сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Если человеку мешает жить только ореховая скорлупа, попавшая в ботинок, он может считать себя счастливым.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Алексей Максимович Каледин


А.М. Каледин

     Алексей Максимович Каледин – российский военачальник, герой Первой мировой войны, 71-й атаман Всевеликого Войска Донского. На его долю выпал самый сложный период правления - 2-я половина 1917 года, крушение государственного режима и устоев казачества. Он стал единственным из донских атаманов, кто сам поставил точку и в своём правлении и в своей жизни. 29 января 1918 года А.М. Каледин застрелился в рабочем кабинете Атаманского дворца в Новочеркасске.

     Алексей Максимович Каледин родился 12 (24) октября 1861 года на хуторе Каледин станицы Усть-Хопёрской Усть-Медведицкого округа Всевеликого Войска Донского (сейчас - территория Серафимовичского района Волгоградской области). Его дед был участником Отечественной войны 1812 года, соратником легендарного атамана Матвея Платова. Отец - участник обороны Севастополя; в чине войскового старшины вышел в отставку. Будущий атаман продолжил военную династию. Получил классическое для донского офицера образование: Усть-Медведицкая гимназия, 2-е Военное Константиновское и Михайловское Артиллерийское училище, Академия Генерального штаба. С 18 лет А.М. Каледин находился на военной службе: начал сотником Забайкальского 2 казачьего войска, в 38 лет - полковник, в 46 - генерал-майор. Служил на штабных должностях, в 1903 - 1906 годах был начальником Новочеркасского казачьего юнкерского училища, в 1906 - 1910 годах - помощником начальника штаба Войска Донского. До начала Первой мировой войны А.М. Каледин командовал бригадой, 12-й кавалерийской дивизией, заслужил ордена Св. Анны 3 -ей степени, Св. Станислава 2-й степени, Св. Владимира 3-й степени.

     Во время Брусиловского (Луцкого) прорыва - одной из самых блестящих операций русской армии в период Первой мирвой войны - Каледин командовал 8-й армией Юго-Западного фронта генерала Брусилова. А.М. Каледина называли тогда героем Луцкого прорыва (лишь позже прорыв стали называть Брусиловским, дабы не прославлять верховного главнокомандующего – Николая II). 8-я армия приняла участие в разгроме 4-й австрийской армии, взяла в плен более 50000 человек. К наградам генерала от кавалерии А.М. Каледина добавилось Георгиевское оружие, ордена Св. Георгия 4-й и 3-й степеней. На долю Алексея Максимовича в ту войну выпали не только награды, но и тяжелое ранение. Пуля, которая ранила генерала, экспонировалась в музее Донского казачества в городе Новочеркасске.

     Сослуживцы отзывались о А.М. Каледине, как о человеке большой храбрости, прекрасном организаторе, командире, обладавшем военным чутьём и стратегическим дарованием. Отмечали его бережное отношение к чужой жизни. Он сам мог ходить под пулями, но подчинённых заставлял отрывать окопы. Предпочитал не посылать войска в бой, а вести их за собой, быть в авангарде.

     К Февральской революции Каледин отнесся отрицательно. А. Брусилов, характеризуя Каледина, отмечал, что он «потерял сердце и не понимает духа времени». Каледин отказался выполнять распоряжения Временного правительства о демократизации в войсках и был отстранен от командования армией, не получив нового назначения.

     Весной 1917 года он уехал на Дон, в конце мая участвовал в Новочеркасске в работе Донского Войскового Круга. 18 июня донские казаки избрали его Атаманом. Впервые, после двухсотлетнего перерыва (ещё Пётр I отменил выборность атаманов казаками), Атамана выбирало Войско, а не назначал царь. И Каледина выбрали казаки из 20 претендентов практически единогласно (600 голосов из 700). По поводу его избрания М.Г. Богаевский (помощник атамана) сказал, что атаманом избрали не только «генерала с огромной боевой славой, но и безукоризненно умного человека». Осознавая весь трагизм своего положения, Донской атаман отмечал: «...Я пришел на Дон с чистым именем воина, а уйду, быть может, с проклятиями».

     Алексей Максимович редко улыбался, был очень сдержан, немногословен, чрезвычайно трудолюбив. Рабочий день его начинался в 6-7 часов утра. Современнники отмечали его аристократичность, хотя родился он, как считалось, в небогатой и незнатной семье, детство провёл на хуторе. Однако Каледину была присуща врождённая душевная тонкость: он любил классическую музыку, был чуток в восприятии природы и произведений искусства. Спокойствие и простоту считали основными его чертами.

     14 августа 1917 в речи на московском Государственном совещании атаман Каледин потребовал в целях доведения войны до победного конца поставить армию вне политики, запретить митинги и собрания в воинских частях, упразднить все Советы и комитеты выше полковых, а компетенцию оставшихся ограничить хозяйственными вопросами, дополнить декларацию прав солдата декларацией его обязанностей, решительными мерами поднять дисциплину на фронте и в тылу. В августе 1917 года Председатель Временного Правительства А. Ф. Керенский отдал приказ об аресте А.М. Каледина как контрреволюционера. Он открыто поддержал выступление Корнилова. Группа солдат Царицынского гарнизона выехала на железнодорожный перегон Царицын - Лихая для осуществления приказа, но Каледин был предупреждён казаками и скрылся. В сентябре 1917 года Керенский потребовал от Войскового правительства выдачи Атамана. Круг в выдаче отказал, судил его сам и оправдал, не найдя в политике А.М. Каледина элементов неподчинения Временному правительству.

     Когда Временное правительство было свергнуто большевиками, Каледин и Донской Войсковой Круг заняли чёткую политику непризнания Советов. Каледин объявил, что до установления законной власти Войсковое правительство берет на себя всю власть на Дону. 26 октября он разместил в 45 пунктах войска и начал разгром Советов. 27 октября телеграфно пригласил членов Временного правительства в Новочеркасск для организации борьбы с большевиками, а Область войска Донского объявил на военном положении. В Новочеркасск прибыли представители Антанты. 2 ноября Каледин поддержал просьбу генерала Алексеева «дать приют русскому офицерству» и под руководством Алексеева, Корнилова и Деникина началось формирование Добровольческой армии. В ноябре Каледин был избран членом Учредительного Собрания по Донскому избирательному округу. 2 декабря 1917 года донские казаки захватили Ростов, разогнав Советы. Но белое движение не получило поддержки рядового казачества.

     25 декабря красные войска начали наступление и были поддержаны восставшими рабочими промышленных центров области. В конце декабря казаки-фронтовики отказались от вооруженной борьбы, а съезд фронтового казачества в станице Каменской (10-11 января 1918 года) низложил Войсковое правительство и образовал Донской казачий ВРК. Председатель ВРК Ф.Г. Подтелков сумел мобилизовать «революционно» настроенных донских казаков и нанес ряд поражений белоказакам Каледина.

     В Новочеркасске осуждали медлительность донского атамана в деле спасения России. Как писал Деникин, Каледин отверг обвинение на одном собрании: «...Я лично отдаю Родине и Дону свои силы, не пожалею и своей жизни... имеем ли мы право выступить сейчас же, можем ли мы рассчитывать на широкое народное движение?.. Русская общественность прячется где-то на задворках, не смея возвысить голоса против большевиков... Войсковое правительство, ставя на карту Донское казачество, обязано сделать точный учёт всех сил и поступить так, как ему подсказывает чувство долга перед Доном и перед Родиной».

     28 января 1918 года Каледин обратился к казакам с призывом к защите, указывая, что «развал строевых частей достиг последнего предела... в некоторых полках Донецкого округа удостоверены факты продажи казаками своих офицеров большевикам за денежное вознаграждение».

     Однако он не встретил понимания ни у рядового казачества, ни у членов Войскового Круга. Многие считали, что Добровольческая армия, которой Каледин даёт поддержку и приют, враждебна не столько большевикам, сколько сторонникам автономии Донской области. Казакоманствующие сепаратисты на заседаниях Войскового круга открыто заявляли: белые должны уйти с Дона. Только это позволит сохранить автономию казачества от большевистской России и не ввязываться в уже начатую Гражданскую войну. С Калединым оставалась молодёжь, юнкера, отряд генерала П.Х. Попова и части полковника В.М. Чернецова.

     29 января Каледин собрал правительство и сообщил, «что для защиты Донской области нашлось на фронте лишь 147 штыков... Положение наше безнадёжно. Население не только нас не поддерживает, но настроено к нам враждебно. Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития... Свои полномочия Войскового атамана я с себя слагаю». Кодекс офицерской чести требовал: «Если не сможешь смыть оскорбление кровью обидчика, искупи его собственным расчётом с жизнью». В тот же день, в 14 часов Каледин застрелился в своём кабинете.

     На столе Алексея Максимовича было найдено письмо, датированное 29 января 1918 года, 2 часами 12 минутами, адресованное генералу А.М.Алексееву:

     «...Вы отчаянно и мужественно сражались, но не учли того обстоятельства, что казачество идёт за своими вождями до тех пор, пока вожди приносят ему лавры победы, а когда дело осложняется, то они видят в своём вожде не казака по духу и происхождению, а слабого проводителя своих интересов и отходят от него... Мне дороги интересы казачества и я Вас прошу щадить их и отказаться от мысли разбить большевиков по всей России...избавьте Тихий Дон от змей, но дальше не ведите на бойню моих милых казаков. Я ухожу в вечность... Русский патриот и Донской Атаман.»

     В этой двойственности А.И.Деникин видел трагедию жизни Каледина и объяснение его самоубийства. В победу Белого движения по всей России атаман не верил, а защищать свой край от большевиков в одиночку казалось невозможным. Дон был потрясён поступком Каледина. Его похоронили со всеми почестями 2 февраля 1918 года. Могила не сохранилась.

     Будущий Донской Атаман П.Н. Краснов в одной из речей о Каледине сказал: «...Гулким эхом раздался по Донской земле калединский выстрел и пробудил совесть казачью».


Алексей Максимович Каледин
и Мария Петровна Каледина-Гранжан

     Насколько «совесть» казачества была разбужена, свидетельствует факт избрания следующим атаманом убеждённого сепаратиста П.Н. Краснова, который до конца жизни верил в реальность донской автономии. Вплоть до вмешательства союзников в Гражданскую войну, он не желал бороться с большевизмом во всей России, чем поставил немало «палок в колёса» Белому движению.

     Уже 23 февраля 1918 года казаки Подтелкова захватили Ростов, а 25 февраля 1918 года - Новочеркасск. Около 1500 белоказаков под предводительством генерал-майора Попова ушли в Сальские степи. Добровольческая армия двинулась в свой 1-й Кубанский Ледяной поход, продлившийся до 13 марта 1918 года.

     Однако драматическая развязка возвела атамана Каледина в ранг героя Дона. Его стали называть казачьим Иваном Царевичем. Газета «Донская волна» посвящала ему целые передовицы, о нём слагали стихи. С горечью писали в газете: «...Гражданин, каких мало». И по сей день потомки донских казаков в эмиграции не забывают А.М. Каледина в издаваемой за рубежом периодической печати.

     Вторым браком Алексей Максимович Каледин был женат на швейцарке, жительнице одного из французских кантонов, красавице Марии Гранжан, которая прекрасно владела русским языком и, по свидетельству очевидцев, была любящей, чуткой спутницей жизни. Их единственный сын утонул в возрасте 11-12 лет, купаясь в реке. Мария Петровна Каледина-Гранжан пережила мужа всего на год. Не сохранилось писем — ни адресованных А.М. Каледину, ни написанных им, за исключением некоторых писем жене. Личный архив А.М. Каледина был вывезен его племянником Гаврилой Николаевичем в Югославию. Племянник погиб в период Второй мировой войны. Архив попал в Чехословакию, в так называемый Пражский архив (РЗИА).

     Память генерала A.M. Каледина увековечена созданной Мемориальной экспозицией в бывшем Атаманском дворце ныне отделе Новочеркасского музея истории донского казачества. К 150-и летию со дня рождения атамана Каледина (2011 год) была издана его переписка с женой за 1915-1917 годы. Публикуемые тексты являются ценным историческим источником, который впервые в полном объеме вводится в научный оборот и позволяет узнать об атамане Каледине от него самого.

По материалам статьи Татьяны Агеевой,
зав. мемориально-историческим музеем-заповедником «Сталинградская битва»

Белогвардеец Военный Генерал 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова