сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Инженер - человек, способный взять теорию и приделать к ней колеса.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Аркадий Тимофеевич Аверченко

Аркадий Аверченко

Аркадий Аверченко

27 марта (15 марта по старому стилю) 1881 года родился Аркадий Тимофеевич Аверченко – русский писатель-юморист, драматург, театральный критик, редактор известного сатирического журнала «Сатирикон» (с 1914 года – «Новый Сатирикон»).

Ещё при жизни его сравнивали с заокеанскими юмористами Марком Твеном и О`Генри, а простая читающая публика жаловала Аркадия Тимофеевича титулом «короля смеха». И сегодня его произведения, наряду с юмористическими рассказами Теффи и других авторов начала XX века, пользуются большой популярностью у самого широкого круга читателей.

Детство и юность

Аркадий Аверченко родился в Севастополе, в небогатой и многодетной купеческой семье. У Аркадия было шесть сестёр и три брата, которые умерли в младенчестве. Отец, Тимофей Петрович Аверченко, являлся владельцем небольшого магазина, но вскоре он разорился, и семья едва сводила концы с концами.

Самого же Аркадия Аверченко смело можно назвать настоящим литературным «самородком» – будущий писатель не получил никакого систематического образования. Согласно шутливой «Автобиографии», написанной самим Аверченко для одной из своих книг, желания учиться он не имел, а потому прикидывался больным и слабым. Поэтому гимназию не посещал, и старшие сёстры занимались с ним дома. На самом деле, из-за травмы глаза, полученной в детстве, Аркадий был вынужден обучаться на дому. Впоследствии, уже уйдя из семьи, ему удалось закончить лишь два класса городского реального училища.

В 15 лет отец определил юношу младшим писарем в транспортную контору, где Аверченко прослужил чуть более года. Затем, по совету знакомых, он устроился служащим в контору каменноугольных рудников в Донбассе. Суровая жизнь на рудниках мало подходила для молодого человека: основным развлечением, как для шахтёров, так и для служащих конторы являлось беспробудное пьянство и пьяные драки.

Позже, внутренне содрогаясь, писатель вспоминал:

«Это был самый грязный и глухой рудник в свете. Между осенью и другими временами года разница заключалась лишь в том, что осенью грязь была там выше колен, а в другое время - ниже. И все обитатели этого места пили, как сапожники, и я пил не хуже других… ...Когда правление рудников было переведено в Харьков, туда забрали и меня, и я ожил душой и окреп телом».

В Харькове состоялся литературный дебют Аркадия Аверченко. 31 октября 1903 года местная газета «Южный край» поместила его первый рассказ «Как мне пришлось застраховать жизнь». Для едва обученного грамоте 22-летнего служащего это было большим событием.

Сам Аверченко считал своим литературным дебютом рассказ «Праведник», опубликованный в 1904 году.

В 1906-1907 годах Аркадий Тимофеевич, совершено забросив свою службу в конторе, весь отдаётся литературному творчеству. Он редактирует в Харькове сатирические журналы «Штык» и «Меч», где часто выступает единственным автором всего номера: рисует карикатуры и шаржи, публикует свои материалы в разных разделах под многочисленными псевдонимами.

Согласно «Автобиографии» Аверченко, то ли из-за сатирических острот, то ли из-за карикатуры, помещённой в журнале, в 1907 году у писателя случился конфликт с местными властями. Генерал-губернатор Пешков оштрафовал редакцию на 500 рублей. Поскольку у Аверченко не было таких денег (со службы его к тому времени уже уволили), юмористу ничего не оставалось, как покинуть Харьков и искать счастья в столице.

«Сатирикон»

В 1907 году Аверченко работает в качестве секретаря редакции сатирического журнала «Стрекоза». 1 апреля 1908 года «Стрекоза» была преобразована в новый еженедельный журнал «Сатирикон», который затем целое десятилетие оказывал заметное влияние на общественное сознание России. Первым главным редактором журнала стал художник Алексей Александрович Радаков (1877-1942), а с девятого номера этот пост перешёл к писателю-юмористу, постоянному автору журнала Аркадию Тимофеевичу Аверченко.

Редакция «Сатирикона» располагалась на Невском проспекте, в доме №9. Новый юмористический журнал был изданием веселым и едким, саркастическим и злым. Остроумный текст в нём часто перемежался с язвительными карикатурами, забавные анекдоты сменялись политическим шаржем. От множества других юмористических изданий тех лет «Сатирикон» отличался своим социальным содержанием: здесь, не выходя за рамки приличий, бескомпромиссно высмеивались, бичевались представители власти, мракобесы, черносотенцы.

В журнале печатались такие «звёзды» отечественной журналистики, как О.Дымов, В.Азов, сатирики Теффи, В.Князев, Саша Чёрный и А. Бухов, известные писатели Л. Андреев, А.Толстой, В.Маяковский. С иллюстрациями выступали прославленные русские художники Б.Кустодиев, И.Билибин, А.Бенуа. За сравнительно короткий срок — с 1908 по 1918 год — этот сатирический журнал (и его поздний вариант «Новый Сатирикон») создал целое направление в русской литературе и незабываемую в её истории эпоху.

«Сатирикон» привлекал читателей тем, что его авторы, в отличие от других сатирических изданий, практически отказались от обличения конкретных высокопоставленных лиц. Не было у них и «общеобязательной любви к младшему дворнику». Ведь глупость везде остается глупостью, пошлость — пошлостью, а потому на первый план выдвигается стремление показать человеку такие ситуации, когда он сам бывает смешон. На смену объективной сатире приходят «сатира лирическая», самоирония, позволяющие раскрыть характер «изнутри». Особенно ярко это проявлялось в произведениях Теффи и Аверченко, где объектом сатирического или юмористического изображения является обычный обыватель, человек из толпы.

В период расцвета журнала, в 1911 году, его издатель М.Г.Корнфельд выпустил в журнальной библиотеке «Всеобщую историю, обработанную „Сатириконом“». Авторами этого блестящего пародийно-сатирического произведения были А.Аверченко, Тэффи, О. Дымов, и О.Л. Д’Ор.

Популярности Тэффи и Аверченко в те годы трудно найти аналоги. Достаточно сказать, что сам Николай II с удовольствием читал этих авторов и переплетал их книги в кожу и атлас. И совсем не случайно начало «Всеобщей истории» поручили «обработать» именно Тэффи. Зная, чьей любимой писательницей она являлась, возражений цензуры можно было не опасаться. Таким образом, выступая против Думы, правительства, чиновников, бюрократов всех мастей, «Сатирикон» с высочайшего благоволения неожиданно попал на роль легальной оппозиции; его авторы умудрялись своим поэтическим и прозаическим творчеством делать в политике гораздо больше, чем любой политик.

В мае 1913 года в журнале произошёл раскол на почве финансовых вопросов. В результате Аверченко и все лучшие литературные силы покинули редакцию и основали журнал «Новый Сатирикон». Прежний «Сатирикон» под руководством Корнфельда ещё какое-то время продолжал выходить, но, потеряв лучших авторов, закрылся в апреле 1914 года. «Новый Сатирикон» продолжал успешно существовать (вышло 18 номеров) до лета 1918 года, когда был запрещён большевиками за контрреволюционную направленность.

«Король смеха»

Помимо редакторской и литературной работы в «Сатириконе», в 1910-12 годах А.Аверченко заявляет о себе как о замечательном писателе.

В 1910 году выходят три книги Аверченко, сделавшие его известным всей читающей России: «Веселые устрицы», первая книга «Рассказы (юмористические)», «Зайчики на стене», книга II.

«...их автору суждено стать русским Твеном...», - проницательно заметил В. Полонский в одной из критических статей.

Вышедшие в 1912 году книги «Круги по воде» и «Рассказы для выздоравливающих» окончательно утвердили за их автором звание «короля смеха».

В следующие пять лет лучший юморист России добавлял себе славы, участвуя в театральных постановках, редактируя любимый читателями всех возрастов журнал «Сатирикон», создавая маленькие юмористические шедевры. Но вдруг буквально всю страну захватила политика.

Революция и гражданская война

Февральскую революцию 1917 года А. Аверченко, как и большинство русской либеральной интеллигенции, воспринял восторженно. Но после Октября роль легальной оппозиции, укрепившаяся за журналом «Новый Сатирикон», уже не соответствовала требованиям новой власти. Острые злободневные публикации Аверченко и Теффи не смешили, а лишний раз раздражали большевистских лидеров, которые ещё в марте 1918 года позаботились о закрытии всех буржуазных газет и изданий.

В августе 1918 года был закрыт и редактируемый А. Аверченко «Новый Сатирикон». Тем самым власти заявили о политической неблагонадёжности юмориста и всей редакции. Что могло воспоследовать за таким заявлением – редактору не трудно было себе представить. Аверченко, вместе с Теффи и несколькими знакомыми актрисами, бежит из Петрограда на юг под предлогом концертов в провинции. Москва, Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, Екатеринодар, Новороссийск, Мелитополь... В начале апреля 1919 года он приехал в родной Севастополь.

В Крыму писатель творил практически без отдыха. С утра «заряжался», работая под музыку с пудовыми гирями. Днем, если удавалось, забегал на улицу Ремесленную, где жили его мать и две замужние сестры. Все остальное время он принадлежал редакции и театру, причем не одному, а нескольким. Писал и выступал как чтец, артист и конферансье, откликаясь на насущные проблемы с характерной для него остротой.

Вместе с А. Каменским Аверченко заведовал литературной частью театра-кабаре «Дом Артиста», созданного в Севастополе в сентябре 1919 года. Одной из первых постановок стала новая пьеса А. Аверченко «Лекарство от глупости», в которой автор выступал и в качестве актёра. 2 ноября того же года Аркадий Тимофеевич вместе со знаменитой писательницей Тэффи (Надеждой Александровной Лохвицкой) дал большой концерт в театре Севастопольского городского собрания.

Ещё один театр Севастополя — «Ренессанс» — отметил начало 1920 года премьерой по пьесе А. Аверченко «Игра со смертью». Он же в середине января 1920 года организовал вечер юмора с участием Аркадия Тимофеевича. А в театре «Наука и жизнь» писатель выступал с моноконцертами либо вместе с популярной актрисой М. Марадудиной.

В апреле 1920 года на улице Екатерининской (ныне ул. Ленина), 8, открылся еще один театр с романтическим названием «Гнездо перелетных птиц». В нем писателя-юмориста принимали всегда с радостью. Пройдет немного времени, и Аркадий Аверченко сам возглавит труппу с тем же названием: «Гнездо перелетных птиц», но уже в Константинополе. Этот театр, вместе с кабаре Александра Вертинского «Черная роза», станет самым известным в эмигрантской среде. А тогда, в 1920-м, Аверченко успешно гастролировал с театром по Крыму, побывав с концертами в Балаклаве, Евпатории и Симферополе.

Любопытные сведения оставили современники писателя о его театральных вечерах в Севастополе: «Открывал вечер обычно сам Аверченко, и из-за него, собственно, и ходили люди в театр по вечерам».

Писатель мастерски умел переходить от мягкого юмора к убийственной сатире. Вспомним его беседу с 8-летней девочкой в рассказе «Трава, примятая сапогом». Не случайно Аверченко называли то «красным солнышком» — за мягкость, то «барабанщиком литературы» — за точность характеристик.

Перед отъездом из Севастополя за рубеж А. Аверченко успел издать сборник рассказов и фельетонов «Нечистая сила». Один из экземпляров книги удалось передать в США, где сборник переиздали в 1921 году. К слову, не только эта, но и три последующие книги Аркадия Тимофеевича явились антологиями его рассказов, анекдотов и фельетонов (а их набралось не менее 190), опубликованных в севастопольских газетах «Юг» и «Юг России». Книга «Кипящий котел» о событиях Гражданской войны в Крыму была исключительно севастопольской, хотя и появилась в 1922 году.

Эмиграция

10 ноября 1920 года, вместе с Русской Армией генерала Врангеля, Аверченко покинул Крым на одном из последних транспортов.

С ноября 1920 по март 1922 года он жил в Стамбуле (Константинополе). В эти годы Константинополь стал сосредоточием основной массы русских беженцев, которые всё ещё надеялись на перемену политической ситуации и скорое возвращение на родину. Здесь, среди русскоязычной публики, Аверченко чувствовал себя довольно комфортно. Он организовал театральную труппу «Гнездо перелётных птиц», выступал её руководителем и антрепренёром, сам участвовал в концертах, продолжал своё литературное творчество.

В 1921 году в Париже вышел сборник памфлетов Аверченко «Дюжина ножей в спину революции». Её герои, представители различных социальных слоёв — дворяне, купцы, чиновники, военные, рабочие — с ностальгией вспоминают о прошлой жизни. За ним последовал сборник «Дюжина портретов в формате будуар». В этом же году вышла статья Ленина «Талантливая книжка», в которой Аверченко назван «озлобленным до умопомрачения белогвардейцем», однако при этом вождь большевиков нашёл книгу «высокоталантливой».

К 1922 году русские беженцы начали стремительно покидать турецкую столицу: многие ехали в Европу, чтобы там заново начать свою жизнь. Для Аверченко, который, в отличие от большинства эмигрантов, не имел за плечами даже гимназического курса французского или немецкого языков, адаптация к реалиям беженской жизни происходила особенно болезненно.

Он решает не покидать славянских стран – едет сначала в Софию, потом в Белград, и в июне 1922 года поселяется в Праге. Чешское правительство лояльно относилось к русским эмигрантам, поэтому здесь в 1920-е годы сосредоточилось большинство российских литературных обществ, издательств, периодических изданий, продолжалась литературная жизнь.

В Чехии Аверченко пользовался большой популярностью: с шумным успехом проходили его творческие вечера, издавались книги, а многие рассказы были переведены на чешский язык.

«Два мира» в творчестве Аверченко

С 1917 по 1925 годы в творчестве Аверченко мир чётко разделён на две части: мир до революции и мир после революции. Эти два мира у писателя жёстко противопоставляются. Аверченко воспринимает революцию как обман рабочего человека, который должен в определённый момент спохватиться и вернуть всё на свои места в этой стране. Аверченко-сатирик доводит ситуацию до абсурда: из жизни людей исчезают книги и самые необходимые вещи. В рассказе «Урок в советской школе» дети по книжке изучают, какая была еда. Также писатель изображает главных российских политиков Троцкого и Ленина в образах беспутного мужа и сварливой жены («Короли у себя дома»). Второй мир России у Аверченко — это мир беженцев, мир тех, кто «зацепился» за эмиграцию. Этот мир раздроблен и предстаёт, прежде всего, в образе Константинополя. Здесь можно отметить рассказы «Константинопольский зверинец» и «О гробах, тараканах и пустых внутри бабах», в котором три человека пытаются выжить в Константинополе, они делятся друг с другом своим опытом о том, как каждый из них зарабатывает себе на хлеб.

Работая в известной газете «Prager Presse», Аркадий Тимофеевич написал много искромётных и остроумных рассказов, в которых всё же чувствовалась ностальгия и огромная тоска по старой России, навеки канувшей в прошлое. В 1922 году в Праге издаётся сборник «Дети». Аверченко описывает восприятие послереволюционных событий глазами ребёнка, особенности детской психологии и уникальной фантазии. В 1923 году в берлинском издательстве «Север» вышел его сборник эмигрантских рассказов «Записки Простодушного». Это рассказы о жизни самых разнообразных характеров и типов человека, их радостях и страданиях, приключениях и жестокой борьбе. Приблизительно в это же время выходят в свет сборник рассказов «Кипящий котёл» и драма «На море».

В 1925 году, после операции по удалению глаза Аркадий Аверченко серьёзно заболел. 28 января его в почти бессознательном состоянии положили в клинику при Пражской городской больнице с диагнозом «ослабление сердечной мышцы, расширение аорты и склероз почек».

Утром 12 марта 1925 года Аркадий Аверченко умер. Похоронен на Ольшанском кладбище в Праге. Последней работой писателя стал роман «Шутка Мецената», написанный в Сопоте в 1923 году, а изданный в 1925 году, уже после его смерти.

По материалам: В.Сухоруков Аркадий Аверченко

Белоэмигрант Литератор Писатель 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова