сегодня4декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Инженер - человек, способный взять теорию и приделать к ней колеса.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

20 декабря 1920 года (96 лет назад) создана политическая разведка СССР


     91 год назад 20 декабря 1920 года председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский подписал приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК (ИНО). Решение было продиктовано окончанием гражданской войны и формированием центров белой эмиграции в странах центральной Европы и на Балканах. Разведка выводилась из состава Особого отдела ВЧК и становилась самостоятельным подразделением.

     Перед ИНО ВЧК тогда ставились лишь две основные задачи:

  1. получение сведений о подрывной деятельности контрреволюционных белогвардейских организаций за границей и их агентуры, засылаемой в нашу страну;

  2. добывание секретной документальной информации, имеющей важнейшее значение для обеспечения безопасности государства.

     В июне 1922 года было утверждено Положение о Закордонном отделе ИНО ГПУ. Согласно этому документу, Закордонный отдел являлся "организационным центром, сосредоточивающим все руководство и управление зарубежной работой разведывательного и контрразведывательного характера".

Меер Абрамович Трилиссер
Меер Абрамович Трилиссер

     В 1923 году в соответствии с положением об ОГПУ, Иностранный отдел (ИНО) вошёл в Секретно-оперативное управление ОГПУ. ИНО ОГПУ был значительно расширен. Во главе закордонных разведаппаратов стоял резидент ИНО ОГПУ. В соответствии с положением о резиденте, ему предоставлялось право самостоятельно, без запроса Центра, вербовать агентуру. Для связи с Центром резидент использовал собственный шифр. Один раз в три месяца резидент отчитывался перед Центром о расходовании валютных средств.

     С 1922 по 1930 год начальником ИНО являлся М.А.Трилиссер, который одновременно был и начальником закордонного отделения. В ИНО ОГПУ в 1922 году работало всего 70 человек. Для ведения разведывательной работы за рубежом создавались резидентуры ИНО, которые уже в 1921-1925 годах охватили все страны Европы, США и Дальний Восток.

     В те годы ИНО ОГПУ создавало систему "легальных" резидентур. Резидентуры были немногочисленными и состояли, как правило, из 2-4 человек. Они действовали, как правило, под прикрытием советских дипломатических или торговых представительств.

     В 20-е годы главным противником и объектом "пристального внимания" советской внешней разведки считалась белогвардейская эмиграция. Она открыто и демонстративно заявляла о своём стремлении свергнуть власть большевиков. "Демонстрация" побеждённых врагов до такой степени напугала советское руководство, что "первоочередной задачей" внешней разведки была определена деятельность по проникновению в белоэмигрантские организации и выявлению их планов, задач, состава и (главное!) источников финансирования.

     В 1921-23 годы закордонная разведка ОГПУ сумела обеспечить агентурное проникновение в такие активные белоэмигрантские формирования, как "Народный союз защиты родины и свободы" Савинкова и "Российский общевоинский союз" (РОВС).

     Уже в январе 1923 года Я.Х.Давтян направил в Центр все архивы белогвардейской контрразведки, добытые агентурой ИНО в Харбине.

     Важнейшими результатами деятельности по белоэмигрантской линии в 1921-1925 годах стали операция "Синдикат-2" по выводу Б.Савинкова в СССР и операция "Трест" в отношении британского агента С.Рейли, которая затронула самые широкие слои эмиграции. ИНО предпринимались активные попытки привлечь на свою сторону, либо "завербовать" как бывших лидеров белого движения, так и представителей "евразийских" течений. Велась активная пропаганда среди "умеренного" крыла эмиграции и эмиграции "левого" толка.

     В конце 20-х годов в СССР произошел фактический отказ от политики НЭПа, провозглашенной В.И.Лениным. Был взят курс на ускоренную индустриализацию страны, а в области сельского хозяйства - на коллективизацию. Допущенные сталинским руководством перегибы в проведении этого курса привели к ухудшению внутреннего положения в стране и росту противоречий между городом и деревней. Это не осталось незамеченным внешним окружением СССР. Белая эмиграция, уже растратившая практически все силы и средства на борьбу с бытом на чужбине, вновь обрела надежду на реставрацию прежних порядков в России. Усилилась международная изоляция Советского Союза. В 1927 году Великобритания разорвала дипломатические отношения с СССР. Политические отношения с Францией были практически заморожены.

     30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б), опасаясь новой интервенции, принимает решение о реорганизации внешней разведки. Перед ней ставится задача активизировать разведывательную работу по Англии, Франции, Германии, Польше, Румынии, Японии, странам Прибалтики и Финляндии. Особое внимание уделялось организации разведработы с нелегальных позиций. Нелегальные резидентуры были созданы теперь практически во всех странах Европы, в США, Турции и Китае. В Берлине резидентура оставалась "легальной". На протяжении десяти лет она являлась ведущим подразделением внешней разведки не только по Германии, но и по соседним европейским странам, Ближнему и Среднему Востоку.

     Как мы видим, к 30-м годам задачи и цели внешней разведки значительно расширяются. Тем не менее, даже в условиях изменившейся политической ситуации по-прежнему одной из основных задач ИНО ОГПУ оставалась борьба с антисоветской эмиграцией и её "террористическими" организациями. Что имелось в виду в те годы под "её террористическими организациями" - остаётся только догадываться. После "Треста" и "Синдикатов" в изолированной среде эмиграции не осталось ни одной силы, способной вести хоть какую-то реальную работу против СССР.

     В конце 20-х - начале 30-х годов (не без помощи советских спецслужб) отправились в небытие практически все основные лидеры бывших "белых" воинств. В 1928 году при невыясненных обстоятельствах скоропостижно скончался П.Н. Врангель. В 1930 году советской разведкой был похищен в Париже глава РОВСоюза, последний "террорист" генерал Кутепов. О его исчезновении сразу же поползли злобные слухи, распущенные советской агентурой. В эмигрантской прессе "левого" толка открыто говорилось о перевербовке Кутепова Советами, о "двойной игре", которую якобы вёл в последние годы председатель РОВС. В эту клевету, направленную на "разложение" и деморализацию военных эмигрантов, поверили многие рядовые и нерядовые члены офицерских организаций во Франции и других странах Европы.

     "Активистская" деятельность военной эмиграции практически замирает. Генерал Миллер, сменивший Кутепова на посту председателя РОВС, и в мыслях не держал возобновление подпольной террористической работы в России. Белые генералы-эмигранты, по старой привычке, слишком беспечно относились даже к системе собственной безопасности. Конкурировать с советской разведкой они не просто не могли, но и откровенно не хотели, считая такую "работу" не соответствующей понятию офицерской чести.

     Например, на просьбу (не приказ!) Е.К. Миллера "продолжить дело Кутепова" в России начальник 2 отдела РОВС (Берлин) генерал-майор фон Лампе заявил:"Я террористом никогда не был, конспирацией не занимался и "учиться" этому не хочу" [ГАРФ. Ф.5853.Оп.1. Д.40.Л.31.].

     Его мнение вполне разделяли и другие члены РОВСоюза, незавербованные советской разведкой.

     К середине 30-х годов "разложение" белой эмиграции достигло своего предела. В сговор с советскими спецслужбами вступали даже те люди, которых было принято считать "вне подозрений". В печально известном похищении генерала Миллера в 1938 году оказалось замешано сразу два офицера-"первопоходника". "Первопоходниками" называли участников первых Кубанских походов Добровольческой армии. Вместе с генералами Корниловым, Деникиным и Марковым они первыми встали на службу идеалам белого движения и продолжали пользоваться огромным уважением в среде белой военной эмиграции.

     Тем не менее, "первопоходник" генерал Скоблин, муж певицы Плевицкой, организовал похищение престарелого главы РОВСа Е.К. Миллера, а бывший офицер-"марковец" и муж поэта М. Цветаевой Сергей Эфрон принимал в нём активное участие. Им обоим удалось скрыться в СССР. Под суд во Франции попала лишь Плевицкая. Эфрон был расстрелян в Москве в 1941 году. Не менее трагичной оказалась судьба и его вывезенной в СССР семьи.

     В конце 30-х годов руководство партии и страны так и не потрудилось снять "основную" задачу, поставленную перед ИНО ВЧК Ф.Э. Дзержинским ещё в 1920-м. Разведчики продолжали активно "разлагать" и без того поредевшие ряды РОВС, вербовать агентов, которых по вывозе в СССР просто пускали "в расход" - за ненадобностью.

     В данной статье мы намеренно не касаемся деятельности советской военной разведки. ИНО ВЧК, как орган политической разведки, строился в противовес уже существовавшей с гражданской войны военной разведке, созданной приказом Реввоенсовета № 197/27 от 5 ноября 1918 года. Таким образом, эти две ветви советской внешней разведки, будучи организационно независимыми, постоянно конкурировали, взаимно дополняя друг друга. Это соперничество разведок позволяло ЦК ВКП(б) полностью контролировать их деятельность.

     Накануне II мировой войны роль политической разведки была не менее важной, чем роль разведки военной, однако, словно по инерции 20-х годов, она продолжала заниматься истреблением давно бессильных лидеров эмиграции, вместо того, чтобы потратить силы и средства на более конструктивные вещи, необходимые советской стране.

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова