сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Науки делятся на две группы — на физику и собирание марок.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

3 марта 1613 года (403 года назад) прошли последние выборы русского царя


21 февраля 7121 года от сотворения мира, что соответствует 3 марта 1613 года современного григорианского календаря, Великий Земский и Поместный собор избрал царём Михаила Фёдоровича Романова. С этого дня началось правление династии Романовых в России.

Михаил Фёдорович Романов
Царь Михаил Федорович
Иоганн Генрих Ведекинд, 1728

Сложная внешне и внутриполитическая ситуация начала XVII века, названная историками Великой Русской Смутой, разрешилась в 1612 году победой народного ополчения Минина и Пожарского над поляками и освобождением Москвы от войск интервентов.

7 февраля 1613 года был собран Великий Земский и Поместный собор. Он проходил в Успенском соборе московского Кремля – единственном уцелевшем в Москве здании, которое могло бы вместить всех выборных. Численность собравшихся, по разным данным, колеблется от 700 до 1500 человек. Династический кризис, т.е. фактическое прекращение династии Рюриковичей и восцарение боярина Бориса Годунова стали одной из причин Великой Смуты, которая едва не привела к потере Россией своей государственности и политической независимости. Поэтому главной задачей собора являлось избрание нового царя.

Среди претендентов на престол фигурировали польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп, предводители народного ополчения Дмитрий Пожарский и Дмитрий Трубецкой, потомки царей Бориса Годунова и Василия Шуйского, а также многочисленные представители боярской знати: Мстиславские, Куракины, Голицыны, Воротынские. Кроме того, рассматривалась кандидатура Марины Мнишек и её сына от брака с Лжедмитрием II, царевича Ивана Дмитриевича, которого в народе прозвали «Ворёнком».

Согласно официальной версии, выработанной российскими историками в период царствования Романовых (Карамзин, Соловьёв, Ключевский, Костомаров и др.), кандидатура никому неизвестного 17-и летнего Михаила Романова возникла лишь из-за его родства по женской линии с династией Рюриковичей. Его отец, митрополит Филарет (в прошлом – боярин Фёдор Никитич Романов), являлся двоюродным братом царя Фёдора Иоанновича. Первая жена Ивана IV Грозного, царица Анастасия, происходила из рода Романовых-Захарьиных-Юрьевых и приходилась Фёдору Никитичу родной тёткой. При Борисе Годунове бояре Романовы подверглись репрессиям. Фёдор Никитич с семьёй отправился в ссылку, потом он и его жена Ксения Ивановна Шестова были насильно пострижены в монахи под именами Филарет и Марфа. Это должно было лишить их и их потомков всяких прав на престол. В 1605 году Филарет был освобождён Лжедмитрием I из Антониево-Сийского монастыря, где находился фактически в заключении, и сразу занял важный церковный пост (митрополит Ростовский). Филарет остался в оппозиции свергнувшему Лжедмитрия Василию Шуйскому. В 1608 году новый самозванец, Лжедмитрий II («тушинский вор»), желая «подружиться» с Филаретом, нарек его патриархом Московским, но тот не принял этого сана. Впоследствии Филарет представлял себя перед врагами самозванца как «пленника» в тушинском лагере и не настаивал на своём патриаршем сане. В 1610 году он был отбит («отполонён») у тушинцев, принял участие в свержении Василия Шуйского и стал активным сторонником Семибоярщины. В отличие от патриарха Гермогена, Филарет в принципе не возражал против избрания царём польского королевича Владислава, но требовал, чтобы тот принял православие. В 1611 году, участвуя в переговорах с отцом Владислава, польским королём Сигизмундом III, Филарет решительно отказался подписать подготовленный польской стороной вариант договора, был арестован поляками и томился в плену вплоть до 1619 года.

Стоит ли говорить, что Филарет Романов пользовался огромным уважением в кругах духовенства, а в глазах вчерашних ополченцев – служилых дворян и казачества – и вовсе выглядел патриотом, мучеником, героем. По выражению историка Н.И.Костомарова, в тот период Филарет «казался русским истинным мучеником за правое дело».

Однако Романовы не могли похвастать ни знатностью, ни древностью своего рода. Их первым исторически достоверным предком традиционно считается московский боярин Андрей Кобыла, происходивший из прусских князей. Но именно «худородность» Романовых, по сравнению с другими представителями боярских семейств, устраивала, прежде всего, служилое дворянство и казачество, которые старались воспрепятствовать боярской аристократии в её стремлении установить в стране монархию по польскому образцу. В пользу Романовых сыграл ещё и тот факт, что в отличие от других боярских родов (Куракины, Милославские, Шереметьевы) они в меньшей степени запятнали себя сотрудничеством с «непатриотичным» польским правительством в 1610—1612 годах.

Единственный выживший сын из детей Фёдора и Ксении Романовых - Михаил Фёдорович (1596-1645) – в детстве разделил изгнание и участь своих родителей. В силу сложившихся обстоятельств, он не получил ни должного образования, ни воспитания и вряд ли был способен управлять государством. Появившись перед выборными делегатами в Успенском соборе, такой «недоросль» мог бы испортить всё дело. Поэтому, сразу после освобождения Москвы от интервентов, Миша вместе с матерью отправился в вотчину Шестовых Домнино (близ Костромы), а интересы Романовых на Соборе представлял один из знатнейших московских бояр – Фёдор Шереметьев. Являясь родственником Михаила, сам он не мог претендовать на престол, поскольку, как и некоторые другие кандидаты, входил в состав Семибоярщины.

Согласно официальной точке зрения российских историков, позднее укоренившейся и в советской историографии, в 1613 году Собор добровольно, выражая мнение большинства жителей России, принял решение об избрании царём Михаила Романова. Кандидатуры иностранных претендентов и Марины Мнишек были отвергнуты практически сразу. Предводителю казаков Трубецкому припомнили, что тот «целовал крест», то есть присягал на верность Ворёнку – сыну Марины Мнишек. Пожарский, по некоторым данным, настаивал на избрании царём иностранца, а именно шведского принца Карла-Филиппа. Он считал, что монарх, никак не связанный с боярской аристократией, быстрее наведёт порядок, покончит со смутой и беспорядками. Очевидно, что боярская верхушка и духовенство, игравшие «первую скрипку» на Соборе, ни за что не пошли бы на избрание царём самостоятельного в поступках, способного к управлению воина. Пожарский и Трубецкой были выведены из состава претендентов «по незнатности рода», а юного Михаила Романова избрали большинством голосов, как компромиссную фигуру, которая в тот момент устраивала всех.

Думные бояре справедливо рассудили, что «Миша-де молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». Без поддержки пленённого родителя, молодой монарх стал бы лишь игрушкой в руках всесильной боярской аристократии. Нравственный облик Михаила как сына митрополита отвечал интересам церкви и народным представлениям о царе-пастыре, заступнике перед Богом. Состояние здоровья, способность к управлению или, говоря современным языком, деловые качества Романова при выборах на Соборе в расчёт не брались. Новый царь должен был стать не главой государства, а лишь символом возвращения к порядку, покою и старине («любяше и миловаше их вся, подаваше им, яко они прошаху»).

Что же касается других исторических версий, то, по мнению некоторых российских, советских и зарубежных историков, решение Собора не могло быть вполне добровольным и легитимным. Практически нет документов ни о составе собрания, ни о его ходе. Судить о том, что происходило в стенах Успенского собора зимой 1613 года, можно только по «Книге об избрании» первого Романова, написанной боярином А.С. Матвеевым шестьдесят лет спустя, и по известным письменным источникам. К последним можно отнести лишь два разноречивых экземпляра «грамоты об избрании Михаила Романова на царство», и грамоту, адресованную Строгановым, в которой новоиспеченный царь и Собор просят Строгановых: «хотя теперь и промыслов убавьте, а ратный людям жалованье дайте, сколько можете…».

О каких же «ратных людях» идёт речь в этом документе и за что им нужно было давать жалование в столь спешном порядке?

По одной из версий, которой придерживались российские историки Л.В. Черепнин, С.Ф. Платонов и другие, на окончательное решение Собора повлияла именно «военная сила». Пожарский и Трубецкой, распустив ополчение, фактически отказались от мести боярской верхушке, присягнувшей на верность полякам. Но формирования донских казаков, ранее входивших в ополчение Трубецкого, не покинули Москву зимой 1612-13 года. Казаки в своё время поддержали «тушинского вора» в борьбе с «боярским» царём Василием Шуйским. Филарет, яростный противник Шуйского, воспринимался казачьими атаманами как друг и союзник. С самого начала соборных заседаний они развернули активную агитацию за его сына, считая Михаила Романова «своим» кандидатом. С казаками была солидарна часть патриотически настроенного духовенства и боярства, близкая Шереметьевым и Романовым.

Однако результаты первого голосования по кандидатуре Михаила обманули ожидания его сторонников. Ссылаясь на отсутствие многих избирателей (выборные продолжали пребывать со всех концов страны), постановили решительное голосование отложить на две недели. Собор также потребовал явки на заседание самого кандидата, но Фёдор Шереметьев всячески противился этому, ссылаясь на соображения безопасности. Собор продолжал настаивать, но позднее (ориентировочно 17-18 февраля) внезапно переменил решение, позволив Михаилу Романову остаться в Костроме, а 21 февраля (3 марта) заочно избрал его на царство.

Причина столь «скорого» решения заключалась в том, что вооружённые донцы вломились во двор к крутицкому митрополиту, выломали ворота и решительно потребовали избрания царём сына Филарета. Перепуганный митрополит бросился к боярам. Спешно созвали всех на собор. Казацкие атаманы повторили свое требование. Бояре представили им список из восьми самых, по их мнению, достойных кандидатов. Фамилия Романова в списке не значилась. Тогда выступил один из казацких атаманов:

«Князи и боляра и все московские вельможи! Не по Божии воли, но по самовластию и по своей воле вы избираете самодержавного. Но по Божии воли и по благословению… великого князя Федора Иоанновича всея Руси при блаженной его памяти, кому он, государь, благослови посох свой царской и державствовать на России князю Федору Никитичу Романову. И тот ныне в Литве полонен. И от благодобраго корене и отрасль добрая и честь — сын его князь Михайло Федорович. Да подобает по Божии воли на царствующем граде Москве и всея Русии да будет царь государь и великий князь Михайло Федорович всея Руси…» (Романовы, Исторические портреты, под ред. Е.В.Леоновой)

Польский полководец и канцлер Лев Сапега, сообщая о результатах выборов пленнику Филарету— отцу новоизбранного монарха, сказал:

«Посадили сына твоего на Московское государство одни казаки донцы». (С.Ф.Платонов)

Имеются сведения, что в выборах 21 февраля не участвовали ни Пожарский, ни Трубецкой, ни ряд их сторонников, которых казаки заблаговременно заблокировали в домах. Впоследствии Пожарский был практически удалён с политической сцены, подвергнут опале и в царствование Михаила Фёдоровича занимал лишь второстепенные, малозначимые должности при дворе.

По мнению наиболее радикально настроенных «антироманистов» (противников легитимности избрания Романовых), миф о всенародном представительстве при избрании Михаила Романова на царство Земским Собором 1613 года имеет гораздо более позднее происхождение. Его можно отнести ко временам Татищева и Карамзина, но никак не к началу – середине XVII века. Ряд советских и современных историков склонен рассматривать приход Романовых к власти как очередной государственный переворот, к счастью, завершивший Великую Смуту на Руси. В результате многолетней политической борьбы различных группировок боярства (Годуновы – Шуйские - Шереметьевы- Милославские – Голицыны - Романовы и т.д.) во главе государства встал отнюдь не самый достойный, а тот, кто устраивал самых хитрых, ловких и прозорливых представителей высшей аристократии. К слову сказать, при Романовых деятельность их предшественников – Годунова и Шуйского оценивалась крайне отрицательно. Хотя оба они были законными российскими государями, и их потомки имели не меньше прав на престол, чем племянник последнего Рюриковича.


Посольство Земского Собора, прибывшее в Костромской Ипатьевский монастырь,
сообщает Михаилу Романову об избрании Его на Царство

Копия миниатюры второй половины XIX века,
из книги "Об избрании Венчания на Царство Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича"

После выборов нового царя пришлось ещё поискать: никто, кроме Шереметьева, не имел представления о том, где в данный момент находится молодой Романов. Лишь 13 марта 1613 послы Собора прибыли в Кострому. В Ипатьевском монастыре, где Михаил был с матерью, ему сообщили об избрании на престол. Узнав об этом, мать, инокиня Марфа, отказалась благословлять сына на царствование: она всерьёз опасалась за его жизнь. Действительно, поляки пытались помешать новому царю прибыть в Москву. Небольшой отряд отправился сперва в Домнино, а затем в Ипатьевский монастырь, чтобы убить Михаила. Согласно легенде, крепостной крестьянин Шестовых Иван Сусанин умышленно завёл поляков в дремучий лес и, отказавшись показывать дорогу к монастырю, где укрылся царь, погиб от рук интервентов. Доказательством реальности подвига Ивана Сусанина считается царская грамота от 30 января 1633 года о даровании зятю Сусанина Богдану Сабинину половины деревни с освобождением («обелением») от всех податей и повинностей.

11 июня 1613 года Михаил Федорович венчался на царство в Успенском соборе Кремля. Смута закончилась. Началось тяжелое, медленное воссоздание Российского государства, потрясенного глубоким династическим кризисом, жесточайшей социальной рознью, полным экономическим обвалом, голодом, политическим распадом страны, внешней агрессией…

Царь Михаил I дал, по свидетельству ряда современников, крестоцеловальную запись, что обязуется не править без Земского собора и Боярской думы (подобно Василию Шуйскому). По иным данным, такой записи он не давал и в дальнейшем, начав править самодержавно, никаких обещаний не нарушил. Первое время от имени Михаила правили мать царя и бояре Салтыковы. В 1619 году фактическим правителем страны стал возвратившийся из польского плена и избранный патриархом митрополит Филарет. С 1619 по 1633 год он официально носил титул «великого государя».

Династия Романовых рухнула спустя триста четыре года. В стране началась новая грандиозная смута, приведшая Россию на край национально-государственной гибели. Гражданская война навсегда расколола российский народ на «красных» и «белых». Глубокий экономический кризис смертельно поразил хозяйственный организм, а очередной политический распад, осложненный внешними силами, вновь грозил существованию самой российской государственности. Словно не было этих трёх веков Романовых, словно, едва выйдя из Смуты, Россия вновь пошла по кругам исторического ада. От Михаила до Михаила. От Ипатьевского монастыря до Ипатьевского подвала…

Будет ли следующий выбор более удачным? Или он станет отправной точкой, началом нового «круга», замкнуть который, так или иначе, предстоит грядущим поколениям россиян? Кто знает?..

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова