сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Физик стремится сделать сложные вещи простыми, а поэт - простые вещи сложными.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

3 декабря 1898 года (118 лет назад) родился М.И. Кошкин



М.И. Кошкин
     Михаил Ильич Кошкин родился 3 декабря 1898 года (21 ноября по старому стилю) в деревне Брынчаги Ярославской губернии в многодетной крестьянской семье. Глава семейства вскоре погиб на лесоразработках, и Михаилу с ранних лет довелось думать, как заработать кусок хлеба. В четырнадцать лет подросток уезжает на заработки в Москву, где устраивается подмастерьем в карамельный цех кондитерской фабрики (в советское время — фабрика «Красный октябрь»). Позже Михаила Кошкина призывают на военную службу в царскую армию и он участвует в Первой мировой войне.

     Октябрьская революция круто изменила судьбу крестьянского сына. В годы гражданской войны в составе частей Красной Армии участвовал в боях под Царицыным и Архангельском (здесь Кошкин в 1919 году вступил в партию), был ранен. В 1921 году прямо из войск его направили на учёбу в Москву. Михаил Кошкин становится слушателем Коммунистического университета имени Свердлова. Со «Свердловки» начнётся его путь в науку. Правда, в 1924 году, по окончании Комвуза, ему вновь доведётся с головой окунуться в столь знакомое с юности кондитерское производство (его назначают директором кондитерской фабрики в г. Вятке). С 1925 по 1929 год Михаил Кошкин работает в партийных органах Вятской губернии. В 1929 году Кошкин в числе «парттысячников» вновь садится за конспекты и учебники, и в мае 1934 года оканчивает кафедру «Автомобили и тракторы» Ленинградского политехнического (в то время — машиностроительного) института.

     Ещё будучи студентом «политеха», Кошкин начал работать в ОКМО — созданном в 1930 году опытно-конструкторском машиностроительном отделе завода «Большевик». (В 1932 году танковые производства завода «Большевик» и ОКМО преобразуются в самостоятельный «Ленинградский государственный завод №174 имени К.Е. Ворошилова». В 1933 году на базе выделенного из состава завода №174 ОКМО образован «Ленинградский завод опытного машиностроения №185 имени С.М. Кирова», имевший до второй половины 1936 года наименование «Опытный завод Спецмаштреста». Из такой школы отечественного танкостроения как ОКМО, кроме М.И. Кошкина, вышли известные конструкторы Л.С. Троянов, И.С. Бушнев, Г.Н. Москвин, С.А. Гинзбург, И.В. Гавалов.) Получив диплом о высшем образовании, Михаил Кошкин направляется на Опытный завод, где работает до декабря 1936 года сначала в должности инженера-конструктора, затем заместителем начальника конструкторского бюро.

     Во второй половине 1936 года Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна (ХПЗ), серийно выпускавший танки БТ-7, был переименован в завод №183. Внутри завода также была введена цифровая индексация служб, танковому конструкторскому бюро Т2К был присвоен индекс КБ-190. Это конструкторское бюро, несмотря на молодость, уже имело определённые наработки (танки Т-12, Т-24, БТ). Однако для самостоятельного конструирования новых современных танков КБ пока недоставало опыта и конструкторских кадров. Приказом наркома тяжёлой промышленности Г.К. Орджоникидзе от 28 декабря 1936 года начальником КБ-190 был назначен М.И. Кошкин, взамен смещённого с этой должности и позднее репрессированного А.О. Фирсова, который обвинялся в том, что в войсковых частях начались массовые поломки шестерён в коробках передач на танках БТ-7.

     Кандидатура М.И. Кошкина была выбрана не случайно. Во-первых, он хорошо показал себя в прежнем КБ, где за участие в создании первого отечественного «толстобронного» среднего танка Т-46-5 получил орден Красной Звезды, во-вторых, являлся членом партии, что в те годы среди технических специалистов было явлением не таким уж частым. Так, на 1 июля 1937 года в конструкторском бюро, которое возглавил Кошкин, из 48 человек только 7 имели билеты членов ВКП(б). При этом и заместитель начальника КБ Н.А. Кучеренко, и все шесть заведующих секциями (П.Н. Горюн, А.А. Морозов, В.М. Дорошенко, М.И. Таршинов, В.Я. Курасов, А.С. Бондаренко), т.е. те, кого могли бы назначить в конце 1936 года на должность начальника КБ, были беспартийными. И если учесть, что на заводе в это время шло расследование по поводу поставки в РККА 687 танков БТ-7 с конструктивно неусиленными коробками передач, то становится ясным решение управляющего Спецмаштреста (организации, непосредственно занимавшейся танкостроением в структуре Наркомата тяжёлой промышленности) К.А. Неймана усилить КБ членами партии.

     Кошкин, мало знакомый коллективу завода, тем не менее быстро и безо всяких трений вошёл в его жизнь. Он чутко воспринимал обстановку того времени, привлёк к работе многих конструкторов, производственников и военных, разделяя их наболевшие проблемы, трудности и переживания. Он был принципиален, трудолюбив и честен. Благодаря этим качествам он очень быстро приобрел авторитет на заводе. По воспоминаниям ветерана танкостроения А. Забайкина, «Михаил Ильич был прост в обращении и деловит. Не любил многословия. Как конструктор быстро входил в суть конструкции, прикидывая её надёжность, технологичность, возможности массового изготовления. Внимательно выслушивал нас, технологов, и, если наши замечания были обоснованными, немедленно их использовал. Его любил коллектив».

     Менее чем за год под руководством М.И. Кошкина, с участием его ближайших помощников А.А. Морозова и Н.А. Кучеренко, других конструкторов, была выполнена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём созданного к тому времени на заводе быстроходного танкового дизеля БД-2 (В-2). БТ-7М стал первым в мире танком, имевшим дизельный двигатель. Харьковский завод передал Красной Армии в 1939—1940 годах 790 танков БТ-7М.

     В середине октября 1937 года завод №183 получил от Автобронетанкового Управления (АБТУ) РККА задание на разработку нового маневренного колесно-гусеничного танка, получившего обозначение БТ-20 (А-20) (тактико-технические требования (ТТТ) были разработаны начальником 2-го отдела АБТУ Я.Л. Сквирским). Для выполнения этого серьезного задания М.И. Кошкин организовал новое подразделение — КБ-24. Конструкторов в это КБ он подбирал лично, на добровольных началах из числа работников КБ-190 и КБ-35. (КБ-35, руководителем которого был И.С. Бер, занималось на заводе №183 обслуживанием серийного производства и совершенствования конструкции тяжелого пятибашенного танка Т-35, спроектированного конструкторским бюро Ленинградского опытного завода им. С.М. Кирова.) Численность КБ-24 во главе с Кошкиным составила 21 человек. Конструкторское бюро КБ-190, руководимое с 1 ноября 1937 года Н.А. Кучеренко, продолжило работы по модернизации танка БТ-7 и доработке конструкторской документации танков БТ-7М и БТ-7А.

     В феврале 1938 года завершились испытания опытного танка БТ-СВ-2 «Черепаха», спроектированного под руководством воентехника 2 ранга Николая Фёдоровича Цыганова. В конструкции корпуса и башни танка броневые листы располагались под большими углами к вертикали. Считается, что именно геометрия корпуса и башни танка БТ-СВ-2 были использованы конструкторами КБ-24 при проектировании танка А-20. Впоследствии такой принцип построения бронезащиты, как расположение броневых листов под углом, стал классическим, широко применялся в танках всех стран. А-20, согласно ТТТ, отличался также новым приводом к ведущим колесам, три из четырех катков (на борт) были ведущими. Был создан так же проект «инициативного» танка, существенным отличием которого была замена колесно-гусеничного движителя более простым, чисто гусеничным. Отмена колесного хода позволила не только значительно упростить конструкцию танка, но и за счет сэкономленного веса усилить бронезащиту. Инициативный вариант отличался не только отсутствием колёсного хода, но и наличием пятого опорного катка, что увеличивало опору гусеничной ленты на грунт.

     Ещё на стадии проектирования танка А-20, в процессе рассмотрения комиссией АБТУ РККА под председательством военинженера 1 ранга Я.Л. Сквирского чертежей и макета этого танка (6 сентября 1938 года), заводу №183 поручалось изготовить один танк колёсно-гусеничный с 45-мм пушкой и два танка гусеничных с 76,2-мм пушкой, а также один броневой корпус — для обстрела. 9-10 декабря 1938 года Главный военный совет РККА рассмотрел предъявленные заводом №183 чертежи и макеты двух разработанных согласно предложениям комиссии АБТУ вариантов танка А-20 (колёсно-гусеничного и гусеничного).

     На совещании в Кремле после рассмотрения макетов тяжёлых танков «100» и «СМК» обсудили чертежи и макеты танка А-20 в колёсно-гусеничном и гусеничном вариантах, представленных ведущим инженером по танку А.А. Морозовым и начальником КБ-24 завода №183 М.И. Кошкиным. Большинство присутствовавших военачальников, включая и заместителя наркома обороны Г.И. Кулика, отдавали предпочтение колёсно-гусеничному варианту танка А-20, имевшему большую оперативную подвижность. И в тот момент, когда чаша весов окончательно склонилась в пользу колёсно-гусеничного варианта, М.И. Кошкин, привыкший твёрдо и до конца отстаивать свои взгляды, в присутствии И.В. Сталина высказал своё мнение о том, что необходимо изготовить и представить на государственные испытания обе спроектированные заводом № 183 машины в колёсно-гусеничном и гусеничном вариантах. И.В. Сталин предложил не стеснять инициативу завода и разрешил изготовить опытные образцы по обоим представленным проектам. Постановлением Комитета обороны (КО) при СНК СССР №45 от 27 февраля 1939 года чертежи и макеты танка А-20 были окончательно утверждены для производства. Колёсно-гусеничный танк остался под названием А-20, гусеничному присвоили наименование А-32 (Т-32).

     К середине 1939 года опытные образцы танков А-20 и Т-32 были изготовлены и представлены Государственной Комиссии для проведения испытаний. Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее…», но не отдала предпочтение ни одному из вариантов, заметив, что оба они выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках. Проведенные вторичные испытания опытных танков А-20 и Т-32 осенью 1939 года, а главное проходившие в то время боевые действия в Финляндии со всей очевидностью подтвердили, что тактическую подвижность в условиях пересеченной местности, особенно в осенне-зимний период, могут обеспечить только гусеничные машины. Одновременно была определена необходимость дальнейшего повышения боевых параметров танка Т-32 и особенно — усиления его защиты. Постановлениями Комитета обороны предписывалось изготовить два гусеничных танка на базе А-32 с учётом утолщённой до 45 мм брони и установки 76-мм пушки. В предельно короткие сроки конструкторским бюро была проведена доработка танка Т-32 путем дальнейшего усиления бронезащиты, вооружения и осуществления ряда других конструктивных изменений. Постановлением КО при СНК СССР №443 от 19 декабря 1939 года «О принятии на вооружение РККА танков, бронемашин, арттягачей и о производстве их в 1940-м году» танк Т-32 с увеличенной до 45 мм толщиной брони и 76-мм пушкой Ф-32 был принят на вооружение с присвоением названия Т-34.

     В связи с резко увеличившимся объемом конструкторских работ по доработке танка Т-32 и выпуску чертежно-технической документации для опытных образцов Т-34, а также в связи с прекращением производства танков Т-35, в конце 1939 года было произведено объединение имеющихся на заводе трёх танковых КБ (КБ-24, КБ-190, КБ-35) в одно танковое конструкторское бюро, которому был присвоен шифр — отдел 520 (КБ-520). Главным конструктором объединенного КБ стал М.И. Кошкин. В заключении аттестационной комиссии, подписанной директором завода №183 Ю.Е. Максарёвым (пришедшего в октябре с Ленинградского Кировского завода) и главным инженером завода С.Н. Махониным, говорилось: «Работая начальником конструкторского бюро, тов. Кошкин проделал большую работу в части усовершенствований конструкций машины.

     Квалифицированный инженер-конструктор, вполне подготовлен к должности главного конструктора завода. Инициативен, энергичен и настойчив. Хороший организатор и руководитель, пользуется авторитетом среди командного состава завода. Работает над собой в смысле усовершенствования своих технических знаний». Начальником КБ и заместителем Главного конструктора был назначен А.А. Морозов, заместителем начальника КБ — Н.А. Кучеренко.

     Два опытных танка Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года. Эти испытания, проходившие в феврале-марте, полностью подтвердили высокие технические и боевые качества нового танка. А 5 марта 1940 года два танка Т-34 вышли с завода в контрольно-испытательный пробег по маршруту Харьков — Москва. Главный конструктор Михаил Кошкин возглавил этот пробег. На Ивановской площади Кремля 17 марта 1940 года танки Т-34, а также боевые машины, изготовленные другими заводами, были продемонстрированы членам правительства. По просьбе И.В. Сталина механики-водители Н. Носик и О. Дюкалов проехали по площади. Осмотрев «тридцатьчетвёрки», Сталин одобрительно отозвался о них, назвав новый танк «первой ласточкой». После кремлёвского смотра танки Т-34 испытывались на подмосковном полигоне и на Карельском перешейке. В апреле сорокового года, возвращаясь своим ходом в Харьков, под Орлом один из танков опрокинулся в воду. Помогая вытаскивать его, Кошкин, уже простуженный, сильно промок. По возвращении в Харьков он по настоянию врачей был госпитализирован.

     Показ танков в Кремле стал переломной вехой в летописи создания Т-34. Танк был рекомендован для немедленной постановки на производство. На 183-м заводе закипела работа по подготовке серийного выпуска «тридцатьчетвёрки». Михаил Кошкин, несмотря на болезнь, продолжал активно руководить доработкой танка. Главный конструктор работал на износ. Его болезнь внезапно обострилась. Из Москвы срочно вызвали специалиста-хирурга. Больного прооперировали: пришлось удалить лёгкое. Но это не помогло. Михаил Ильич скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. За гробом главного конструктора шёл весь завод.

     В октябре 1940 года было начато серийное производство танков Т-34. В конце сорокового года начальником КБ — главным конструктором был назначен А.А. Морозов. Он продолжил дело своего предшественника, проводя доводку поставленного на серийное производство Т-34. Сам А.А. Морозов сразу после окончания Великой Отечественной войны в 1945 году писал: «Основы конструкции танка Т-34 заложил и разработал Михаил Ильич Кошкин. Он организовал коллектив молодых конструкторов, постоянно учил их не бояться трудностей, которых бывает всегда немало при решении сложных задач. Этому замечательному конструктору мы, в первую очередь, обязаны появлением такого совершенного типа танка, каким является Т-34».

     10 апреля 1942 года конструктору Михаилу Ильичу Кошкину «за разработку конструкции нового типа среднего танка» была присуждена (посмертно) Сталинская премия 1-й степени. Лауреатами этой премии также стали А.А. Морозов и Н.А. Кучеренко. (Николай Алексеевич Кучеренко Сталинской премии он был удостоен ещё дважды — в 1946 и 1948 годах. Будучи начальником конструкторского бюро КБ-520, в котором происходило рождение, становление и совершенствование легендарной машины, он внёс огромный вклад в создание и модернизацию Т-34. С 1 ноября 1939 по 23 августа 1947 года Н.А. Кучеренко одновременно являлся и заместителем главного конструктора завода №183 А.А. Морозова, затем по август 1949 года возглавлял отдел главного конструктора Главтанка в Министерстве транспортного машиностроения. Осенью 1949 года он вернулся на родной завод в Нижний Тагил и до апреля 1952 года работал главным инженером этого крупнейшего в стране танкового и вагоностроительного предприятия. В 1952-1969 годах полковник-инженер Н.А. Кучеренко — начальник Главного управления и член коллегии Министерства оборонной промышленности СССР. Умер 13 сентября 1976 г.)

     Долгое время имя создателя легендарного Т-34 Михаила Кошкина было практически неизвестно. А завод, где родилась эта самая совершенная боевая машина второй мировой войны (ныне — Харьковский завод им. Малышева), именовался в литературе Южным. Неподалёку от его проходной в мае 1985 года был открыт памятник творцу «тридцатьчетвёрки», а в 1990 году, через 50 лет после смерти, присвоено звание Героя Социалистического Труда. Ежегодно 3 декабря к подножию памятника возлагаются цветы — дань благодарной памяти гению танкостроения, настоящему патриоту и замечательному человеку. А на доме, где он жил (угол улиц Пушкинской и Красина), установлена мемориальная доска.

Источник: Русская сила


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова