сегодня9декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Ученые изучают то, что уже есть; инженеры создают то, чего никогда не было.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

1 июля 1862 года (154 года назад) утверждено «Положение о Московском Публичном и Румянцевском музеуме»


     1 июля (19 июня по ст.ст.) 1862 года Император Александр II утвердил («разрешил») «Положение о Московском Публичном музеуме и Румянцевском музеуме».

     Этот день считается днём рождения Российской Государственной библиотеки знаменитой «Ленинки».

История РГБ

«Румянцевский музеум»

     Румянцевский музей, в основу которого были положены собрания древних рукописей и различные коллекции, собранные известным государственным деятелем и меценатом графом Н.П.Румянцевым, был учреждён сразу после смерти графа в 1828 году. Единственный наследник – брат Н.П. Румянцева – Сергей Петрович, согласно завещанию покойного, совершенно безвозмездно передал библиотеку, рукописи, коллекции и материалы государству для устройства общедоступного «музеума».

Румянцевский музеум

     28 мая 1831 года вышло Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета о утверждении Положения, бюджета и штата Румянцевского Музеума:

«Учреждение Румянцевского Музеума». Отд. I "О назначении музеума".

§ 1. Оставленное покойным Государственным Канцлером графом Николаем Петровичем Румянцевым собрание … назначается для общественного употребления, именуясь, по Высочайшей воле, Румянцевским Музеумом.

§ 2. Каждый понедельник с 10 часов утра до 3-х часов пополудни, Музей открыт для всех читающих осматривать оный. В прочие дни, кроме воскресных и праздничных, допускаются те посетители, кои намерены заниматься чтением и выписками…

§ 4. Румянцевский Музеум состоит в ведении Министерства Народного Просвещения, отправляется Старшим Библиотекарем онаго (Полн. собр. законов Российской Империи).

     На должность Старшего библиотекаря Музеума был назначен А.Х. Востоков (1781 - 1864) – поэт, палеограф, археограф. С 1824 года он работал библиотекарем в Департаменте духовных дел и (с августа 1829 г.) в Императорской публичной библиотеке в должности хранителя рукописей.

     23 ноября 1831года Румянцевский музеум открылся для посетителей.

     С 1831 по1860 год музей существовал в С.-Петербурге. В 1845 году он вошёл в состав Императорской Публичной библиотеки, которая подчинялась Министерству Императорского Двора. Однако дворцовые чиновники имели массу более неотложных дел, чем попечение о делах музея. Более тридцати лет его коллекции в столице оставались практически невостребованными, на содержание коллекции и помещения отпускались недостаточные средства. Музей бедствовал.

Перевод музея в Москву

     В 1850-1860-е годы в России ширилось движение за создание общедоступных библиотек, музеев, учебных заведений. Близилась отмена крепостного права. В Москве в эти годы возникают новые предприятия, банки, расширяется железнодорожное строительство. Трудовой люд, разночинная молодежь хлынули в Первопрестольную. Потребность в бесплатной книге возросла многократно. Удовлетворить эту потребность могла бы общедоступная библиотека. Такая библиотека была в Петербурге. В Москве был основанный в 1755 году университет с хорошей библиотекой, обслуживающей профессоров и студентов. Были богатые книжные лавки, прекрасные частные коллекции. Но это не решало вопроса, а необходимость решения его видели многие.

     В 1850-е годы попечитель Московского учебного округа Е.П. Ковалевский задумал создать на основе коллекций Московского университета публичный музей, а библиотеку университета разместить в особом здании и сделать её более доступной. Профессор Московского университета К.К. Герц ещё в 1858 году одним из первых в своих книгах, статьях и лекциях доказывал необходимость основания в Москве художественного музея. Шли разговоры об основании в Москве доступных музея и библиотеки и в московском литературном кружке, куда входили профессор Московского университета Т.Н. Грановский, А.И. Герцен, переводчик и издатель Е.Ф. Корш, крупный промышленник, издатель, меценат К.Т. Солдатенков – один из самых щедрых жертвователей в пользу Музеев.

     В 1859 году попечителем Московского учебного округа стал Н.В. Исаков, о котором писали:

     «В лице его округ, а с ним и московские интеллигентные круги встретили “активно сочувствующего” попечителя народного просвещения в широком смысле слова. На новом для него месте службы Н.В. нашел полное удовлетворение своих духовных потребностей».

     В это время хранитель и директор Румянцевского музея В.Ф. Одоевский, потеряв надежду получить средства на поддержание музея от городских властей Петербурга, предложил перевезти Румянцевские коллекции в Москву, т.е. туда, где они, как ему казалось, будут востребованы и сохранены. Записку Одоевского о тяжелом материальном положении Румянцевского музея, направленную на имя министра Государственного Двора, случайно увидел Н.В. Исаков и дал ей ход.

     23 мая (по ст.ст.) 1861 года Комитет министров принял постановление о переводе в Москву Румянцевского музея и о создании Московского публичного музея. Началось перемещение из Петербурга в Москву Румянцевских коллекций.

     Особая роль в становлении Московского Публичного и Румянцевского музеев принадлежала петербургским библиотекам и прежде всего Императорской Публичной библиотеке, чей директор Модест Андреевич Корф не только сам поручил Владимиру Федоровичу Одоевскому составить записку о бедственном положении Румянцевского музея в Петербурге и возможности перевода его в Москву, но и «желал явить новый знак своего искреннего сочувствия и содействия к дальнейшему преуспению Московской публичной библиотеки, ходатайствовал об обращении в нее книг».

     Тысячи томов русских, иностранных, первопечатных книг из дублетов Императорской Публичной библиотеки в ящиках с реестрами, каталожными карточками отправлялись во вновь создаваемую в Москве библиотеку. Сюда же отправлялись и дублеты из переданных в Императорскую Публичную библиотеку фондов Императорского Эрмитажа. М.А. Корф писал 28 июня 1861 году Н.В. Исакову, что «считает себе за честь быть участником основания в Москве публичной библиотеки».

     Вслед за Императорской Публичной и другие библиотеки и организации Санкт-Петербурга оказывали Библиотеке Музеев содействие при её образовании. Российская Академия наук, Петербургская духовная академия, Департамент Генерального штаба помогли Московскому Публичному и Румянцевскому музеям, а также Библиотеке в первые годы их становления.

     Надо отдать должное московским властям - генерал-губернатору П.А. Тучкову и попечителю Московского учебного округа Н.В. Исакову. При поддержке министра народного просвещения Е.П. Ковалевского они приглашали всех москвичей принять участие в становлении вновь создаваемого, как тогда говорили, «Музея наук и искусств». Они обращались за помощью к московским обществам - Дворянскому, Купеческому, Мещанскому, к издательствам, к отдельным гражданам. И москвичи поспешили на помощь своей долгожданной Библиотеке, своим Музеям. Более трёхсот книжных и рукописных коллекций, отдельных бесценных даров влилось в фонд Московского публичного и Румянцевского музеев уже в 1860-е годы.

Московский Публичный и Румянцевский музеумы

     1 июля (19 июня по ст.ст.) 1862 года император Александр II утвердил «Положение о Московском Публичном музеуме и Румянцевском музеуме».

     «Положение…» стало первым юридическим документом, определившим управление, структуру, направления деятельности, поступления в Библиотеку Музеев и штатное расписание впервые создаваемого в Москве общедоступного Музея с публичной библиотекой. В «Положении» было особо записано, что директор обязан «наблюдать» за тем, чтобы в Библиотеку Музеев попадала вся изданная на территории государства литература. Так, с 1862 года в Библиотеку стал поступать обязательный экземпляр. 80% фонда до 1917 года составляли поступления по обязательному экземпляру.

     В 1869 году императором был высочайше утверждён первый и до 1917 года единственный Устав Московского Публичного и Румянцевского музеев, а также Положение о штатах Музеев.

     В первые 56 лет истории Музеев можно говорить о таких основных категориях лиц, служивших в Музеях: штатные чины; прикомандированные для занятий в Музеях лица, причисленные к Министерству народного просвещения; сверхштатные чиновники 10-го класса; нижние служители; вольнотрудящиеся из платы по найму; лица, трудившиеся на пользу Музеев безвозмездно. Первые женщины в штате Музеев появились только в 1917 году. До этого они были только в составе вольнотрудящихся и нижних служителей.

     Московский Публичный и Румянцевский музеи включали в себя, кроме Библиотеки, отделения рукописей, редких книг, христианских и русских древностей, отделения изящных искусств, этнографическое, нумизматическое, археологическое, минералогическое. Книжная коллекция Румянцевского музея стала частью книжного, а рукописная – частью рукописного фонда Московского Публичного и Румянцевского музеев.

Пополнение библиотечного фонда

     Важнейшим источником пополнения фонда библиотеки Музеев, помимо «обязательного экземпляра», стали дарения и пожертвования. Через полтора года после основания Музеев фонд их Библиотеки уже составлял 100 тысяч единиц. А на 1 января 1917 года в Библиотеке Румянцевского музея было уже 1200 тысяч единиц хранения. С самого начала фонд Библиотеки складывался как универсальный. Книжные пожертвования помогали не только в целом обогатить фонд, но и восполнить естественные лакуны: отечественные издания за первые 300 лет славянского книгопечатания, спрашиваемые читателями иностранные издания и т.д.

     Денег на комплектование первой публичной библиотеки Москвы до 1913 года не отпускалось. Редко, но иногда удавалось приобрести книги и рукописи за деньги, которые выручались от продажи дублетов, или на денежные пожертвования меценатов. Так, когда министр народного просвещения Авраамий Сергеевич Норов предложил Исакову купить для Музеев его ценнейшую коллекцию книжных редкостей, деньги на её приобретение были выделены самим императором Александром II. Профессор политической экономии Н.А. Карышев завещал Музеям не только свою ценную библиотеку книг по экономии на многих иностранных языках, но и 200 рублей ежегодно на пополнение коллекции. К.Т. Солдатенков передал Музеям при основании 3000 рублей и тысячу рублей передавал ежегодно на комплектование Библиотеки в течение 40 лет. Московскому Публичному и Румянцевскому музеям Солдатенков завещал свои богатые коллекции книг и картин. Бывало и так, что дежурный при Читальном зале Н.Ф. Фёдоров на свое более чем скромное жалование покупал отсутствующие в Библиотеке, но запрашиваемые читателями книги.

     Собрание исследователя-библиографа Сергея Дмитриевича Полторацкого, вобравшее в себя библиотеку Хлебниковых, было приобретено Румянцевским музеем в 1863-1864 годах за счет средств, пожертвованных Александром Ивановичем Кошелевым. В составе коллекции было свыше 22000 томов отечественной литературы XVIII-XIX вв., коллекция первых «Русских ведомостей», ценные библиографические пособия, старопечатные книги, рукописи, гравюры. В 1868 году Полторацкий сам передал Музеям две собственноручные записки Екатерины II и отрывок собственноручной записки Петра I.

     В 1880 году сын А.С. Пушкина, генерал и почетный член Музеев, Александр Александрович Пушкин передал в Музеи рукописи поэта.

     В 1897-1898 годах Софья Андреевна Толстая, с согласия Л.Н. Толстого, доверила именно Румянцевскому музею хранение части рукописей писателя.

     Часто авторы приносили в дар Библиотеке Музеев свою первую или особо ценимую ими книгу. Такими дарителями в начале XX века были П.А. Флоренский, М.С. Шагинян, академики и будущие академики В.И. Вернадский, Ю.В. Готье, В.О. Ключевский.

     Члены императорской фамилии также проявляли большой интерес к Музеям, неоднократно посещали их, о чем сохранились автографы в Книге для записывания имен посетителей Московского публичного и Румянцевского музеев. Много сделали они и для поддержания и пополнения коллекций Музеев. Александр II в 1862 году пожаловал Музеям 201 картину из отобранных в Эрмитаже специально для Румянцевского музея, а также 20170 листов эстампов и чертежей из дублетов Эрмитажа, помог в приобретении коллекции Норова. Собрание великой княгини Александры Николаевны (3244 тома) в марте 1861 года было передано в будущие Музеи великой княгиней Ольгой Николаевной. Наследники императрицы Александры Федоровны в мае 1862 года передали в Библиотеку будущих Музеев собрание из 9000 роскошных изданий. В последующие годы это собрание неоднократно пополнялось. Великая княгиня Елена Павловна подарила в 1863 году собрание слепков (121 ед.) со скульптурных памятников Древнего Египта, Ассирии, Малой Азии, Греции с оригиналов из Британского музея. Великий князь, почетный член Румянцевского музея, Константин Константинович не раз передавал в Библиотеку ценные книги.

Читальные залы

     Первый читальный зал в Пашковом доме был открыт для «читающей публики» 14 (2 по ст.ст.) января 1863 года.

     «Московские ведомости» 30 декабря 1862 года помещают объявление об открытии читального зала и «Правила для посетителей залы для чтения Библиотеки Московского публичного музея», где было записано:

  1. Зала для чтения Библиотеки Московского публичного музея открыта посетителям только для занятий.

  2. Читальная зала открыта круглый год, кроме воскресных и табельных дней, от 10 часов утра до 3-4-х по полудни, смотря по времени года.

  3. Занятия допускаются вообще только в читальной зале. Для работ, требующих отдельного помещения, испрашивается особое разрешение директора…

     В зале имелось всего 20 читательских мест, и потребность москвичей в расширении возможностей читального зала росла постоянно. В 1870-е годы в левом флигеле Пашкова дома был открыт новый красивый двухсветный читальный зал уже на 80 мест. Позже число мест было расширено до 120. В конце XIX века, вместо газового, в нём было установлено электрическое освещение. Читальный зал Румянцевского музея посетило в 1872 г. - около 7000 читателей, в 1882 г.- около 20 000, в 1892 г. – около 37 000, в 1902 г. – 69 899, а в 1912 г. – 120 812 человек.

     Ежегодно в своих отчетах Музеи публиковали данные о социальном составе читателей. Основную массу читателей составляли учащиеся, потом чиновники, преподаватели средних и низших учебных заведений, врачи, инженеры и техники, бухгалтеры и др. Под влиянием революционных событий в 1906 году среди мужчин-читателей появляются рабочие, а среди женщин (их от общего числа читателей было 25%) - ремесленницы.

     Мест в зале не хватало. В декабре 1909 года группа сотрудников Музеев во главе с директором И.В. Цветаевым обращается через печать с Воззванием к российскому обществу о сборе средств на постройку нового Читального зала:

     "Пусть общество вспомнит о национальной гордости нашей, о драгоценнейшем достоянии - Библиотеке Румянцевского музея, собранной столетними усилиями из частных пожертвований… Музей и его Библиотека целиком выросли на частную инициативу. Неужели русское общество и теперь не протянет руку помощи Музею, не вспомнит о наболевшей нужде своих детей, ищущих книгу в его Читальном зале? С верой в то, что на призыв Музея откликнутся нам незримые сейчас люди, мы обращаемся к русскому обществу".

     Воззвание не осталось безответным. Но собранных средств было недостаточно. Только в 1915 году, уже после создания Музея изящных искусств, в центральной части Пашкова дома была проведена соответствующая реконструкция и открыт новый Читальный зал на 300 мест. Зал был очень красив. О нем писали все московские газеты и журналы, зал фотографировали, писали с него картины. Много десятилетий этот зал был Главным читальным залом уже Ленинской библиотеки.

«Ленинка»

     Весной 1918 года большевистское правительство переехало в Москву. Москве был официально возвращён статус столицы государства, и Библиотека Румянцевского музея автоматически стала главной библиотекой страны. В 1921 году она становится и главным государственным книгохранилищем. Приняв участие в реализации Постановления ЦИК 1918 года «Об охране библиотек и книгохранилищ», за годы революций и Гражданской войны Библиотека вобрала в свои фонды брошенные, бесхозные, реквизированные и национализированные книжные коллекции. В силу этого фонд с 1 200 тысяч единиц на 1 января 1917 года вырос до 4 миллионов единиц, которые требовалось не просто разместить, но и обработать, сделав доступными для читателей.

     6 февраля 1925 года Библиотека Государственного Румянцевского музея была преобразована в Государственную библиотеку СССР им. В. И. Ленина (ГБЛ). Огромное количество книжных поступлений и высокий статус (о чём говорит присвоенное ей имя вождя), безусловно, требовали нововведений. В первую очередь — расширения площадей. В 1926 году Совнарком признал «существующее здание Ленинской библиотеки несоответствующим её работе и значению». Ленинка, по всем параметрам, должна была соответствовать присвоенному ей статусу главной библиотеки страны.

     В 1927—1929 годах в три этапа прошёл конкурс на лучший проект нового здания, но предпочтение отдали проекту знаменитых советских архитекторов Владимира Гельфрейха и Владимира Щуко, в конкурсе не участвовавших. Их работа более всего впечатлила тогдашнего директора Ленинки Владимира Невского — по образованию историка, профессора Московского университета, в прошлом профессионального революционера. Его расстреляли в 1937 году как врага народа. Однако роль этого человека в истории библиотеки невозможно переоценить. В большой степени благодаря Владимиру Ивановичу власть приняла решение о необходимости строительства. И он по праву заложил первый камень в фундамент нового здания. Оно стало эталоном «сталинского» стиля в зодчестве. Авторы сумели объединить в одно художественное целое советский монументализм и неоклассические формы, востребованные в русском зодчестве. И потому их творение гармонично вписалось в архитектурное окружение — Кремль, Московский университет, Манеж, Дом Пашкова.

Библиотека имени Ленина

     Здание щедро украшено. Между пилонами фасада расположились бронзовые барельефы с изображением властителей духа — ученых, мыслителей, писателей. Архимед, Коперник, Галилей, Ньютон, Ломоносов, Дарвин, Пушкин, Гоголь. Скульптурный фриз над главным портиком выполнен в основном по рисункам академика архитектуры и театрального художника Владимира Щуко. В оформлении Всесоюзной библиотеки имени Ленина приняли участие такие мастера, как Матвей Манизер, Надежда Крандиевская, Вера Мухина, Сергей Евсеев, Всеволод Лишев. Импозантный конференц-зал спроектировал архитектор Александр Хряков.

     Для облицовки фасадов использовались известняк и торжественный черный гранит, для интерьеров — мрамор, бронза, дубовые стеновые панели. Парадную мраморную лестницу еще до войны запечатлел художник с мировым именем Василий Шухаев. Впоследствии его родственники подарили эту картину Музею истории РГБ.

     15 мая 1935 года в непосредственной близости от Ленинки была открыта одна из первых станций московского метро. Она получила название «Библиотека имени Ленина», которое носит до сих пор.

     В конце 1930-х годов построили 19-ярусное книгохранилище, в 1957—1958 годах завершили сооружение корпусов «А» и «Б». Война помешала выполнить все работы в намеченные сроки. Строительство и освоение библиотечного комплекса, включающего в себя несколько корпусов, продлилось до 1960 года.

     В советское время Государственная библиотека СССР имени В.И. Ленина (ГБЛ) обретает статус ведущего научного учреждения страны - крупнейшей информационной базы отечественной науки. 3 мая 1932 года Постановлением Совнаркома РСФСР Библиотека включена в число научно-исследовательских учреждений республиканского значения.

     Богатейший многонациональный фонд главной библиотеки страны, постоянно совершенствуемая система обслуживания, справочно-библиографического обслуживания позволяли Библиотеке занимать свое достойное место в системе учреждений культуры, в сохранении культурных ценностей, в оказании воздействия на общественное сознание. В стране создаются Дома и Дворцы культуры, открываются Парки культуры. Ленинская библиотека открывает свои филиалы в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького (1936 г.). Позже аналогичные филиалы были созданы в Парке "Сокольники", в Доме культуры детей железнодорожников. На правах филиала с 1926 г. в Ленинской библиотеке был Дом-Музей А.П. Чехова в Ялте.

     В 1960-е годы укрепляется статус Библиотеки как национального книгохранилища. На ГБЛ возложена функция общегосударственного координационного центра межбиблиотечного абонемента. Библиотека становится центром международного библиотечного сотрудничества.

     1992 году на основе Постановления Совета министров РФ от 2 авг. № 740 Государственная библиотека СССР им. В.И.Ленина преобразована в Российскую государственную библиотеку.

По материалам Ленинка.ру


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова