сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Разница между историками и юристами только в точках зрения: историки видят причины, не замечая следствия; юристы замечают только следствия, не видя причин.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

5 января 1822 года (194 года назад) родился И.В. Турчанинов (Турчин)


5 января (по ст. стилю - 24 декабря) 1822 года родился Иван Васильевич Турчанинов, более известный под американизированным именем Джон Бэйзил Турчин (англ. John Basil Turchin) - русский военачальник, полковник русской армии, единственный русский, ставший генералом американской армии, участник и историк Гражданской войны в США.

Иван Васильевич Турчанинов
Иван Васильевич Турчанинов

Необычная биография «русского американского генерала» И.В. Турчанинова всегда привлекала к себе внимание историков. Она хорошо изучена как в России, так и в США. Историки по праву называют Турчанинова прекрасным командиром, талантливым стратегом и тактиком, хорошим администратором, умело руководившим подчинёнными ему войсками. Особо отмечается большое мужество генерала, неоднократно лично водившего своих солдат в атаки. Указывается на высокие нравственные качества Турчанинова, который отказался от блестящей карьеры, ожидавшей его в России, чтобы принять участие в чужой ему войне на стороне северян-аболиционистов.

Впрочем, в западной историографии (особенно на юге США) о Турчанинове сложилось отнюдь не лестное мнение. За инцидент в Афинах, в котором пострадали мирные жители и было разграблено несколько богатых домов, американские историки и по сей день склонны изображать Джона Турчина как «дикого казака» и злодея, забывая о том, что их соотечественники (например, войска генерала Шермана) вели себя в этой войне не лучше. Во время своего знаменитого «рейда к морю» северяне безжалостно грабили местное население и, применяя тактику «выжженной земли», сожгли множество домов. Солдаты героя Юга, генерала Натана Форреста, после взятия форта Пиллоу убили всех взятых в плен чернокожих солдат. Тем не менее, Шерман сегодня – национальный герой США, да и Н. Форреста «дикарём» никто не считает. Гражданская война есть гражданская война. В ней не бывает ни правых, ни виноватых, а прерогатива писать её историю всегда остаётся за победителем. Поэтому после окончания войны генерал-иностранец Джон Бэйзил Турчин – человек достаточно радикальных политических взглядов – оказался не ко двору в новых Соединённых Штатах Америки. Многие бывшие подчинённые Турчанинова, соратники по гражданской борьбе, вскоре после войны стали важными государственными чиновниками, сенаторами и конгрессменами. А их командир удостоился лишь пенсии в 50 долларов от Конгресса США, нищеты и практически полного забвения при жизни своими новыми и старыми соотечественниками. Став героем американской войны, Турчанинов по сути так и остался русским человеком с его вечным стремлением к правде, беззаветной верностью долгу и чисто русским неумением вписаться в парадигму «американского успеха».

На родине антипатриотичный поступок офицера, бросившегося освобождать чужих рабов, потому что его не устраивало «рабство» в своей стране, также не был понят ни властью, ни большинством современников. Им искренне восхищались лишь отечественные революционеры-демократы, близкие Чернышевскому. Остальных же, в том числе и царя-освободителя Александра II, судьба добровольного эмигранта повергла в глубокое недоумение: ради чего, собственно?.. При его энергии и талантах Турчанинов и в России ходил бы в генералах. В случае отставки ему не пришлось бы вечно нуждаться и подрабатывать уличным музыкантом. В Российской империи, как и в тогдашней Европе, на генеральскую пенсию можно было неплохо прожить. Но Иван Васильевич Турчанинов сам выбрал свою судьбу. Он умер нищим и всеми забытым, так и не став «своим» на земле, в жертву которой принёс незаурядный талант полководца и воина, личное мужество и бескорыстное стремление сделать этот мир лучше. Борьба за свободу человеческой личности для американского генерала Джона Турчина, как и для русского полковника Ивана Турчанинова, всегда стояла выше стремления к материальному благополучию, выше почестей, славы и личных заслуг.

Может быть, поэтому его высоко оценили потомки в России и в США. В обеих странах Джону Турчину (И.В.Турчанинову) посвящены десятки научных работ, в том числе и несколько монографий. Имя Турчанинова как борца за освобождение чернокожих американцев неоднократно упоминается даже в советских учебниках по Новой истории. В США и по сей день оно постоянно встречается в различных публикациях, посвящённых Гражданской войне, а сражение при Чикамоге и события Атлантской кампании 1864 года, описанные Турчаниновым в его исторических трудах, нашли отражение в американской художественной литературе (в частности, в знаменитом романе Маргарет Митчелл «Унесённые ветром»).

Начало пути

Иван Васильевич Турчанинов родился в станице Константиновская Области Войска Донского. Происходил из донских дворян. Его предки принимали активное участие во всех войнах Российской империи. Дядя, П. П. Турчанинов во время войны 1812 года дослужился до чина генерал-лейтенанта, был одним из соратников М. И. Кутузова. Род Турчаниновых входил в военную элиту империи, и практически все его представители честно служили отчизне.

С 1832 по 1835 годы Иван Турчанинов обучался в Первом кадетском корпусе Санкт-Петербурга, затем в войсковой классической гимназии в Новочеркасске. В 1843 году закончил Михайловское артиллерийское училище. Проявив незаурядные способности к воинской службе, он был принят в гвардию. В чине поручика служил в Лейб-гвардии Донской конно-артиллерийской батарее, участвовал в подавлении восстания в Венгрии. За этот поход Ивана Васильевича награждают Георгиевским крестом и направляют на учёбу в Академию Генерального штаба, которую он оканчивает в 1852 году с серебряной медалью в чине секунд-майора. Вплоть до начала Крымской войны Турчанинов служит в Генеральном штабе. Известно, что он был лично знаком с цесаревичем Александром Николаевичем (будущим императором Александром II), ему благоволил и сам Николай I.

Крымская война 1853-1856 гг.

С началом Крымской войны майор Турчанинов срочно командируется с полусотней казаков на северо-запад для прикрытия северных границ. Здесь Иван Васильевич проводит фортификационное обследование побережья от Кронштадта до Нарвы, особо обращая внимание на участки берега, наиболее подходящие для высадки вражеского десанта. По итогам этой инспекции возводится несколько береговых укреплений, а Турчанинов тем временем получает досрочно звание полковника. По повелению императора Николая I, он назначен руководителем планировки Петербургского крепостного района и начальником штаба Гвардейского корпуса.

Но Турчанинов добровольно покидает Петербург, дабы принять участие в защите осаждённого Севастополя. Он был назначен командиром 3-й полевой батареи на 4-м бастионе, на котором служил ещё никому тогда неизвестный подпоручик граф Лев Толстой.

Батарея Турчанинова состояла из 10 морских орудий разного калибра, снятых с затопленных в гавани кораблей. Личный состав смешанный: моряки, армейские пушкари, местные ополченцы. Здесь, среди боевых товарищей, артиллерист Иван Турчанинов не скрывает своих либеральных политических взглядов. Видя научно-техническую отсталость русской армии и полное безразличие к этим проблемам верхушки генералитета, офицер пришёл к выводу о необходимости не только радикальных военных реформ, но и полного общественного переустройства в России. Будучи убеждённым противником крепостного права, Турчанинов с 1853 года состоял в тайной переписке с А. И. Герценом, в письмах к которому излагал свои воззрения на судьбу страны. Но если в окопах на либеральную болтовню полковника никто не обращал внимания, то в других армейских инстанциях подобная «ересь» не осталась незамеченной. В личном деле разговорчивого Турчанинова появляется запись, сделанная убористым почерком: «Увлекается идеями утопического социализма, в их герценовском изложении». Гнетущая безнадёжность российской действительности, наряду с заманчивыми либеральными идеями, идущими с Запада, в те времена у многих романтиков-идеалистов вызывали желание бросить всё и отправиться на поиски обетованной страны, где бы царил дух свободы и прогресса. Очевидно, И.В. Турчанинов не стал исключением.

В некоторых иностранных публикациях, посвящённых Джону Турчину, утверждается, что после Севастопольских событий полковник Турчанинов подал в отставку, что маловероятно. Крымская война ещё продолжалась, и для отставки военнослужащего человека в период военных действий требовались весьма веские причины, которых у Турчанинова не было.

Известно, что после сдачи Севастополя полковник некоторое время жил в доме своего друга и однополчанина Евгения Львова. Сестра Львова Надежда Антоновна вскоре стала женой Ивана Васильевича. Скорее всего, их сблизила не только большая и светлая любовь, но и общие политические взгляды. Поэтому, предложив жене попытать счастья за океаном, он уже знал её ответ.

В поисках счастья

Весной 1856 года Турчанинов вместе с женой неожиданно эмигрировал в США. Никаких материальных причин к такому шагу у молодой четы быть не могло: в 1856 году Турчанинов занимал пост начальника штаба корпуса в Польше, пользовался расположением императора, перед ним открывались блестящие служебные перспективы.

Возможно, супругами в этот момент двигал авантюризм в лучшем смысле этого слова: желание принять участие в строительстве молодой страны, посмотреть мир, попробовать себя в ином качестве, чем им было уготовано судьбой от рождения. При этом полковник Турчанинов никак не заявил о своих намерениях оставить службу или служить другому государству. Официально он отправился в отпуск в Европу для лечения, а назад в положенный срок не вернулся. В 1857 году в чине полковника Турчанинов был исключён со службы в русской армии. В случае его отыскания, согласно уставу, дезертира следовало предать военному суду.

По прибытии в США чета Турчаниновых сначала пыталась заниматься земледелием, но быстро разорилась. В этот период, ближе познакомившись с реалиями американской жизни, Турчин понял, что в США не меньше проблем, чем в России. Он ехал в Америку за свободой, но нашёл здесь то же рабство, бесправие, всеобщее бездуховное поклонение «золотому тельцу». В письме к Герцену от 1859 года он написал следующее:

«Разочарование мое полное; я не вижу действительной свободы здесь ни на волос... Эта республика - рай для богатых; они здесь истинно независимы; самые страшные преступления и самые черные происки окупаются деньгами... Что касается до меня лично, то я за одно благодарю Америку: она помогла мне убить наповал барские предрассудки и низвела меня на степень обыкновенного смертного; ...никакой труд для меня не страшен».

Именно тогда Иван Васильевич Турчанинов изменил свое имя на американский лад и стал называться Джон Бэйзил Турчин, а его жена Надежда превратилась в Надин. Чтобы хоть как-то выбиться из нищеты, Турчин продолжил образование по американской системе, избрав инженерный колледж в Филадельфии. Надин окончила медицинские курсы.

Самая свободная для богатых страна, похоже, основательно обломала русского полковника. Он смиренно заводит знакомства с теми самыми «тупоумными и надменными янки», которых неоднократно высмеивал в письмах к Герцену. Он даже вступает в Республиканскую партию. Результат не замедлил сказаться: Турчин получает место инженера-топографа в управлении Иллинойской железной дороги, у него появляются деньги. Денег немного, но достаточно для того, чтобы из захолустного Маттуна переехать в Чикаго. Новая должность - новые знакомые, в их числе и юрисконсульт Иллинойской железной дороги адвокат Авраам Линкольн. Турчин активно участвует в президентской кампании 1860 года, приведшей Линкольна к власти. И всё же рассчитывать на быструю перемену участи Турчину не приходится: вокруг Линкольна и без него толпа желающих вкусить от плодов победы.

Турчин начинает подумывать об отъезде из США. Но куда ехать? В России его ожидает военный суд, да и в Европе ему, как дезертиру, жить небезопасно. Турчины решают дождаться американского гражданства: с американскими паспортами в Европе им будет спокойнее. И тут, наконец, удача улыбнулась бывшему полковнику: в США началась Гражданская война между Севером и Югом.

Гражданская война 1861-1864 гг.

Невоенная Америка (как ни необычно звучит эта фраза в XXI веке, но это именно так) оказалась абсолютно не готовой к крупным вооруженным конфликтам. Регулярной армии, по сути, не было ни у Союза, ни у Конфедерации. Поэтому и Северу и Югу пришлось создавать свои армии буквально с нуля. Формирование обеих армий и их состав во многом были одинаковыми, и главное, что их объединяло - обе стороны сделали опору на добровольческие полки.

К моменту начала войны Джон Турчин был известен, как горячий противник рабовладельчества, его часто видели выступающим на митингах Республиканской партии. Естественно, что бывший полковник сразу же пришёл записываться в армию северян, но ему отказали: Турчину было уже 39 лет, выглядел он, очевидно, старше, и к тому же – иностранец. Однако, узнав, что в ряды добровольцев желает встать профессиональный военный, русский полковник, ему тут же предложили принять 19-й Иллинойский полк. Чин полковника русской армии был официально признан за Турчиным и в армии Союза. Будучи талантливым командиром, он сумел превратить свой полк в одну из самых боеспособных частей северян. Вскоре 19-й Иллинойский полк был включён в Огайскую армию под командованием генерал-майора Дона Карлоса Бьюэлла. На последнего произвели впечатление успехи Турчина, и вскоре ему поручили возглавить 8-ю бригаду дивизии Митчелла, состоящую из четырёх полков. В бригаде Турчин вскоре навёл железную дисциплину, и она превратилась в одну из лучших в армии Севера. Жена Турчина, Надин, была врачом в бригаде своего мужа (солдаты обращались к ней «Мадам Турчин») и заслужила любовь и уважение как прекрасный врач и отзывчивый человек.

В 1861 году бригада Турчина не принимала непосредственного участия в боевых действиях, занимаясь боевой подготовкой. С начала 1862 года отношения между Турчиным и командармом Бьюэллом стали ухудшаться. Причиной была пассивность Бьюэлла, не проводившего активных боевых действий. Многие подозревали генерала в симпатиях к южанам, так как он был одним из немногих северных генералов, владевших рабами. Бьюэлл, действительно, всячески ограничивал действия северян против южан, что привело к ряду чувствительных поражений.

Афинский инцидент

В конце апреля 1862 года Турчин, вместе с другим полковником, Митчеллом, самовольно выдвинулись со своими людьми вперёд и захватили ряд позиций южан. Бригада Турчина первая вошла в города Нашвилл и Хантсвилл. 2 мая 1862 года был взят город Афины (Алабама). При этом солдаты устроили в городе грабёж, пострадало и мирное население. Турчин объявил всех чернокожих рабов на захваченной им территории свободными и разрешил неграм записываться в армию. Случилось это ещё до выхода Прокламации Линкольна об освобождении. Как и всякий романтик, полковник Турчин искренне верил, что война северян против Юга имеет своей главной целью освобождение от рабства, а не захват новых экономических территорий. Покушения на свою основную святыню – частную собственность – американцы ему не простили. Турчин был отдан под военно-полевой суд, который приковал к себе внимание всей страны. Обвинили его в том, что он, как начальник, не предупредил насилий, которыми было нарушено уважение к личности и частной собственности. Турчина обвиняли также в неисполнении приказов и поведении, недостойном офицера и джентльмена: во время сражения он передал командование бригадой своей жене. На суде Турчин отверг все обвинения, за исключением последнего - пребывания жены в действующей армии. Будучи больным малярией, Иван Васильевич, действительно, несколько часов отдавал приказания войскам через супругу, чем, оказывается, оскорбил «джентельменскую честь» некоторых своих соратников. Очевидно, во всём этом деле значительную роль сыграли горячность, взрывной темперамент, несдержанность Турчина в словах и суждениях. И хотя досудебная следственная комиссия установила невиновность полковника, суд, среди членов которого были сторонники южан, признал «неистового казака» Турчина виновным и уволил его из армии. Однако в поддержку Турчина тут же выступили его солдаты и общественность Севера: в Чикаго его встречали как героя. Под давлением общественного мнения президент Авраам Линкольн ещё до окончания суда — 17 июня 1862 года — присвоил Турчину звание бригадного генерала. Все обвинения с него были сняты, а главного обвинителя Бьюэлла вскоре отстранили от должности.

Осенью 1862 года бригада Турчина отправилась на Восточный фронт — в Виргинию. Однако поезд, на котором следовала бригада, по невыясненным причинам, упал с моста. Было много погибших и раненых. Турчин и его жена сделали всё возможное для спасения солдат. Вследствие этого несчастного случая бригада вернулась обратно и не получила возможности проявить себя на Виргинском театре боевых действий.

Во время войны Турчин, будучи профессиональным военным, помимо командования бригадой, активно занимался исследованиями теории военной науки. Он разработал и опубликовал серию брошюр по тактике, обмену сигналами для координации действий, подготовке засад и тренировке новобранцев. Сочинение Турчина «Обучение бригады» было признано военными кругами Севера лучшим учебником по тактике полевой войны. Работы Турчина активно использовались северянами для организации армии, а после Гражданской войны повлияли на новый военный Устав. В военных действиях Турчанинов использовал новую и необычную для того времени тактику стремительных ударов вдоль железных дорог, захвата ключевых железнодорожных станций и мостов. Он соорудил первый в истории бронепоезд с пушками, смонтированными на переднем вагоне. С помощью этого бронепоезда стало возможным неожиданно захватывать основные укрепления противника. При попытке атаки на бронепоезд Турчина погибла чуть ли не треть кавалерийской бригады самого лихого конника Юга Бедфорда Форреста (будущего основателя Ку-Клукс-Клана).

Герой Америки

В кампанию 1863 года генерал Турчин особенно прославился в битвах при Чикамоге и Чаттануге.

В битве при Чикамоге (19—20 сентября 1863 года), когда армия северян потерпела тяжёлое поражение и стала отступать, Турчин лично повёл свою бригаду в контратаку. Его солдаты сумели прорвать линию южан, но сами оказались в тылу наступающего противника. Не растерявшись, Турчин приказал развернуться и прорываться к своим. В ходе этого боя бригадой Турчина было пленено около 300 южан и захвачено несколько пушек. В американской историографии Гражданской войны в США этот подвиг получил название «Турчинская атака в тылу врага».

Во время сражения при Чаттануге (24-25 ноября 1863 года) бригада Турчина входила в состав дивизии Бэйрда четырнадцатого корпуса армии Союза. В ходе сражения войска северян выбили южан с позиций у Миссионерского хребта, но оказались под сильным огнём с вершины горной гряды. Под ураганным огнём противника, северяне сумели подойти вплотную к позициям конфедератов. Бригада Турчина одной из первых (по некоторым сведениям первой) ворвалась на вершину хребта и захватила 3 пушки.

В результате победы при Чаттануге ситуация на Западном театре военных действий кардинально изменилась: стратегическая инициатива окончательно перешла к северянам.

Весной 1864 года армия генерала Шермана начала знаменитый «рейд к морю», в ходе которого провела стратегически важную битву за Атланту — крупнейший военно-промышленный центр Юга. Генерал Турчин вместе со своими солдатами принял активное участие в этом походе. 25 февраля 1864 года его бригада попала под сильный артиллерийский обстрел расположенной на холме батареи южан. По приказу Турчина, бригада взяла холм штурмом и выбила южан с их позиций, потеряв всего 10 человек убитыми и 77 ранеными. После этой битвы Турчина стали называть Russian Thunderstorm – «русская гроза».

К сожалению, в июне 1864 года храброго генерала поразил солнечный удар, за которым последовал серьёзный сердечный приступ. Начались проблемы со здоровьем, и Турчин был вынужден оставить службу. Так завершилась военная карьера одного из самых талантливых командиров северян.

После войны

Уволившись из армии, вчерашний герой стал ходатаем-посредником по приобретению патентов на новые изобретения, а в 1870 году возвратился на железную дорогу в качестве инженера. Его правовое положение в Соединенных Штатах являло собой самый настоящий казус. Американского гражданства Турчанинов не имел, а стало быть, не имел и права служить на государственной службе Соединенных Штатов. Также он не имел права на пенсию и пособие, мог только работать по найму или заводить собственное дело. Посланный им запрос в российское консульство о возможности возвращения на родину стремительно вернулся с категорическим отказом. Когда канцлер Российской империи А. М. Горчаков представил императору Александру II доклад о службе Турчанинова в армии США, где, в частности, указал, что «человек, имевший счастье служить Российскому Императору, не может служить другой стране», император оставил на докладе резолюцию: «Нет, конечно». За превышение срока непрерывного пребывания за границей, за нарушение воинской присяги, выразившееся во вступлении в иностранную военную службу без разрешения, гвардии полковник Иван Васильевич Турчанинов «указом Правительствующего Сената исторгнут из звания и прав подданного империи Российской и впредь не имеет дозволения в отечество возвращаться». Формулировка была почти та же, что и в отношении Герцена - того «исторгнули» за принятие швейцарского гражданства, а Турчанинова – за дезертирство.

Ни бывший главнокомандующий войсками северян генерал Улисс Грант, ставший президентом США в 1869 году, ни военный министр Уильям Шерман ничем не смогли помочь одному из лучших своих подчинённых, ставшему апатридом. Кроме того, Турчин ратовал не просто за свободу негров, но и уравнение их в правах с белым населением Америки. Такой радикализм шёл вразрез с установками нового правительства США, и антитурчинское лобби воздвигло в коридорах власти непробиваемые стены.

Радикальные политические воззрения Турчанинова в полной мере проявились после неудачного польского восстания 1863 года.

Поляки, эмигрировавшие в США, спасаясь от гонений русского правительства, нашли в Турчанинове неизменного покровителя и помощника. Он выхлопотал для них пустое пространство земли в 300 милях на юг от Чикаго, где 500 польских семей основали город под названием Радом. Недалеко от него построили железнодорожную станцию с тем же названием. Здесь тоже возник посёлок с польским населением. Турчанинов и его жена на свои личные средства помогли новопоселенцам организовать медицинское обслуживание, построить костёл и школу. По-видимому, в этот период у Турчина созрела своя идея мироустройства, отторгнутая американским истеблишментом. Он вспомнил свою эйфорию первого года эмиграции и то, как пригодились бы тогда советы бывалых людей при обустройстве на новом месте. Ему показалось, что он сумеет направить мысли новых поселенцев в нужное русло, устроив в городке что-то вроде трудовой коммуны. Но этого не произошло: поляки отнеслись к своему благодетелю, как к старому чудаку. Мысли о коммунистическом рае их совершенно не занимали.

В одной миле от станции Радом супруги Турчины приобрели в собственность небольшую ферму, где и проживали, постоянно нуждаясь. В это время генерал написал ряд работ по истории Гражданской войны: «Битва у Миссионерского хребта», «Опыт и впечатления Гражданской войны», «Сражение Федерации во время Гражданской войны в Соединенных Штатах Америки в 1861-1865 гг.» и другие. В этих трудах он систематизировал и обобщил полученный в ходе войны опыт. Военные сочинения Турчина не потеряли научного значения до сих пор, но при жизни автора успеха не имели. Недогадливый русский пытался писать правду об этой войне, которая победившим северянам в тот момент была не нужна и неинтересна.

Последние годы

В конце 1870-х годов Турчин пробовал зарабатывать, посредничая при купле-продаже земельных участков. Однако генерал, очевидно, не был создан для торговли и в неудачных операциях потерял свою ферму. Но покупатель, купив её с аукциона, так и не решился выселить из дома прежнего хозяина, опасаясь его темперамента, и поспешил перепродать ферму другу генерала. Турчин кое-как построил себе недалеко маленький домик, где и окончил свои дни. Он всегда сильно нуждался, и когда средства окончательно иссякли, ездил со своей драгоценной скрипкой в соседние городки и там зарабатывал уличными концертами. Когда слухи о его бедности дошли до Вашингтона, Конгресс постановил выплачивать ему, как герою Гражданской войны и заслуженному генералу, пенсию 50 долларов в год (!).

Одним из последствий сердечного заболевания, поразившего Турчина в 1864 году, было постепенное ухудшение умственной деятельности. Всё это время жена Надин была ему надёжной опорой и поддержкой.

На восьмидесятом году жизни Турчин стал проявлять некоторые странности (например, собственноручно сжёг свою библиотеку) и вскоре после этого в ночь на 18 июня 1901 года умер в госпитале. Погребён на средства правительства среди павших сослуживцев на Национальном кладбище Моан Сити, при впадении реки Охайо в Миссиссипи и на стыке трех штатов: Иллинойс, Миссури и Кентукки. Там же покоится прах подруги всей его жизни Надежды Антоновны, умершей 17 июля 1904 года в возрасте 78 лет. Над их могилой воздвигнут скромный гранитный памятник.

По материалам:

Википедия

Казачий словарь-справочник


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова