сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Науки делятся на две группы — на физику и собирание марок.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

28 октября 1883 года (133 года назад) родился С.Н. Войцеховский


Подполковник российской армии Сергей Николаевич Войцеховский
Подполковник российской армии С.Н. Войцеховский
1916

28 октября (16 октября по старому стилю) 1883 года родился Сергей Николаевич Войцеховский - российский и чехословацкий военачальник, генерал-майор, один из руководителей Белого движения в Сибири. Участник Великого Сибирского Ледяного похода, возглавил поход после смерти генерала В. О. Каппеля. Генерал армии Чехословакии.

Сергей Николаевич Войцеховский родился в Витебске в дворянской семье. Его отец был полковником царской армии. Мать происходила из рода графов Елагиных, занималась домашним воспитанием детей. В традиционно военной семье карьера молодого Сергея была предрешена заранее. После окончания гимназии он поступает в Константиновское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге. Это было элитное учебное заведение, основанное Александром I еще в 1807 году. Окончив училище с отличием, чему немало способствовала его склонность и любовь к математике и физике, юноша был произведён в подпоручики и направился на Кавказ, к месту своей первой службы в город Ахалцих.

Во время Русско-японской войны Сергей Николаевич неоднократно обращался к начальству с ходатайствами о переводе на Дальний Восток, но назначение запоздало. В Манчжурию он прибыл лишь в августе 1905 года, когда в Портсмуте уже был подписан мирный договор. Дальнейший путь офицера Войцеховского лежал в Белосток на должность инструктора 5-го стрелково-артиллерийского дивизиона, где его знания и эрудиция были высоко оценены командующим артиллерийским отделом дивизиона – полковником В. Темниковым. В 1907 году Войцеховский являлся его личным адъютантом, а в 1909 году женился на дочери полковника – Маргарите Викторовне.

Получив на службе долгосрочный отпуск для продолжения дальнейшей учёбы, Войцеховский поступает в Николаевскую Академию Генерального штаба, которую закончил в 1912 году по первому разряду. Став уже капитаном, Войцеховский получает свою первую награду – орден Св. Станислава 3-й степени и право вольного выбора места дальнейшей службы. Он выбрал гренадерскую артиллерийскую бригаду Московского военного округа. После года службы в бригаде талантливого офицера перевели в штаб военного округа. В 1913 году, повинуясь общей моде, Войцеховский окончил и Московское авиационное училище, получив звание пилота, но в боевых условиях самолётом никогда не управлял. В октябре 1913 — июле 1914 года он командовал ротой в 122-м Тамбовском пехотном полку.

Первая мировая война

С началом мировой войны Войцеховский попадает на фронт, где с августа 1914 по ноябрь 1915 года исполняет должность старшего адъютанта штаба 69-й пехотной дивизии, затем – штаб-офицера для поручений при штабе 20-го армейского корпуса. Однако в годы войны Сергей Николаевич не ограничился только штабной работой, проявив себя храбрым боевым офицером. В 1916-1917 годах Войцеховский участвовал в боевых действиях в Карпатах и Днепровской котловине. Был ранен в ногу и под лопатку во время боя в районе Молодечно. Награждён многими орденами (Св. Анны, Станислава с мечами и лентой, Св.Владимира с мечами и бантом), в 1916 году произведён в подполковники. После ранения Войцеховский вернулся на фронт уже в качестве начальника штаба 2-й Кавказской гренадерской дивизии, оперировавшей в районе Вилейки (Белоруссия).

На чехословацкой службе в России

В августе 1917 года подполковника Войцеховского назначили начальником штаба 1-й Чехословацкой дивизии в составе русской армии. С этого момента судьба связывает русского офицера с чехословацкими легионерами и армией вплоть до 1939 года.

После знаменитой битвы у Зборова, где отличились воевавшие на русской стороне чехи, началась усиленная комплектация чехословацких войск, за которую в первую очередь отвечал начальник штаба. Потом произошел Октябрьский переворот, и ситуация коренным образом изменилась.

16 декабря 1917 года французское правительство (ведущий участник Антанты) признало чехословацкий легион в России самостоятельной частью, находящейся под прямым руководством французского верховного командования. С учетом сложившихся обстоятельств, правительство Франции решило провести эвакуацию легиона в Европу через Владивосток.

В декабре 1917 года С.Н. Войцеховский был назначен командиром 3-го чехословацкого имени Яна Жижки стрелкового полка (вступил в должность в феврале 1918 года). Войцеховский не принял октябрьских событий в России, а потому решил бороться против большевиков с помощью единственной организованной и подвластной ему силы – чешских легионеров. В начале мая 1918 года поездные составы чехословаков под командованием Войцеховского пробились в Челябинск. Здесь была создана Военная коллегия временного исполнительного комитета чехословацких войск в России - орган, руководивший чехословацкими вооружёнными силами, выступившими против большевиков. Войцеховский, как старший воинский начальник чехословацких легионеров, в мае 1918 года вошёл в её состав

10 июня 1918 года Сергей Николаевич назначается командующим так называемой Западной группы войск (2-й и 3-й чехословацкие стрелковые полки и Курганский маршевый батальон). Группа взяла Троицк и Златоуст, была переименована в Уральскую, а после занятия Екатеринбурга (25 июля 1918 года) – в Екатеринбургскую группу объединенных чехословацких и русских войск. В августе-сентябре 1918 года группа пополнялась формированиями 2-й стрелковой дивизии и вела бои за Нижний Тагил, Кунгур и Тюмень. Войцеховский лично руководил боями по овладению Верх-Нейвинским заводом, возглавив обходную группу чехословаков. Чехословаки обошли озеро Таватуй по восточному берегу и взяли Нижний Тагил. 17 октября 1918 года «за отличия в боях и выдающуюся службу» полковник Войцеховский был произведён Чехословацким национальным советом в генерал-майоры и назначен командующим Самарской группой войск правительства Директории. Под его командованием группа вела оборонительные бои в Поволжье. Она не только остановила наступление красных, но и отбросила их за реку Ик, упрочив положение белых на Самарском фронте.

Генерал армии адмирала Колчака

В период нарастания противоречий между командованием чехословацких войск и Верховным правителем А.В. Колчаком Войцеховский, как русский офицер, однозначно поддержал последнего.

8 марта 1919 года С.Н. Войцеховский, передав командование чехами генералу Р.Гайде, вернулся на русскую службу. Колчак назначил его командующим 2-м Уфимским корпусом. Во главе корпуса генерал Войцеховский участвовал в весеннем наступлении белых в 1919 году. За взятие Челябинска, Троицка, Златоуста, Екатеринбурга (1918 год) он был награждён командованием Колчака орденом Св. Георгия 4-й степени (июль 1919 года).

С августа 1919 года Войцеховский — командующий Уфимской группой войск. Своими чёткими и хорошо организованными действиями в ходе Тобольской наступательной операции белых Войцеховский сумел перехватить стратегическую инициативу у противника. Разгромив группировку красных, он позволил Сибирской армии значительно продвинуться вперёд, хотя раньше ей это в ходе данного контрнаступления не удавалось. 12 сентября 1919 года Войцеховский был награждён за эту операцию орденом Св. Георгия 3-й степени и назначен командующим 2-й армии Колчака.

В конце осени 1919 года Восточный фронт белых не выдержал натиска сил Красной Армии. Началось отступление. Колчак был арестован в Иркутске.

5-6 января 1920 года генералу Войцеховскому удалось успешно (практически без потерь) вывести свои войска из окружения под Красноярском. Вместе с генералом В.О. Каппелем Войцеховский совершил беспримерный переход по реке Кан (200 км), названный впоследствии Великим Сибирским Ледяным походом. После трагической смерти Каппеля генерал Войцеховский сменил его на посту главнокомандующего Восточным фронтом.

Каппель планировал занять Иркутск, чтобы освободить Колчака. Именно этого он потребовал от своего преемника, передавая командование 21 января 1920 года.

30 января Войцеховский разгромил войска красных под Иркутском и взял предместье города Черемхово, но его армия, ослабленная многодневным переходом, голодом, эпидемией тифа, не могла штурмовать Иркутск. Узнав о расстреле Колчака, Войцеховский решил отказаться от бесполезного теперь штурма: армия двумя походными колоннами обогнула город и по реке Ангаре поднялась к Байкалу. 14 февраля 1920 года в условиях начинающегося ледохода войска переправились на восточный берег. Войцеховский вывел остатки колчаковских войск в Забайкалье.

«Каппелевцы» и «семёновцы»

Войцеховский расположил свои войска в районе Песчанка и окрестных деревнях. Он созвал собрание старших начальников для получения сведений о том, подчиняться им или нет правителю Забайкальского края атаману Семенову. Настроения в войсках были самыми противоречивыми. Большинство офицеров не противилось формальному подчинению Забайкальскому правительству, но настаивало на оставлении Войцеховского в его должности и сохранении подразделений «каппелевцев» как отдельной боевой силы. Войцеховский, со своей стороны, не хотел стать причиной раздора между «каппелевцами» и «семёновцами». Он согласился принять пост командующего войсками Российской Восточной Окраины и формально подчинился атаману Семенову. Командующий сразу же приступил к укреплению Забайкалья и его столицы – Читы. Однако раскол Дальневосточной армии на «каппелевцев» и «семёновцев», обозначившийся с приходом в Забайкалье войск Войцеховского, давал о себе знать. Оппозицию «каппелевцам» возглавил близкий Семёнову генерал Фельдман, который считал, что Войцеховский слабо укрепил Забайкалье в целом и Читу в частности, возведя оборону лишь на Яблоновом хребте. Тем не менее, в апреле 1920 года при помощи казаков-семёновцев и японцев Войцеховский наголову разбил наступавшую красную бригаду. Он поддержал мнение Фельдмана заранее подготовить к эвакуации семьи офицеров, чтобы освободить для армии подвижной состав и пути отхода, но не дал создать Фельдману, как тот планировал, офицерский батальон за счет отдельных офицеров и упразднения офицерских рот охраны при генералах. В ответ на протест Фельдмана, Войцеховский отправил его на второстепенную должность. Авторитет Войцеховского среди «каппелевцев» был слишком велик, а столь необходимых слаженных действий с «семёновцами» не получалось. Да и с самим Семёновым отношения у Войцеховского откровенно не сложились. Дабы не усугублять дальнейшие противоречия в командовании Дальневосточной белой армией, в мае 1920 года Войцеховский передал свой пост генералу Лохвицкому. Сам он уехал во Владивосток, где присоединился к войскам чехословаков.

Далее сведения биографов генерала Войцеховского в значительной мере расходятся. По одной версии, он вплоть до 1923 года находился в Манчжурии и жил в Харбине. По другой, изложенной ныне живущими родственниками генерала, уже летом (!) 1920 года Войцеховский приехал в Крым и был зачислен в резерв Русской Армии генерала П.Н. Врангеля. Возникает вопрос: каким образом Войцеховский в тех условиях мог так быстро переместиться из Владивостока в Крым и в ноябре 1920 года вместе с армией Врангеля эвакуироваться в Константинополь? Тем не менее, вся его семья (жена, сын, мать и сестра) в начале 1921 года находилась в Праге. В том же 1921 году С.Н. Войцеховский решил связать свою судьбу с армией Чехословакии. Через супругу он посылает запрос в правительство Чехословацкой республики о подтверждении своего генеральского чина.

Генерал армии Чехословацкой республики

Офицер армии Чехословацкой республики С.Н. Войцеховский
Офицер армии Чехословацкой республики С.Н. Войцеховский

В мае 1921 года Войцеховский получил подтверждение о признании его генеральского звания (при условии, что в течение одного года он примет чехословацкое гражданство). Командование Русской Армии, как известно, запрещало её чинам принимать гражданство стран, давших приют белым воинам. Но Сергей Николаевич принял это условие. Перейдя на службу в чехословацкую армию, генерал Войцеховский не считал себя изменившим присяге и Родине. Той России, которой он верно служил, уже не существовало. Войцеховский, сражавшийся бок о бок с чехословаками в Сибири, по большому счёту, не был связан ни боевым прошлым, ни какими-либо обязательствами с врангелевским командованием. В изгнании каждый выживает так, как сможет…

На новом месте боевой и штабной опыт русского генерала был оценен самым высоким образом, здесь ему помогали. По приезде в Прагу ему был предоставлен оздоровительный отпуск на несколько месяцев. В начале октября 1921 года последовало назначение на должность командира 24-й пехотной бригады в восточно-словацких Михаловицах. Армейское командование назначило Сергея Николаевича на должность хоть и низшую, чем он занимал ранее, но зато в край, где наиболее употребительным был близкий к русскому русинский язык. Кроме того, непосредственным начальником Войцеховскго, командующим Ужгородским военным округом, был французский генерал Мари-Константин Парис, уроженец Москвы. Русским он владел лучше, чем французским, в то время как французским и немецким языками Сергей Николаевич владел свободно. После необходимой адаптации, в январе 1923 года Войцеховский принимает от генерала Шнейдарека командование 9-й стрелковой дивизией и перебирается в город Трнаву (Словакия). За несомненные успехи и высокую выучку вверенных ему частей Войцеховский был повышен в чине, на его погонах появилась еще одна звезда. В 1927 году 9-ая стрелковая дивизия признана лучшей во всей чехословацкой армии. Наградой за это стал перевод на должность командующего вторым по значению в довоенной Чехословакии Брненским военным округом (Моравия). За сравнительно короткий период времени у бывшего русского генерала сложились хорошие отношения с местными гражданскими властями, чиновниками, представителями разных партий, церковными деятелями, журналистами. Армейское командование было также довольно его деятельностью, и в ноябре 1929 года Сергею Николаевичу присваивается звание генерала армии. Вплоть до осени 1935 года он успешно продолжает заниматься в Брно реорганизацией, выучкой и укреплением обороноспособности подчиненных ему войск.

После кончины командующего Пражским военным округом генеральный инспектор чехословацкой армии предложил на эту должность Войцеховского. В армейских верхах предложение было принято вполне благосклонно, если не считать выразившего особое мнение начальника Генерального штаба генерала Людвика Крейчи. Взаимная неприязнь Крейчи и Войцеховского уходила корнями ещё в сибирско-легионерские времена и постепенно нарастала в течение всего межвоенного периода. В конце концов, и Крейчи перестал противиться. Сергей Николаевич занял новую должность и перебрался в Прагу. В качестве командующего Пражским военным округом ему была вверена самая большая группировка чехословацкой армии.

В это время обстановка в Европе уже стала накаляться, запахло военной конфронтацией с Германией. Отдавая себе в этом полный отчет, Сергей Николаевич начинает стремительно форсировать строительство оборонительно-фортификационных сооружений вдоль чешско-германской границы и готовить армию к противостоянию возможной агрессии.

26 сентября 1938 года в Чехословакии объявляется мобилизация. В городе Кутна-Гора сосредотачивается командование 1-й армии, выдвинутой в направлении возможного удара противника. В задачу самой крупной военной группировки входит принятие на себя первого удара вермахта с последующим стратегическим отступлением в глубь страны. Командующим назначается генерал Войцеховский. Если учесть его богатейший боевой опыт, хорошую оснащенность и выучку войск, помноженные на небывало высокий моральный дух, можно предположить, что поставленная задача была бы выполнена.

Однако политическое руководство страны пошло по пути капитуляции и приняло Мюнхенское соглашение. Это вызвало ярость Войцеховского, поскольку в жестоких боях с превосходящими силами противника он никогда не сдавался и даже не помышлял о такой возможности. Его первой мыслью, которой он поделился с друзьями и единомышленниками, генералами Прхалой, Ингром, Гассалом, была мысль о проведении военного переворота и устранении с политической арены гражданских капитулянтов. Это не было такой уж утопией, так как принятие Мюнхенского диктата было встречено в военной среде крайне негативно. В своё время Войцеховский находился в достаточно близких, даже дружеских отношениях с чешским президентом Т.Г. Масариком, считая его талантливым политиком, способным вывести страну из кризиса. К действующему же президенту Э. Бенешу он относился весьма скептически и полагал, что мнение о скорейшем устранении этого деятеля разделяет большинство чешского генералитета.

Здравое предложение о военном перевороте во имя спасения чести страны наткнулось на решительное противодействие начальника Генштаба Л. Крейчи. Вспомнив все свои прежние противоречия с Войцеховским, Крейчи объявил генерала «мятежником» и предложил отправить его в отставку.

Последней попыткой Сергея Николаевича переломить ход событий стало его выступление на одном из заседаний правительства, перед тем, как было принято окончательное решение о капитуляции. С убедительными цифрами о состоянии чешской армии он призывал присутствующих оказать сопротивление агрессору. Политики не услышали своего генерала.

Спасти не страну, а хотя бы честь поруганной Чехии выпало на долю единственного пограничного офицера, который в сентябре 1938 года, по собственному усмотрению, открыл стрельбу в Судетах:

Значит – страна
Так не сдана,
Значит - война
Всё же - была!
  - Край мой, виват!
  - Выкуси, герр!
…Двадцать солдат,
Один офицер.

Марина Цветаева «Один офицер»
Стихи к Чехии, 1939

1 апреля 1939 года, когда Чехословакия была уже оккупирована немцами, единственный «честный» генерал армии Войцеховский в возрасте неполных 56 лет был отправлен на пенсию.

Сопротивленец

Но Войцеховский не смирился. Уже в конце марта 1939 года он возглавил подготовку к организации движения сопротивления, получившего название «Защита народа». Однако белогвардейское прошлое отставного генерала пришлось не по вкусу его чешским соратникам. Прокоммунистически настроенные лидеры сопротивления рассчитывали на возможное в дальнейшем сотрудничество с СССР. С другой стороны, как профессиональный военный, Войцеховский видел насколько по-дилетантски, беззаботно относились к вопросам конспирации многие участники движения. В подпольном Чехословацком правительстве его прочили на должность военного министра, но генерал считал, что профессионал и дилетанты (даже с самыми лучшими намерениями) несовместимы. Потому Сергей Николаевич решительно прервал свою «сопротивленческую» деятельность и полностью удалился в частную жизнь пенсионера. Это спасло ему жизнь при последующем провале организации.

В 1939 – 1943 годах Войцеховский состоял членом РОВС (Русского Общевоинского Союза), активно общался с белоэмигрантами, был под постоянным надзором гестапо.

В начале 1945 года, когда дела у Германии пошли совсем плохо, в пражскую квартиру отставного генерала вдруг наведалась весьма высокопоставленная делегация немцев. После всяческих комплиментов и любезностей в адрес Войцеховского последовало предложение возглавить Русскую освободительную армию (РОА). Генерал Власов не до конца импонировал как немцам, так и старым эмигрантам, которые продолжали видеть в нём коммуниста и двойного предателя. С той же любезностью, на прекрасном немецком языке, Войцеховский сказал, что Совдепию он не признает, коммунистический строй ненавидит, но против русских солдат – детей и внуков тех, кто совершил переворот в России – воевать не будет. Немцы уехали ни с чем. Может быть, этот ответ спас Войцеховского в дальнейшем, после прихода Красной Армии, от верного расстрела.

Арест и гибель

Заключенный Сергей Николаевич Войцеховский, 1945 год
Заключенный С.Н. Войцеховский, 1945 год

Можно предположить, что в годы войны не только гестапо (а это известно точно), но и советская разведка не спускала глаз с генерала Войцеховского. Она была поразительно осведомлена о пражской жизни, а списки видных деятелей эмиграции у СМЕРШа оказались очень точными. Уже 12 мая 1945 года, т.е. через три дня после освобождения Праги, одновременно, по заранее заготовленным спискам и адресам приступили к «работе» арестные команды советских карательных органов. Одним из первых был взят генерал Войцеховский. Его семья успела уйти на запад, навстречу американцам. Родственники генерала и сейчас проживают в США. Сам Сергей Николаевич сознательно решил остаться в Праге, чтобы разделить участь своей новой родины.

Советская власть предъявила ему счёт через четверть века после окончания Гражданской войны. Как ни странно, Войцеховский не был расстрелян ни в Праге (а таковых расстрелов было много), ни в Союзе, куда его вывезли. 5 сентября 1945 года Особым совещанием при НКВД СССР по обвинению в участии в деятельности «антисоветской организации «Русский общевоинский союз», которая ставила своей целью вооруженное свержение советской власти и организацию террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства» С.Н. Войцеховский был осуждён и получил 10 лет лагерей. Пожилому человеку с подорванным здоровьем (многие годы он страдал тяжело протекающей формой язвы желудка) этого было более чем достаточно. Тем не менее, Сергей Николаевич поставил себе цель – выжить. Много лет его мотало по советским лагерям, но последним стал Озерлаг вблизи Тайшета. С.Н. Войцеховский скончался от очередного желудочного кровотечения в лагерном лазарете. Точная дата его смерти (в одних источниках указывается апрель 1951 года, в других - декабрь 1954) и место захоронения - неизвестны.

Пусть с опозданием, но Чехия отдала почести генералу. 28 октября 1997 года указом президента республики Вацлава Гавела генерал армии Сергей Николаевич Войцеховский был награжден высшей государственной наградой – Орденом Белого Льва 1-й степени. Посмертно.

Елена Широкова

По материалам сайтов:

Википедия

Белая гвардия


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова