сегодня4декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Не пишите длинных писем! У чекистов устают глаза.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

8 октября 1892 года (124 года назад) родилась М.И. Цветаева


8 октября (26 сентября по старому стилю) 1892 года родилась Марина Ивановна Цветаева – Великий Русский Национальный Поэт.

Вряд ли в истории русской поэзии можно найти Поэта с более трудной и многогранной судьбой. О Цветаевой и её творчестве написаны сотни, если не тысячи монографий, литературных исследований, разного рода статей. Литературоведы и филологи подробно изучали её творческое наследие, историки литературы, биографы, журналисты смаковали небезынтересные подробности личной жизни, вытаскивая на свет самые невероятные подробности, давая пищу ещё более невероятным домыслам и сенсациям.

В 2002 году (в серии ЖЗЛ) увидело свет новое издание книги Виктории Швейцер «Быт и бытие Марины Цветаевой». На наш взгляд, эта книга объединила в себе всё, что могла сказать о Поэте «неисчислимая армия цветаеведов». Наиболее ярко и правдиво автор повествует о жизни и творчестве Марины Цветаевой, совершенно не разделяя два этих понятия. «Быт» и «Бытие» Поэта слиты воедино и не могут существовать отдельно друг от друга.

В данной статье мы не ставим себе целью повторить великолепный опыт В. Швейцер, ибо лучше неё о жизни и творчестве Поэта не сказал никто.

В рамках одной статьи невозможно привести даже краткую биографию М.И. Цветаевой: практически каждый эпизод её жизни тесно увязан с творчеством и поэтическим «бытием» гения Серебряного Века. Мы коснёмся лишь некоторых из них.

Сиротство

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве, в семье профессора-искусствоведа И.В. Цветаева, создателя знаменитого Пушкинского музея. Отец был увлечённым фанатиком своего дела и не мог уделять много времени семье. В воображении маленькой Марины Музей часто представлялся в роли некоего чудовищного монстра, который отнимал всё внимание папы, замещая собой общение с дочерьми. Марина рано лишилась матери. Одиночество и «сиротство» проходят лейтмотивом через раннее творчество Поэта. Много позже, в своей автобиографической прозе, Марина Ивановна признавалась: «…росла без матери, т.е. расшибалась обо все углы. (Угловатость (всех росших без матери) во мне осталась. Но – скорее внутренняя. – И сиротство).»

Вопреки воле отца, Цветаева бросила гимназию. В 1910 году выходит первая книга её стихов «Вечерний альбом». М. Волошин, В. Брюсов, К Бальмонт пишут на неё положительные рецензии. Между Максом Волошиным и Мариной возникает литературная дружба. Волошин приглашает сестёр Цветаевых, Асю и Марину, к себе на дачу в Коктебель.

Сергей

На даче Волошина в Коктебеле собиралась практически вся московская и петербургская богема. Летом 1911 года Марина Цветаева знакомится здесь с Сергеем Эфроном и выходит за него замуж. Отец Марины был категорически против этого брака. Его можно понять: девятнадцатилетняя дочь связала свою судьбу с недоучившимся гимназистом, который моложе её на год и болен туберкулёзом! Семьи Марины и Сергея не были схожи ни по образу жизни, ни по политическим убеждениям. Тем не менее, молодые люди сошлись на ощущении «внутреннего сиротства» (Сергей также очень рано потерял обоих родителей) и решили никогда не расставаться. Марина сразу стала «старшей» в их союзе. «Старшинство» сделало её самостоятельной и свободной. Цветаева восхищалась Сергеем, но в то же время «лепила» своего мужа как личность, вела и направляла его по жизни, как это делает любящая мать. Эфрон сразу же становится романтическим героем поэзии Цветаевой. С ним связаны и посвящены ему более двадцати стихотворений, которые, на взгляд литературных критиков, абсолютно лишены эротики. Как пишет В. Швейцер, «её ранние стихи, обращённые к Серёже, - повелительны, Цветаева стремится как бы заклясть судьбу: да будет так!»

В его лице я рыцарству верна,
- Всем вам. Кто жил и умирал без страху! -
Такие - в роковые времена –
Слагают стансы – и идут на плаху.
Удивляться не мешай мне,
Будь, как мальчик, в страшной тайне
И остаться помоги мне
Девочкой, хотя женой…

Аля

Многие люди, близко знавшие Цветаеву и Эфрона, в том числе и сестра Цветаевой Анастасия, уверяли, что отношения молодожёнов долгое время оставались платоническими. Однако уже в 1912 году у М. Цветаевой рождается дочь Ариадна (Аля). Отношения матери-Поэта и дочери очень быстро перестают быть отношениями взрослого человека к ребёнку как новому существу. Они становятся взаимными отношениями между молодой матерью и взрослеющей девочкой. Ариадну, в отличие от Сергея, Поэт-Цветаева своим ребёнком никогда не считала. Дочь быстро стала её подругой, с которой Марина общалась на равных.

«Моя мать совсем не похожа на мать, - писала Ариадна Эфрон в своих детских дневниках. - Матери всегда любуются на своего ребёнка и вообще на детей, а Марина маленьких детей не любит…Она пишет стихи. Она терпелива, терпит всегда до крайности. Она сердится и любит. Она всегда куда-то торопится. У неё большая душа…Она не любит, чтобы к ней приставали с какими-нибудь глупыми вопросами, она тогда очень сердится. Иногда она ходит, как потерянная, но вдруг точно просыпается, начинает говорить и опять куда-то уходит…»

В семь лет Аля писала стихи, вела дневники, переписывалась с Ахматовой, Бальмонтом, Волошиным. Девочка удивляла окружающих своей «необычностью». У неё словно не было детства. Возможно, если бы Ариадна жила в обычной дореволюционной обстановке интеллигентской семьи с прислугой, нянями, гувернантками, не было бы этого заметного всем «перекоса» в её отношениях со взрослым миром. Но в годы революции девочка осталась с матерью с глазу на глаз, не только без гувернанток, но и без школы, без общества сверстников. Она жила жизнью Цветаевой, Цветаева – жизнью Али. Возможно, что в тот период мать стала воспринимать дочь не иначе, как своё собственное второе «я».

Парнок

В 1914 году М. Цветаева знакомится с поэтессой Софьей Парнок. У них возникает гомоэротический роман, который нашёл своё отражение в пронзительном цикле «Подруга» - одной из жемчужин творчества М.И. Цветаевой. При жизни Цветаевой цикл «Подруга» не публиковался. Вне сомнения, он открыл новую страницу в её творчестве, позволив взглянуть на многие вещи иными глазами. Было ли это ошибкой Поэта? Вряд ли. Эта связь могла быть ошибкой из «быта» обычного человека. «Бытие» же диктовало необходимость совершения самых разнообразных, немыслимых ранее катастроф, требовало отречения от всего обыденного и монотонного, призывало безумие. Наиболее точно и ярко об этом пишет в своей книге В. Швейцер:

«Отношения с Парнок открыли новую Цветаеву: вёрст, бродяжничества, «разгула и разлуки». Теперь казалось всё дозволено. Никакое новое увлечение, никакой «грех» больше не были невозможны. Неизменным оставался только её Серёжа. В их отношениях была заключена та «высшая» правда, которая не обязательно совпадает с повседневностью, а существует как мера вещей.»

На свою беду или на счастье (кто знает?) этой «правде» Цветаева оставалась верной всегда.

Белый Рыцарь

Сергей Эфрон оказался совершенно беззащитен перед Мариниными безумствами.

Ранней весной 1915 года, дабы «устраниться» от бурного романа жены с Парнок, он оставляет университет и поступает братом милосердия на санитарный поезд. Окончив школу прапорщиков, в начале 1917 года Эфрон получает погоны офицера, а уже в октябре Марина сама провожает своего «Белого Рыцаря» на Дон.

«Ну зачем этому еврею Белая армия?» - справедливо недоумевал потом общий друг Цветаевой и Эфрона Илья Эренбург. Тем не менее, с благословления Марины, Сергей проходит в строю весь трагический путь белых: от Дона до последнего Перекопа.

В период Гражданской войны Цветаева возводит его на пъедестал Белого Воина и Белого Лебедя из своего «Лебединого Стана» и «Разлуки». Она вновь обретает Эфрона как идеального лирического героя своей поэзии, как вечный символ борца за правду, Родину и утраченную Россию. Человек Сергей Эфрон для Цветаевой в то время словно перестаёт существовать. В реальной жизни её белый воин не подаёт о себе никаких известий. От кого-то из знакомых Марина слышала о возможной гибели мужа, но женщина-Цветаева до конца так и не поверила в это. Однако Цветаева-Поэт приняла идею героической гибели Белого Воина, как должное.

Ирина

В революционной Москве 1918-1919 года Цветаева активно работает. Она пишет романтические пьесы «Червонный валет», «Метель», «Приключение», «Фортуна», «Каменный ангел», «Феникс». Некоторое время служит в Наркомнаце. К 1919 году относится поэтический цикл «Стихи к Сонечке».

Вмещая весь мир, душа Поэта не могла вместить ещё и быта: забота сразу о двух маленьких девочках, в отсутствие денег, прислуги и нянек, оказалась Цветаевой не по силам. Если старшая дочь Аля была её подругой, то младшая Ирина оказалась обузой.

В голодной и холодной Москве 1919 года кто-то посоветовал Цветаевой отдать дочерей в приют в Кунцево. Но уже в конце ноября 1919 года тяжело заболела Аля. Цветаева забирает её оттуда, а 16 февраля 1920 года в приюте умирает от истощения Ирина.

«Марина не любит маленьких детей»… Цветаева сделала свой выбор в пользу старшей, пожертвовав жизнью трёхлетней малышки. Вина за эту гибель осталась с Цветаевой на всю жизнь.

Две руки – ласкать-разглаживать
Нежные головки пышные.
Две руки – и вот одна из них
За ночь оказалась лишняя…

Эмиграция Берлин-Прага

В 1921 году Марина Цветаева неожиданно получает известие о том, что её муж жив. В реальной жизни Марина Ивановна, как и всякая женщина, была счастлива этому. Она собирается ехать к мужу, разлука с которым затянулась на долгие годы. Но как Поэт Цветаева осознаёт, что трагическая гибель её лирического героя, как и поражение Белого движения – звенья одной цепи. Белый Герой не сможет восстать, как Феникс из пепла, как не смогла возродиться после революционной бури прежняя Россия. Тем не менее, Цветаева-женщина едет к реальному, живому мужчине-Эфрону, молодому ветерану, герою и добровольцу. Уже по дороге её охватывает отчаянье. Пытаясь разрешить неразрешимую ситуацию, Поэт кидается в крайности: мечется в поисках нового лирического героя. В Берлине, где Цветаеву встречают как известного Поэта (эмигрантскими издательствами изданы её книги «Разлука» и «Стихи к Блоку»), у Марины Ивановны возникает краткий и бурный роман с редактором издательства «Геликон» А. Вишняком. Этот роман не был тайной даже для её дочери.

7 июня 1922 года в Берлин приезжает Сергей Эфрон, и в августе вся семья отправляется в Чехию. Здесь Цветаева впервые за весь период своего творчества живёт истинной литературной жизнью: сотрудничает в издательствах, выступает на литературных вечерах, публикуется в журналах. Она заканчивает начатую в Москве поэму-сказку «Молодец», в 1923 году – издается её книга «Ремесло», написанная ещё в России.

Родзевич

И после России Цветаева по-прежнему мечется в поисках нового лирического героя. Недолгий, но совсем не «литературный» роман Марины с Константином Болеславовичем Родзевичем даёт очередной, весьма мощный импульс её творчеству. Однако он едва не послужил причиной вполне реального разрыва с Эфроном – человеком, без которого невозможна была бы дальнейшая физическая жизнь великого Поэта. Сергей Яковлевич так и не стал Марине мужем, т.е. опорой и поддержкой в традиционном смысле этого слова. Но их союз всегда был основан на родстве душ и том взаимопонимании, которое долгие годы служило основой их духовных отношений. Родзевич и сам понимал, что заменить Сергея в этом качестве он никогда не сможет. Слишком высоки были требования Поэта к своему герою. Простому смертному они оказались не по плечу. В 1924 году К.Б. Родзевич предпочёл разорвать отношения с Цветаевой и вступил в брак с другой женщиной.

«Я не хотел проблем,» - сказал он, объясняя причины своего поступка, одному из биографов великого Поэта. Жёсткое, отчаянное стихотворение Цветаевой «Попытка ревности» (1924) не имеет посвящения, но все исследователи адресуют его именно Родзевичу.

Как живётся вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живётся вам – хлопочется –
Ёжится? Встаётся – как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?..

Не столько Родзевичу, сколько очередной «катастрофе» в реальной, земной жизни женщины-Цветаевой посвящено множество лирических стихов, написанных в 1923-24 годах («Поэма Горы», «Поэма Конца»).

Мур

1 февраля 1925 года у Цветаевой рождается сын Георгий. О своём желании иметь сына Марина Ивановна начала говорить сразу после получения известия о том, что жив её муж. В 1923-24 годах, в письмах некоторым своим адресатам в Чехии, она писала, что хочет иметь сына от Родзевича. Сам Родзевич потом сознавался, что Георгий (Мур, как его называли в семье), мог быть его сыном, но ему удобнее было считать мальчика сыном Сергея Яковлевича. Последний против этого ничего не возражал. Кто на самом деле был отцом Георгия Эфрона – эту тайну Цветаева не раскрыла никому. Она всю жизнь считала Мура только своим сыном, называла его «настоящий Марин Цветаев» и буквально растворилась в любви к ребёнку и своём творчестве.

Париж

В 1925 году семья переезжает в Париж. Цветаева работает над поэмой «Крысолов».

В Париже она даёт несколько своих поэтических вечеров, которые не имели большого успеха. Пока Марина Ивановна читала «Лебединый Стан» и отрывки из ещё неоконченной поэмы «Перекоп», белоэмигрантская публика внимала с восхищением, но как только дело доходило до лирики («Поэма Горы», «Поэма Конца») поэтическое новаторство Цветаевой воспринималось более чем прохладно. Однако эти вечера были необходимым подспорьем в семейном бюджете. Все, знавшие Цветаеву в Париже, вспоминают о её вопиющей даже для эмиграции нищите. Ни Цветаева, ни её муж не имели постоянного заработка, а в семье было двое детей. Сергей Яковлевич так и не приобрёл никакой необходимой для жизни профессии. От постоянных лишений у Эфрона вновь начались проблемы со здоровьем. Чтобы содержать семью Цветаева пыталась зарабатывать литературным трудом.

В 1928 году выходит книга её стихов «После России». Это последняя книга, изданная при жизни Поэта.

В том же году Цветаева начинает работу над поэмой «Перекоп», основанной на рассказах С. Эфрона. Однако уже в 1929 году, по выражению самой Марины Ивановны, её «перекопец к Перекопу уже остыл», и поэма осталась незаконченной. Постепенно Сергей Яковлевич «остыл» не только к идеалам Белого движения, но и самоустранился от Марины и её духовных проблем. Основным его занятием уже в конце 1920-ых годов становится политическая деятельность, которая не приносила никаких доходов.

Цветаева не раз говорила, что эмиграция убивала в ней поэта, заставляя пробовать себя в прозаических опытах. Её эссе «Мой Пушкин», «Пушкин и Пугачев», «Повесть о Сонечке», «Чёрт», «Шарлоттенбург» и автобиографические очерки о Москве имели больший успех, чем стихи. Они охотно брались издателями, за них платили деньги.

В 1931 году Сергей Эфрон подает прошение о советском гражданстве. Тогда же он связывает себя с органами ОГПУ-НКВД, становится членом масонской ложи и «Союза возвращения на родину».

С этого момента политические взгляды Цветаевой и Эфрона разошлись навсегда. И это обернулось уже отнюдь не поэтической, а реальной катастрофой. Насколько Марина Ивановна была посвящена в дела агента НКВД – можно лишь предполагать. Но для Цветаевой-Поэта налицо было духовное предательство мужа, а также мучительный для обоих, постоянный самообман. Циклы стихов «Стол», «Куст», «Надгробие», «Стихи к сироте» (1933-1937) наполнены внутренними противоречиями, отчаяньем, неоднозначным смыслом, в полной мере отразившим трагедию духовного одиночества, загнанности и потерянности Поэта.

С 1936 года Цветаеву настигает тяжёлый творческий кризис. Кроме «Стихов к Чехии» (1938) Поэт больше не создаёт ни одной строчки собственных стихов.

С предательством Сергея она пыталась как-то смириться, но когда «предательницей» оказалась ещё и дочь Ариадна, её собственное детище, второе «я», Цветаева впадает в полный духовный «ступор». Свою поэтическую смерть Марина Ивановна датирует именно 1937 годом. В марте этого года, рассорившись с матерью, Ариадна уехала в Советский Союз.

В октябре 1937 года туда же был вывезен и «провалившийся» агент Сергей Эфрон. Белоэмигрантам и французским властям стало известно об участии мужа Цветаевой в деле похищения главы РОВСоюза Е.К. Миллера, а также убийстве советского разведчика-невозвращенца И. Рейса (Порецкого).

Марину Цветаеву вызывают на допросы во французскую полицию. В глазах эмиграции она оказывается женой советского агента и предателя.

Возвращение и гибель

В июне 1939 года Марина Цветаева с сыном уезжают из Парижа в Советский Союз. До октября 1939 года вся семья проживает на даче НКВД в подмосковном Болшево. Цветаева работает над переводами на французский стихов М.Ю. Лермонтова. Своих стихов на родине она больше не пишет. В августе 1939 года была арестована Ариадна, в октябре - Сергей. Цветаева пишет письма в НКВД и лично Л.П. Берия. Это не даёт никаких результатов.

В 1940 году Цветаевой с большим трудом удаётся получить комнату в Москве. Они с Муром живут в отчаянной нищете. Ради заработка Цветаева составляет книгу своих стихов и пытается предложить их к публикации. К. Зелинский, прочитав рукопись, пишет разгромную рецензию. Поэту приходится зарабатывать лишь переводами. Цветаева берёт «халтуру» - делает переводы стихов национальных поэтов, даже не зная языка, лишь по переведённому подстрочнику.

Летом 1941 года Цветаева с сыном эвакуируются в Елабугу. 31 августа 1941 года Поэт Марина Ивановна Цветаева покончила с собой.

Вплоть до конца XX века на родине Поэта, в горячо любимой ею России, практически не знали ни о судьбе, ни о творчестве М.И. Цветаевой. Её стихи выходили в Самиздате, в рукописях и машинописных перепечатках, а после подъёма «железного занавеса» привозились из-за границы. Великий русский национальный Поэт, во многом равнозначный Пушкину, а может быть, и превосходящий его по силе и выразительности языка, был обретён русской литературой и занял в ней своё законное место лишь в начале 1990-ых. Цветаева, ещё в годы юности, сама предсказала себе и своим стихам именно такую судьбу:

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
 (Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова