сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

22 февраля 1800 года (216 лет назад) родилась Анна Керн


Анна Петровна Керн (урождённая Полторацкая, по второму мужу Маркова-Виноградская — русская дворянка, в истории более всего известная по той роли, которую она сыграла в жизни Пушкина, - родилась 11 февраля (22 февраля по новому стилю) 1800 года.

Она родилась в Орле, в доме своего деда И. П. Вульфа, детские и отроческие годы провела на Украине. Отец ее, Петр Маркович Полторацкий, был человек незаурядный, но вспыльчивый и склонный к поступкам самым неожиданным. Его сумасбродство не могло не отразиться на судьбе дочери. Анне Полторацкой не было и семнадцати, когда ее выдали замуж за 52-летнего Ермолая Федоровича Керна – человека грубого, малообразованного и взбалмошного.

Вот что рассказывал один из ее верных поклонников, молодой литератор, а впоследствии академик А. В. Никитенко:

«Отец ее, малороссийский помещик, вообразил себе, что для счастья его дочери необходим муж генерал. За нее сватались достойные женихи, но всем им отказали в ожидании генерала. Последний наконец явился. Ему было за 50 лет. Густые эполеты составляли его единственное право на звание человека. Прекрасная и к тому же чуткая, чувствительная Анета была принесена в жертву этим эполетам. С тех пор жизнь ее сделалась сплетением жестоких горестей. Муж ее был не только груб и вполне недоступен смягчающему влиянию ее красоты и ума, но еще до крайности ревнив. Злой и необузданный, он истощил на ней все роды оскорблений. Он ревновал ее даже к отцу. Восемь лет промаялась молодая женщина в таких тисках, наконец потеряла терпение, стала требовать разлуки и в заключение добилась своего».

О «ревности» генерала Керна сохранились и другие сведения. Он, например, сводничал юную жену со своим племянником, наставляя ее: «Всякого рода похождения простительны для женщины, если она молода, а муж стар; иметь любовников недопустимо только в том случае, когда супруг еще в добром здравии». «Мне ад был бы лучше рая, если бы в раю мне пришлось быть вместе с ним», – признавалась генеральша впоследствии.

Однажды Александр I, делавший смотр войскам в Полтаве, танцевал с Анной Керн на балу в Дворянском собрании. Император, знавший толк в женщинах, находил Анну Петровну очаровательной и сравнивал ее с королевой Луизой Прусской. Намеки об их отношениях дошли и до наших дней. Правда, подчеркивают исследователи, за шесть лет жизни с ненавистным мужем Анна Петровна не давала ни малейшего повода сомневаться в своем благоразумии, но затем терпение ее истощилось. В 1823 году Анна Петровна вернулась к родителям в Лубны, где она провела несколько благословенных лет. Жизнь вдали от супруга быстро изменила мироощущение молодой женщины, и она нашла себе «предмет» в лице соседа по имению родителей, молодого стихотворца Аркадия Гавриловича Родзянко. И не просто нашла – переехала к нему жить. Два года спустя, уже после ее знаменательной встречи с Пушкиным в Тригорском, Анна Петровна пылко влюбилась в собственного кузена – Алексея Вульфа, и роман этот длился почти четыре года.

Так случилось, что имя Анны Петровны Керн стало самым знаковым среди тех, которые вошли в историю нашей литературы благодаря встрече с Пушкиным.

Анне Петровне шел двадцать седьмой год, когда она летом 1825-го приехала в Тригорское к родственникам. «Недавно посетила наш край одна прелесть…» – сообщал Пушкин о ее приезде своему приятелю А. Плетневу. В жизни молодой женщины уже были многочисленные увлечения и ошибки, вызывавшие скандальный интерес к ее особе.

«Она была уже не так хороша собою, как в юные годы, – признавал исследователь жизни Пушкина П. К. Губер, – но, по-видимому, ей свойственна была особенная, томная и чувственная грация, от которой неизменно кружились все мужские головы…»

Александр Сергеевич, весьма чувствительный к женской красоте, не явился исключением. Чувство влюбленности, рожденное в его душе, вызвало к жизни знаменитое стихотворение, позднее ставшее романсом:

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты, –
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты…

Наблюдая за развитием их романа, в зарождавшиеся отношения поэта и Анны Петровны вмешалась ее тетушка – Прасковья Александровна Осипова, которая настояла на немедленном отъезде всего семейства в Ригу. Позднее биографы подчеркивали, что Осипова увезла «красивейшую из своих племянниц… во избежание катастрофы».

Дальнейший роман Анны Петровны с Алексеем Вульфом, близким другом Александра Сергеевича, отнюдь не помешал продолжению того, что возникло в Тригорском: судя по всему, интимное свидание Пушкина с Керн все-таки состоялось. Но та, которая еще некоторое время назад называлась «гением чистой красоты», после близости почему-то стала именоваться «вавилонской блудницей». В письмах поэта проскальзывали даже не очень уважительные упоминания о Керн.

Впрочем, биографы поэта отмечают, что в его отношении к Керн не было подлинной глубины, не было и сердечных мук, которые не раз в жизни заставляли его тяжко страдать. Об этом явно не догадывалась Анна Петровна, искренне полагавшая, что внушила великому поэту не менее великую и настоящую любовь.

Когда в 1827 году Пушкин приехал в Петербург, Анна Петровна жила уже одна, занималась переводами. Она берегла письма, полученные от поэта (впоследствии вообще с ними не расставалась, нося с собой в сумочке). Однако виделись они теперь не столь уж часто и без прежнего упоения.

Живя с дочерьми отдельно от мужа без формального развода и не получая помощи от отца, Анна Петровна отчаянно нуждалась. В 1841 году ее судьба переменилась: генерал Керн умер. В следующем году Анна Петровна вышла замуж за своего троюродного брата Александра Маркова-Виноградского, бывшего на двадцать лет (!) моложе ее. Она была еще настолько хороша, что второй брак ее был заключен по страстной взаимной любви.

Ее ребенок от нового мужа, сын Александр, появился на свет еще в 1839 году. Связь молодого офицера Маркова-Виноградского с женщиной столь «солидного» возраста вызвала настоящий скандал в обществе. Выпускнику Кадетского корпуса пришлось стать строевым офицером, он получал мизерное жалованье. В двадцать два года подававший до этого блестящие надежды Александр Васильевич вышел в отставку в чине подпоручика.

Когда Анна Петровна обвенчалась с троюродным братом, то, в свою очередь, получила «в приданое» проклятие отца, который заявил, что не даст ей ни копейки. К тому же с новым браком она потеряла право на генеральскую пенсию. Зато с этого дня и до конца жизни она с гордостью подписывалась: Анна Виноградская.

Брак этот оказался долгим и счастливым. Виноградские уехали в Лубны, растили сына, жили более чем скромно. По воспоминаниям современников, Анна Петровна относилась к мужу несколько свысока, «как бы давая ему понять, что она, уже перевалившая за сорокалетний возраст, сделала честь молодому, красивому и образованному человеку, выйдя за него замуж…» (В. Тихонов, 1899 г.).

В конце 50-х годов ХIХ века Анна Петровна решила написать воспоминания, которые высоко оценили ее современники. Бывая в столице, она общалась с новым поколением мастеров русской литературы: Ф. И. Тютчевым, И. С. Тургеневым. От былой красоты ее мало уже что оставалось. Иван Сергеевич Тургенев писал:

«В молодости, должно быть, она была очень хороша собой. Мне она показывала полувыцветшую пастель, изображавшую ее в 28 лет: беленькая, белокурая, с кротким личиком, с наивной грацией, с удивительным простодушием во взгляде и улыбке… На месте Пушкина я бы не писал ей стихов…»

Остается добавить, что безумная любовь самого Ивана Сергеевича, Полина Виардо, слыла на редкость некрасивой женщиной.

Писательница М. В. Алтаева-Ямщикова (псевдоним Ал. Алтаев) вспоминала, как в 1870-х годах в доме своих родителей она слушала знаменитого тенора Ф. П. Комиссаржевского, певшего романс М. И. Глинки «Я помню чудное мгновенье». Среди гостей сидела немножко чудаковатая старая женщина, и слезы счастья и восторга неудержимо текли по ее морщинистым щекам. Это была Анна Петровна Керн.

Глубокой старушкой, похоронив мужа, Анна Петровна жила у сына в Москве. Супруга, кстати, она пережила всего на четыре месяца. В 1879 году гроб с ее телом по странной случайности повстречался с памятником Пушкину, который ввозили в Москву через Тверские ворота.

Первый биограф Керн, Б. Л. Модзалевский, сообщал другую версию, больше похожую на правду. Незадолго до смерти Анна Петровна захворала, ее берегли, старались не тревожить. И вдруг она услышала ужасный шум под окном: шестнадцать лошадей, запряженных по четыре в ряд, везли огромную платформу с гранитной глыбой – пьедесталом памятника Пушкину. «А, наконец-то! Ну слава богу, давно пора!» – сказала Анна Петровна. Через несколько дней она умерла, завершив свой «тяжело-грустный век», как написал ее сын. Но все, любящие Пушкина, помнят, что на этом веку было «чудное мгновенье»…

По материалам Знаменитые женщины

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова