сегодня9декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Единственный наш долг перед историей - это постоянно ее переписывать.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Михаил Александрович Кедров

М.А. Кедров

1 сентября (13 сентября по новому стилю) 1878 года родился Михаил Александрович Кедров — российский военно-морской деятель, автор ряда научных работ по тактике линейного боя тяжелых артиллерийских кораблей, вице-адмирал русского флота, возглавивший в 1920 году «последний путь» судов Русской эскадры в Бизерту. Белоэмигрант.

М.А. Кедров окончил 4-й Московский кадетский корпус. В чине мичмана он совершил заграничное плавание на фрегате «Герцог Эдинбургский», после чего был произведён в лейтенанты.

В начале Русско-японской войны лейтенант Кедров был личным флаг-офицером при командующем Тихоокеанским флотом вице-адмирале С. О. Макарове. 31 марта 1904 года флагманский броненосец «Петропавловск», на котором находился адмирал Макаров и его штаб, подорвался на японской мине близ Порт-Артура. Кедров лишь чудом не разделил судьбу командующего флотом. В момент взрыва он находился в разведке на эсминце «Боевой».

После гибели адмирала Макарова «счастливчика» берёт в свой штаб начальник 1-й Тихоокеанской эскадры контр-адмирал В. К. Витгефт. Во время бомбардировки Порт-Артура старший флаг-офицер Кедров был ранен в ногу. Несмотря на ранение, 28 июля 1904 года он принял участие в бою с японским флотом в Жёлтом море. Когда в верхнюю палубу флагманского броненосца «Цесаревич» угодил вражеский снаряд, Кедрову опять неслыханно «повезло». Адмирал Витгефт был убит на месте, а стоявший рядом с ним старший флаг-офицер получил контузию, отравление газами, ожог 2-й степени всего лица и кисти правой руки, тяжёлое ранение в голову, но выжил.

«Цесаревич» после боя прибыл в порт Кио-Чао. Кедров в течение двух месяцев находился на лечении в германском госпитале. Затем, желая продолжить участие в войне, он сам добрался до бухты Кампанг, куда прибыла 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала З.П. Рожественского. Кедров был назначен артиллерийским офицером на вспомогательный крейсер «Урал», участвовал в Цусимском бою. Когда крейсер был затоплен, Кедрова и часть команды подобрал в море транспорт «Анадырь».

После войны М.А. Кедров с успехом окончил Михайловскую артиллерийскую академию, служил старшим офицером учебного судна «Петр Великий», затем — командиром посыльного судна «Воевода». В 1910-1911 годах будущий адмирал заведовал обучающимися в артиллерийских офицерских классах Учебного артиллерийского отряда Балтийского флота; с 1911 по 1913 год командовал эсминцем «Пограничник».

В июле 1913 года император Николай II высоко оценил уровень артиллерийской подготовки кораблей Балтийского флота. Император пожаловал отличившегося офицера М. Кедрова своим флигель-адъютантом. Есть версия о том, что царская милость коснулась командира эсминца неспроста. Кедров смог наладить хорошие отношения с генерал-адъютантом адмиралом К.Д. Ниловым («Костей»), одним из доверенных лиц императора. Последующий взлёт карьеры будущего адмирала многие советские историки объясняли именно этим.

Однако, кроме военных заслуг, Кедров вошёл в историю русского флота как крупный теоретик артиллерийского типа русского дредноута и автор целого ряда научных работ по тактике линейного боя тяжелых артиллерийских кораблей. В этом дружба с Ниловым никак не могла ему помочь. Кедров, вне сомнения, был высокообразованным, вдумчивым человеком и знающим офицером. Он глубоко изучал проблемы использования артиллерии в морском бою, пристрелки, контроля и массирования огня. Даже морской министр И. К. Григорович, который не слишком благожелательно относился к Кедрову (считал Михаила Александровича одним из участников придворной интриги, направленной против него), назвал его в своих мемуарах «очень талантливым морским офицером».

Первую мировую войну Кедров встретил в чине флаг-капитана штаба начальника 2-й бригады линкоров. С сентября 1914 года он был прикомандирован к британскому «Большому флоту» и доставил командованию этим флотом сигнальную книгу и шифры с потопленного немецкого крейсера «Магдебург», поднятые русскими моряками.

В 1915 году М.А. Кедров получает назначение командиром новейшего линкора «Гангут». «Гангут» являлся одним из лучших, самых современных кораблей Российского императорского флота. Эта огромная «плавучая крепость-тюрьма», как назвал её в своём романе «Моонзунд» В. Пикуль, управлялась крайне жёстко. Офицеры команды поголовно были выходцами из дворянских семейств, которые имели немецкие или шведские корни. В период I мировой войны носителей немецких фамилий на флоте не жаловали ни «ура-патриоты», ни разагитированные революционерами, уставшие от службы матросы.

В 1915 году на «Гангуте» произошло восстание. Как и восстание на «Потёмкине», оно вспыхнуло на бытовой почве, но могло обрести и политическую окраску. Линкор «Гангут» в боевых действиях не участвовал, команда томилась от безделья. В таких условиях матросы представляли собой «лёгкую добычу» для революционных агитаторов. Ни само восстание, ни те непопулярные меры, которые были предприняты для его подавления подчинёнными Кедрова, никак не повлияли на быструю карьеру самого командира. Команда линкора была расформирована, некоторые офицеры подали в отставку, а Кедров уже в 1916 году произведён в контр-адмиралы и назначен начальником Минной дивизии Балтийского флота. Он сменил на этом посту А. В. Колчака.

После Февральской революции, в марте 1917 года контр-адмирал Кедров был назначен помощником морского министра. Фактически он руководил этим ведомством: А.И. Гучков, совмещая руководство военным и морским министерствами, не был компетентен ни в военных, ни в военно-морских делах.

В апреле 1917 года контр-адмирал Кедров был одновременно назначен начальником Морского генерального штаба. Вскоре после назначения военным и морским министром А.Ф. Керенского, адмирал Колчак предложил Кедрову занять пост командующего бригадой линейных кораблей на Черноморском флоте. Кедров предложение принял, но не вступил в должность, так как А.В. Колчак подал в отставку с поста командующего Черноморским флотом и уехал за границу. Кедров последовал за ним.

В июне 1917 года он становится уполномоченным морского министерства при Русском правительственном комитете в Лондоне. Уполномоченный Кедров занимался координацией действий русских морских агентов в Лондоне и Париже.

Когда в России началась Гражданская война, Кедров занимал пост члена Особого совещания при российском посольстве в Лондоне. Он ведал вопросами эксплуатации русского торгового флота союзниками. Верховный правитель России адмирал Колчак поручил Кедрову организацию транспортов по снабжению Белых армий. Он направил адмирала в Париж, назначив его морским экспертом российского уполномоченного при союзниках С.Д. Сазонова.

После провала миссии Колчака и его расстрела в Иркутске, адмирал Кедров остался не у дел. Лишь в октябре 1920 года он был приглашён П. Н. Врангелем занять пост командующего Черноморским флотом. Тогда же Врангель произвёл Кедрова в вице-адмиралы.

Суда Черноморского флота, как известно, не приняли активного участия в Гражданской войне. В 1920 году их миссия свелась лишь к эвакуации из Крыма гражданских беженцев и военных подразделений армии Врангеля.

Крымская эвакуация, проведённая Врангелем, по словам многих современников и историков, выгодно отличалась от той катастрофы и хаоса, которые царили в Черноморских портах при вывозе деникинским командованием белых частей в феврале-марте 1920 года. Врангелевская эвакуация позволила всем желающим (как военным, так и гражданским) покинуть Крым на судах союзников и Русской эскадры.

Переходом Черноморского флота из Севастополя и других крымских портов в Константинополь в октябре 1920 года руководил именно адмирал М.А. Кедров. Благодаря его чётким, решительным действиям, были спасены 150 тысяч человеческих жизней.

В своих воспоминаниях П.Н. Врангель писал:

«Кедров имел репутацию исключительно умного, решительного и знающего моряка. При личном знакомстве он произвел на меня наилучшее впечатление. После некоторых колебаний адмирал Кедров изъявил согласие должность принять. Этот выбор оказался чрезвычайно удачным. Беспримерная в истории исключительно успешная эвакуация Крыма в значительной мере обязана своим успехом адмиралу Кедрову.»

После прибытия в Константинополь Кедров лично довёл Русскую эскадру до Бизерты (Тунис). 31 декабря 1920 года он сдал командование контр-адмиралу М.А. Беренсу и выехал в Париж.

В эмиграции Кедров жил во Франции. Он стал едва ли не единственным из старших чинов белых армий, кто сумел получить за границей второе высшее образование и гражданскую специальность. Адмирал, в немолодом уже возрасте, успешно окончил Школу дорог и мостов (L`Ecole des Ponts et Chaussees), получил французский инженерный диплом, который не требовал «подтверждения» и давал право его обладателю самостоятельно зарабатывать на жизнь. Кедров работал инженером в разных строительных фирмах, опубликовал монографию «Современный курс железобетона». Кроме того, в 1920-30-е годы он возглавлял Федерацию русских инженеров в Париже, объединившую эмигрантские инженерные организации. Федерация входила в состав Всеславянского объединения инженеров, и Кедров добился того, что на мероприятиях этого объединения Россию представляли эмигранты, а не советские инженеры.

Вплоть до конца 30-х годов адмирал М.А. Кедров играл значительную роль в русской военной эмиграции. Он был председателем Военно-морского союза, в состав которого входили более 30 отделов и групп в различных странах. В 1930 году был назначен вторым заместителем председателя Русского Обще-Воинского союза (РОВС) генерала Е. К. Миллера.

22 сентября 1937 года Е.К. Миллера похитили агенты советских спецслужб. Адмирал Кедров проходил одним из свидетелей по этому делу. Он непосредственно участвовал в неудачном задержании генерала Скоблина. По основной версии расследования, бывший командир Корниловского полка, «первопоходник» Скоблин являлся агентом НКВД и главным организатором операции. Именно М.А. Кедров настаивал перед Особой комиссией РОВС на оправдании начальника канцелярии генерала П.А. Кусонского, который вовремя не вскрыл оставленную ему Миллером записку. В записке содержались подозрения в адрес Скоблина, и она могла бы помочь задержать преступника «по горячим следам».

После похищения Миллера М.А. Кедров несколько месяцев исполнял обязанности председателя РОВС. Затем, опасаясь быть втянутым в игры советской агентуры, отошёл от политической деятельности. В 1938-45 годах он участвовал лишь в работе мемориальных и военно-исторических обществ российской эмиграции, являлся убеждённым «антифашистом».

В 1945 году адмирал Кедров вошёл в состав делегации русских эмигрантов, посетивших советское посольство и приветствовавших военные успехи Красной Армии, однако советского гражданства не принял.

Скончался 29 октября 1945 года в Париже, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Елена Широкова

По материалам сайта «Белая гвардия»

Белогвардеец Моряк Военный Адмирал Белоэмигрант 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова