сегодня7декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Единственный наш долг перед историей - это постоянно ее переписывать.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Cемейство Арманд



     Жан-Луи Арманд (1786 — 1855 в Москве) появился в России в конце XVIII века вместе с отцом Полем Армандом и матерью Анжеликой Карловой (1765 — 1813 в Москве).

     Причины переселения французов в Россию в то время типичны: бегство от террора Великой Французской Революции, или чисто коммерческие интересы, т.е. желание заработать на жизнь в этом холодном бескрайнем пространстве загадочной России, где дешевый наемный труд и огромные сырьевые запасы.

     До сих пор не удалось найти достоверных материалов о том, как семья Арманд, да и многие другие, оказались в России. Зато сохранились семейные предания, передаваемые вот уже более двухсот лет из поколения в поколение. Первое, самое прозаичное из них, которое мы находим в неопубликованных воспоминаниях Давида Львовича Арманда, утверждает, что Поль Арманд был зажиточным нормандским крестьянином и сочувствовал роялистам. Французская революция сильно подорвала его благосостояние, и он, осев в Париже, открыл строительную мастерскую. Там он женился на эльзаске Анжелике Карловой.

     Прослышав, что в России императрица Екатерина II создает благоприятные условия для приезжающих французов, пострадавших от революции, он решил построить свою коммерцию на торговле французскими винами в России.

     Однажды зафрахтованный им корабль с вином потерпел крушение в Бискайском заливе, и это разорило семью Арманд. Но настойчивый Поль продолжал начатое дело. Вскоре произошло новое событие — началась война Наполеона против России.

     Англия, вечный соперник, а временами и враг Франции, объявила блокаду французским кораблям и товарам, желая экономически задушить революцию.

     Очевидно, у Поля Арманда сложились хорошие коммерческие связи в портах доставки французских вин, и может быть поэтому его внук и правнук были записаны в купеческую гильдию портового города Ейска.

     Некоторые утверждения в записях Д.Л. Арманда не соответствуют более поздним обнаруженным свидетельствам о жизни первых Армандов в России. Например, Поль Арманд не погиб. После ухода армии Наполеона он остался в Москве и прожил в ней оставшуюся часть жизни. Он похоронен на Введенском кладбище.

     Факт высылки 40 "подозрительных иностранцев" из Москвы в Нижний Новгород генерал-губернатором Ф.В. Ростопчиным подтверждается многочисленными опубликованными воспоминаниями историков.

     Очевидно, среди них находился и самый старший из семьи Армандов — Поль, ему в ту пору было 52 года (фотографии его в семье Армандов не сохранилось).

     Второе, более романтическое предание, переданное устно автору этих строк Светланой Александровной Крылатовой, потомком семьи Куртенер (во время встречи потомков купеческих родов в помещении бывшего Купеческого клуба на Малой Дмитровке в 1990 году) повествует:

     "Свершилась Великая Французская Революция 1789 года. Начались гонения на представителей дворянских семей Франции. В их числе оказались и семья маркиза(?) Де Куртенэ. Глава этой семьи по имени Франсуа был членом Академии Художеств в Париже. Он был выходцем из Страсбурга (главного города провинции Эльзас, предмета вечного спора о принадлежности Франции или Германии).

     Собрав самые ценные свои произведения и снарядив кареты, Франсуа с семьей Поля Арманда спешно покинул Францию в направлении России. Проезжая через границы, преодолев все препоны на таможнях и ужасные русские дороги, добрались наконец до Москвы. Первое время они совместно обустраивались на снимаемых квартирах, но в дальнейшем их деятельность пошла по различным направлениям".

     Это семейное предание семьи Куртенер показывает, что по общественному положению семьи Арманд и Куртенер были близки. Правда прямые доказательства этого статуса еще предстоит искать.

     Заметим, что в книге Ф. Тастевена упоминается время появления Франсуа Куртенэ в России — 1793 — 1794 гг. — года казни короля Франции Людовика XVI и событий, связанных с этим.

     Жан-Луи Арманд, от первого брака с Елизаветой Осиповной (1788 — 1817) (?), все называли ее Сабиной, имел сына Евгения рождения 1809 г., от которого далее пошли многочисленные потомки разных уровней.

     От второго брака Жана-Луи с Мари-Барб, урожденной Колиньон (1780 — 1872) родилась дочь Софья, вышедшая впоследствии замуж за шведа Осипа Гекке (по другим источникам Хекке).

     Из материалов Ревизской сказки Московской купеческой управы за 1811 г. следует, что в 3-ю гильдию Московского купечества были вписаны Жан-Луи Арманд 24 года; у него сын Луи-Жен — 2 года 10 месяцев (прибыли в 1807 году декабря 24 дня) из иностранцев французской нации; жители Мясницкой части в доме господина Толбухина. У него жена Елизавета Осиповна 24 года и дочь Елизавета 4 года.

     Также в 3-ю гильдию был вписан купец Павел Арманд 49 лет (прибыл в 1808 г. марта 16 дня) из иностранцев французской нации; житель Мясницкой части в доме г. Толбухина. У него жена Анжелика Карлова, 44 года.

     Анализируя факт высылки группы иностранцев (в том числе и Арманда-отца) из Москвы в 1812 г. Ф. Ростопчиным, можно сделать осторожный вывод, что к такому исходу привели, помимо некоторой, может быть, вольнодумности высказываний Поля Арманда, очевидно и другие причины.

     Еще во времена Екатерины II, помимо восхищения французской парфюмерией и модами, часть русского общества была раздражена нововведениями иностранцев: в уличных играх, шарадах, рифмах, фантах и т.д.

     Злой Растопчин писал о французах: "... они поглощены мыслями о роскоши и тщеславии".

     А вольнодумство иностранцев и их непокорность резко критикует лейб-медик Екатерины II Рожерсон (сам являвшийся иностранцем, хотя бы по происхождению): "Эти эмигранты подобны чуме, повсюду, где только они появляются, они грызут руку, которая их кормит".

     В эту цепочку нелестных высказываний об иностранцах мог вписаться тот факт, что на передовых позициях французских и русских войск рядом с Москвой, как утверждает писатель Н. Дубровин в книге "1812 год в письмах современников":

     "Генерал Корф (Федор Карлович, барон, русский генерал-адъютант, 1774 — 1826) человек достойный уважения и веселого нрава, на сих днях встретился на аванпостах с генералом Армандом. Разговор этот скоро привел к миру:

   - Мы, право, очень устали от сей войны, дайте нам паспорт (имеется в виду документ о заключении мира на конкретных условиях данного времени), так мы и уйдем — сказал генерал Арманд.
   - О! Нет генерал — отвечал Корф, вы пожаловали к нам незваные, так и уходить вам по "французскому образцу" не откланиваясь.
   - Но в самом деле, — сказал генерал Арманд, — не жалко ли, что две нации, уважающие одна другую, ведут истребительную войну; мы принесем извинения в том, что были зачинщиками, и охотно согласимся помириться на прежних границах.
   - Так, — отвечал генерал Корф, — мы верим, что вы научились в последнее время иметь к нам уважение, но могли ли бы вы и впредь, генерал, уважать нас, если бы мы вас допустили до того, чтобы уйти с оружием в руках?
   - Parbleu (черт возьми, фр.), — сказал Арманд, — видно нечего говорить с вами более о мире и не удастся нам в том согласиться".

     На этом встреча закончилась, но сходство фамилий (или дальнее родство) главы семьи и французского генерала могло сыграть решающую роль в высылке Поля в Нижний Новгород и Макарьев.

     Приведу некоторые сведения о генерале Арманде, почерпнутые из Всеобщего гербовника Французской империи, изданного в Париже в начале 1812 года:

     Арманд — полковник 22-го пехотного полка линейных войск, (очевидно во время русской кампании он получил звание генерала), кавалер ордена Почетного Легиона. Барон Империи.

     Вот описание герба барона Арманд (перевод с французского).

     На лазурном поле, слева направо изображена золотого цвета рука в латах, держащая развернутое знамя, также золотого цвета; рядом расположены две серебряные пальмы и боевой военный кинжал в красном поле.

     Евгений Иванович (Луи-Эжен) Арманд (1809 — 1890, с. Пушкино), внук Поля Арманда, первым из семьи почувствовал преимущества производственной деятельности по сравнению с торговлей (модными товарами) и создал технологическую линию для производства компонентов химических средств, применяющихся в процессе отделки и крашения тканей. Заводик-мастерская, где применялась эта линия, находился на Ново-Басманной, д. 23. Это было самое начало 40-х годов XIX века. Позже Евгений Иванович работал мастером по ткацкому и красильному делу на фабриках Подмосковья (по воспоминаниям Д.Л. Арманда — в с. Ивантеевке).

     В 1853 г. Евгений Иванович приобрел ткацко-красильную фабрику в с. Пушкино Московской губ. Прежний владелец француз Фавар, то ли из-за недоразумений с властями, то ли из-за жизненных обстоятельств, продал фабрику. Французское сообщество (колония) в Москве посодействовало Арманду в покупке.

     Евгений Иванович решительным образом реконструирует фабрику, строит каменные корпуса вместо деревянных, покупает новое оборудование, резко расширяет номенклатуру выпускаемых тканей и увеличивает объемы производства.

     В связи с этим разрастается и рабочий поселок вокруг фабрики, строятся дороги, дома-общежития с отдельными квартирами для мастеров, больницы, детские сады, магазин, школа, читальня и т.д.

     В 1859 г. Евгений Иванович строит вторую фабрику, рядом с первой.

     Купец 1-й гильдии, мануфактур-советник, за участие в международных выставках он неоднократно награждался орденами и привилегиями — трижды высочайшим соизволением ему дозволялось употреблять государственный герб России на рекламе, документах и товарах.

     Жена Евгения Ивановича — Мария Францевна урожденная Пашковская (1819 — 1901) католичка, полька по национальности.

     На богомольном тракте из Москвы в Троице-Сергиеву лавру в с. Пушкино на высоком берегу р. Учи возвышается церковь Св. Николая. Этот храм является свидетелем и участником многих семейных вех жизни Армандов.

     Здесь рядом с построенной Армандами богадельней похоронен Евгений Иванович с супругой и многие их родственники.

     Дети Евгения Ивановича Арманда и правнуки первопоселенца в России Поля Арманда родились в Москве. Они были совладельцами торгового дома "Е. Арманд с сыновьями" и двух текстильных фабрик в подмосковном с. Пушкино. Владели домами в Москве и имениями в Подмосковье, были членами благотворительных общественных организаций.

     Братья учились в московских гимназиях, а высшее образование получили во Франции и Германии, в основном по текстильному делу и крашению тканей.

     Евгений Евгеньевич с женой Варварой Карловной, урожденной Демонси стали основоположниками центрального ствола генеалогического древа Армандов. У них было 12 детей: Анна (1866 — 1932), Мария (1868 — 1942), Александр (1870 — 1943), Вера (1871 — 1942), Николай (1872 — 1936), Владимир (1874 — 1875), Евгения (1876 — 1920), Борис (1878 — 1920), Софья (1881 — 1941), Сергей (1882 — 1945), Варвара (1882 — 1966), Владимир (1885 — 1909).

     Семья Евгения Евгеньевича породнилась с семьями: Демонси-Шнауберт-Матиссен-Бункиных-Цициных, Константинович-Манфред, Коль-Осиповых, Папмель-Мазинг-Вдовиных, Брилингов-Кузнецовых-Грузиновых-Заустьинских-Бугельских-Анохиных-Мавриных-Шараповых-Гунстов-Файтов, Степановых, Стефен-Вильд, Карасевых, Федосовых-Егоровых, Журиных-Кир-пичниковых-Шапошниковых-Жилиных, Кардо-Сысоевых, Павша, Шапиро, Ромас и другими.

     У Адольфа Евгеньевича и его жены Александры Александровны, урожденной Ленгольд было трое детей: Андрей (1875 — 1884), Елена (1876 — 1958) и Маргарита (1881 — 1882). Они породнились с семьями В.Э. Репмана, В.И. Готье, Добле, К.К. Маслих и другими.

     Эмиль Евгеньевич был женат на Софье Осиповне урожденной Гекке (Хекке). У них было шестеро детей: Лев (1880 — 1942), Наталия (1881 — ?), Мария (1883 — ?), Софья (1885 — 1923?), Павел (1887 — 1892), Евгений (1890 — ?). Они породнились с семьей Р.В. Киндингера и другими.

     Братья Арманд и их потомки — Потомственные Почетные граждане. Старший брат — Евгений Евгеньевич — неоднократно награждался орденами и привилегиями за участие во многих международных промышленных выставках.

     Многочисленные потомки клана Арманд проживают в настоящее время в основном в Москве.

«Французские первопоселенцы в Москве и некоторые потомки: Сборник»
Автор-составитель В.М. Егоров-Федосов. - М.: Волслов, 2005. с. 200-210

Купец Благотворитель Меценат 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова