сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Науки делятся на две группы — на физику и собирание марок.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Иван Александрович Ильин

9 апреля (28 марта по старому стилю) 1883 года родился Иван Александрович Ильин – русский религиозный философ, ученый правовед и государствовед, яркий публицист и литературный критик, один из виднейших идеологов Белого движения в эмиграции.

И.А. Ильин
И.А. Ильин

В 1918 году его едва не расстреляли чекисты. В 1938 году насильно высланный из СССР философ-эмигрант подвергся жестокой травле со стороны гитлеровцев. В России само имя и труды Ильина были забыты, вычеркнуты из истории отечественной философии, казалось, навсегда замещены диалектическим материализмом. Лишь в середине 1990-х годов, на пике интереса научной общественности к жизни Русского Зарубежья, философ-изгнанник Иван Александрович Ильин был признан одним из выдающихся мыслителей XX века. В рамках изучения культурного наследия российской эмиграции, наконец, появились исследования о жизни и творчестве «белого» философа, начали издаваться и переиздаваться его труды. В 2006 году в Московский государственный университет был передан архив И.А. Ильина, хранившийся в США, опубликованы многие интересные материалы. В настоящее время издано 28 томов сочинений философа. Социально-исторические и религиозно-философские воззрения Ильина, который до конца жизни оставался в числе непримиримых противников коммунизма и большевизма, сегодня подчас выглядят как уже сбывшиеся и продолжающие сбываться пророчества. Почти столетие назад, анализируя политические и социальные процессы в пореволюционной России, Ильин предсказал многое из того, что довелось пережить нашим соотечественникам в «эпоху великих перемен» конца ХХ века.

Но нет пророка в своём отечестве! К сожалению, в сегодняшней России, как и когда-то в России советской, не осталось места ни для реализации основных аксиом правосознания Ильина, ни для подлинного понимания духовных начал его философии. Да и редко кто из наших современников способен по-настоящему оценить подвиг самопожертвования и гражданское мужество тех людей, которые в 1917-18 годах не изменили своим взглядам и принципам. Одни добровольно отправились в Ледяной поход с генералом Корниловым, других посадили на пароходы и отправили в пожизненное изгнание только за то, что их взгляды и убеждения не соответствовали насаждаемой в стране коммунистической идеологии. В эпоху нивелирования духовных ценностей, повсеместного насилия и коллективного обезличивания университетский профессор Ильин нашёл в себе мужество открыто говорить о сохранении чувства духовного достоинства для каждого индивидуума. Он начал свой «ледяной поход» против религии зла, настаивая на способности и неотъемлемом праве каждого человека на духовное совершенствование. Идейное противостояние с большевистской властью, вне сомнения, едва не стоило жизни философу, но Ильин не мог поступить иначе. Он не смог приспособиться, промолчать, остаться в стороне. Он предпочитал бороться, даже если не было никакой надежды на успех. И в этой борьбе долгие годы изгнания профессор И.А. Ильин видел своё истинное служение России и русскому народу.

Биография И.А. Ильина
Семья и происхождение

Будущий философ родился в Москве, в дворянской аристократической семье. Его предки по отцовской линии были крупными землевладельцами. Дед Иван Иванович Ильин - полковник, кавалер ордена Св. Владимира 4-й степени, известен как военный инженер-строитель. Он возводил Большой Кремлевский Дворец, затем стал его смотрителем и комендантом, носил дарованный ему Императором Александром II титул «Майор от ворот Большого Кремлевского Дворца» (титул угас вместе со смертью деда). В Кремле жила и вся семья деда, там же родился и отец Ильина — Александр Иванович. Его крестным был сам император Александр II.

Представители рода Ильиных были хорошо образованы и талантливы. Дядя Ивана Александровича Ильина – Николай Иванович Ильин после увольнения с военной службы в чине полковника служил управляющим Московско-Рязанской железной дорогой. В 1875 году в селе Быково открылось земское училище, и Николай Иванович на свои средства выстроил для него 2-этажное здание. Его жена Екатерина Андреевна стала попечительницей училища. Сын Николая, Андрей Николаевич Ильин, был крупным исследователем русских дворянских усадеб; а внук Михаил Андреевич стал известным искусствоведом, профессором МГУ, специалистом по древнерусской архитектуре. В 1932 году за протест против сноса большевиками Храма Христа Спасителя он был осужден и отбывал наказание в ГУЛАГе вплоть до начала Великой Отечественной войны 1941 года, когда был послан на фронт.

По материнской линии Иван Александрович Ильин был потомком известных немецких медиков-гомеопатов Швейкертов, которые перебрались в Россию в 1832 году. Дед Ильина надворный советник и доктор медицины Юлиус Швейкерт фон Штадион занимал должность врача Императорского Вдовьего Дома Московского Опекунского Совета.

Иван Александрович был третьим сыном в многодетной семье Ильиных. Родители будущего философа стремились дать детям хорошее воспитание и образование. Иван окончил с золотой медалью 1-ю Московскую классическую гимназию. В 1901 году, как и все его братья, пошел по стопам отца и поступил на юридический факультет Императорского Московского университета. Здесь он получил фундаментальную подготовку по праву; здесь же у него сложился глубокий интерес к философии. На втором курсе Ильин заболел бронхитом и уехал лечиться на 3 месяца к родителям в деревню Большие Поляны (Московская губерния). Он взял с собой «Историю древней философии» Виндельбанда, курс Новгородцева и Платона, подлинники в переводе Карпова. По его словам, «к весне Платон был им изучен и полюблен». На экзамене по истории философии права ему достался билет о Платоне, и его последующий блестящий ответ определил его дальнейшую философскую судьбу. Университет Ильин закончил с дипломом первой степени, и уже в сентябре 1906 года по предложению кн. Е. Н. Трубецкого был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию.

1906-1917 годы

В период 1906-1909 годов Ильин всерьез заявил о себе целым рядом философских работ. Самые известные из них: «Учение Фихте Старшего о самосознании. Предпосылки и аспекты гносеологии первого периода. Опыт дифференциации» (1906), «Идеальное государство Платона в связи с его философским мировоззрением» (1906), «Учение Канта о “вещи в себе” с теории познания» (1907), магистерская работа «Учение Шеллинга об Абсолютном (Субъект. Вещь в себе. Дух. Организация. Бытие. История. Государство. Бог)» (1908), «Идея абстрактного в теории познания Гегеля» (1909).

27 августа 1906 года молодой выпускник университета Иван Александрович Ильин венчался с выпускницей Высших Женских курсов Натальей Николаевной Вокач (1882-1963). Наталия Николаевна также интересовалась философией, занималась искусствоведением, позже — историей, была духовно близка мужу.

В 1909 году Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права и был утвержден в звании приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Императорского Московского университета, в 1910-м стал членом Московского психологического общества; в журнале «Вопросы философии и психологии» вышла его первая научная работа «Понятие права и силы». В конце того же года вместе с женой Иван Александрович уехал в научную командировку и провел в Германии, Италии и Франции два года. Он работал в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Геттингена, Берлина и Парижа, где встречался с выдающимися философами того времени (Иеллинеком, Риккертом, Гуссерлем, Нельсоном, Зиммелем), продолжал свои исследования по философии Гегеля. По возвращении приват-доцент Ильин преподавал в университете и в других высших учебных заведениях Москвы, был знаменит своими лекциями и серьезной научной деятельностью.

Жизнь, учеба, работа и события в России, в Москве, в Петербурге, в родном университете, в семье были переплетены и увязаны друг с другом. Ильин как молодой и неравнодушный человек откликнулся на события революции 1905 года и своими брошюрами для народа, и участием в студенческом движении. Находясь за границей, он следил за профессорско-преподавательской борьбой в университете и за политикой просвещения в стране, проводимой правительством. Так называемому религиозно-духовному ренессансу и «серебряному веку» он противопоставлял свое «предметное ви’дение», а многим его представителям: Н. Бердяеву, Вяч. Иванову, М. Волошину, А. Белому и всяким «штейнерианцам» и «модернистам» он давал решительный отпор. Дружил Ильин с Метнерами — Николаем и Эмилием, очень любил театр, особенно МХАТ, собирался стать духовным руководителем и идейным наставником труппы К. С. Станиславского. Есть мнение, что феноменологический метод Гуссерля, который Ильин применял в философии, есть не что иное, как «метод Станиславского», применявшийся известным режиссером в Художественном театре.

На начало Первой мировой войны Ильин откликнулся патриотическими статьями, брошюрами, лекциями и выступлениями («Основное нравственное противоречие войны», 1914; «Духовный смысл войны», 1915; «О патриотизме», 1917). Именно в это время он заложил тот философский, нравственный и национальный фундамент, на котором была выстроена вся его дальнейшая жизнь и все его творения, находящие в наше время самый горячий отклик во многих сердцах.

1917-1922 годы

Февральскую революцию Ильин воспринял как «временный беспорядок» и пытался всеми своими силами помочь России выйти из этого состояния. Именно в это время из кабинетного ученого он превращается в активного политика, борца и идеолога правого дела. Летом 1917 года он опубликовал пять небольших брошюр: «Партийная программа и максимализм», «О сроке созыва Учредительного собрания», «Порядок или беспорядок?», Демагогия и провокация», «Почему «не надо продолжать войну»?». Осенью 1917 года в газете «Утро России» под псевдонимом Юстус (позже он будет часто подписываться этим псевдонимом и на немецком языке Peter Justus, что означает «камень справедливости») вышла серия статей Ильина: «Куда идет революционная демократия?», «Отказ г. Керенского», «Чего ждать?», «Кошмар», «Кто они?».

Октябрьский переворот большевиков Ильин однозначно расценивал как катастрофу. В отличие от многих представителей московской профессуры, которые заняли выжидательную позицию, Иван Александрович открыто выступил в печати против новой власти и активно включился в борьбу с режимом интернационалистов. Его пламенная статья «Ушедшим победителям» в газете «Русские ведомости» вышла через три недели после переворота. В ней впервые прозвучало прямое обвинение большевиков в политическом авантюризме, обличалась их аморальность, предрекалась неизбежная историческая гибель.

По свидетельству генерала А.А.фон Лампе, одного из лидеров белого движения в эмиграции, «оставаясь в Москве, Иван Александрович Ильин сразу же установил связь с организатором белого движения на юге России генералом Алексеевым и беззаветно отдался делу Белых».

Столь высокопарное утверждение генерал фон Лампе мог сделать лишь со слов самого Ильина, с которым в период Гражданской войны даже не был знаком. В 1917-1918 годах бывший офицер Генерального штаба и военный журналист А.А. фон Лампе принимал активное участие в деятельности офицерских подпольных организаций в Харькове. Его знакомство с философом состоялось лишь в 1922 году, в Берлине, куда Ильин был выслан на «философском» пароходе. Дружба профессора Ильина с убеждённым монархистом и близким Врангелю белым генералом продолжалась практически всю его жизнь.

Однако прямых доказательств связи Ильина с белыми организациями в Москве не удалось обнаружить даже органам ВЧК, которые неоднократно арестовывали философа. В 1918 году Ильин был судим Революционным трибуналом, но по счастливой случайности оправдан за недостаточностью улик. Известно, что Ильин действительно получил от американского гражданина Владимира Бари (сына известного предпринимателя Александра Бари) крупную сумму денег — 8.000 рублей на нужды подпольной организации, связанной с Добровольческой армией. Об этом свидетельствует его собственноручная запись в расчетной записке В. Бари. На следствии Ильин объяснил, что деньги ему были даны для издания книги о философии Гегеля. Однако издатель Г. А. Леман предложил издать двухтомник бесплатно, и он (якобы) вернул В. Бари эти деньги. Научная общественность Москвы стала тогда на сторону Ильина, и ЧК вынуждена была освободить его на время защиты диссертации 19 мая 1918 года. Оппонентами при защите были П. И. Новгородцев и кн. Е. Н. Трубецкой. Диссертация на тему: «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» в профессиональном и научном плане оказалась столь безукоризненной, что И. А. Ильину были присуждены единогласно сразу две степени — магистра и доктора государственных наук; вскоре он стал профессором Московского университета.

Степень участия И.А. Ильина в делах Добровольческой армии, а также белой подпольной организации «Азбука», имевшей свои центры практически во всех крупных городах России, остаётся невыясненной и по сей день. В августе 1919 года органы ВЧК вновь выдали ордер на его арест. В квартире профессора был произведён обыск, но Ильина предупредили, и он успел скрыться. Формально Ильин проходил по делу «ЦК Кадетов», но на самом деле в Москве в это время ждали прихода Белой армии с Юга, и власти активно реагировали на настроения лояльно настроенной к белым московской общественности. А Ильин, судя по его лекциям и выступлениям в прессе, своих взглядов на происходящее ни от кого не скрывал.

В феврале 1920 года философа вновь арестовали по знаменитому делу контрреволюционной организации «Тактический центр», куда входили «Союз возрождения России», «Совет общественных деятелей», «Национальный центр», но, как говорили, по настоянию Ленина через 2 дня отпустили.

«Философский пароход»

Последний, шестой раз, он был арестован в сентябре 1922 года. Ильину было предъявлено обвинение в том, что «он с момента октябрьского переворота до настоящего времени не только не примирился с существующей в России рабоче-крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности, причем в момент внешних затруднений для РСФСР свою контрреволюционную деятельность усиливал».

По постановлению судебной коллегии ГПУ И.А. Ильин был приговорен к смертной казни, которую заменили пожизненной высылкой за границу. На пароходе «Oberbürgermeister Hacken» он и его жена вместе с большой группой неугодных советской власти философов, ученых и литераторов отбыли в Германию. И если по отношению к другим, возможно, и была несправедливость в этой акции большевиков, то с Ильиным все было четко: это был настоящий, просвещенный и убеждённый противник большевизма. Генерал А. А. фон Лампе, познакомившись с трудами Ильина и теми взглядами, которые он позволял себе высказывать, будучи ещё в Москве, был искренне поражён гражданским мужеством и незаурядной смелостью этого человека.

«Удивительно в Ильине, что он «оттуда» пришёл точно таким же белым, как и мы, и даже с теми же словами!», - писал фон Лампе в своём дневнике за 1925 год. Впоследствии он замечал, что большевики «неосторожно выпустили своего сильнейшего врага».

Трагические годы, прожитые в Совдепии, были для Ильина тяжелыми, но творчески плодотворными. Защитив диссертацию, он продолжал преподавать в различных вузах Москвы — в Московском университете, в Университете им. Шанявского и других высших учебных заведениях; написал книгу «Учение о правосознании»; стал председателем Московского Психологического общества; продолжал публичные выступления. С 1919 года советские газеты не печатали статьи Ильина, но, в пику антирелигиозной агитации большевиков, профессор начал читать курс по «Философии религии», которая явилась началом его капитального исследования в двух томах «Аксиомы религиозного опыта». Он воочию наблюдал практический опыт большевиков и их эксперименты над Россией, что позволило учёному сделать серьезные выводы, отразившиеся в лекции «Основные задачи правоведения в России», которую он произнес на заседании Юридического общества в Москве. В своих последующих эмигрантских работах «Родина и мы», «Очерки внутренней России. Об оставшихся», «Русская академическая традиция» Ильин продолжает развенчание большевистской демагогии, отмечая её несостоятельность в деле возрождения российской государственности, общества и культуры. Позже И. А. Ильин будет решительно отрицать «богоустановленность» советской власти.

Очевидцы (студенты и ученики Ильина) рассказывали об очень трогательной сцене прощания Ивана Александровича со своей матерью на вокзале перед отъездом в Петроград, откуда отправлялся пароход в Штеттин: «высокий-высокий Ильин и маленькая Екатерина Юльевна, вся в слезах, и осеняющие друг-друга крестным знамением» — больше они не увидятся, хотя будут переписываться, тайно переправляя нарочными письма, не подписывая их и не упоминая имен…

Эмиграция

По приезде в Берлин Иван Александрович активно включился в жизнь русских эмигрантов за границей. В 1922-23 годах Ильин тесно сотрудничает с промонархическими врангелевскими организациями. Через представителя П.Н. Врангеля в Германии А.А. фон Лампе он входит в контакт с бывшим Главнокомандующим. Его аналитические записки о происходящем в России поразили Врангеля своей фундаментальностью. Уже в 1924 году, после создания главной организации военных эмигрантов РОВС (Русского Обще-Воинского Союза), И.А. Ильин фактически становится негласным идеологом Белого движения в эмиграции. Долгие годы он продолжает общение и переписку с людьми из ближайшего окружения П.Н. Врангеля, членами Высшего монархического Совета, с великим князем Николаем Николаевичем. В 1926 году Ильин выступил в качестве одного из главных организаторов Русского Зарубежного Съезда, его делегатом (с двумя голосами), произнес на съезде, по мнению многих наблюдателей, самую лучшую и самую глубокую речь, призывая участников преодолеть политическую болезнь «партийности» и партийную психологию.

В эмиграции И.А. Ильин продолжил свою научную и преподавательскую деятельность. Он был одним из организаторов открывшегося в феврале 1923 года Русского Научного института и выступил на его открытии с замечательной речью-лекцией «Проблемы современного правосознания». Одиннадцать лет он занимал должность профессора этого института, читал курсы энциклопедии права, истории этических учений, введения в философию и эстетику, учения о правосознании и др. В 1923-1924 годах Ильин являлся деканом юридического факультета этого института, а в 1924 году избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете. В то время Русский научный институт возглавлял известный ученый-инженер Всеволод Иванович Ясинский, которого высланные из Советской России назначили своим «старостой». Во вверенном ему институте в Берлине работали многие видные учёные и философы, сознательно вытесненные советской властью из России. Однако их взгляды не всегда совпадали со взглядами либерально-консервативной части русского зарубежья, в духовной связи и тесном сотрудничестве с которой работал И.А. Ильин.

Показателен случай, когда в 1924 году руководитель берлинского представительства РОВСа генерал-майор А.А.фон Лампе обратился к ректору Русского научного института Ясинскому с просьбой о предоставлении мест для обучения в институте бывших юнкеров (членов РОВС). Молодым людям необходимо было завершить своё образование, прерванное революцией и Гражданской войной в России. Однако представитель промонархической военной организации не встретил должного понимания у руководства института. Во избежание конфликтов с властями, демократически настроенная профессура не желала иметь никаких дел с врангелевцами. В Германии русские офицеры всё ещё воспринимались как вчерашние враги, и представительство РОВСа в Берлине подвергалось постоянным нападкам. Лишь при помощи И.А. Ильина фон Лампе удалось «выбить» более 50 вакансий в институте для бывших белых воинов. И.А. Ильин также принял участие в создании Комитета помощи студентам-эмигрантам, который действовал в Берлине под покровительством РОВС и Красного Креста.

Замечательной статьёй Ильина «Белая идея» открывается первый том сборника документов и материалов по истории Белого движения «Белое Дело. Летопись белой борьбы». Сборник выходил в Берлине в 1926-1928 годах под редакцией А.А. фон Лампе. В него вошло и первое (уже посмертное) издание «Записок» П.Н. Врангеля.

В 1926-1933 годах около двухсот раз профессор И.А. Ильин выступал с лекциями и докладами о русских писателях, о русской культуре, об основах правосознания, о революции, о большевизме, о частной собственности, о религии и церкви, о советском режиме. Философ «гастролировал» со своими лекциями в разных городах Германии, Франции, Швейцарии, Чехословакии, Югославии и Латвии, что давало ему скромные, но достаточные средства к существованию. Другим источником, не всегда приносившим ожидаемый результат, являлась его издательская деятельность — книг, брошюр, многочисленных статей и журнала «Русский Колокол». В июле 1924 года, будучи на излечении в Италии, Ильин по заказу мецената Бориса Густавовича фон Кеппена, члена Высшего Монархического Совета, начал писать свою знаменитую книгу «О сопротивлении злу силою» (см.: Ильин И. А. Собрание сочинений в 10 томах. М.: Русская книга, 1995. Т. 5. Приложение Pro et contra, с. 289-556). Книга была издана через год и вызвала бурную и горячую полемику в эмигрантских кругах, но сам заказчик оставил Ильина с уже напечатанным тиражом, предоставив ему самому заниматься его реализацией, и в дальнейшем прекратил всякую поддержку.

Ильин, как и всякий человек, выброшенный на чужбину, искал заработка повсюду: он входил в редакцию парижской газеты «Возрождение», редактируемой П. Б. Струве, активно публиковался в правых консервативных газетах (парижских «Россия и славянство», «Русский инвалид», белградской «Новое время», рижской «Слово», женевской «Новый путь», нью-йоркской «Россия», джорданвильской «Православная Русь») и журналах (парижско-пражском «Русская мысль», в рижском «Перезвоны», в женевском «Новый путь», в джорданвильском «Православная Русь», сан-францисском «День Русского Ребёнка».

В 1927-1930 годах Ильин был редактором-издателем журнала «русской волевой идеи» «Русский Колокол» (вышло всего 9 выпусков). Несколько первых номеров профинансировал человек из московского купечества, недавно выехавший из России, остальные — некоторые русские патриоты, в частности, композитор С.В. Рахманинов. Главный взнос сделали премьер-министр Чехословакии Карел Петрович Крамарж и его жена Надежда Николаевна, русская по национальности. Журнал распространялся среди эмигрантов крайне плохо. Приятель Ильина А.А. фон Лампе, который также являлся его распространителем среди чинов РОВСа в Берлине, не раз замечал в своём дневнике, что стоимость номера превышает ту сумму, которую рядовой беженец согласен заплатить даже за самый интересный журнал. Кроме того, в конце 1920-ых годов в Германии издание эмигрантской периодики вообще считалось убыточным делом: предложение значительно превышало спрос. В связи с экономическим кризисом и нелояльным отношением властей основная масса русских ещё в 1925-26 годах перекочевала во Францию и другие страны Антанты.

В 1930-е годы И.А. Ильин издаёт множество работ на немецком языке. Он был соавтором и главным редактором фундаментального исследования «Мир перед пропастью» (1931), под псевдонимом Юлиус Швейкерт написал статью «Разрушение семьи в советском государстве» (1932), под псевдонимом Альфред Норманн издал книгу «Большевистская политика мирового господства» (1935). Под своим именем вышла книга «Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий» (1938), а также ряд брошюр «Коммунизм или частная собственность? Постановка проблемы» (1929), «Против безбожия» (1931), «Яд. Дух и дело большевизма» (1932). Известны многочисленные статьи Ильина в берлинской газете «Tag», освещающие злободневные проблемы политической жизни того времени. Многие из них остаются актуальными и сейчас: «Среднее сословие», «Обобществление», «Экспроприация», «Социально или социалистически?», «Сталин в наступлении», «Распространение заразы», «Причина зла», «Политика страстей» и др. Ильин был автором трех аналитических записок для правительства Веймарской республики: «Директивы Коминтерна по большевизации Германии» (1932-1933), «О директивах Коминтерна по большевизации Германии» (1933), «Голод в Советской России как результат коммунистической аграрной политики. Диагноз». Эти записки не вызвали никакого отклика у немецких властей, но дни Веймарской республики были уже сочтены.

В 1933 году в Германии к власти пришла национал-социалистическая партия во главе с Гитлером, и вскоре сбылись самые худшие прогнозы и предположения русских эмигрантов в отношении шовинистичных «наци».

Казалось бы, русский философ И.А. Ильин не принимал никакого деятельного участия в политике. Более того, руководство русских эмигрантских организаций всегда старалось относиться лояльно к любой власти в приютившей их стране. Только Ильин не смог смириться с идеологическим давлением нацистов, воспринимая их, как и большевиков, в качестве несомненного зла. Как известно, на первых порах гитлеровская Германия «дружила» с Советским Союзом. Публичная критика философом-эмигрантом советского строя и происходящих в СССР исторических процессов сразу не понравилась новому руководству страны. В 1934 году, за отказ преподавать в согласии с программой национал-социалистической партии, И.А. Ильин был уволен из Русского Научного института. Ему запрещалась всякая преподавательская, а также публичная деятельность. В 1938 году были арестованы все его книги и брошюры, а самому философу угрожал концлагерь. Вот что он писал о себе в это время:

«Апрель 1938 Берлин

Томлюсь в неопределенности и непредусмотримости будущего. Надо принимать какие-то меры, но нет уверенности ни в одной из них, что она необходима и верна. В старину давали прох.[одные] свид.[етельства] — обязан где-нибудь находиться, а в случ.[ае] неисп.[олнения] этого треб.[ования] будет отправлен по этапу. И особ.[ые] прим.[еты]: глаза голубые, волосы русые, особ.[ых] примет не оказалось. Думаю, что status quo ante не восстановим. Думаю, что locus quo ante не может и не дол.[жен] быть затягиваем. Когда яйцо разбивается, то оно вылив.[ается] в стакан или на сковородку. Чувствую, что яйцо разбито, но не вижу ни стак.[ана], ни сковородки. В как[ом-] то романе — кораблекр.[ушение,] спас[аются] на лодке, один не попал, тонет цепл.[яется] за борт, а сидящие — по пальцам ножом. Donec eris...

Как ни разу с 1922 чувств.[ую] себя в руке Божией — ухожу в работу. Кончаю книгу. Я был Тебе верен и не щадил себя — остальное Твое дело. Сов[сем] как в подв.[але] на Лубянке…»

И только верные друзья и ученики, такие как, например, А.А. Квартиров и С.В.Рахманинов и несколько счастливых случайностей помогли Ивану Александровичу и Наталии Николаевне летом 1938 года переехать в Швейцарию.

Там он с помощью денежного залога (кауции) в 4000 швейцарских франков, внесенного С. В. Рахманиновым, обосновался в пригороде Цюриха Цолликоне и спасся от насильственного возвращения в Германию. Швейцария пошла на это, но Ильин был сильно ограничен в своих правах: ему было запрещено право на работу и политическую деятельность. Оставшиеся 16 лет он писал философские книги, выступал с лекциями, что не считалось работой, и гонорары швейцарцы, к счастью, не облагали налогом. Политической деятельностью Ильин все-таки продолжал заниматься в форме публицистики, но анонимно. Ряд его статей без подписи были опубликованы в белоэмигрантской прессе и изданиях РОВС уже в послевоенный период.

Практически всю оставшуюся жизнь Иван Александрович много и плодотворно работал. Помимо большого числа статей и очерков, выходивших в различных изданиях, составивших впоследствии сборник «Наши задачи» (изданы в 2-х томах в 1956 году), Ильин опубликовал на немецком языке три книги философско-художественной прозы, объединённые общим замыслом «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», а также фундаментальное исследование «Аксиомы религиозного опыта» (издана в 2-х томах в 1953 году). Велась подготовка к печати книга «Путь к очевидности» (1957). Круг интересов Ильина был весьма широк: его интересовали как религиозные, так и правовые, социально-политические, философские, а также этические, эстетические, антропологические, литературоведческие и поэтические проблемы и направления знания.

Философские воззрения Ильина

До революции проблемы социальной философии были как бы на периферии интересов русского философа. Ильин активно интересовался немецкой идеалистической философией, разрабатывал идеи Гегеля, Фихте, писал историко-философские исследования, увлекался неогегельянством. Однако те драматические события, которые произошли в стране после октябрьского переворота, резко изменили его предпочтения и устремления. Первой же значительной работой в этом направлении, которая во многом повернула Ивана Александровича к социальным проблемам, стала уже упоминавшаяся нами работа «О сопротивлении злу силою» (1925). В этой книге Ильин весьма аргументированно критикует учение Л.Н. Толстого о непротивлении. Рассматривая в данном случае физическое принуждение или предубеждение как зло, за неимением других средств, человек для противопоставления злу не только имеет право, но и может иметь обязанность применять силу. Но как вести себя при встрече с социальным и моральным злом, какими средствами противодействовать ему - дело нравственного выбора, ибо правильный выбор может сделать только духовно и нравственно здоровая личность. Т.о., позитивное решение проблемы преодоления зла перерастает у Ильина в более широкую проблему формирования и воспитания высоконравственного человека, которая стала центральной для последующего творчества русского мыслителя.

Выдающийся вклад внёс русский мыслитель Ильин и в формирование и разработку национальной идеологии. Некоторые его «прозрения» и идеи полностью совпали с событиями, которые разворачивались на наших глазах совсем недавно. Люди, пережившие развал 1990-х готовы были считать И.А. Ильина настоящим пророком и искать в его работах ответы на многие наболевшие вопросы.

Задолго до падения коммунистической власти Ильин теоретически обосновал и осмыслил её изначальную обречённость на историческую гибель. Он считал, что после падения этой власти в России грядёт всеобщая национальная судорога, которая, станет стихийно мстительной и не менее жестокой, чем пережитая в 1918-20 годах Гражданская война:

«Страна вскипит жаждой мести, крови и нового имущественного передела, ибо поистине ни один крестьянин в России ничего не забыл. В этом мнении встанут десятки авантюристов, из коих три четверти будут "работать" на чьи-нибудь иностранные деньги, и ни у одного из них не будет творческой и предметной национальной идеи».

С пророчеством гения Ильин предвидел и распад исторической России, который произошёл в 1991 году, во многом, как он сам говорил, благодаря «мировой закулисе». От этого распада во многом страдает весь мир, ибо разрушается сила, которая бы противостояла Западу (и, в частности, США). В статье «Что сулит миру расчленение России?» Ильин пророчески отмечает:

«Расчленение организма на составные части нигде не давало и никогда не даст ни оздоровления, ни творческого равновесия, ни мира. Напротив, оно всегда было и будет болезненным распадом, процессом разложения, брожения, гниения и всеобщего заражения. И в нашу эпоху в этот процесс будет втянута вся вселенная... Территория России закипит бесконечными распрями, столкновениями и гражданскими войнами, которые будут постепенно перерастать в мировые столкновения…»

Выход из этой ситуации Ильин видит лишь в воспитании в самом русском народе национального духовного характера. Именно из-за его недостатка в интеллигенции и в массах Россия и рухнула во время революции 1917 года:

«Россия встанет во весь рост и окрепнет только через воспитание в народе такого характера. Это воспитание может быть только национальным самовоспитанием, которое может быть проведено самим русским народом, т.е. его верной и сильной национальной интеллигенцией. Для этого нужен отбор людей, отбор духовный, качественный и волевой».

В религиозной философии Ильин не принадлежал к плеяде последователей В.С. Соловьёва, с которыми многие связывают обычно русский религиозно-философский ренессанс. Предметом его основного внимания был не только тот или иной христианский догмат, внутренний нечувственный опыт, но и то, что называют духом. Все эти нюансы Ильин и выразил в своём классическом труде «Аксиомы религиозного опыта». Это, прежде всего, учение о равновесии и сочетании духа и инстинкта, а также законов природы и законов духа, являющихся центральными в его религиозной философии. Интересно, что сама эстетическая установка Ивана Александровича шла как бы вразрез остальному «серебряному веку» и имела во многом другой источник. Во главу угла он ставил художество, процесс рождения и воплощения эстетического образа, а на вершину - художественное совершенство, которое внешне может быть лишено «красоты».

Все эти вопросы Ильин поднял в монографиях и лекциях о наших великих писателях, поэтах, певцах, композиторах, актёрах: Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой, Бунин, Шмелёв, Мережковский, Метнер, Рахманинов, Шаляпин.

Конечно, самый главный предмет для философского исследования Ильина, ради которого написано всё остальное - это сама Россия и её образующий русский народ. Именно этот предмет так волновал современников в творчестве Ильина, заставляя бесправных изгнанников слушать на чужбине бывшего московского профессора. Ильин – единственный из русских мыслителей, кто не просто анализировал прошлое и подвергал критике неисправимые ошибки. Через призыв к духовному совершенствованию и веру в божественное становление человеческой души он словно протягивал руку в необозримое и прекрасное будущее, дарил надежду отверженным людям, потерявшим всё, кроме веры в Россию и свой народ…

Память

Всю свою жизнь Ильин болел часто и многочисленными болезнями, к которым относился с христианским мужеством. Умер он в больнице мгновенной и легкой смертью 21 декабря 1954 года. На его могиле в Цолликоне был установлен красивый надгробный памятник на котором была высечена философская эпитафия, как выяснилось, составленная самим Ильиным:

Alles empfunden
So viel gelitten
In Liebe geschauet
Manches verschuldet
Und wenig verstanden
Danke Dir, ewige Güte! 

3 октября 2005 года останки Ивана Александровича и его супруги были перезахоронены в некрополе Донского монастыря в Москве.

20 ноября 2006 года его архив, хранившийся с 1966 года в отделе редких книг и рукописей университета штата Мичиган (США), согласно воле философа поступил на постоянное хранение в Отдел редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ им. М. В. Ломоносова.

9 апреля 2007 года в честь 125-летия со дня рождения Ивана Александровича Ильина на старом здании юридического факультета Московского университета была открыта посвященная ему мемориальная доска. В тот же день в Научной библиотеке МГУ на Воробьевых горах впервые в России открылась выставка, посвященная юбилею философа, основанная на материалах его архива.

Елена Широкова

В статье использованы материалы:

«Наследие русского философа И.А.Ильина (1883–1954)»

«Белая гвардия»

Ильин И.А. Наши задачи. – М., 1992

ГАРФ. Ф.5856 «Генерал-майор А.А. фон Лампе»

Философ Литератор Белоэмигрант 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова