черт с ней, тем более, что меня лично она переплетена была с горькой нуждой, о какой не говорят даже самым близким друзьям».

Приближался юбилей писателя: 60 лет со дня рождения и 40 лет литературной работы. О нём вспомнили, пришли поздравить. А Мамин-Сибиряк был в таком состоянии, что уже ничего не слышал. В свои 60 лет он казался дряхлым стариком с потухшими глазами. Юбилей был похож на панихиду. Говорили хорошие слова: «гордость русской литературы», «художник слова»... Подарили роскошный альбом с поздравлениями и пожеланиями. В этом альбоме были слова и о его работах для детей: «Вы открыли свою душу нашим детям. Вы поняли и полюбили их, а они поняли и полюбили Вас...»

Но «признание» пришло слишком поздно: Дмитрии Наркисович умер через шесть дней (ноябрь 1912 года). После его смерти ещё шли и шли телеграммы с поздравлениями к юбилею. В столичной печати не заметили ухода Мамина-Сибиряка. Только в Екатеринбурге друзья и почитатели его таланта собрались на траурный вечер. Похоронили Мамина-Сибиряка рядом с женой на кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

Судьба Алёнушки

Елена пережила отца на два года. После его смерти она настояла на поездке в Екатеринбург. Посмотрела на город, окрестности, познакомилась с родными. В своём завещании Елена Мамина написала, чтобы дом её отца после смерти последнего владельца стал музеем, «который настоятельно прошу устроить в этом городе и, по возможности, в завещанном доме или доме, который на его месте будет построен».

Её завещание было исполнено: в центре Екатеринбурга есть замечательный Литературный квартал, куда входит сохранившийся Дом Мамина-Сибиряка (ул.Пушкинская, 27) со всей обстановкой тех лет, книгами, фотографиями, рисунками и рукописями писателя.

Алёнушка умерла в 22 года от скоротечной чахотки осенью 1914 года, когда шла Первая мировая война. Погибли все её архивы, стихи, рисунки, часть работ отца. Похоронили Алёнушку рядом с родителями. Через год всем троим был установлен памятник. На нём высечены слова Мамина-Сибиряка: «Жить тысячью жизней, страдать и радоваться тысячью сердец — вот где настоящая жизнь и настоящее счастье».

Елена Широкова

по материалам статьи: Капитонова, Н. А. Мамин-Сибиряк Д. Н. // Литературное краеведение: Челябинская область / Н.А. Капитонова. — Челябинск: АБРИС, 2008. — С. 18-29.

Из поисковых запросов: почему главный герой покинул жену в сказке мамина-сибиряка ак-бозат

почему главный герой покинул жену в сказке д.н.мамина-сибиряка

почему главный герой покинул жену в сказке маминого себеряка ак-бозат

почему гирой сказке маминого сиберяка покинул свою жену ак-бозат

почиму главный главный герой покинул жину вскаске д.н.мамина-сибирика ак-бозак

В последнее время сайт ptiburdukov.ru всё чаще отзываается на один и тот же поисковый запрос: «Почему герой сказки Д.Н. Мамина-Сибиряка «Ак-Бозат» покинул свою жену?»

Частота и пугающая регулярность этого запроса сперва удивила нас, затем - озадачила: «Неужели лишь эта глобальная проблема сегодня волнует молодое поколение всего постсоветского пространства?» - подумалось нам.

Оказалось, что этот неразрешимый вопрос мучает лишь жертв нынешней системы среднего образования – школьников и студентов, которым вместо чтения русской литературы сегодня предлагаются готовые ответы на простые вопросы, как в избирательном бюллетене («да», «да», «нет», «да» - нужное зачеркнуть!). Несовершенство ЕГЭ усугубляется абсолютной уверенностью учащихся в том, что во «всемирной паутине» легко можно найти решение всех неразрешимых задач, какие когда-либо ставило перед собой человечество.

Мы не будем разбивать в пух и прах эту завидную уверенность, ибо надежда умирает последней. Мы ответим на этот вопрос, не используя «слишком много буков», дабы ответ смог «асилить» каждый представитель «поколения пепси», т.е. - в духе теста ЕГЭ.

Вопрос: «Почему герой сказки Д.Н. Мамина-Сибиряка «Ак-Бозат» покинул свою жену?»
Варианты ответов:

  1. Он полюбил женщину из соседского гарема;
  2. Он воспылал страстью к кобыле по кличке Ак-Бозат (диагноз - зоофилия);
  3. Жена плохо вела хозяйство, не прибиралась в кибитке и не умела доить кобылиц, а целыми днями сидела «вконтакте.ру».

Теперь попробуйте, дорогие мои, принципиально ничего не читающие пользователи, ткнуть пальцем в небо и выбрать правильный ответ. Сделать это мы бы рекомендовали и чиновникам от образования, которые сочиняют подобные тесты по русской литературе. Их единственная цель – превратить российских школьников в тупых, послушных баранов, способных без лишних размышлений и утомительного чтения выбрать уже предложенные кем-то варианты ответов.

Всем остальным учащимся мы посоветуем обратиться к первоисточнику и прочесть весьма достойный (не путать со словом «отстойный»!) литературный текст сказки русского писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка. Чтение «Ак-Бозат» займет не более 10-15 минут, что в любом случае меньше времени, затраченного на поиск готового ответа в интернете.

Итак,

«Почему герой сказки Д.Н. Мамина-Сибиряка «Ак-Бозат» покинул свою жену?»
(мнение авторов сайта, знакомых с текстом «Ак-Бозат»)

Герой сказки Бухарбай, в прошлом очень состоятельный человек, по собственной вине потерял (прогулял, пропил, прокутил) всё свое состояние. Единственное, что он сумел сохранить – породистого жеребёнка по кличке Ак-Бозат (Звезда). Много лет Бухарбай растил жеребёнка, и кобыла Ак-Бозат стала главным делом его жизни: одновременно и памятью об отце и матери, и надеждой на собственное лучшее будущее, объектом самореализации.

Упорный труд приносит свои плоды: на Бухарбая обращает внимание дочь богатого человека, которая нравится и самому Бухарбаю. Однако в качестве калыма за дочь ее отец просит Ак-Бозат! Казалось бы, кобыла - вполне допустимая оплата семейного счастья с любящей женой.

Однако лошадь была похищена! И происходит это как раз в тот момент, когда Бухарбай «изменил» своему предназначению – согласился обменять Ак-Бозат на семейное счастье, домашний очаг и материальное благополучие. В результате жизнь без Ак-Бозат, без мечты, которой он один раз изменил и потерял навсегда - оказалась для него невыносимой. Поэтому герой покидает жену (!) и устремляется в путь к своей путеводной звезде - Ак-Бозат, обладание которой, как он понимает, и составляло истинный смысл его жизни.

  • Поверь, Карлсон, не в пирогах счастье...
  • Да ты что, с ума сошёл?! А в чём же ещё???»
«Малыш и Карлсон»
С наилучшими пожеланиями,
администрация сайта Ptiburdukov.ru

Литератор 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова