сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   История подобна гвоздю, на который можно повесить всё, что угодно.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

20 ноября 1803 года (213 лет назад) родился Е.В. Путятин



Адмирал Е.В. Путятин
     Будущий мореплаватель и дипломат Ефим Васильевич Путятин родился в 20 ноября 1803 года (8 ноября по старому стилю) в семье отставного капитан-лейтенанта. Его дед и ближайшие родственники также служили на флоте. Детство мальчика прошло в родовой усадьбе Пшеничище Чудовской волости Новгородского уезда. Здесь с малых лет слышал он увлекательные рассказы взрослых о море, и сам стал мечтать о морских путешествиях, об открытиях невиданных земель и подвигах знаменитых мореходов. Тринадцати лет от роду Ефим был принят в прославленный своими питомцами Морской кадетский корпус.

     Учеба давалась ему легко. С первых дней юноша проявил большую любовь к морским наукам, старательность и трудолюбие. Языки он знал с детства. На выпускных экзаменах гардемарин Путятин блестяще ответил на все вопросы комиссии и после подведения итогов оказался первым по выпуску. 1 марта 1822 года молодой моряк получил чин мичмана и вскоре был назначен на 32-пушечный фрегат "Крейсер", отправлявшийся в кругосветное плавание под командой капитана 2-го ранга М. П. Лазарева, в последующем выдающегося русского флотоводца и мореплавателя, первооткрывателя Антарктиды. Фрегат, спущенный на воду 18 мая 1821 года в Архангельске, имел водоизмещение 650 тонн, длину 36 метров и ширину 9 метров.

     Лазарев (это была его третья кругосветка) тщательно подбирал офицеров, ценя не внешний лоск, а добросовестное исполнение своих обязанностей. Товарищами Путятина оказались мичман П. С. Нахимов - впоследствии адмирал, флотоводец, герой Наварина, Синопа и обороны Севастополя, лейтенант М. Д. Анненков-участник плавания на шлюпе "Мирный" в Антарктику, имевший за плечами 12 морских кампаний, будущие декабристы лейтенант Ф. Г. Вишневский и мичман Д. И. Завалишин, лейтенант И. А. Купреянов - впоследствии вице-адмирал и правитель Российско-Американской компании). Все эти выдающиеся люди считали себя учениками Лазарева, гордились этим и старались своими действиями во всем походить на своего командира. У них было чему поучиться шестнадцатилетнему мичману. Позднее Путятин и другие офицеры, плававшие с М. П. Лазаревым, составили немногочисленный отряд так называемой лазаревской школы, отличавшийся всегда великолепным знанием морской науки, решительностью в действиях и умением найтись в минуту опасности.

     17 августа, отсалютовав Кронштадту, фрегат "Крейсер" и сопровождавший его шлюп "Ладога", транспортное судно с продуктами и различными грузами под командой старшего брата М. П. Лазарева, капитан-лейтенанта Андрея Петровича Лазарева, покинули берега и взяли курс на запад. Выдержав шторм в Балтийском море и Ла-Манше (Английский канал), "Крейсер" вышел в Атлантический океан. В середине декабря прошли Канарские острова. Переход экватора по старому морскому обычаю отметили праздником Нептуна.

     25 января 1823 года "Крейсер" отдал якорь на рейде бразильской столицы, в знаменитой бухте Гуанабара. Русские моряки осмотрели Рио-де-Жанейро, побывали в загородном дворце императора, ездили в дом русского генерального консула Лангсдорфа. Заинтересовала их политическая жизнь этой страны, недавно провозгласившей свою независимость, однако не отменившей рабство. На улицах города часто можно было видеть полунагих, клейменых, иногда скованных по несколько вместе негров-рабов. Русские офицеры были возмущены. "Общий взгляд на население,- писал Д. И. Завалишин из Бразилии своим родственникам,- возбуждает оскорбление человеческого чувства и раздражение, особенно в юноше, ищущем идеалов и глубоко чувствующем всякое унижение человеческого достоинства... Когда видишь... низведенного на степень животного невольника-негра, не подумаешь уже, право, об ученом интересе, а только чувствуешь глубокую скорбь и тоску".

     Лазарев решил идти в Тихий океан мимо Африки и Австралии, а не вокруг мыса Горн, где в это время свирепствовали частые штормы. Пройдя меридиан мыса Доброй Надежды, суда попали в полосу штормовых ветров. Две недели непогоды измотали людей; казалось, что шторму не будет конца. Но русские моряки отлично выдержали все испытания. Несмотря на трудности плавания, на "Крейсере" ежедневно проводились учения, которыми руководил сам командир. И чем дальше уходил фрегат, тем более он был доволен слаженностью работы команды и мичманов: Д. И. Завалишина, Е. В. Путятина, П. С. Нахимова. Юные офицеры во время учений бегали по вантам не хуже любого матроса, исполняли все маневры быстро и точно, научились выполнять любую матросскую работу. Одновременно они учились отвечать не только за свои ошибки, но и за ошибки своих подчиненных. Это была тяжелая и в то же время необходимая морская школа.

     В сентябре 1825 года "за вояж вокруг света на фрегате "Крейсер" мичман Путятин был награжден орденом и двойным окладом жалованья.

     Весной 1826 года со стапелей Архангельской верфи сошел на воду лучший в то время 74-пушечный линейный парусный корабль "Азов". Командиром его назначили капитана 1-го ранга М. П. Лазарева. Верный своему правилу он, как обычно, сам подбирал офицеров корабля. Среди них оказались лейтенант П. С. Нахимов и мичман Е. В. Путятин, а также будущие герои обороны Севастополя - мичман В. А. Корнилов и гардемарин В. И. Истомин. В навигацию 1826 года Ефим Васильевич на "Азове" совершил переход в Кронштадт, а в августе следующего года он уже был на Средиземном море.

     В 1834 году капитан-лейтенант Путятин назначается командиром корвета "Ифигения", крейсировавшего в греческих водах и по Черному морю. Вернувшись в конце декабря в Севастополь, Ефим Васильевич был отпущен на три месяца в отпуск в Новгородскую губернию. В навигацию 1836 года на корабле проходили практику гардемарины Морского кадетского корпуса. Следуя примеру своего первого командира, Ефим Васильевич уделял постоянное внимание воспитанию и боевой выучке будущих офицеров. Терпения и упорства в достижении поставленной цели ему было не занимать. Но уже в эти годы, к сожалению, в характере Путятина стали проявляться и другие черты: капризность, упрямство, излишнее властолюбие. В этом он никак не походил на адмирала М. П. Лазарева.

     В 1837-1839 годах, командуя поочередно фрегатом "Агатополь", пароходом "Северная звезда" и кораблем "Силистрия", капитан 2-го ранга Путятин принимал участие в военных действиях против горцев на Кавказском побережье. 5 мая 1839 года при высадке десанта у местечек Субаши и Шахе он геройски возглавил батальон моряков в отряде генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского, был ранен в ногу и "за отличие в сражении" произведен в капитаны 1-го ранга. После лечения раны на кавказских минеральных водах Путятин для "поправления здоровья" продолжил лечение за границей, в Англии. Одновременно по поручению правительства он произвел заказ нескольких пароходов для Черноморского флота. В середине октября 1840 года Ефим Васильевич возвратился в Россию и получил назначение офицером по особым поручениям при начальнике Главного морского штаба. В середине апреля Путятин предложил оказать помощь царскому двору военными материалами и прислать несколько офицеров, хорошо знающих военное дело для обучения армии методам ведения современного боя. А 1 июня благодаря дипломатическому искусству Путятина с Китаем был заключен весьма выгодный Тяньцзиньский торговый договор. Китайские порты были открыты для производства морской торговли с Россией.

     После этого Ефим Васильевич на фрегате "Аскольд" (командир капитан 1-го ранга И. С. Унковский) отправился в Японию, в Канагаву. Там, в Эдо, 7 августа 1858 года он подписал новый, благоприятный для Русского государства договор о торговле и мореплавании, действовавший до 1895 года. России разрешалось назначать ко двору сегуна дипломатического представителя с правом постоянного пребывания в столице и свободного посещения других пунктов Японии. Кроме гаваней Хакодате и Нагасаки для захода русских судов открывались новые пункты: Канагава (вместо Симона), один удобный порт на западном берегу Хонсю и Хегор. Русское правительство могло иметь консулов во всех открытых портах. ; Для совершения торговых сделок разрешалось посещать 1 Идо и Осаку, проживать в открытых портах Японии со своими семьями и придерживаться своих законов и обычаев. Японские уполномоченные отметили миролюбивое и тактичное поведение русского представителя, резко отличавшееся от надменного и вызывающего поведения представителя Великобритании лорда Д. Элджина, прибывшего 31 июля 1858 года в Эдоский залив с тремя военными судами для заключения торгового договора. После аудиенции у нового сегуна Иэмоти Путятин 8 августа покинул Идо. 20 августа 1859 года договор был ратифицирован царем.

     По возвращении 24 ноября в Петербург Путятин "за отличие по службе" был произведен в полные адмиралы и получил в награду орден св. Александра Невского. Русское географическое общество за организацию различного рода географических исследований избрало его своим почетным членом. Находясь в зените славы, Ефим Васильевич тем не менее недолго оставался в столице. Вскоре последовало назначение военно-морским агентом (атташе) во Францию, и Англию.

     В июне 1861 года Путятину был предложен пост министра народного просвещения, его ввели в состав Государственного совета. Однако деятельность графа Путятина на этом посту оказалась непродолжительной. Талантливый и опытный дипломат, прекрасный моряк и исследователь Дальнего Востока не сумел справиться с делом народного просвещения. Пробным камнем для нового министра стали студенческие волнения. Получив от попечителей известия о волнениях во многих русских университетах, Путятин растерялся, он решительно не знал, что делать. Ефим Васильевич то рассылал циркуляры, прося ректоров и деканов позаботиться о восстановлении порядка и спокойствия, то раз за разом приглашал петербургских профессоров к себе на совещания... Он решительно запретил любые сходки и даже проектировал устроить съезд всех русских профессоров для выработки мер по преобразованию университетов. Но ничто не помогало. Волнения продолжались.

     Архиреакционные идеи адмирала-"просветителя" в период временной либерализации общественной жизни России привели к тому, что 25 декабря 1861 года Путятин был вынужден подать царю прошение об отставке. Она была принята. С этого времени и до своей кончины 16 октября 1883 года в Париже он выполнял почетные и мало обременительные обязанности члена Государственного совета, состоя периодически председателем и членом различного рода комиссий и обществ. За пять месяцев до смерти старый адмирал получил свою последнюю награду - орден св. Андрея Первозванного, являвшийся высшим орденом Российской империи".

     По оставленному завещанию тело покойного адмирала 31 октября было доставлено по железной дороге в Киев и со всеми почестями 1 ноября предано земле в Киево-Печерской лавре. Русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие, участник Наваринского сражения, искусный дипломат, исследователь Японского моря, Е. В. Путятин, несмотря на все недостатки своего далеко не легкого характера, был бесспорно одаренным и талантливым человеком, видным государственным деятелем. Имя Путятина носят остров в заливе Петра Великого, мыс в заливе Советская Гавань и мыс в бухте Провидения.


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова