сегодня4декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Техника техникой, но лифт ломается чаще, чем лестница.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

16 декабря 1872 года (144 года назад) родился А.И. Деникин


Родился А.И. Деникин в польском городке Влоцлавске 16 декабря 1872 года (4 декабря по старому стилю). Отец его, отставной майор пограничной стражи, был в прошлом крепостным крестьянином, «выслужившимся» из простых солдат. Не имея никакого состояния, Деникины жили лишь на отцовскую пенсию. Основной приметой детства будущего белого генерала стала унизительная, беспросветная бедность.

Деникин и его жена Ксения Васильевна, в девичестве Чиж, 1935, Франция
А.И. Деникин и его жена Ксения Васильевна, в девичестве Чиж, 1935 год, Аллемонт (Франция)

В своей автобиографической книге «Путь русского офицера» Антон Иванович приводит глубоко врезавшийся в его память эпизод, когда он босым и бедно одетым играл с ребятишками на улице. Проходивший мимо инспектор Влоцлавского реального училища возмутился и сделал замечание реалисту-семикласснику: «Как вам не стыдно возиться с уличными мальчишками?!» Реалист в это время дружески играл с шестилетним Антоном.

«Я свету божьего не взвидел от горькой обиды, - вспоминал Антон Иванович. – Побежал домой, со слезами рассказал отцу. Отец вспылил, схватил шапку, вышел из дому: «Ах, он, сукин сын! Гувернантки, видите ли, нет у нас. Я ему покажу!»

Пошёл к инспектору и разделал его такими крепкими словами, что тот не знал, куда деваться и как извиняться.»

Вряд ли такие эпизоды имели место в жизни будущих политических противников А.И. Деникина - Ленина и Троцкого. Они, выходцы из благополучных, состоятельных семейств, боролись против армии «помещиков и капиталистов» за уничтожение «несправедливого» социального строя. Не знали или не хотели знать вожди пролетарской революции, что во главе противостоящей им армии «золотопогонных» генералов находился нищий, босоногий мальчуган из польского предместья? Вопреки или благодаря несправедливому социальному строю, в 1917 году на его плечах оказались генеральские погоны? Какой путь нужно было пройти русскому офицеру А.И. Деникину, чтобы в переломный для страны момент встать во главе белого движения? Взять на себя ответственность за его судьбу? Испить в полной мере всю горечь поражения, интриг, изгнания, проклятий и забвения на чужбине?

Деникин относился к категории тех людей, которые «сделали себя сами» и могли рассчитывать в жизни только на себя.

По окончании реального училища в Ловиче, он сразу же поступил в Киевское юнкерское училище. Карьера военного выглядела наиболее привлекательной, но и была, скорее всего, единственно возможной для выходца из бедной офицерской семьи. Выйдя подпоручиком во 2-ю полевую артиллерийскую бригаду, Деникин усердно готовится к поступлению в Академию Генерального штаба. Окончание академии – при наличии способностей и удачи – сулило молодому офицеру возможность большой военной карьеры.

Осенью 1895 года настойчивый провинциал (не без труда и не с первой попытки) выдержал конкурсный экзамен. По словам знавших его в ту пору людей, в Академии Деникин учился плохо. Сказывались и недостаточная подготовка, и необходимость самому содержать себя в столице, отвлекаясь на «насущные» и служебные дела. Лишь благодаря своим незаурядным способностям, будущий генерал окончил Академию, но последним из числа имеющих право на производство в Генеральный штаб.

Офицером Генерального штаба А.И. Деникин стал лишь в 1902 году. Свой первый боевой опыт он получил в Русско-японской войне (1904-1905), будучи начальником штаба знаменитой Урало-Забайкальской дивизии генерала Мищенко. Дивизия прославилась дерзкими рейдами по тылам противника. В Цинхеченском сражении одна из сопок вошла в военную историю под названием «Деникинской». За личную храбрость начальник штаба был награждён орденами Святого Станислава и Святой Анны с мечами. В июне 1914 года произведён в чин генерал-майора.

Первую мировую войну Антон Иванович начал генерал-квартирмейстером 8-ой армии, но вскоре, по собственному желанию, был переведён на строевую должность командира 4-ой стрелковой бригады. За стойкость и мужество бригада получила прозвище «Железной». В 1916 году участвовала в Брусиловском прорыве.

1917 год А.И. Деникин встретил в чине генерал-лейтенанта и должности командующего Юго-Западным фронтом.

28 августа 1917 года, после своей скандальной телеграммы Временному правительству, в которой открыто выразил свою поддержку Корнилову, Деникин был арестован и содержался в Быховской тюрьме, вместе с другими участниками мятежа (генералами Корниловым, Марковым, Лукомским, Романовским и др.). В ноябре 1917 года, не дожидаясь вероятной расправы от большевиков, генералы приняли решение бежать.

С удостоверением на чужое имя Деникин пробрался в Новочеркасск, где принял участие в создании Добровольческой армии. Во время 1-го (Ледяного) кубанского похода он стал заместителем командующего армией генерала Корнилова. После его гибели 13 апреля 1918 года, как заместитель, возглавил её. Деникину удалось вывести из-под Екатеринодара на юг Донской области, понесшую большие потери, почти обречённую Добрармию, избежав её окружения и полного разгрома. В ночь с 22 на 23 июня 1918 года добровольцы под командованием Деникина начали свой 2-й кубанский поход. 17 августа был взят Екатеринодар.

8 января 1919 г. Добровольческая армия объединилась с Донской, образовав ВСЮР (Вооружённые силы Юга России), став их основной ударной силой. Генерал Деникин возглавил ВСЮР.

«Почему именно он?» - не раз спросили современники, не раз спросят историки и потомки. Почему во главе белого сопротивления оказался человек, который никогда не желал власти, не стремился быть вождём и беспощадным мстителем за поруганные идеалы? Может быть, потому что никто в трудный момент не нашёл в себе сил и мужества взвалить на свои плечи эту тяжёлую ношу? Возможно, именно в этот день и час А.И. Деникин совершил самую крупную ошибку в своей жизни. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Это старая истина. В отличие от своих будущих противников и гонителей, которые трусливо спрятались за его спиной, генерал не побоялся совершить отчаянный поступок, встав во главе Белого движения.

По нелепой случайности или иронии судьбы самые страшные годы Гражданской войны совпали с решительными переменами и в личной жизни генерала Деникина. В январе 1918 года, в сорок пять лет, Антон Иванович впервые женился. В феврале 1919 года родилась дочь Марина.

Власть порой раздражала и тяготила его, как нечто чужое и неприятное его натуре. Деникин так и не смог пролить реки крови, подобно большевикам, обмануть доверие тех людей, которые пошли за ним в годину испытаний. Не смог он и уйти, бросив всё, сделать свой выбор в пользу тихой семейной жизни. Слабость или сила натуры главнокомандующего проявилась в этом? Трудно сказать.

Практически все историки сходятся в том, что главной слабостью политики Деникина было затягивание экономической реформы в деревне. Здесь в полной мере проявилась его неуверенность и некомпетентность, позволившая большевикам в конце концов склонить крестьян на свою сторону, а высоким идеалам Белого движения разбиться о вседозволенность и утрату моральных ориентиров. Главнокомандующий ВСЮР с болью замечал, как в созданной им армии развилась болезнь моральной деградации. "Нет душевного покоя, - писал он жене. - Каждый день - картина хищений, грабежей, насилия по всей территории вооруженных сил. Русский народ снизу доверху пал так низко, что не знаю, когда ему удастся подняться из грязи". Принять решительные меры по наведению в своей армии порядка Деникин тоже не сумел. Командующий не пошёл дальше прекраснодушных сожалений о падении нравов своих подчиненных, чтобы «не оттолкнуть» от себя многих «полевых командиров» (типа Мамонтова, Май-Маевского или Шкуро), замешанных в бесчинствах и расправах, однако хорошо воевавших. Деникин, скорее организатор, чем полководец, нуждался в них для «грязной работы»; тем он запятнал и свое имя.

В ряде своих деклараций главнокомандующий определил основные направления своей политики: восстановление "Великой, Единой и Неделимой России", "борьба с большевиками до конца", защита веры, экономическая реформа с учетом интересов всех классов, определение формы государственного правления в стране после созыва Учредительного собрания, избранного народом. "Что касается лично меня, - говорил Антон Иванович, - я бороться за форму правления не буду, я веду борьбу только за Россию". В июне 1919 г. он признал главенство над собой "Верховного правителя России" адмирала Колчака.

Немногим раньше началось печально известное противостояние генерала Деникина и командующего Кавказской армией генерала Врангеля, которое касалось дальнейших стратегических планов ВСЮР. Изначально Деникин собирался наступать на Царицын, чтобы соединиться с войсками Колчака. Однако поражение Донской армии весной 1919 года вынудило главнокомандующего бросить основные силы на спасение Донецкого бассейна. Врангель по-прежнему настаивал на «царицынском направлении», считая решение главнокомандующего ошибочным. На поверку план Деникина оказался более состоятельным. В период головокружительного успеха ВСЮР летом-осенью 1919 года о возражениях Врангеля все забыли.

Впоследствии, когда белые армии, практически дойдя до Тулы, понесли ряд тяжёлых поражении и вновь отступили в кубанские степи, сторонники «царицынского» направления во главе с Врангелем начали отчаянную кампанию за смещение главнокомандующего. Припомнив Деникину все ошибки и просчёты, в том числе и в отношениях с украинскими сепаратистами, они открыто обвинили главнокомандующего в стремлении идти на поводу у близких ему военачальников (Драгомирова, Бредова, Романовского). Те, якобы в ущерб общим стратегическим планам, склонили командующего к наступлению на Киев и города Донской области, чтобы решить свои личные проблемы. Оппозиционеры в значительной мере подорвали авторитет Деникина и его окружения, породив легенду о главнокомандующем, как о безумном честолюбце, решившим присвоить себе право «войти в Москву под звон колоколов», предав и бросив армии Колчака на верную гибель.

После смерти бывшего Верховного Правителя России вся власть должна была перейти к генералу Деникину. Однако Деникин демонстративно не принял эти «условные» полномочия. Столкнувшись после поражения своих войск с ещё большей активизацией оппозиционных настроений, глубоко потрясённый трагедией Новороссийской эвакуации и всеобщим разладом, 4 апреля 1920 года Деникин передал командование барону Врангелю. В сопровождении своего начальника штаба и близкого друга И.П. Романовского он отбыл в Константинополь, чтобы забрать семью и выехать в Англию. Безнаказанное и подлое убийство генерала Романовского в стенах русского посольства в Константинополе поставило окончательную точку в отношениях Деникина с белым движением.

На чужбине бывший главнокомандующий старался держаться в стороне от политических баталий и бесконечных «выяснений отношений» между эмигрантскими лидерами. Он практически не интересовался деятельностью военных организаций Врангеля, а во время Второй мировой войны резко осуждал их готовность к сотрудничеству с гитлеровцами. Из-за тяжёлого материального положения семья Деникина часто меняла место жительства. Из Англии они переехали в Бельгию, потом в Венгрию. Наконец, осели во Франции, где русский генерал и бывший главнокомандующий белыми силами Юга России влачил полунищенское «беженское» существование, зарабатывая литературным трудом. В эмиграции Деникин приступил к созданию документального исследования о Гражданской войне «Очерки Русской Смуты», издал сборник рассказов «Офицеры» (1928), книгу «Старая Армия» (1929-1931), не успел завершить автобиографическую повесть «Путь русского офицера» (впервые издана посмертно в 1953 году).

В 1945 году, опасаясь выдачи советским властям и повторения судьбы генералов Краснова и Шкуро, Деникин был вынужден переехать в США. Он скончался от сердечного приступа 7 августа 1947 года в больнице Мичиганского университета.

В советской историографии Деникин, как, впрочем, и все побеждённые противники большевистской власти, однозначно представлялись чудовищами и злодеями. В постсоветский период появилось множество апологетических работ, авторы которых нередко впадали в иную крайность. Они стремились возвести вокруг реального человека с его ошибками, вполне объяснимыми человеческими слабостями и стремлениями ореол праведника и бескорыстного мученника за «белую» идею. Истина же лежит где-то посредине.

Своими делами и поступками А.И. Деникин, вне сомнения, внёс немалую лепту в историю ХХ века и трагическую историю гражданской борьбы в России 1917-1920 годов.

Это был целеустремлённый, способный человек, суровый воин и боевой генерал, прошедший не одну войну. Его цельной натуре, как заметил в своём биографическом исследовании Д. Лехович «не был свойственен тот внутренний разлад, который так сильно сказался в духовном облике русской интеллигенции». Однако по складу своего ума, характера и темперамента Деникин на поверку оказался типичным русским интеллигентом, либеральным, образованным идеалистом, искавшим в жизни правду и справедливость, отрицавшим ложь и насилие. В этом заключалась его личная трагедия, тесно связанная с трагедией всего Белого движения, с трагедией всех идеалистов, имевших несчастье верить в Россию и бороться за неё.

Горе побеждённым! Слава несломившимся!

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова