сегодня9декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Как же подданному знать мнение правительства, пока не наступила история?


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

15 августа 1854 года (162 года назад) родился Г.И. Рибопьер


Рибопьер – меценат российского спорта

Имя графа Георгия Ивановича Рибопьера – великого мецената и организатора отечественного спорта – долгое время было незаслуженно забыто в России. Оно как-то случайно затерялось в истории за громкими именами Ивана Поддубного, А. Аберга, братьев Елисеевых, Г. Гаккеншмидта и других «звёзд» тяжёлой атлетики начала XX века. А между тем, Г.И. Рибопьер - бескорыстный меценат и истинный радетель спортивной чести России – стал для отечественного спорта тем, чем были для русской живописи братья Третьяковы, а для театра – Станиславский и Немирович-Данченко. Вложив в развитие спорта более 100 тысяч рублей собственных денег, он основал на свои средства Санкт-Петербургское Атлетическое общество, развивал конный спорт (сам участвовал в скачках и разводил на своих конных заводах породистых рысаков), в течение 13 лет (с 1900 по 1913 год) представлял Россию в Международном олимпийском комитете. Основанное Рибопьером Атлетическое общество, при его постоянной материальной поддержке, воспитало не один десяток прославленных чемпионов - борцов и тяжелоатлетов, которым впоследствии рукоплескал весь мир. Многие наши знаменитые атлеты-«самородки» - И. Поддубный, Г. Гаккеншмидт, В. Пытлясинский - получили поддержку и возможность участвовать в международных соревнованиях только благодаря средствам Г.И. Рибопьера.

граф Георгий Иванович Рибопьер
Г.И. Рибопьер

Сегодня в спортивно-исторической литературе Г.И. Рибопьер представлен как патриот и выдающийся меценат российского спорта, щедро тративший свои средства во славу Отечества. Но его имя по-прежнему практически неизвестно широкой общественности. О Г.И. Рибопьере знают лишь два-три десятка специалистов, да те люди, которые всерьёз интересуются историей тяжёлой атлетики в России. И это неудивительно. От собирателей живописи остались их бесценные коллекции; слава меценатов и благотворителей, щедро жертвовавших на развитие науки, образования, здравоохранения жива, благодаря материальному воплощению их деяний: больницам, школам, музеям. Деятельность многих меценатов от искусства нашла отражение в мемуарной литературе и исторических трудах. А память о былых спортивных рекордах быстро замещается новыми достижениями, на пьедестал почёта поднимаются другие чемпионы. Спортсмены, за редким исключением, живут недолго и воспоминаний после себя не оставляют…

Ещё при жизни Рибопьера И.В. Лебедев – выдающийся российский атлет и пропагандист спорта – в своей книге «Тяжелая атлетика» (1916 год) отмечал, что после 1913 года, когда был основан Л. Чаплинским «Российский союз тяжелоатлетов», граф был незаслуженно забыт своими современниками. Его имя мгновенно исчезло со страниц спортивных журналов (нет даже никакого упоминания о его кончине в прессе). Затем последовало лихолетье революции и Гражданской войны.

В советский период, когда существовал «классовый» подход к историческим фигурам, вспоминать о заслугах дворянина, графа и мецената было небезопасно. Поэтому сведения о личности и жизни Георгия Ивановича крайне скудны. Несмотря на то, что три десятка лет граф посвятил развитию спорта в России, он не оставил после себя никакого документального наследия, кроме переписки с Международным Олимпийским комитетом (МОК). Да, Рибопьер не был ни историком, ни теоретиком спорта. Он воспринимал его своим сердцем и щедро тратил собственные средства на развитие многих видов спорта: с удовольствием для себя и с пользой для Отечества.

Биография Г.И. Рибопьера

Семья и предки

Родился Георгий Иванович Рибопьер 15 августа 1854 года в Царском Селе под Санкт-Петербургом, в очень состоятельной семье. Как вспоминал известный коннозаводчик, коллекционер и меценат Яков Бутович, хорошо знавший Георгия Ивановича при жизни, граф «принадлежал к одному из самых богатых аристократических родов, и состояние его равнялось многим миллионам, а количество десятин земли доходило одно время до ста тысяч».

И хотя в литературе советского периода Рибопьера часто представляли как обрусевшего француза, на самом деле в роду мецената, кроме прадеда, все последующие поколения были русскими. Среди его предков числились Бибиковы, Юсуповы, Потёмкины, Трубецкие и другие представители русских аристократических фамилий.

Если верить «Биографическому справочнику», изданному Императорской Академией наук в 1913 году, то «родословная» Рибопьеров в России начинается с прадеда Георгия Ивановича – Ивана (Жана) Степановича Рибопьера. Обучаясь в одном из европейских университетов, выходец из Швейцарии сблизился с двумя русскими аристократами - Н.В. Юсуповым и С.С. Апраксиным. От них Жан Рибопьер слышал много хорошего об императрице Екатерине II и решил попытать счастья при русском дворе. Получив рекомендательное письмо от великого Вольтера, швейцарец приехал в Россию в 1778 году, дослужился до звания бригадира, женился на фрейлине императрицы, русской аристократке из рода Бибиковых. В 1790 году он был убит при штурме Измаила. Имел сына Александра (1781 года рождения) и трёх дочерей.

Рибопьер Александр Иванович (дед) родился в Петербурге, с рождения был близок ко двору Екатерины II. Воспреемником его при крещении являлся Великий князь Александр Павлович (будущий Александр I). Император Павел, вступив на престол, назначил А.И. Рибопьера флигель-адъютантом. В 1799 году пожаловал его камергером и отправил в посольскую миссию в Вену, сверх штата. В Вене Рибопьер проживал у своего патрона - графа А.К. Разумовского - русского посла в Вене. Далее в его судьбе был досадный эпизод: Александр Иванович выехал в Петербург по причине кончины своей бабушки и задержался там из-за дуэли с князем Четвертинским. Подозрительному в таких вопросах императору донесли, что Рибопьер и Четвертинский (которому едва минуло 17 лет) дрались из-за княгини Гагариной – любовницы Павла I. Обычно Павел проявлял снисходительность в таких вопросах, но Рибопьер был очень красив, и сама княгиня Гагарина не могла остаться к нему равнодушной. В порыве ревности император велел лишить Рибопьера всех его званий и, несмотря на тяжёлое ранение на дуэли, посадить в крепость, а затем выслать с семьёй из Петербурга.

Александр I при восшествии на престол велел выпустить Рибопьера и вернуть ему все звания, к тому же он был возвращён в Вену на прежнюю службу, где его встретили с распростертыми объятиями. Граф Разумовский даже сделал его позднее своим душеприказчиком, вручив Рибопьеру судьбу жены. Их связывали добрые отношения, и неоднократно А.И. Рибопьер являлся ходатаем у императора Александра I о запутанных финансовых делах Разумовского.

В 1809 году А.И. Рибопьер вступил в брак с двоюродной внучкой князя Потёмкина, красавицей Екатериной Михайловной, которую знал с детства. По возвращении в Россию дальнейшая судьба и служебная карьера Александра Ивановича были связаны с финансовыми делами. Перед войной 1812 года он заведовал двумя отделениями Кредитного департамента. В 1816 году Рибопьер возглавил комиссию, занимавшуюся поиском 7 миллионов рублей, отпущенных казной для ссуды обывателям Смоленской губернии, пострадавшим от военных действий и разворованных самым возмутительным образом. Деньги удалось отыскать, попутно выявив злоупотребления губернатора Аша и его чиновников. За отличия в этом деле Александр Иванович был награждён орденом св. Владимира 3-й степени, а в 1817 году высочайшим повелением ему было поручено открыть Государственный коммерческий банк и стать его первым управляющим. Рибопьер учредил отделения этого банка во всех главных городах России: Москве Риге, Одессе, Астрахани и Нижнем Новгороде. Далее он был назначен главой Заемного банка и таким образом стал главой всех правительственных кредитных учреждений. За свою деятельность Рибопьер в 1818 году был награжден чином тайного советника и орденами святой Анны 1-й степени и святого Владимира 2-й степени.

Когда на смену министру финансов Гурьеву заступил граф Е.Ф. Канкрин, - человек умный, но не любивший Россию, Рибопьер не счел возможным далее служить под его началом, и был уволен в 1823 году. В 1856 году в честь коронования Александра II он был возведён в достоинство графа Российской империи. Имел он двух сыновей - Ивана и Михаила - и четырёх дочерей. Михаил умер в малолетстве и, следовательно, единственным продолжателем рода графов Рибопьеров был Иван - отец Георгия Ивановича, о котором известно лишь то, что он долгое время пребывал на дипломатической службе и скончался в 1871 году. Мать Георгия Ивановича — княгиня С.В. Трубецкая. Так что, у графа, как он сам говорил, от французских предков осталась только одна фамилия. По духу же он был настоящий русский патриот.

Ранние годы

Детство и ранняя юность будущего мецената Георгия Ивановича Рибопьера прошли за пределами России. Его отец был дипломатом, и семья жила преимущественно в Италии и Швейцарии. Начальное образование Рибопьер получил дома. С двенадцати лет он особенно пристрастился к занятиям гимнастикой, занимался во Флорентийском Гимнастическом Обществе под руководством знаменитого преподавателя Россоти. У юноши были отличные физические данные, и увлечение атлетикой захватило его так, что с четырнадцати лет он продолжал свои тренировки в цирке «Гелием». Вскоре, вместе с другими молодыми энтузиастами цирка, он организует собственный любительский цирк и выступает на манеже. Рибопьер освоил многие цирковые жанры: был партерным гимнастом, воздушным гимнастом, наездником, акробатом-прыгуном. На трамплине освоил двойное сальто. В цирке он выступал зимой, а летом уходил с отцом в горы. Исколесил пешком вдоль и поперек всю Швейцарию. Занимался плаванием, нырянием. Однажды, когда ему было пятнадцать лет, он попал на представление в балаган и принял вызов профессионального борца. Первая схватка кончилась вничью, но во второй победу одержал опытный борец.

В 1870 году семья Рибопьера переезжает в Петербург. Юноша поступает в частный пансион Соколова, где продолжает заниматься гимнастикой, увлекается ещё и конькобежным спортом. Когда графу Рибопьеру исполнилось 19 лет, он поступил рядовым на правах вольноопределяющегося в Кавалергардский полк, а через год перевёлся в лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк, где ему поручили занятия по полковой гимнастике.

Герой войны

В чине поручика Рибопьер стал участником турецкой кампании 1877-78 годов. Он был назначен командиром команды охотников (егерей), с которыми побывал в десяти атаках и проявил при этом примеры «дерзкой храбрости» (так говорилось в представлении о награждении). Однажды под ним ранили лошадь. Турки окружили графа и хотели взять его живым. Чтобы избежать мучений и позорного плена, офицер решил покончить с собой. Рибопьер уже поднес к губам перстень с ядом, но в это время один из подбежавших сзади турок ударил молодого графа. Получить удар и не отдать его невозможно, - сразу заговорила душа спортсмена, и вместо самоубийства, граф, обернувшись, ответил противнику ударом нагайки. Начался рукопашный бой, а если сказать точнее – обычная драка. Турки не смогли одолеть физически крепкого, отлично подготовленного спортсмена. Раненая лошадь Рибопьера каким-то чудом поднялась на ноги. Граф моментально вскочил в седло и поскакал. К счастью, навстречу ему уже мчались охотники, ищущие своего командира. За мужество и храбрость в боях под Телишем в октябре 1877 года Рибопьер был награжден орденом святой Анны 4-й степени. За мужество при осаде Плевны в 1879 года был награжден иностранными орденами: Железным крестом, учрежденным князем Карлом Румынским, и французским Офицерским крестом ордена Почетного легиона. В 1880 году получил чин ротмистра.

Во время войны Рибопьер был серьёзно ранен. В некоторых публикациях говорится о последствиях травмы, которую он получил при падении с лошади. Во всяком случае, Рибопьер провёл несколько месяцев в госпитале в Бухаресте. Как утверждают некоторые его биографы, офицер вернулся в строй, но последствия ранения не позволили ему и дальше активно заниматься спортом. В 1885 году Рибопьер подал императору Александру III прошение об отставке по состоянию здоровья. Прошение было удовлетворено.

Коннозаводчик

Ещё находясь на военной службе, Рибопьер в 1879 году основал в Санкт-Петербурге конский рысистый завод и открыл при нём беговую конюшню. В этот период в России начался расцвет конного спорта, популярность «бегов» была весьма велика. Об этом свидетельствует и Л.Н. Толстой в своем знаменитом романе «Анна Каренина». Рибопьер сам участвует в бегах и становится одним из лучших наездников России, выигрывая призы. Впоследствии он вошёл в правление Императорского скакового общества, став одним из самых инициативных его членов.

По сведениям коллеги Рибопьера, коннозаводчика Я.И. Бутовича, в столице империи «графу принадлежал старинный дом, вернее, целая усадьба в Измайловском полку, занимавшая почти две улицы, носившие название Первой и Второй роты… Дома одним фасадом выходили на Первую роту, а задние фасады, манежи, конюшни, парк и прочее выходили на Вторую роту. В Москве у графа имелась большая и очень удобная дача в Зыковском переулке Петровского парка, где тоже были большие конюшни и где стояли призовые рысаки… Петербургский особняк снаружи выглядел очень скромно, но внутри это был дворец. Апартаменты, размеры комнат, отделка, мрамор, камины, люстры, зимний сад — всё это производило чарующее впечатление и переносило вас из действительной жизни в какой-то сказочный мир роскоши и красоты. Здесь были фамильные портреты кисти лучших мастеров: и Левицкого, и Боровиковского, и других. Были и вещи, жалованные Екатериной Великой или перешедшие по наследству от Потёмкина-Таврического и князя Юсупова, первого русского коллекционера, обладателя собрания, имевшего мировое значение и мировую ценность. Рибопьер очень любил старину и разбирался в ней».

Выйдя в отставку, Рибопьер продолжал следовать своему увлечению конным спортом. В Харьковской и Симбирской губерниях он стал владельцем двух крупных конных заводов. При них были построены ипподромы, где регулярно проходили состязания.

Кружок Краевского

В этот же период началось и другое главное увлечение Г.И. Рибопьера - атлетический спорт, включавший в то время борьбу и гиревой спорт. Как известно, в 1885 году доктор В.Ф. Краевский открыл в Петербурге свой кружок, называемый в литературе также «Атлетическим кабинетом» Краевского. Сам Краевский начал заниматься атлетикой только в 44 года. Он перенимал опыт атлетов Германии, Италии, Франции, разрабатывал программы тренировок, его по праву называют «отцом русской атлетики». Но у Кружка Краевского в тот момент не было достаточной материальной базы, чтобы закупать дорогостоящее оборудование для тренировок, приглашать профессиональных тренеров, осуществлять пропаганду тяжёлой атлетики в масштабах страны, а тем более - выдвигать спортсменов на международные соревнования.

Рибопьер, узнав о существовании Кружка, стал частым гостем Краевского, лично участвуя не только в тренировках, но и в соревнованиях по борьбе и гирям. Он высоко ценил деятельность Краевского, а потому решил временно отказаться от мысли основать своё атлетическое общество, не желая огорчать тем самым доброго старика-энтузиаста. Сохранилось описание одного из достижений Рибопьера в гиревом спорте того периода. Он взял с пола на бицепс двухпудовую гирю, держа её на ладони, и затем трижды вытягивал руку горизонтально перед собой. Надо признать, что и сегодня - это весьма внушительное достижение, учитывая состояние здоровья и последствия военного ранения Рибопьера.

К заслугам В.Ф. Краевского следует отнести создание методической основы для занятий атлетикой. Соревновательная же деятельность, особенно участие в международных соревнованиях, - целиком и полностью заслуга Г.И. Рибопьера, выступившего в роли организатора и мецената. Встреча двух этих выдающихся людей воистину имела историческое значение для развития таких приоритетных направлений отечественного спорта, как борьба и тяжёлая атлетика.

Атлетическое общество Рибопьера

Вскоре популярность «Атлетического кабинета» Краевского стала столь велика, что зал уже не мог вместить всех желающих заниматься атлетизмом и борьбой. Краевский и Рибопьер решили создать новую атлетическую арену для тренировки борцов и гиревиков. В 1895 году в Санкт-Петербурге был открыт кружок борьбы. Граф возложил обязанности тренера на члена кружка Краевского, известного борца, Владислава Алексеевича Пытлясинского. При этом он заявил, что будет оплачивать аренду помещения и работу тренера. В этом кружке занимались многие выдающиеся борцы того времени: Лурих, Шмеллинг, Мейер. Регулярно тренировался и сам Рибопьер. В.А. Пытлясинский - обладатель лучшей борцовской техники в России того периода, победитель многих грозных чемпионов: Карла Абса, Поля Понса - в 1896 году издал первую в России книгу по технике французской борьбы, посвятив её Г.И. Рибопьеру.

Венцом организаторской деятельности Рибопьера стало учреждение Санкт-Петербургского Атлетического общества, президентом которого он был единогласно выбран. Общество, официально зарегистрированное в 1897 году, стало первой в России спортивной организацией, ставящей своей целью соревновательную деятельность. Кружок Краевского такой цели не имел, т.к. изначально создавался как ассоциация спортсменов-любителей. Поэтому именно на адрес общества Рибопьера в дальнейшем поступали приглашения из-за границы направить своих представителей для участия в международных соревнованиях.

В обществе проводились занятия и устраивались соревнования по борьбе, гиревому спорту, боксу, стрельбе и фехтованию. В 1897 году в Петербурге, в Михайловском манеже состоялся первый чемпионат России по тяжелой атлетике, и в дальнейшем чемпионаты проводились обществом регулярно до 1913 года, когда был создан Всероссийский союз тяжелоатлетов.

Личная жизнь

Спорт помогал аристократу отвлекаться от жизненных сложностей, которые нередко встречались на его пути. Близко знавший его в то время коннозаводчик Я. Бутович вспоминал: «Рибопьер был очень красив: среднего роста, с тонкими чертами лица и прекрасными умными и добрыми карими глазами. Он носил небольшие бакенбарды, ходил довольно медленно, а в последнее время часто болел. Причиной тому был тот невозможный образ жизни, который он вёл: граф превратил день в ночь и обратно. Ложился он очень поздно, часов в пять утра, а вставал в три-четыре часа дня».

В браке Рибопьер был не очень счастлив, причём в своё время он отверг настоятельную просьбу старого князя Феликса Юсупова жениться на его дочери, приходившейся Георгию Ивановичу двоюродной сестрой. Но мать будущего убийцы Распутина граф отверг: «Невеста мне не нравилась, я не женился». В итоге, по словам Бутовича, «Рибопьер вёл крайне замкнутый образ жизни, и у него никто, кроме самых близких друзей, не бывал. Одна из причин этого — женитьба графа: он был женат на венгерке, которая начала свою карьеру в «Яре». Я знал её уже графиней — это была красивая, но очень взбалмошная женщина. Граф женился на ней тогда, когда у неё родилась дочь, единственная наследница его громаднейшего состояния».

Семья графа проводила много времени в имении Новое Село близ города Вязьма. Здесь землевладелец Рибопьер также занимался благотворительностью: был попечителем земских школ, жертвовал на восстановление пострадавших от пожара деревенских церквей, отдал значительный участок своей земли под приходское кладбище. В других имениях, где находились конные заводы, Рибопьером также было много сделано для обустройства прилегающих территорий: построены дороги, введена железнодорожная линия на конной тяге (конка), соединяющая близлежащие деревни, завод и ярмарку.

Выход на мировую арену

Аристократические связи Рибопьера и его тесное знакомство с европейской системой физического воспитания предопределили его деятельное участие в международном олимпийском движении. Основатель современных олимпиад барон Пьер де Кубертен в 1900 году сделал русскому графу предложение войти в состав МОК. Рибопьер сменил в олимпийском комитете генерала А.Д. Бутовского, первого русского энтузиаста Олимпиад. Георгий Иванович состоял в МОК 13 лет, и именно он организовал первую в истории поездку российских спортсменов на игры.

Подготовка ко 2-ой Олимпиаде началась ещё в 1898 году. При поддержке Бутовского, первого члена МОК от России, на собрании представителей основных спортивных обществ Петербурга, был избран Комитет по созданию Олимпийской сборной России, состоявший из 6 членов. Граф Рибопьер вошёл в состав этого комитета. Григорий Иванович с присущей ему энергией взялся за дело и привёз в 1900 году в Париж сборную по тяжелой атлетике и борьбе, выступив при этом меценатом поездки. В соревновании по борьбе приняли участие чемпион России 1897 года Г.К. Шмеллинг, а в тяжелоатлетической программе — Г. Гаккеншмидт, чемпион Европы 1898 года.

В 1902 году на адрес Санкт-Петербургского Атлетического общества поступило предложение из Парижа: участвовать в соревнованиях на звание чемпиона мира по французской борьбе среди профессионалов. Нужно было отобрать лучших среди российских борцов.

Но в это время в России процветала борьба на поясах, а французская (классичесая) борьба — усилиями В. Пытлясинского, Луриха и других — только начинала входить в моду. Выбор Рибопьера пал на двух провинциальных борцов: И. Поддубного и А. Аберга, которым и были направлены приглашения приехать в Петербург для подготовки к чемпионату.

Рибопьер стремился внедрить французскую борьбу в российскую спортивную жизнь. Для этого из-за границы им выписывались лучшие борцы и тренеры. Одним из них был Эйжен Же Пари, который и занялся в обществе Рибопьера обучением Поддубного и Аберга тонкостям французской борьбы. Продолжалась эта подготовка почти полгода. Интенсивность тренировок была очень высокой, на пределе сил, но эта школа сослужила хорошую службу в дальнейшей спортивной карьере Поддубного. Естественно, этот продолжительный «сбор» и поездка в Париж были осуществлены за счет Г.И. Рибопьера. В Париж российские борцы приехали за два месяца до начала соревнований, продолжая там свои тренировки. Но первая попытка Поддубного в 1903 году стать чемпионом мира, как известно, не удалась из-за «истории с оливковым маслом», которым натёрся соперник - француз Буше. Переживая за спортивную честь России, граф Рибопьер через посредников после чемпионата предлагал Буше 10000 франков (сумму, равную призовым того года за звание чемпиона мира) за встречу с Поддубным на любых условиях, но тот отказался. Поддубному пришлось ждать до 1905 года, чтобы повторить свой вояж в Париж, где он и завоевал желанное звание чемпиона мира.

В том же 1903 году другой посланец Атлетического общества Рибопьера - С. Елисеев - участвовал в мировом чемпионате по тяжелой атлетике в Париже и стал вторым после француза Пьера Бонна. А в 1905 году Г. Гаккеншмидт, также направленный в Париж от общества Рибопьера, стал первым российским чемпионом мира по французской борьбе.

Третья Олимпиада состоялась в США, в городе Сан-Луис. Из-за развязавшейся Русско-Японской войны Российская команда в ней не участвовала, хотя Рибопьер провел необходимую работу по ее созданию и подготовке к соревнованиям.

В четвертой Олимпиаде, которая происходила в Лондоне в 1908 году, россияне выступили весьма успешно и опять в этом просматривается несомненная заслуга Григория Ивановича Рибопьера. Он подошел к комплектации национальной сборной весьма профессионально, пригласив в команду не только членов столичного Атлетического общества, председателем которого он был, но и спортсменов из других спортивных обществ и при этом взял на себя финансовое обеспечение команды. В 1908 году фигурист Николай Панин-Коломенкин стал первым нашим олимпийским чемпионом. Воспитанник Санкт-Петербургского Атлетического общества, борец греко-римского стиля Николай Орлов соревновался в весовой категории до 66,6 кг. Он выиграл три схватки, вышел в финал и выиграл серебряную медаль. В тяжелом весе также серебряную медаль получил борец Андрей Петров.

Следующие Олимпийские игры должны были состояться в 1912 году в Стокгольме. МОК потребовал, чтобы команды формировались национальными Олимпийскими Комитетами стран-участниц, и граф Рибопьер инициировал создание Российского Олимпийского Комитета в марте 1911 года. При его активном участии была сформирована Российская Олимпийская сборная в составе 178 человек. Теперь официальное покровительство и финансирование олимпийцев стало прерогативой высших властей империи.

К тому времени при участии Рибопьера было организовано более десяти всероссийских союзов по различным видам спорта, причём в большинстве из них он был или председателем, или почётным членом.

Все 13 лет своего членства в МОК Георгий Иванович активно переписывался с Кубертеном, пытаясь включить борьбу и тяжёлую атлетику в список постоянных олимпийских дисциплин. Он обсуждал с бароном проблемы необъективного судейства и протестовал против политического решения олимпийского комитета разрешить Финляндии, бывшей тогда частью Российской империи, выступать на олимпиадах самостоятельной командой. Ушёл Рибопьер из МОК, как подобает аристократу: в 1913 году он попросил у Кубертена отставку, сославшись на собственное желание заняться горячо любимым коневодством.

Финал

Отойдя от спортивных дел в 1913 году, граф прожил всего три года. Он умер 4 июня 1916 года, в возрасте неполных 62-х лет. Его смерть стала полнейшей неожиданностью для всех друзей и знакомых. По словам того же Бутовича, «граф сильно простудился и к вечеру того же дня слёг в кровать. Его домашний доктор, кстати сказать, человек ограниченный и даже тупой, не понял, в чём дело, не пригласил никого из знаменитых профессоров и лечил графа лёгкими домашними средствами. К концу второго дня Рибопьер стал задыхаться, сердце почти перестало биться, и растерявшийся доктор сам помчался за профессором Поповым. Тот приехал, поглядел на графа, а затем, уйдя в кабинет, сказал, что лечение бесполезно, время упущено и больному осталось жить несколько часов. Под утро граф Георгий Иванович Рибопьер тихо скончался, оплакиваемый женой и единственной дочерью…».

И хотя вся жизнь Г.И. Рибопьера была неразрывно связана с Санкт-Петербургом, очевидно, умер он в одном из своих имений и был похоронен в Москве, на кладбище Новодевичьего монастыря. Заброшенную могилу всеми забытого великого мецената несколько лет назад случайно обнаружил историк спорта В.Воронин – автор ряда небезынтересных публикаций в СМИ, посвящённых жизни Г.И. Рибопьера. Благодаря поддержке тогдашнего вице-президента Олимпийского комитета России (ОКР) Валерий Кузина и разысканиям Музея истории спорта Российского государственного университета физической культуры (РГУФК), были начаты работы по созданию надгробного памятника. 20 июня 2007 года на Новодевичьем кладбище состоялось его торжественное открытие.

Во Франции живёт внучка Г.И. Рибопьера - Тамара Арчиловна Вачнадзе. Недавно обнаружился и архив графа, неведомыми путями попавший в руки некоего собирателя спортивных реликвий из Смоленска.

Будем надеяться, что после ста лет незаслуженного забвения имя этого яркого, неординарного человека, благотворителя, мецената, истинного патриота вернётся к нам и займёт достойное место не только в истории отечественного спорта, но и в истории России.

По материалам:

Игры графа Рибопьера: сто лет участия россиян в Олимпиадах / Владимир Воронин // Родина. - 2008. - N 8. - С. 25-26.

Тот ли это Рибопьер? / Владимир Воронин // Родина. – 2007. - №5


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова