сегодня7декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Единственный наш долг перед историей - это постоянно ее переписывать.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

9 февраля 1904 года (112 лет назад) прошло сражение крейсера «Варяг» у Чемульпо


Подвиг «Варяга» и «Корейца» в самом начале Русско-японской войны (1904-1905) по праву считается одной из самых героических страниц в истории отечественного военного флота. О трагическом сражении двух русских кораблей с японской эскадрой близ корейского порта Чемульпо написаны сотни книг, статей, сняты кинофильмы... До мельчайших подробностей изучены и восстановлены предшествующие события, ход боя, судьба крейсера и его команды. Между тем, следует признать, что выводы и оценки, сделанные исследователями, подчас слишком тенденциозны и далеко неоднозначны.

В отечественной историографии существует два прямо противоположных мнения о событиях 27 января 1904 года близ порта Чемульпо. Даже сегодня, спустя более ста лет после сражения, трудно сказать, какое из этих мнений является более правильным. Как известно, на основании изучения одних и тех же источников, разные люди делают разные выводы. Одни считают действия «Варяга» и «Корейца» настоящим подвигом, примером беззаветного мужества и героизма русских моряков. Другие видят в них просто исполнение матросами и офицерами своего воинского долга. Третьи склонны рассматривать «вынужденный героизм» экипажей лишь как следствие непростительных промахов, служебной халатности и безразличия высшего командования, проявленного в условиях начала Русско-японской войны. С этой точки зрения события у Чемульпо, больше похожи не на подвиг, а на служебное преступление, в результате которого пострадали люди, и был не просто утерян, а буквально «подарен» противнику военный корабль.

Многие наши современники, знакомые с историей боя «Варяга» не только по песням и патриотическим кинофильмам, нередко задаются вопросом: а где же, собственно, подвиг? Два «забытых» (фактически – брошенных на произвол судьбы) командованием в корейском порту судна не смогли прорваться к Порт-Артуру и соединиться с эскадрой. В результате бой был проигран, погиб один офицер и 30 нижних чинов, команды с вещами и судовыми кассами спокойно сошли на берег и были взяты на борт кораблями нейтральных держав. Два малоповреждённых судна русского флота достались противнику.

Об этом следовало бы молчать, как молчали японцы о повреждениях, нанесённых «Варягом» их кораблям во время боя у Чемульпо. Но России была нужна «маленькая победоносная война», которую никак нельзя начинать с поражения, наказания виновных, признания перед всем миром собственного разгильдяйства.

«Беспримерный бой «Варяга» и «Корейца» под Чемульпо». Плакат времен русско-японской войны 1904-1905 гг.
   Картина боя в бухте Чемульпо, представленная на этом пропагандистском плакате-лубке времен русско-японской войны, как нельзя лучше иллюстрирует желание российских властей скрыть за подвигом русских моряков несомненные и непростительные просчеты высшего командования.

Пропагандистская машина заработала на полную мощность. Газеты запели! Короткую морскую стычку объявили ожесточённым сражением. Самозатопление подали как акт самоотверженного мужества. Число жертв не уточняли, но подчёркивали превосходящие силы противника. Пропаганда обернула мелкую, удачную и бескровную победу японцев – при беспомощности и реальном бездействии (за невозможностью предпринять что-то значимое) русских кораблей – моральной победой и славным делом.

Ни одна настоящая победа русского флота не прославлялась столь скоропалительно и помпезно.

Уже через месяц после боя у Чемульпо появилась знаменитая песня о «Варяге» («Наверх, вы, товарищи, все по местам!»). Песня долгие годы почему-то считалась народной, но достоверно известно, что её текст был написан немецким поэтом и драматургом Рудольфом Грейнцем.

К лету 1904 года скульптор К. Казбек изготовил макет памятника, посвященного бою при Чемульпо, и назвал его «Прощание Руднева с "Варягом"». На макете скульптор изобразил стоявшего у лееров В. Ф. Руднева, справа от которого находился матрос с перевязанной рукой, а за спиной сидел офицер с опущенной головой. Затем ещё один макет изготовил и автор памятника «Стерегущему» К. В. Изенберг. Вскоре была написана картина «Смерть "Варяга". Вид с французского крейсера "Паскаль"». Были выпущены фотоокрытки с портретами командиров и изображениями «Варяга» и «Корейца». Особенно тщательно разрабатывалась церемония встречи героев Чемульпо, которые прибыли в Одессу в марте 1904 года.

14 апреля героев торжественно встречали в Москве. На Садовом кольце в районе Спасских казарм была воздвигнута триумфальная арка в честь этого события. Ещё через два дня команды «Варяга» и «Корейца» церемониальным маршем проходят по Невскому проспекту от Московского вокзала до Зимнего дворца, где их встречает император. Далее господа офицеры были приглашены на завтрак к Николаю II в Белом зале, а для нижних чинов был устроен обед в Николаевском зале Зимнего дворца.

В концертном зале накрыли стол с золотым сервизом для высочайших особ. Николай II обратился к героям Чемульпо с речью, Руднев представил отличившихся в бою офицеров и матросов к наградам. Император не только утвердил присланные представления, но и пожаловал ордена всем без исключения участникам сражения в Чемульпо.

Нижние чины получили Георгиевские кресты, офицеры – ордена Георгия 4-ой степени и внеочередные повышения в звании. А офицеры «Корейца», практически не участвовавшего в бою, были награждены даже дважды(!).

Увы, и сегодня ещё не написана полная и объективная история той давно прошедшей, во многом забытой войны. Проявленные мужество и героизм экипажей «Варяга» и «Корейца» по-прежнему ни у кого не вызывают сомнения. Даже японцы были восхищены воистину «самурайским» подвигом русских моряков, считая его примером для подражания.

Однако и по сей день не существует однозначных ответов на самые простые вопросы, которые не раз задавали современники и первые историки Русско-японской войны. Чем была вызвана необходимость держать в Чемульпо в качестве стационара лучший крейсер Тихоокеанской эскадры? Мог ли «Варяг» избежать открытого столкновения с японскими кораблями? Почему командир «Варяга» капитан 1 ранга В. Ф. Руднев не увёл свой крейсер из Чемульпо, пока порт ещё не был блокирован? Почему затопил корабль так, чтобы он впоследствии достался противнику? И почему Руднев не пошёл под суд, как военный преступник, а получив орден Святого Георгия 4-й степени и звание флигель-адъютанта, спокойно вышел в отставку и доживал свой век в родовом имении?

Попробуем ответить на некоторые из них.

О крейсере «Варяг»

  

А Балда приговаривал с укоризной:
"Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной".

А.С.Пушкин

Крейсер I ранга «Варяг» стал первым в серии русских бронепалубных крейсеров, строившихся в конце XIX – начале ХХ вв. по программе «для нужд Дальнего Востока».

Это звучит как насмешка над доморощенными ура-патриотами, но гордость русского флота, крейсер «Варяг», был построен в США, на верфи «Вильям Крамп» в Филадельфии. В конце XIX — начале XX веков США по европейским меркам считались не самой развитой в техническом отношении, практически аграрной и «дикой» страной. Почему же «Варяг» решили строить именно там? И как это отразилось на его судьбе?

Крейсер Варяг на на верфи «Вильям Крамп» в Филадельфии
Крейсер Варяг на на верфи «Вильям Крамп» в Филадельфии

В России военные корабли такого класса строили, но это было очень дорого, трудоёмко и долго. К тому же в преддверии войны все судостроительные верфи были перегружены заказами. Поэтому по программе усиления флота 1898 года новые бронепалубные крейсеры I ранга заказали за границей. Лучше всего строить крейсеры умели в Германии и Швеции, но правительству Николая II это показалось крайне дорогим удовольствием. Расценки американских кораблестроителей были ниже, да и сделать работу представители верфи «Вильям Крамп» обещали в рекордные сроки.

20 апреля 1898 года российским императором Николаем II был утвержден контракт, согласно которому американская фирма «The William Cramp & Sons» получила заказ на строительство на своём заводе эскадренного броненосца и бронепалубного крейсера (будущие «Ретвизан» и «Варяг»).

По условиям контракта, крейсер водоизмещением 6000 тонн должен был быть готов через 20 месяцев после прибытия на завод наблюдающей комиссии из России. Стоимость корабля без вооружения оценивалась в $2’138’000 (4’233’240 руб.). Комиссия во главе с капитаном I ранга М.А.Данилевским прибыла в США 13 июля 1898 года и приняла активное участие в обсуждении и проектировании будущего крейсера, внеся в проект ряд значительных конструктивных доработок.

В качестве прототипа для строительства нового корабля глава американской фирмы Чарльз Крамп предлагал взять японский крейсер «Касаги», но русский Морской технический комитет настоял на том, чтобы за образец взяли 6000-тонные бронепалубные крейсеры санкт-петербургской постройки - знаменитые «богини» «Диана», «Паллада» и «Аврора» (матросы фамильярно звали их «Дашка», «Палашка» и «Варька»). Увы, выбор был изначально порочен - концепция крейсеров этого класса себя не оправдала. Впрочем, родство «Варяга» со знаменитой «Авророй» пригодилось. Когда в 1946 году снимали художественный фильм «Крейсер «Варяг», в главной роли сняли «Аврору», прилепив ей для сходства четвёртую фальшивую трубу.

11 января 1899 года волею императора и приказом по Морскому ведомству строящемуся крейсеру было присвоено название «Варяг» - в честь одноименного парусно-винтового корвета, участника американской экспедиции 1863 года. Церемония закладки корабля состоялась 10 мая 1899 года. А уже 19 октября 1899 года в присутствии русского посла в США графа А.П. Кассини и других официальных лиц двух стран крейсер «Варяг» спустили на воду.

Крейсер Варяг

Технические характеристики и вооружение крейсера:

  • Длина: 127 м

  • Ширина: 15,9 м

  • Водоизмещение: 6500 тонн

  • Запас хода: 5000 миль

  • Осадка: 6,3 м

  • Экипаж: 580 чел.

  • Скорость: 23 узла

  • Орудия:

    • 12 х 152 мм;
    • 12 х 75 мм;
    • 2 х 63,5-мм;
    • 8 х 47 мм;
    • 2 х 37 мм.

  • Торпедные аппараты: 6

Нельзя сказать, чтобы на верфи «Вильям Крамп» совсем не умели строить военные корабли. Одновременно с «Варягом» американцы построили для русского флота прекрасный броненосец «Ретвизан». Однако с «Варягом» изначально всё пошло не так, как планировалось. Были допущены два конструктивных недостатка, которые в конечном итоге погубили корабль. Во-первых, орудия главного калибра на верхней палубе американцы установили без всякой защиты, даже без бронещитов. Комендоры корабля были крайне уязвимы - в бою расчёты на верхней палубе буквально выкашивались осколками японских снарядов. Во-вторых, корабль оснастили паровыми котлами системы Никлосса, крайне капризными и ненадёжными. Впрочем, такие котлы много лет исправно служили на канонерской лодке «Храбрый». Броненосец «Ретвизан», построенный на той же верфи Ч. Крампа, тоже не имел с котлами Никлосса больших проблем. Только на «Варяге», возможно, в силу других допущенных технических нарушений, энергетическая установка (котлы и машины) периодически отказывали уже на скорости 18-19 узлов. А самый быстроходный крейсер, согласно всем техническим характеристикам, должен был развивать скорость до 23 узлов.

Тем не менее, первые испытания в июле 1900 года «Варяг» прошёл вполне успешно. В тяжелейших погодных условиях, при сильном встречном ветре, он показал мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости – 24,59 узла [около 45,54 км./ч.].

2 января 1901 года прибывший из России экипаж во время стоянки в Филадельфии поднял вымпел на грот-мачте – «Варяг» официально вступил в кампанию. После нескольких пробных походов по заливу Делавэр крейсер навсегда покинул берега Америки.

Когда крейсер пришел на Балтику, его посетил император Николай Второй. Пленённый одним только внешним лоском нового белоснежного крейсера и бравым видом гвардейского экипажа самодержец пожелал простить Крампу «некоторые конструктивные недочёты», в результате чего штрафных санкций к американским судостроителям не применили.

Почему «Варяг» оказался в Чемульпо?

Именно в ответе на этот вопрос, на наш взгляд, заключается наиболее правдоподобное объяснение всех дальнейших событий.

Итак, крейсер «Варяг», построенный «для нужд флота на Дальнем Востоке», базировался в главной военно-морской базе России на Тихом океане Порт-Артуре течение двух лет (1902-1904). 1 марта 1903 года в командование «Варягом» вступил капитан I ранга В.Ф.Руднев.

К началу 1904 года отношения России и Японии обострились до предела. Война могла вспыхнуть из-за малейшего пустяка. По официальной версии, командованию было строжайше запрещено проявлять любую инициативу, дабы не спровоцировать японцев. На самом деле, России было бы очень выгодно, чтобы Япония первой начала боевые действия. И наместник адмирал Н.Е. Алексеев, и начальник Эскадры Тихого океана В.О. Старк, неоднократно докладывали в Петербург, что сил на Дальнем Востоке вполне достаточно, чтобы успешно провести кампанию.

Адмирал Алексеев прекрасно понимал: незамерзающий корейский порт Чемульпо является важнейшим стратегическим объектом. Здесь постоянно находились боевые корабли ведущих государств. Чтобы захватить Корею, японцам потребовалось бы, прежде всего, захватить (даже высадить десант) в Чемульпо. Следовательно, присутствие военных кораблей России в этом порту неизбежно станет поводом к конфликту, т.е. спровоцирует противника на начало активных боевых действий.

Военные корабли России в Чемульпо присутствовали постоянно. Предельное обострение отношений с Японией в конце 1903 года вовсе не побудило командование в Порт-Артуре выводить их оттуда. Напротив, русские корабли «Боярин» (тоже, кстати, бронепалубный крейсер) и канонерская лодка «Гиляк» 28 декабря 1903 года были заменены крейсером «Варяг» под командованием капитана I ранга В.Ф.Руднева. 5 января к «Варягу» присоединилась канонерская лодка «Кореец» под командованием капитана II ранга Г.П.Беляева.

По официальной версии, «Варяг» был отправлен в Чемульпо для связи с русским послом в Сеуле. В случае осложнения или разрыва дипломатических отношений, он должен был вывезти русскую дипломатическую миссию в Порт-Артур.

Любой нормальный человек в силах понять, что посылать для вывоза дипломатов целый крейсер было, по крайней мере, нецелесообразно. Тем более – в условиях предстоящей войны. В случае начала военных действий корабли неизбежно попадали в ловушку. Для связи и вывоза миссии можно было оставить только канонерскую лодку «Кореец», а быстроходный и мощный «Варяг» сохранить для флота в Порт-Артуре.

Но, скорее всего, к тому времени уже выяснилось, что «Варяг» не такой уж быстроходный и мощный. Иначе, чем объяснить использование современного боевого крейсера в качестве портового стационера? Или командование в Порт-Артуре считало, что русской дипмиссии зазорно разъезжать на какой-то канонерке, обязательно нужно крейсер подать к подъезду?..

Нет! Алексеев преследовал, судя по всему, только одну цель: вынудить японцев начать войну первыми. Для этого он решил пожертвовать «Варягом», ибо невозможно изобразить «военное присутствие» в корейском порту посредством одной канонерской лодки. Капитан Руднев, само собой разумеется, не должен был ничего знать. Кроме того, Руднев не должен был проявлять никакой инициативы, самостоятельно покидать порт и вообще предпринимать какие-либо активные действия без особого на то распоряжения. На утро 27 января был назначен выход русской эскадры из Порт-Артура в Чемульпо.

Кстати, при проведении стратегической игры в 1902/03 учебном году в Николаевской морской академии проигрывалась именно такая ситуация: при внезапном нападении Японии на Россию в Чемульпо остаются неотозванными крейсер и канонерская лодка. В игре посланные в порт миноносцы сообщат о начале войны. Крейсер и канонерская лодка успевают соединиться с Порт-Артурской эскадрой, идущей к Чемульпо. Так что все попытки некоторых историков представить командование в лице адмирала Алексеева и адмирала Старка полными разгильдяями и безответственными типами, не имеют под собой никакого основания. Это был заранее обдуманный план, осуществить который оказалось не так-то просто.

«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги…»

24 января в 16:00 японские дипломаты объявили о прекращении переговоров и разрыве дипломатических отношений с Россией. Дальневосточный наместник адмирал Алексеев узнал об этом (учитывая разницу во времени) лишь 25 января.

Вопреки утверждениям некоторых «исследователей», упрекавших В.Ф.Руднева в преступном бездействии и роковой для «Варяга» потере 2-х дней (24 и 25 января), никакого «бездействия» не было. Капитан «Варяга» в Чемульпо не мог узнать о разрыве дипломатических отношений раньше, чем сам наместник в Порт-Артуре. Кроме того, не дождавшись «особых распоряжений» от командования, уже утром 25 января Руднев сам поехал поездом в Сеул, чтобы получить от главы русской миссии А.И.Павлова инструкции о действиях «Варяга». Там он получил сведения о подходе японской эскадры к Чемульпо и готовящемся 29 января десанте. Относительно «Варяга» никаких распоряжений не поступало, поэтому Руднев решил послать «Корейца» в Порт-Артур, чтобы передать донесение о готовящемся десанте, но порт был уже блокирован японской эскадрой.

26 января «Кореец» попытался уйти из Чемульпо, но был остановлен в море. Не имея приказа вступить в бой, Беляев решил повернуть обратно.

Командующий японской эскадрой контр-адмирал Уриу направил командирам находившихся в Чемульпо военных кораблей нейтральных стран – английского крейсера «Тэлбот», французского «Паскаля», итальянской «Эльбы» и американской канонерки «Виксбург» – послания с просьбой покинуть рейд в связи с возможными боевыми действиями против «Варяга» и «Корейца». Командиры первых трёх кораблей выразили протест, поскольку бой на рейде стал бы вопиющим нарушением формального нейтралитета Кореи, однако было ясно, что это вряд ли остановит японцев.

Ранним утром 27 января (9 февраля по н. ст.) 1904 года В.Ф.Руднев принял участие в совещании командиров кораблей, которое проходило на борту «Тэлбота». Несмотря на явное сочувствие со стороны англичан, французов и итальянцев, они не могли оказать русским морякам какой-либо явной поддержки из-за боязни нарушить нейтралитет.

Убедившись в этом, В.Ф.Руднев заявил собравшимся на «Тэлботе» командирам, что он сделает попытку прорваться и примет бой, как бы велики не были силы врага, что сражаться на рейде не будет и сдаваться в плен не намерен.

В 11.20 «Варяг» и «Кореец» подняли якоря и направились к выходу с рейда.

Был ли шанс у «Варяга» уйти от японской эскадры, используя преимущество в скорости?

Здесь мнения специалистов и историков резко расходятся. Согласно утверждениям самого Руднева, изложенных им в рапортах начальству, а позднее отчасти повторенных в воспоминаниях, – ни малейшего шанса уйти от японцев у «самого быстроходного» крейсера не было. И дело заключалось не в тихоходной канонерке «Кореец», команду которой Руднев легко мог бы принять на борт «Варяга». Просто сам крейсер в условиях отлива, без возможности развить скорость на узком фарватере, не смог бы дать в море более 16-17 узлов. Японцы бы его всё равно догнали. Их крейсера развивали скорость до 20-21 узла. Кроме того, Руднев через слово упоминает о «технических недоделках» «Варяга», которые могли бы подвести крейсер в самый ответственный момент.

В своей книге, вышедшей после войны, Руднев настаивает на ещё большем (видимо, в связи с гораздо большей потребностью оправдать свои действия в бою) понижении максимальной скорости «Варяга»:

"Крейсер "Варяг" в конце 1903 г. производил испытание подшипников главных механизмов, которые ввиду неудовлетворительности металла, не могли быть доведены до желаемых результатов, а потому и ход крейсера доходил только до 14 узл. вместо следуемых 23" («Бой "Варяга" у Чемульпо 27 января 1904 г.» СПБ, 1907, с. 3).

Между тем, в целом ряде исследований отечественных историков напрочь опровергается факт «тихоходности» «Варяга» или его неисправности на момент сражения. Сохранились документы, свидетельствующие, что во время неоднократных испытаний в октябре-ноябре 1903 года крейсер показал на полном ходу скорость 23, 5 узла. Неисправности подшипников были ликвидированы. Крейсер имел достаточный запас мощности и не был перегружен. Однако, кроме сведений Руднева, о «дефектности» корабля говорит тот факт, что «Варяг» во время базирования в Порт-Артуре постоянно подвергался ремонтам и испытаниям. Возможно, основные неисправности к моменту ухода в Чемульпо были устранены, но капитан Руднев 26-27 января 1904 года не был на все сто процентов уверен в своём крейсере.

Другой вариант этой версии выдвигает современный российский историк В.Д.Доценко в своей книге «Мифы и легенды Российского флота» (2004). Он считает, что «Варяг» заменил в Чемульпо тихохода «Боярина» лишь потому, что только такой крейсер и мог уйти от японской погони, используя вечерний прилив. Высота приливов в Чемульпо достигает 8-9 метров (максимальная высота прилива до 10 метров).

«При осадке крейсера 6,5 метра в полную вечернюю воду все же была возможность прорвать японскую блокаду, - пишет В.Д.Доценко, - но Руднев ею не воспользовался. Он остановился на худшем варианте - прорываться днём в период отлива и совместно с «Корейцем». К чему такое решение привело, всем известно…»

Однако здесь стоит вспомнить, что «Варяг» вообще не должен был покидать Чемульпо вплоть до особого распоряжения. Спланированный в штабной игре «прорыв» крейсера к русской эскадре никак не учитывал, что никаких миноносцев и никакой эскадры в этот момент близ Чемульпо не будет. В ночь с 26 на 27 января – практически одновременно с боем «Варяга» - было совершено нападение японского флота на Порт-Артур. Увлёкшись планами наступательных операций, русское командование пренебрегло оборонительными мероприятиями и фактически прозевало «упреждающий удар» противника по основной морской базе на Дальнем Востоке. Такой наглости японских «макак» невозможно было себе представить ни в какой стратегической игре!

Даже в случае удачного прорыва из Чемульпо, «Варяг» должен был совершить в одиночестве 3-х дневный переход к Порт-Артуру, где неизбежно столкнулся бы с другой японской эскадрой. И где гарантия, что в открытом море он не встретил бы ещё более превосходящие силы противника? Приняв бой близ нейтрального порта, Руднев имел возможность сохранить людей и публично совершить что-то похожее на подвиг. А на миру, как говорится, и смерть красна!

Бой у Чемульпо

Бой «Варяга» и «Корейца» с японской эскадрой близ порта Чемульпо занял чуть более часа.

В 11.25 капитан I ранга В.Ф.Руднев приказал пробить боевую тревогу и поднять стеньговые флаги. Японская эскадра караулила русских у южной оконечности острова Филипп. Ближе всего к выходу стояла «Асама» и именно с нее обнаружили шедшие навстречу «Варяг» и «Кореец». Контр-адмирал С.Уриу в это время принимал на борту крейсера «Нанива» офицера с «Тэлбота», доставившего документы совещания командиров. Получив известие с «Асамы», командующий, быстро завершив беседу, приказал расклепать якорные цепи, так как времени на подъём и уборку якорей не было. Корабли начали спешно вытягиваться на плес, на ходу перестраиваясь в боевые колонны, согласно полученной накануне диспозиции.

М.М. Степанов, Бой крейсера «Варяг» и канонерной лодки «Кореец» с японской эскадрой
Бой крейсера «Варяг» и канонерной лодки «Кореец» с японской эскадрой
М.М. Степанов

Первыми дали ход «Асама» и «Чиода», за ними, несколько отстав, двинулись флагманская «Нанива» и крейсер «Нийтака». На траверзе нестреляющего борта «Нанивы» шли миноносцы одного из отрядов. Остальные миноносцы с крейсерами «Акаси» и «Такачихо», развив большой ход, устремились в юго-западном направлении. Авизо «Чихайя» вместе с миноносцем «Касасаги» находились в дозоре на выходе из 30-мильного фарватера. Русские корабли продолжали движение.

Согласно японским источникам, контр-адмирал Уриу дал сигнал сдаваться, но «Варяг» не ответил и первым начал пристрелку японскому флагману «Нанива». Русские источники уверяют, что первый выстрел грянул с японского крейсера «Асама» в 11.45. Вслед за ним вся японская эскадра открыла огонь. «Варяг, по выходе с нейтрального рейда, открыл ответный огонь бронебойными снарядами с дистанции 45 кабельтов. «Асама», наблюдая прорывающийся крейсер по левому борту, пошёл на сближение, не прекращая огонь. Его активно поддерживали «Нанива» и «Нийтака». Один из первых японских снарядов разрушил верхний мостик «Варяга» и перебил фок-ванты. При этом погиб мичман граф Алексей Нирод, а все дальномерщики станции № 1 были убиты или ранены. В первые минуты боя было также подбито 6-дюймовое орудие «Варяга», вся прислуга орудия и подачи убита или ранена.

В то же время «Чиода» атаковал «Корейца». Канонерская лодка вначале вела огонь фугасными снарядами из правого 8-дюймового орудия попеременно по головному крейсеру и «Такачихо». Вскоре сокращение дистанции позволило «Корейцу» использовать кормовое 6-дюймовое орудие.

Около 12.00 на «Варяге» начался пожар: загорелись патроны с бездымным порохом, палуба и вельбот № 1. Возгорание произошло от снаряда, разорвавшегося на палубе, при этом были подбиты 6 орудий. Другими снарядами был почти снесён боевой грот-марс, уничтожена дальномерная станция № 2, подбиты еще несколько орудий, подожжены рундуки броневой палубы.

В 12.12 вражеский снаряд перебил трубу, в которой были проложены все рулевые приводы «Варяга». Неуправляемый корабль покатился на циркуляции на камни острова Йодольми. Почти одновременно второй снаряд взорвался между десантным орудием Барановского и фок-мачтой, погиб весь расчет орудия № 35, а также находившийся у рубки квартирмейстер И.Костин. Осколки влетели в проход боевой рубки, смертельно ранив горниста Н. Нагле и барабанщика Д.Корнеева. Командир крейсера Руднев отделался лишь лёгким ранением и контузией.

«Варяг» сел на камни острова и, развернувшись к противнику левым бортом, представлял собой неподвижную мишень. Японские корабли пошли на сближение. Положение казалось безнадёжным. Противник быстро приближался, а сидевший на камнях крейсер ничего не мог предпринять. Именно в это время он получил наиболее тяжелые повреждения. В 12.25 снаряд большого калибра, пробив борт под водой, взорвался в угольной яме № 10, а в 12.30 8-дюймовый снаряд взорвался в угольной яме № 12. Третья кочегарка стала быстро наполняться водой, уровень которой подходил к топкам Кочегарные квартирмейстеры Жигарев и Журавлев с замечательной самоотверженностью и хладнокровием задраили угольную яму, а старший офицер капитан 2 ранга Степанов и старший боцман Харьковский под градом осколков стали подводить пластыри под пробоины. И в этот момент крейсер сам, как бы нехотя, сполз с мели и задним ходом отошёл от опасного места. Не искушая более судьбу, Руднев приказал лечь на обратный курс.

К удивлению японцев, пробитый и горящий «Варяг», увеличив ход, уверенно уходил в сторону рейда.

Из-за узости фарватера преследовать русских могли лишь крейсера «Асама» и «Чиода». «Варяг» и «Кореец» яростно отстреливались, но из-за острых курсовых углов огонь могли вести только два-три 152-мм орудия. В это время из-за острова Йодольми появился вражеский миноносец и устремился в атаку. Настала очередь мелкокалиберной артиллерии – из уцелевших орудий «Варяг» и «Кореец» открыли плотный заградительный огонь. Миноносец круто развернулся и ушёл, не причинив русским кораблям вреда.

Эта неудачная атака помешала японским крейсерам своевременно приблизиться к русским кораблям, и когда «Асама» вновь ринулась в погоню, «Варяг» и «Кореец» уже подходили к якорной стоянке. Японцам пришлось прекратить огонь, так как их снаряды начали падать вблизи кораблей международной эскадры. Крейсеру «Эльба» даже пришлось из-за этого перейти вглубь рейда. В 12.45 прекратили огонь и русские корабли. Бой закончился.

Потери личного состава

Всего за время сражения «Варяг» выпустил 1105 снарядов: 425 -152-мм, 470 -75-мм и 210 - 47-мм. Результативность его огня, к сожалению, неизвестна до сих пор. По официальным японским данным, опубликованным еще во время Русско-японской войны, попаданий в корабли эскадры Уриу не было вообще, и из их команд никто не пострадал. Однако есть все основания сомневаться в истинности этого утверждения. Так, на крейсере «Асама» был разрушен и загорелся мостик. По-видимому, была повреждена кормовая башня, так как она прекратила стрельбу до конца боя. Крейсер «Такачихо» также получил серьезные повреждения. Крейсер «Чиода» был отправлен на ремонт в док. По данным английских и итальянских источников, после боя японцы свезли в бухту А-сан 30 убитых. Согласно официальному документу (санитарному отчёту за войну), потери «Варяга» составили 130 человек – 33 убитых и 97 раненых. Руднев в своих отчётах приводит иную цифру – один офицер и 38 нижних чинов убиты, 73 человека ранены. Ещё несколько человек умерли от ран уже на берегу. «Кореец» не получил никаких повреждений и не имел потерь в экипаже - ясно, что всё внимание японцев было обращено на «Варяг», по уничтожении коего предполагали быстро покончить и с лодкой.

Состояние крейсера

Всего в крейсер попало 12-14 крупных фугасных снарядов. Хотя броневая палуба не была разрушена и корабль сохранил ход, следует признать, что к концу боя «Варяг» практически полностью исчерпал свои боевые возможности к сопротивлению из-за многочисленных серьёзных повреждений.

Командир французского крейсера «Паскаль» Виктор Сенэ, взошедший на борт «Варяга» сразу после боя, впоследствии вспоминал:

«Я никогда не забуду этого потрясающего зрелища, представившегося мне: палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части тел. Ничто не избегло разрушения: в местах, где разрывались снаряды, краски обуглились, все железные части пробиты, вентиляторы сбиты, борта и койки обгорели. Там, где было проявлено столько геройства, все было приведено в негодность, разбито на куски, изрешечено; плачевно висели остатки мостика. Дым шел из всех отверстий на корме, и крен на левый борт все увеличивался».

При осмотре крейсера, кроме перечисленных выше повреждений, были также выявлены следующие:

  • все 47-миллиметровые орудия негодны к стрельбе;

  • пять орудий 6-дюймового калибра получили различные серьезные повреждения;

  • у семи 75-миллиметровых орудий полностью выведены из строя накатники, компрессоры и другие детали и механизмы;

  • разрушено верхнее колено третьей дымовой трубы;

  • уничтожены все вентиляторы и шлюпки;

  • во многих местах пробита верхняя палуба;

  • разрушено командирское помещение;

  • поврежден фор-марс;

  • обнаружено еще четыре пробоины.

Естественно, что все эти повреждения в условиях осаждённого порта не могли быть восполнены и исправлены собственными силами.

Затопление «Варяга» и его дальнейшая судьба

Руднев на французском катере отправился на английский крейсер «Тэлбот», чтобы договориться о перевозке экипажа «Варяга» на иностранные корабли и сообщить о предполагаемом уничтожении крейсера прямо на рейде. Против взрыва «Варяга» резко возражал командир «Тэлбота» Бэйли, мотивируя свое мнение большой скученностью кораблей на рейде. В 13.50 Руднев вернулся на «Варяг». Спешно собрав офицеров, он сообщил о своём намерении и получил их поддержку. Сразу же приступили к перевозке раненых, а затем и всего экипажа на иностранные корабли. В 15.15 командир «Варяга» направил на «Кореец» мичмана В.Балка. Г.П.Беляев тут же собрал военный совет, на котором офицеры решили: «Предстоящий через полчаса бой – не равен, вызовет напрасное кровопролитие… без нанесения вреда неприятелю, а потому необходимо… взорвать лодку…». Экипаж «Корейца» перешёл на французский крейсер «Паскаль». Команда «Варяга» была распределена на «Паскаль», «Тэлбот» и итальянский крейсер «Эльба». Впоследствии командиры иностранных судов получили от своих посланников одобрение и благодарность за их действия.

В 15.50 Руднев со старшим боцманом, обойдя корабль и убедившись, что на нем никого не осталось, сошёл с него вместе с хозяевами трюмных отсеков, которые открыли кингстоны и клапаны затопления. В 16.05 взорвали «Кореец», а в 18.10 «Варяг» лёг на левый борт и скрылся под водой. Также командой был уничтожен находившийся в бухте русский пароход «Сунгари».

Практически сразу после боя в Чемульпо японцы приступили к подъему «Варяга». Крейсер лежал на грунте, на левом борту, почти по диаметральную плоскость погрузившись в ил. При отливе над водой была хорошо видна большая часть его корпуса.

Для проведения работ из Японии привезли специалистов и доставили необходимое оборудование. Подъемом корабля руководил генерал-лейтенант корпуса корабельных инженеров Араи. Обследовав лежащий на дне крейсер, он поразил адмирала контр-адмирала Уриу, сообщив, что его эскадра «целый час не могла утопить безнадёжно неисправный корабль». Далее Араи высказал соображение, что подъем и ремонт крейсера экономически невыгоден. Но Уриу все равно приказал начать подъемные работы. Для него это было делом чести...

Всего над подъемом крейсера трудилось более 300 квалифицированных рабочих и водолазов, а на вспомогательных участках было задействовано до 800 корейских кули. На подъемные работы было израсходовано свыше 1 млн иен.

С корабля сняли паровые котлы и орудия, срубили дымовые трубы, вентиляторы, мачты и другие надстройки. Обнаруженное в каютах имущество офицеров частично передали в местный музей, а личные вещи В.Ф.Руднева были возвращены ему в 1907 году.

Затем японские специалисты соорудили кессон, и с помощью насосов откачав воду, 8 августа 1905 года подняли «Варяг» на поверхность. В ноябре в сопровождении двух пароходов крейсер направился к месту ремонта в Йокосуку.

Крейсер «Варяг» после подъема в 1905 году
Крейсер "Варяг" после подъема, 1905

Капитальный ремонт крейсера, получившего новое имя «Сойя», проходил в 1906-1907 гг. После его завершения внешний вид корабля сильно изменился. Появились новые ходовые мостики, штурманская рубка, дымовые трубы, вентиляторы. Демонтировали марсовые площадки на марсах. Изменилось носовое украшение: японцы водрузили свой неизменный символ – хризантему. Паровые котлы и вооружение корабля остались неизменными.

По окончании ремонта «Сойя» был зачислен в качестве учебного корабля в кадетскую школу. В своей новой роли он прослужил 9 лет. Побывав за это время во многих странах мира.

Тем временем началась Первая мировая война. Россия приступила к формированию флотилии Северного Ледовитого океана, в рамках которой предполагалось создать крейсерскую эскадру. Но кораблей для этого не хватало. Япония, являвшаяся в тот момент союзницей России, после длительных торгов согласилась продать захваченные корабли Первой тихоокеанской эскадры, в том числе и «Варяг».

22 марта 1916 года крейсеру было возвращено его прежнее, легендарное название. А 27 марта во владивостокской бухте Золотой Рог на нём подняли Георгиевский вымпел. После ремонта, 18 июня 1916 года «Варяг» под флагом командующего Отряда судов особого назначения контр-адмирала А.И. Бестужева-Рюмина вышел в открытое море и взял курс на Романов-на-Мурмане (Мурманск). В ноябре крейсер был зачислен в состав Флотилии Северного Ледовитого океана в качестве флагманского корабля.

Но техническое состояние корабля внушало опасения, и в начале 1917 года была достигнута договорённость о его капитальном ремонте на судостроительном заводе в Великобритании. 25 февраля 1917 года «Варяг» навсегда покинул берега России и отправился в свой последний самостоятельный поход.

После Октябрьского переворота в России англичане захватили крейсер в счёт долгов царского правительства. Ввиду плохого технического состояния в 1920 году корабль был продан в Германию на металлолом. Во время буксировки «Варяг» сел на камни у берегов Южной Шотландии, недалеко от городка Ленделфут. Часть металлических конструкций была тогда же снята местными жителями. В 1925 году «Варяг» окончательно затонул, найдя на дне Ирландского моря своё последнее пристанище.

До недавнего времени считалось, что останки «Варяга» безнадежно утеряны. Но в 2003 году, в ходе экспедиции под руководством А.Денисова, организованной телеканалом «Россия», удалось отыскать точное место гибели корабля и обнаружить на дне его обломки.

Выводы из всего вышесказанного напрашиваются сами собой.

Подвиг «Варяга» и «Корейца», безусловно, является тем самым «подвигом», которого можно было бы избежать, но… русские люди не привыкли бегать от подвигов.

Однозначно судить о причинах оставления «Варяга» в Чемульпо мы сегодня не можем. Эту акцию можно считать как частью далеко идущего стратегического плана, направленного на провокацию противника, так и самонадеянным разгильдяйством. В любом случае, командиры «Варяга» и «Корейца» стали жертвами просчёта высшего военного руководства и общего «шапкозакидательского» настроения накануне Русско-японской войны.

Попав в безвыходную ситуацию, офицеры и матросы повели себя вполне адекватно и сделали всё, чтобы сохранить русскую военную честь. Капитан Руднев не стал прятаться в порту и втягивать в конфликт суда нейтральных держав. Это выглядело достойно в глазах европейской общественности. Он не сдал «Варяг» и «Кореец» без боя, но сделал всё, чтобы спасти экипажи вверенных ему кораблей. Капитан затопил «Варяг» в акватории порта, где имел возможность, не опасаясь внезапного японского обстрела, организованно эвакуировать раненых, вынести необходимые документы и вещи.

Единственное, в чём можно упрекнуть В.Ф. Руднева, так это в том, что он не сумел сразу оценить масштаба повреждений, нанесённых «Варягу» в бою, а потом пошёл на поводу у англичан и не взорвал корабль, как того требовали обстоятельства. Но, с другой стороны, ссориться с капитаном «Тэлбота» и другими европейцами Рудневу совсем не хотелось: кто бы тогда отвёз команды «Варяга» и «Корейца» в Шанхай? И здесь стоит вспомнить, что японские инженеры сперва посчитали подъём разбитого крейсера нецелесообразным. Только адмирал Уриу настоял на его подъёме и ремонте. Об особенностях национального японского характера Руднев тоже не знал и не мог предвидеть, что японцы способны отремонтировать всё, что угодно…

В 1917 году один из помощников В.Ф.Руднева, побывавших в бою у Чемульпо, вспоминал, что некоторые старшие офицеры после гибели «Варяга», опасались возвращаться в Россию. Они считали столкновение с японцами у Чемульпо ошибкой, обернувшейся ожидаемым поражением, а утрату военного корабля – преступлением, за которое их ждёт военный суд, разжалование, а то и более крупные неприятности. Но правительство Николая II в данном случае поступило более чем разумно. При общем враждебном отношении русского общества к войне на Дальнем Востоке, было просто необходимо сделать из малозначительной стычки легендарный подвиг, воззвать к патриотизму нации, почествовать новоявленных героев и продолжать дальше «маленькую победоносную войну». Иначе драма 1917 года была бы разыграна лет на десять раньше…

По материалам

Мельников Р.М. Крейсер «Варяг». - Л.: Судостроение, 1983. - 287 с.: ил.

В.Д.Доценко Крейсер "Варяг" - неизвестные страницы истории

Благотворительный фонд «Крейсер «Варяг»

Николай Чорновил Обзор боя у Чемульпо


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова