сегодня4декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Техника техникой, но лифт ломается чаще, чем лестница.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

18 июля 1885 года (131 год назад) родился А.А. Лампе фон


     Это не круглая дата. Даже не юбилей.

     Герои знаменитой сказки Льюиса Кэрролла праздновали свои «неименины» 364 дня в году. Почему бы и нам через 127 лет не вспомнить о человеке, имя которого и по сей день фигурирует лишь в биографических справочниках и кратких статьях по истории белой эмиграции?

     История, как известно, не исчезает бесследно и не появляется из ничего.

     Генерал-майора Алексея Александровича фон Лампе невозможно назвать ни видным деятелем белого движения, ни героем Гражданской войны. Такие люди нечасто «входят в историю». Бывший офицер Генерального штаба, военный журналист, белый эмигрант и издатель удостоился этой чести вовсе не благодаря своим героическим свершениям или особым заслугам. Скорее, вопреки…


А.А. фон Лампе

     Будущий генерал-майор родился 18 июля 1885 г. в местечке Вержболово (Литва) в семье жандармского полковника. Род его происходил из Гамбурга; прадед со стороны отца приехал в Россию в эпоху наполеоновских войн и поступил на службу в русскую армию.

      Родители, не обнаружив в своём единственном сыне никаких особенных талантов, решили дать ему военное образование. С 1895 по 1902 год Алексей Александрович учился в 1-м кадетском корпусе в С.-Петербурге, после окончания которого поступил в Николаевское военное инженерное училище.

      В 1904 г. девятнадцатилетний юнкер отказался от поступления на дополнительный курс. Будучи досрочно произведен в офицеры, подпоручик фон Лампе отправился в Манчжурию, где принял участие в Русско-японской войне. Был ранен и контужен.

     Это «боевое крещение» навсегда избавило нашего героя от юношеских иллюзий и военной романтики. Офицер фон Лампе старался больше не появляться на поле боя.

     С 1907 года он служил в «парадном» Лейб-Гвардии Семеновском полку, куда попал, благодаря связям родителей (его отец начинал службу именно там). В 1913 году окончил в числе первых Николаевскую Военную Академию и был причислен к Генеральному штабу. В 1909 г. фон Лампе женился, и в декабре 1914 г. его жена Наталья Михайловна родила дочь, названную Евгенией.

     В период Первой мировой войны новоиспечённый «штабист» пополнил собой армию расторопных адъютантов, которых в войсках часто клеймили «щёлкопёрами» и «штабной оравой». Фон Лампе исполнял должность штаб-офицера для поручений при штабе 18-ого армейского корпуса. «За отличие» получил Георгиевское оружие и орден Св.Владимира 4-ой степени с мечами и бантом. В 1916 году пошёл «на повышение»: был переведён в штаб 8-ой армии на должность генерал-квартирмейстера.

     С начала войны фон Лампе, открывший в себе склонность к литературной работе, вел служебный дневник. Он надеялся, что когда-нибудь дневниковые записи и собранные материалы о Великой войне пригодятся для написания воспоминаний. Однако обстоятельства сложились таким образом, что мемуаров об этой войне её участникам писать не пришлось.

     Дневники за 1914 - 1918 годы Алексей Александрович оставил на хранение своей знакомой в Харькове. Штабной офицер был вынужден скрываться там вместе с семьёй после событий 1917 года. Все материалы бесследно исчезли: скорее всего, погибли во время Гражданской войны. Будучи в эмиграции, фон Лампе делал попытки пролить свет на судьбу оставленных в Харькове бумаг, но они ни к чему не привели.

     После занятия Харькова немцами оставшиеся в городе офицеры создали подпольную организацию «Азбука». Организация занималась вербовкой кадров для Добровольческой армии. Немцы быстро раскрыли офицерское «подполье», и как только Добровольческая армия взяла Екатеринодар, все участники «Азбуки» перебрались туда. Фон Лампе с семьей - в числе первых.

     Генерал М.В. Алексеев высоко оценил их услуги. Фон Лампе остался при штабе Добрармии. С сентября по декабрь 1918 г. он редактировал «белую» газету «Россия», которая после запрещения ее кубанскими властями стала выходить под новым названием «Великая Россия». В мае 1919 года был произведен в полковники и назначен начальником оперативного отдела штаба Кавказской армии в Царицыне.

     Денежное содержание чинов белых армий при Деникине оставляло желать лучшего, а фон Лампе нужно было кормить семью. В Царицыне он рассчитывал на более высокооплачиваемую и выгодную должность генерал-квартирмейстера. Начальник штаба Кавказской армии генерал П.Н. Шатилов обещал переговорить с Врангелем по поводу его назначения, но обещания своего не выполнил. На должность был прислан другой, и фон Лампе остался не у дел.

     В это время его взгляды на стратегию главкома Вооружённых сил юга России (ВСЮР) генерала А.И. Деникина и полководческие способности командующего Кавказской армией генерала П.Н. Врангеля стали резко критическими (отчасти и по причине личной обиды на Врангеля): «Наши крайние фланги заняли Камышин и Полтаву, - писал он в своём дневнике. - При этом первая операция велась из рук вон скверно засевшим в Царицыне и не желавшим ехать на фронт Врангелем…»

     В июле 1919 года фон Лампе заболел брюшным тифом. Болезнь уложила его в постель на два месяца.

     Личная обида на Врангеля и его окружение по поводу того, что его «обошли» с назначением, заставили фон Лампе искать себе другое место службы. Не желая открыто портить отношения, он никому не сообщил о своем намерении уйти из штаба Кавказской армии. Фон Лампе просто уехал из Царицына, чтобы использовать полагающийся после болезни отпуск для поисков другой должности. В конце сентября 1919 г. разобиженный «беглец» был назначен старшим адъютантом штаба командующего войсками Киевской области генерала А.М. Драгомирова. Ради дополнительного заработка он продолжал сотрудничать в газетах «Великая Россия» и «Киевлянин» В.В. Шульгина.

     Штаб Драгомирова прекратил своё существование уже в декабре 1919 года. Белые армии, сдавая свои позиции, стремительно откатывались к югу.

     7 января 1920 г. фон Лампе получил предложение взять под своё командование конно-гвардейский полк и отправиться на фронт. Это никак не входило в планы осмотрительного штабиста. Испросив себе три дня отсрочки «на размышление и устройство личных дел», он уже 10 января числился прикомандированным к штабу командующего войсками Новороссийской области генерала Н.Н. Шиллинга.

     В феврале 1920 г. Шиллинг отправил фон Лампе в Константинополь: дипломатичный офицер должен был вести переговоры с союзниками о поставке угля. Уголь был крайне необходим для судов, осуществлявших эвакуацию армии из Новороссийска. Однако события пошли по иному сценарию. Трагедия эвакуации была не раз описана историками Гражданской войны и белого движения. Она нашла своё отражение в литературных произведениях и сценариях популярных советских кинофильмов. Мы не будем на ней останавливаться. Наш герой, хотя и был косвенно причастен к этой трагедии, но никакой вины за собой не видел. Возложенная на него миссия уже в марте оказалась бессмысленной. Полковник благополучно «отсиделся» в Константинополе, собирая в свой дневник впечатления очевидцев и участников событий. В Константинополе он быстро сошёлся с окружением Врангеля. Ещё быстрее фон Лампе пересмотрел свою точку зрения на деятельность нового главнокомандующего, став его верным поклонником и помощником на долгие годы.

     В мае 1920 года Врангель направил фон Лампе в «заграничную командировку»: для работы в военные представительства Русской Армии в Дании и Германии.

     Офицер тогда даже не подозревал, что это станет для него началом новой жизни: жизни беженца и политического эмигранта. Если не считать служебных командировок в Крым летом 1920 года, в России фон Лампе более никогда не бывал.

     В декабре 1923 года он был произведён Врангелем в генерал-майоры.

     «Как было бы приятно быть генералом в 38 лет в прежнее время, и как это мало нужно теперь! – с иронией замечал фон Лампе в своём дневнике. – Карловцы (в Сремских Карловцах располагалась в 1923 году ставка Врангеля) – единственное место, где меня поздравляют. Во всех остальных будут смеяться…»

      В 1924 году, когда вывезенная из Крыма Русская Армия была преобразована в Русский Общевоинский Союз (РОВС), Врангель назначил фон Лампе на должность начальника II отдела, который имел своё представительство в Берлине.

     Стоит ли говорить о том, что сам фон Лампе, как и всё окружение 38-летнего генерала, его бывшие сослуживцы, соратники и друзья не были готовы к началу новой жизни на чужбине? Многим из них ещё не было и сорока. За плечами лежал опыт кровопролитных войн, загубленная карьера, утраченная Родина, а впереди – перспектива нищеты, бесправия, неудовлетворённые амбиции, вечные выяснения «кто виноват?»

     Они собирались прожить свою жизнь иначе.

     Никому из военной верхушки ВСЮР, бывших офицеров императорской армии, которых одномоментно выбросили на чужбину, даже не снилось, что они будут водить такси по улицам Парижа, работать в шахтах и на заводах Рура, ради куска хлеба выступать в цирках или осваивать труд статистов на съёмочных площадках.

     Возвращение на родину ассоциировалось в мечтах эмигрантов с возвращением к настоящей, подлинной жизни, отличной от «беженского существования». Борьба за Россию, которую они потеряли, встала во главу угла идеологии эмигрантских военных организаций. Однако идеология полностью шла вразрез с теми реалиями, в которых приходилось выживать. Реваншистские настроения даже самых «активных» врангелевцев уже в первые годы эмиграции быстро сошли на нет. Бывший главнокомандующий какое-то время продолжал «подпитывать» финансами верных ему людей, но уже к 1925-26 годам все отделы РОВС вынуждены были перейти на самообеспечение.

     Начальник II отдела генерал-майор фон Лампе, используя свою весьма колоритную внешность, не редко «подрабатывал» в качестве статиста и военного консультанта на съёмках так называемых «русских» фильмов. Фильмы, повествующие о событиях недавней российской истории были весьма популярны в послевоенной Европе. Снимались они, как правило, по русским сценариям, но немецкими или французскими режиссёрами. Иностранцы плохо ориентировались в особенностях русской жизни, поэтому помощь томящихся без дела военных эмигрантов была им как нельзя кстати.

     Другой возможностью реализовать свой интеллектуальный потенциал и немного заработать стали издательства. Обилие эмигрантских издательств в первые годы эмиграции отчасти объяснялось принципиальным нежеланием русской диаспоры по-настоящему ассимилироваться в обескровленной Европе, а отчасти и давало единственную возможность «культурно» выяснять отношения бывшим военным и политическим лидерам – участникам революции и гражданской войны.

     Мемуарная литература посыпалась лавиной на головы бедных эмигрантов. Большую популярность среди беженцев приобрела шутка о том, что русских «писателей» уже стало больше, чем читателей, но бывшие генералы и политики не унимались.

      В этих условиях А.А. фон Лампе почувствовал себя, как рыба в воде. Написание собственных воспоминаний казалось ему теперь нецелесообразным, но несостоявшийся журналист и начальник II отдела РОВС охотно занялся литературной обработкой и публикацией «Записок» П.Н. Врангеля. Мемуары последнего Главнокомандующего должны были стать «ответным выстрелом» на «Очерки русской смуты» А.И. Деникина. Деникин, хотя и не принимал участия в политической жизни эмиграции, продолжал начатую ещё в России бессмысленную «дуэль». Он зарабатывал на жизнь литературным трудом, а потому охотно совмещал приятное с полезным.

     Взявшись помочь Врангелю в публикации мемуаров, фон Лампе получил доступ к архиву Ставки Главнокомандующего. Он подготовил небезынтересный сборник имевшихся там документов по истории белого движения и задумал серию изданий таких сборников под названием «Белый Архив». Однако средств для издания сборника у Врангеля уже не было.

     Фон Лампе взял на себя и эту нелёгкую задачу. В поисках денег он вёл переписку со всеми известными издателями, меценатами, даже писал композитору С. Рахманинову в надежде получить от него хотя бы часть необходимых средств.

     Наконец, получив типографские услуги в издательстве герцога Лейхтенбергского «Медный всадник», красноречивому фон Лампе удалось уговорить саму герцогиню пожертвовать на издание сборника её фамильный сервиз!

     Первая книга многотомника вышла в 1926 году. Книга поменяла своё название на «Белое Дело», т.к к тому времени сборник документов «Белый Архив» уже был издан Я.М.Лисовым.

     Благодаря своим дипломатическим способностям и умению договариваться с властями, фон Лампе вплоть до 1941 года стоял во главе II одела РОВС в Германии. Отдел несколько раз закрывали, самого начальника подвергали обыскам и арестам, но он всякий раз возобновлял свою работу.

     Когда в 1933 году скончалась от туберкулёза единственная дочь фон Лампе Евгения, только общественная деятельность и работа по отделу составляли смысл жизни военного эмигранта.

     Однако не в самоотверженном труде на благо эмигрантских военных организации и не в публикации мемуаров и документов Врангеля заключалась его основная заслуга перед историей.

      В течение 23 лет (с 1920 по 1943 год) Алексей Александрович продолжал вести дневник и сохранять всю свою служебную и личную переписку. Возможно, он рассчитывал в будущем на публикацию этих небезынтересных материалов, но архив так и не подвергся автором предварительной обработке. Официальная переписка по делам II отдела РОВС и сухое изложение известных фактов соседствуют в нём с дневниковыми записями личного характера, воспоминаниями, впечатлениями, спонтанными мыслями выброшенного на чужбину человека. К счастью, автор дневников не был по своему характеру склонен к глубоким психологическим исследованиям и самокопанию. Дневник и переписка фон Лампе лишь частично отражают его личные переживания, но позволяют составить общую картину жизни русской эмиграции в Европе межвоенного периода. Здесь отражены практически все события и внешние аспекты политической жизни, даны меткие характеристики многих известных белоэмигрантских деятелей, заключена масса неизвестных, а часто и любопытных подробностей, которые не может отразить ни один из опубликованных официальных документов.

      Автор дневников находился в приятельских отношениях либо состоял в переписке едва ли не со всеми известными эмигрантами. Его корреспондентами были философ и идеолог белого движения И.А. Ильин, известный публицист В.В. Шульгин, княгиня Волконская, А.И. Деникин, бывший гетман всея Украины Скоропадский, который в 1928 году вёл весьма эмоциональную переписку с фон Лампе по поводу постановки II отделом РОВС в Берлине Булгаковской пьесы «Дни Турбиных».

     Не имея возможности хранить материалы дома, фон Лампе, как и многие эмигранты, заключил договор с Пражским архивом. Архив был организован в 1923 году для хранения личных документов эмиграции.

     Но «архивариусу»-любителю решительно не везло.

     В 1945 году органы НКВД вывезли Пражский архив в СССР, и большая часть материалов была навсегда утрачена для их создателей.

     Фонд А.А. фон Лампе попал в руки сперва советских карательных органов, потом был передан на хранение в ЦГАОР (ГАРФ), где находится по сей день.

     Эмигрант по убеждению, непримиримый враг советского строя, А.А. фон Лампе, сам того не подозревая, «подарил» бывшим соотечественникам едва ли не целую энциклопедию жизни русских людей на чужбине.

     Редко кто из известных советских, а впоследствии и российских историков, всерьёз занимавшихся проблемами истории Гражданской войны и военной эмиграции, в своих исследованиях не использовал материалы и документы архива фон Лампе. Все они давали ссылки на него, иногда выборочно и фрагментарно цитировали дневник, но старательно обходили стороной малосимпатичную личность самого генерала.

     Между тем, Алексей Александрович фон Лампе прожил в эмиграции очень долгую жизнь. В феврале 1945 года, когда советские войска стояли на подступах к Берлину, ему ещё не исполнилось 60-и лет. Бывший штабной офицер мог быть мобилизован немецкими властями в народное ополчение (фольксштурм).

     Как повествует сам фон Лампе в сборнике «Пути верных», он «счёл такое использование своих ещё оставшихся сил нецелесообразным». Вместе с супругой Натальей Михайловной и секретарем Красного Креста Б.В. Дуплевым фон Лампе выехал из Берлина на пригородном поезде в Альтенбург. Чтобы не попасть в руки советских оккупационных властей, эмигранты благополучно переехали в город Линдау, который 30 апреля заняли французы. В Линдау, при содействии французских оккупационных властей, вел. кн. Веры Николаевны и Дуплева, фон Лампе открыл офис Красного Креста, который регистрировал всех «бесподданных» - «старых» эмигрантов и тех русских, кто укрывался от насильственной репатриации.

     Осенью 1945 г. сотрудники офиса постоянно подвергались нападкам со стороны советской миссии Красного Креста, действовавшей во французской оккупационной зоне. В итоге фон Лампе был в очередной раз арестован, обвинен в шпионаже и провел 42 дня в тюрьме. По настоянию французских властей он все же был освобожден из тюрьмы и в марте 1946 г. переехал в Мюнхен.

     В условиях послевоенной разрухи жизнь в Германии была трудной, поэтому в 1950 г. чета фон Лампе поселилась в Париже. В январе 1957 г. Алексей Александрович принял от Архангельского пост председателя РОВС, ставшего к тому времени лишь мемориальным обществом.


Алексей Александрович и Наталия Михайловна фон Лампе с друзьями
Париж, 1957 г.

     Вплоть до самой смерти (25 мая 1967 года) фон Лампе продолжал интересоваться политической жизнью эмиграции, сотрудничал в «старом» эмигрантском журнале «Часовой», выпустил сборник документов и статей «Пути верных». Сборник состоит в основном из кратких очерков-воспоминаний и некрологов на смерть всех прежних знакомых и друзей.

     Судьба архива в послевоенный период самого А.А. фон Лампе интересовала мало. Возможно, что он знал или догадывался о растаскивании советскими историками на цитаты текстов его дневников и переписки, о фрагментарном использовании собранных им материалов в идеологических целях. Разрешения у всё ещё живого обломка давно ушедшей эпохи ни историки, ни представители компетентных органов, по вполне понятным причинам, не спрашивали. Никому не приходило в голову, что автор и собственник документов, которые выступают в роли «исторических» источников, может быть жив.

     Так, вопреки всему, мало кому известный, никак не проявивший себя в Гражданскую, штабной офицер и посредственный журналист Алексей Александрович фон Лампе обрёл настоящее бессмертие.

     Viva vita! Рукописи, как известно, не горят…

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова