сегодня7декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Если человеку мешает жить только ореховая скорлупа, попавшая в ботинок, он может считать себя счастливым.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

24 октября 1857 года (159 лет назад) родился Ф.А. Келлер



Ф.А. Келлер

     24 октября (12 октября по старому стилю) 1857 года родился граф Фёдор Артурович (Августович) Келлер - военачальник Русской Императорской армии, генерал от кавалерии, участник Русско-турецкой, герой Великой войны, кавалер орденов Святого Георгия 3-й и 4-й степеней, один из руководителей Белого движения в 1918 году, «первая шашка России».

Биография

     Окончив приготовительный пансион Николаевского кавалерийского училища, 31 августа 1877 года без ведома родителей Келлер вступил вольноопределяющимся II разряда в 1-й лейб-драгунский Московский Его Величества полк, с которым выступил на фронт Русско-турецкой войны (1877-1878). За выдающуюся храбрость в боях был награждён двумя Знаками отличия Военного ордена. В 1878 году он выдержал офицерский экзамен при Тверском кавалерийском юнкерском училище и 31 марта был произведен в чин прапорщика.

Военная служба

     В 1880 году прапорщик Ф. А. Келлер был переведён в Клястицкий 6-й гусарский полк, в котором более семи лет служил командиром эскадрона и дослужился до чина ротмистра. Затем командовал Крымским дивизионом, формировавшимся из призывников-мусульман Таврической губернии и нёсшим почётную охранную службу в Ливадии во время Высочайших приездов в Крым.

     В 1888—1889 годах «на отлично» прошёл курс обучения в Офицерской кавалерийской школе, после чего служил в драгунских полках: 24-м Лубенском (1894—1901), 23-м Вознесенском (1901) и 11-м Харьковском (1903—1904). Командовал Крымским дивизионом (1901—1903). «За отличия по службе» в 1894 году был произведён в подполковники, а в 1901 году — в полковники. С 16 февраля 1904 года полковник Келлер командует 15-м драгунским Александрийским его императорского высочества великого князя Николая Николаевича Старшего полком, а с 6 ноября 1906 года — Лейб-Гвардии драгунским полком.

     Отношения с подчинёнными гвардейцами у Келлера не сложились. Отдавая должное его храбрости, они считали его жестоким командиром, не прощавшим малейшего нарушения дисциплины.

     В 1905 году, временно исполняя обязанности Калишского генерал-губернатора во время усмирения Польши, Келлер был ранен и контужен взрывом брошенной в него террористами бомбы. Лишь благодаря своей ловкости (поймал снаряд налету) и счастливому стечению обстоятельств он сумел избежать смерти.

     В 1907 году Келлер был назначен флигель-адъютантом и в том же году произведён в генерал-майоры с зачислением в Свиту Его Императорского Величества. 14 июня 1910 года его назначили командиром 1-й бригады Кавказской кавалерийской дивизии, а 25 февраля 1912 года — командиром 10-й кавалерийской дивизией.

     31 мая 1913 года Келлер получил чин генерал-лейтенанта.

     Служивший под его началом А.Г. Шкуро так описывал своего командира:

    «Его внешность: высокая, стройная, хорошо подобранная фигура старого кавалериста, два Георгиевских креста на изящно сшитом кителе, доброе выражение на красивом, энергичном лице с выразительными, проникающими в самую душу глазами. За время нашей службы при 3-ем конном корпусе я хорошо изучил графа и полюбил его всей душой, равно как и мои подчинённые, положительно не чаявшие в нем души.

    Граф Келлер был чрезвычайно заботлив о подчинённых; особое внимание он обращал на то, чтобы люди были всегда хорошо накормлены, а также на постановку дела ухода за ранеными, которое, несмотря на трудные условия войны, было поставлено образцово. Встречая раненых, выносимых из боя, каждого расспрашивал, успокаивал и умел обласкать. С маленькими людьми был ровен в обращении и в высшей степени вежлив и деликатен; со старшими начальниками несколько суховат.

    Неутомимый кавалерист, делавший по сто вёрст в сутки, слезая с седла лишь для того, чтобы переменить измученного коня, он был примером для всех. В трудные моменты лично водил полки в атаку и был дважды ранен. Когда он появлялся перед полками в своей волчьей папахе и в чекмене Оренбургского казачьего войска, щеголяя молодцеватой посадкой, чувствовалось, как трепетали сердца обожавших его людей, готовых по первому его слову, по одному мановению руки броситься куда угодно и совершить чудеса храбрости и самопожертвования»

А.Г. Шкуро, «Записки белого партизана»

Первая мировая война

     Генерал-лейтенант Ф.А.Келлер выступил на фронт во главе 10-й кавалерийской дивизии, которая вошла в состав 3-й армии генерала Н. В. Рузского. 8 августа 1914 года в бою у Ярославиц армия разбила 4-ю австро-венгерскую кавалерийскую дивизию. В ходе Галицийской битвы генерал-лейтенант Келлер организовал преследование отступающего неприятеля. 31 августа (13 сентября) он взял у Яворова 500 пленных и 6 орудий. 17 марта 1915 года дивизия Келлера атаковала в конном и пешем строю в районе деревень Рухотин, Полянка, Шиловцы, Малинцы 42-ю гонведскую пехотную дивизию и бригаду гусар 5-й гонведской кавалерийской дивизии, наступавших на г. Хотин. Разбив и частью уничтожив их, Келлер взял в плен 33 офицера, 2100 нижних чинов, захватил 40 походных кухонь и 8 телеграфных вьюков. За боевые отличия награждён орденами Св. Георгия IV и III степени.

     С 3 апреля 1915 года Келлер - командир 3-го конного корпуса (10-я кавалерийская, 1-я Донская и 1-я Терская казачьи дивизии). Во время армейского наступления в конце апреля 1915 года корпус сыграл выдающуюся роль в Заднестровском сражении 26-28 апреля (9-11 мая). 27 апреля (10 мая) Корпус под командованием Келлера провёл знаменитую конную атаку у Баламутовки и Ржавенцев. Силой 90 сотен и эскадронов в конном строю он выбил противника из тройного ряда окопов с проволочными заграждениями у деревни Гремешти на берегу Днестра, прорвался в тыл австрийцев и овладел высотами правого берега ручья Онут. При этом было захвачено в плен 23 офицера, 2000 нижних чинов, 6 орудий, 34 зарядных ящика. Во время общего наступления Юго-Западного фронта в Буковине в 1916 году корпус Келлера входил в состав 9-й армии ген. П. А. Лечицкого. В начале июня корпусу Келлера вместе с корпусом ген. М. Н. Промтова было поручено преследовать отходившую южную группу 7-й австро-венгерской армии. 10 (23) июня корпус занял Кымполунг, взяв в плен 60 офицеров и 3,5 тысячи нижних чинов и захватив 11 пулеметов.

     15 января 1917года Ф.А. Келлер был произведен в генералы от кавалерии.

Февральская революция

     3 марта 1917 года в штабе корпуса была получена телеграмма из Ставки об отречении Императора от Престола. Командир корпуса сразу же, не сомневаясь в своих офицерах, провёл собрание унтер-офицерского состава, где, выяснив и его преданность отрёкшемуся Царю, на 4 марта вызвал корпус в окрестности Оргеева, где, построив корпус в каре, и во всеуслышание своего корпуса заявил:

     «Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то там Временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить армию и Россию.»

     В полдень 6 марта граф Келлер отправил телеграмму Государю, в которой выражал негодование от лица корпуса и себя лично по отношению к тем войскам, что присоединились к мятежникам, а также просил Царя не покидать Престола.

     Полкам 3-го корпуса зачитали тексты обоих актов отречения, солдаты отреагировали на это ярко выраженным недоумением. «Неожиданность ошеломила всех. Офицеры, так же, как и солдаты, были озадачены и подавлены». И только в нескольких группах солдат и интеллигенции — писарей, технических команд, санитаров — царило приподнятое настроение.

     После переворота генерал Келлер предпринял всё, что было в его силах для поддержания порядка в частях корпуса и противодействия начавшимся в армии разрушительным революционным процессам. Он продолжал держать 3-й конный корпус в кулаке и вступил в конфликт с новым военным министром Гучковым, открыто протестуя против вредных для армии новшеств: выборности командиров, солдатских комитетов и т.д.

     Уходить в отставку по собственному желанию, как того хотелось бы Гучкову, генерал Ф. А. Келлер не собирался, но его позиция относительно происходящего в стране и в армии сделала непримиримого командующего «одним из первых кандидатов в списке высших офицеров, которых новая революционная власть решила отправить в отставку как неблагонадёжных». Повода для отставки ждать долго не пришлось: граф Келлер отказался как сам приносить присягу Временному правительству, так и приводить к ней свой конный корпус.

     Перехваченная верноподданническая телеграмма графа привела к прибытию вскоре в штаб келлеровского корпуса генерала Маннергейма, который предпринял попытку уговорить Келлера подчиниться Временному правительству или, как минимум, убедить его отказаться от воздействия в этом отношении на своих подчинённых. Однако граф не пошёл на уступки, отказался присягать Временному правительству, сказав:

     «Я христианин, и думаю, что грешно менять присягу».

     Генерал решительно заявил, что отказывается приводить свой корпус к присяге, так как не понимает существа и юридического обоснования верховной власти Временного правительства. Он не понимает, как можно присягать повиноваться Львову, Керенскому и прочим определённым лицам, которые могут быть удалены от власти или легко оставить свои посты. При этом Келлер успокоил барона Маннергейма, проинформировав его, что воздействие на волю войск никогда не входило в его расчёты.

     16 марта 1917 года прославленный генерал отдал последний приказ полкам 3-го конного корпуса за № 28:

     «Сегодняшним приказом я отчислен от командования славным 3-м кавалерийским корпусом. Прощайте же все дорогие боевые товарищи, господа генералы, офицеры, казаки, драгуны, уланы, гусары, артиллеристы, самокатчики, стрелки и все служащие в рядах этого доблестного боевого корпуса!

     Переживали мы с Вами вместе и горе, и радости, хоронили наших дорогих покойников, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество, радовались достигнутыми с БОЖЬЕЙ помощью неоднократным успехам над врагами. Не один раз бывали сами ранены и страдали от ран. Сроднились мы с Вами. Горячее же спасибо всем Вам за Ваше доверие ко мне, за Вашу любовь, за Вашу всегдашнюю отвагу и слепое послушание в трудные минуты боя. Дай Вам Господи силы и дальше служить также честно и верно своей Родине, всегдашней удачи и счастья. Не забывайте своего старого и крепко любящего Вас командира корпуса. Помните то, чему он Вас учил. Бог Вам в помощь.»

     Сдав корпус одному из своих боевых товарищей генералу Крымову, генерал Келлер уехал из армии в Харьков, где проживала в это время его семья.

     Как писал служивший в это время под началом Келлера генерал А. Г. Шкуро:

     «Келлер сдал корпус ген. Крымову и уехал из армии. В глубокой горести и со слезами провожали мы нашего графа. Офицеры, кавалеристы, казаки, все повесили головы, приуныли, но у всех таилась надежда, что скоро недоразумение объяснится, что мы ещё увидим нашего любимого вождя и ещё поработаем под славным его командованием.»

     Но судьба решила иначе. После вынужденной отставки графа Келлера 3-й конный корпус был приведён новым командующим генералом А. М. Крымовым к присяге Временному правительству.

Последние месяцы жизни

     «Мне казалось всегда отвратительным и достойным презрения, когда люди для личного блага, наживы или личной безопасности готовы менять свои убеждения, а таких людей громадное большинство» (Ф. А. Келлер, 1917 год)

     Летом 1918 года в Харькове генерал Борис Ильич Казанович тщетно убеждал непримиримого Келлера уехать на Дон, в Добровольческую армию, на территорию только что образовавшегося Всевеликого Войска Донского. Келлер ответил Деникину следующим образом:

     «Каждый Ваш доброволец чувствует, что собрать и объединить рассыпавшихся можно только к одному определённому месту или лицу. Вы же об этом лице, которым может быть только прирождённый, законный Государь, умалчиваете. Объявите, что Вы идёте за законного Государя, и за Вами пойдёт без колебаний всё лучшее, что осталось в России, и весь народ, истосковавшийся по твёрдой власти.»

     В ту пору командование Добровольческой армии опасалось однозначно выдвинуть монархический лозунг. Деникин чётко понимал, что если он заявит целью белого движения реставрацию монархии, уйдёт одна половина армии. Если же станет призывать к защите демократических идеалов – уйдёт другая. Убеждённому монархисту Келлеру такое «непредрешенчество» белых генералов было чуждо и неприятно.

     Собравшиеся в Киеве монархисты желали видеть графа во главе Южной армии, создаваемой при помощи германских военных.

     Келлер также отказался, прокомментировав данное предложение:

     «Здесь часть интеллигенции держится союзнической ориентации, другая, большая часть — приверженцы немецкой ориентации, но те и другие забыли о своей русской ориентации.»

     Будучи истинным патриотом России, он отклонил и предложение правых русских кругов возглавить прогерманскую Астраханскую армию.

     В начале ноября 1918 года генерал Келлер получил приглашение гетмана Скоропадского командовать его войсками на Украине. 5 ноября он был назначен главнокомандующим войсками на территории Украины с подчинением ему гражданских властей. Однако уже 13 ноября, повздорив с гетманом из-за резких действий против украинских «самостийников», был снят с должности и назначен помощником нового главнокомандующего генерала князя А. Н. Долгорукова.

     В конце ноября в Киев из Пскова прибыли офицеры-монархисты с предложением возглавить Северную армию, создававшуюся на территории Псковской и Витебской губерний при помощи германской армии и имеющую яркую монархическую окраску. По окончании формирования чины армии должны были принести присягу «законному Царю и Русскому государству». В полках армии вводились старые уставы и прежняя униформа с добавлением нашивки — белого креста на левом рукаве. Патриарх Тихон благословил Келлера, послав ему с Николаем Анисимовым просфору и Державную икону Божией Матери. Келлер принял предложение, обещав «через два месяца поднять Императорский штандарт над священным Кремлём». В Киеве при новом командующем был сформирован монархический «Совет обороны Северо-западной области» во главе с Фёдором Безаком.

     Однако уехать в Псков Келлер не успел: к Киеву приблизились повстанцы Симона Петлюры. Келлер взял на себя руководство обороной города, но ввиду невозможности сопротивления распустил вооружённые отряды, которые состояли в основном из студентов, юнкеров и мальчишек-добровольцев 15-16 лет. Этот эпизод впоследствии был отражён в романе М. Булгакова «Белая гвардия». По мнению многих критиков и литературоведов, генерал Келлер стал прототипом таких персонажей романа, как полковники Малышев и Най-Турс.

     Авторитет Келлера в Киеве был очень велик. Желая спасти жизнь генералу, германские военные предложили Келлеру снять форму и оружие и бежать в Германию. В отличие от гетмана Скоропадского, Келлер отверг такой вариант личного спасения. Он не хотел расставаться ни со своими погонами, ни с полученной от императора наградной шашкой, а попытку немцев замаскировать его под германского офицера расценил как личное оскорбление.

     После оставления города немцами Келлер совершенно открыто поселился в Михайловском монастыре с двумя адъютантами. Когда петлюровцы вошли в город, началась настоящая охота за «золотопогонными» офицерами. Вскоре петлюровский патруль явился в монастырь с обыском. Вопреки уговорам монахов, которые согласны были укрывать генерала и даже вывести его из монастыря через подземный ход, Келлер сам через адъютанта сообщил о себе пришедшим. Патруль объявил всех троих арестованными.

     В ночь на 8 (21) декабря 1918 года был получен приказ о переводе Ф.А. Келлера и его спутников в Лукьяновскую тюрьму. Их вели вдоль стен Софийского собора, мимо памятника Богдану Хмельницкому, когда из ближайшего сквера раздался залп по арестованным. Стрельба была продолжена петлюровским конвоем, добившим раненых выстрелами и ударами штыков в спины. Генерал Келлер пал, сражённый одиннадцатью пулями.

     Останки Фёдора Артуровича Келлера покоятся в Покровском монастыре в Киеве.

По материалам Википедия

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова