сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Ученые изучают то, что уже есть; инженеры создают то, чего никогда не было.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

20 сентября 1878 года (138 лет назад) открылись Бестужевские курсы


20 сентября (2 октября по новому стилю) 1878 года в 18 часов в здании Александровской гимназии на Гороховой улице в Санкт-Петербурге состоялся молебен и торжественное открытие первого высшего учебного заведения для женщин в России – Высших женских курсов (ВЖК) с тремя отделениями — словесно-историческим, физико-математическим (естественным) и специально математическим.

К. Н. Бестужев-Рюмин

К.Н. Бестужев-Рюмин

Их директором стал профессор русской истории Санкт-Петербургского университета К. Н. Бестужев-Рюмин, племянник декабриста М. П. Бестужева-Рюмина. К. Н. Бестужев принял звание Учредителя ВЖК и в течение четырёх лет безвозмездно трудился над их организацией. По его имени Курсы стали называться Бестужевскими.

Предыстория создания курсов

В 1870-х годах правительство России, наконец, осознало, что необходимо принять самые действенные меры для того, чтобы русские женщины не уезжали учиться за границу. Ведь большинство россиянок, получивших образование в европейских вузах, не спешили возвращаться на родину. Они оставались работать за границей, либо примыкали к революционно-демократическому движению и никак не способствовали развитию отечественной науки и образования. Земская и городская реформы Александра II потребовали незамедлительных изменений и в сфере народного образования. Практически в каждом уездном городе, помимо средних учебных заведений для мужчин, открывались женские гимназии; земствам также требовались учителя для сельских школ и народных училищ. И хотя, по словам П.А.Кропоткина, сам Александр II был противником женского образования, «учёных» женщин не любил и даже боялся, всё возрастающая потребность именно в женских педагогических кадрах в России 1870-80-х годов требовала скорейшего решения этого давно назревшего вопроса.

Ещё в пятидесятых годах в Петербургском университете появились первые вольнослушательницы, и хотя их пребывание здесь было временным (в 1859 году женщинам было запрещено посещать университеты), идея организации высшего образования для женщин с подачи университетских профессоров стала приобретать все большую популярность, что вынудило власти пойти навстречу общественным настроениям.

Первые высшие женские курсы были открыты в 1869 году — Аларчинские в Петербурге и Лубянские в Москве. Одним из этапов борьбы за женский университет была организация в Петербурге в 1870 году публичных лекций для мужчин и женщин, которые получили название Владимирских курсов (по имени Владимирского училища, где они размещались). Характерно, что за деятельностью курсов был тут же установлен полицейский надзор. Другой заметной вехой явилось открытие в 1872 году курсов для образования учёных акушерок при Медико-хирургической академии, переименованных в 1876 году в Высшие врачебные курсы. Приказ об их основании подписал военный министр Д. А. Милютин, прекрасно понимавший, что без привлечения женщин невозможно удовлетворить острую потребность страны в медработниках. Огромную роль в формировании системы высшего медицинского образования для женщин сыграли также знаменитые русские медики И. М. Сеченов и В. Л. Грубер.

В 1873 году «Владимирские» курсы приостановили свою деятельность. В этом же году была создана правительственная комиссия, которая выработала проект высшего педагогического учебного заведения для женщин. В 1875 году последовало решение правительства, открывавшее для женщин возможность высшего образования. Воспользовавшись этим, учредители Владимирских женских курсов во главе с А. Н. Бекетовым в 1878 году добились разрешения открыть в Санкт-Петербурге высшие женские курсы с систематическим, университетским характером преподавания. Неофициально курсы получили название «бестужевских», а их слушательниц называли «бестужевками» — по фамилии учредителя и первого директора, профессора К. Н. Бестужева-Рюмина.

Этому знаменательному событию предшествовала также длительная борьба за высшее женское образование группы передовых женщин того времени (А. П. Философовой, Н. В. Стасовой, В. П. Тарновской, М. В. Трубниковой — дочери декабриста В. П. Ивашева) и всей прогрессивной русской общественности. Большое содействие в учреждении курсов оказала профессура Военно-Медицинской Академии, Академии Наук и особенно Санкт-Петербургского университета. Руководство педагогической частью на курсах осуществлял Совет, председателем которого в 1882 году был назначен профессор ботаники, ректор Санкт-Петербургского университета А. Н. Бекетов, который сумел привлечь к преподаванию на курсах лучшие силы университета.

При открытии курсов на них поступило 468 постоянных слушательниц и 346 вольнослушательниц.

Деятельность курсов в 1878-1886 годах

В первое время на курсы принимались женщины от 21 года со средним образованием, позднее — окончившие курс гимназии без ограничения в возрасте. Желающие попасть на курсы должны были подать заявление, приложив к нему метрическое свидетельство, аттестат о полном среднем образовании и свидетельство о политической благонадежности. Если поступающая девушка окончила гимназию в том же году, свидетельства о политической благонадёжности не требовалось. Когда количество заявлений превышало число вакансий, прием производили по конкурсу аттестатов. Вступительные экзамены курсистки не сдавали.

Организаторы ВЖК начинали свою деятельность, имея на текущем счету немногим более 200 руб. «Все рубли, большие и малые, дала вся страна, — писал В. В. Стасов. — Какое нужно было чудо, какая потребна была храбрость, чтобы с двумястами рублей в кармане затеять и выстроить дом в 200 000». Дотация же правительства выражалась в 3000 руб. в год. Но уже за первые 25 лет существования курсов удалось построить три корпуса, создать хорошую библиотеку, лаборатории, астрономическую вышку. К концу 1903 года материальный актив курсов составлял 1005600 руб.

Обучение на курсах было платным. Деятельность ВЖК поддерживалась «Обществом для доставления средств высшим женским курсам», средства поступали от Министерства народного просвещения, Санкт-Петербургской городской думы, а также платы за слушание лекций, добровольных пожертвований и членских взносов. Многие преподаватели работали на курсах безвозмездно.

В 1881 году К. Н. Бестужева-Рюмина во главе педагогического совета сменил А. Н. Бекетов, который с 1879 до 1885 состоял также председателем комитета «Общества для доставления средств». Педагогическому совету вверено было «общее управление курсами», ближайшее же наблюдение за слушательницами лежало на «распорядительнице курсов» — Н. В. Стасовой и её помощницах. Хозяйственной частью заведовал комитет «Общества для доставления средств», избираемый общим собранием Общества на три года. В первый состав Комитета входила С.В. Ковалевская. Она оставалась почётным членом Общества до самой своей смерти в 1891 году. Проживая в Швеции, первая русская женщина-математик живо интересовалась делами курсов, навещала их во время приездов в Петербург.

Курс преподавания, первоначально рассчитанный на три года, уже в 1881 году сделан был четырёхлетним. Курсы имели три отделения: словесно-историческое, физико-математическое и специально-математическое, а в 1906 году было открыто юридическое отделение. На словесно-историческом отделении преподавали богословие, логику, психологию, историю древней и новой философии, историю педагогики, теорию эмпирического познания, историю литературы, русский, латинский, французский, немецкий, английский языки и один из славянских языков. В число необязательных предметов входила латынь и хоровое пение. Студенткам физико-математического отделения читали лекции по математике, физике, химии, ботанике, зоологии, минералогии, кристаллографии, физической географии. Слушательницам разрешали переходить с одного отделения факультета на другое с досдачей соответствующих курсов.

По всем почти предметам и на всех отделениях происходили практические занятия, особенно по естественным наукам, для чего курсы располагали богато обставленными кабинетами, лабораторией, библиотекой, а впоследствии и аудиториями, специально приспособленными к чтению экспериментальных лекций. Привлекая в качестве преподавателей лучших профессоров университета и других высших учебных заведений Петербурга, курсы стали подготовлять и самостоятельный преподавательский персонал из числа бывших слушательниц; девять из них были оставлены при курсах в качестве ассистенток или руководительниц практических занятий. Некоторые из слушательниц выступили с самостоятельными трудами по разным отраслям науки, с докладами на съездах естествоиспытателей.

«Политическая неблагонадёжность»

Естественно, что в раскаленной общественной атмосфере семидесятых-восьмидесятых годов подавляющее большинство бестужевских курсисток придерживались передовых взглядов. Среди них было немало и революционерок самого радикального толка. Власти, в свою очередь, опасались роста числа революционерок, и главным критерием для правительственной поддержки учебного заведения оставалась политическая благонадёжность курсисток.

Н.А. Ярошенко, Курсистка

Курсистка
Н.А. Ярошенко

Бестужевские курсы первоначально не давали своим выпускницам прав на преподавание. Окончив курсы, «бестужевки» для получения работы пользовались аттестатами средних учебных заведений, а петербургский обер-полицмейстер Грессер ставил на все аттестаты печать, в которой значилось, что их обладательницы — курсистки. Причём было отдано распоряжение не допускать к учительству женщин с «мечеными» аттестатами. Всё это проделывали в связи с исключительной политической неблагонадёжностью «бестужевок».

И подозрения в «неблагонадёжности», безусловно, имели веские основания. Уже в первый учебный год (1878/79) за принадлежность к «Народной воле» была арестована группа курсисток. Сестёр Юшиных задерживали по делу о покушении Соловьева на Александра II. К делу об убийстве шефа жандармов Мезенцова привлекали курсисток Фёдорову и Малиновскую, которая при аресте оказала сопротивление, была избита и в доме предварительного заключения сошла с ума. На Бестужевских курсах учились Евгения и Ольга Фигнер. Последняя организовала кружок, который вел пропаганду в духе «Народной воли», распространял литературу и собирал деньги для нужд партии. С «Чёрным переделом» были связаны «бестужевки» Карпова и Добрускина. В марте 1886 года директор Департамента полиции В. К. Плеве составил следующую записку: «Без преувеличения можно сказать, что за последние пять лет не было ни одной более или менее крупной революционной организации, в которую не входили бы слушательницы Бестужевских курсов в значительном числе».

По подсчетам Департамента полиции, за 1880-1885 годы из 1988 «бестужевок» 241 обратила на себя внимание полиции (12,07 % всех слушательниц).

1886-1918 годы

Терпение властей лопнуло в 1886 году. Решением министра просвещения Делянова приём на курсы был прекращен «до особого рассмотрения вопроса о высшем образовании для женщин». Специальная комиссия под руководством С. М. Волконского работала три года, изучая состав слушательниц и их политические настроения. Между тем, к началу 1889 года на курсах оставался только четвёртый курс, насчитывавший 140 человек.

3 июня 1889 года было опубликовано «Временное положение о Санкт-Петербургских Высших женских курсах», резко усиливавшее контроль за деятельностью учебного заведения, которое действовало до 1918 года. Курсы получали назначаемого директора и Совет профессоров, запрещались собрания курсисток вне курсов, вводилась должность инспектрисы. Кроме того, было сокращено количество слушательниц, закрыто естественное отделение и повышена плата за обучение. По-прежнему сохранялись два отделения — историко-филологическое и физико-математическое, однако запрещалось преподавание физиологии человека и животных, естественной истории и гистологии. Для зачисления на курсы теперь требовалось письменное разрешение родителей или опекунов, а кроме того, справка о наличии средств для безбедного существования. До 200 рублей в год увеличилась плата за обучение. Курсистки могли жить только дома или у родственников — частные квартиры исключались. При этом в каждом случае приём зависел от личного усмотрения директора. Бессменную распорядительницу Н. В. Стасову отстранили от должности. Были уволены и другие преподаватели, замеченные в излишнем либерализме.

В 1895 году на курсах было возобновлено чтение курса ботаники, а в 1902 году и физиологии.

В сентябре 1901 года, по представлению министра народного просвещения П. С. Ванновского, Николай II утвердил указы о допущении к преподаванию всех предметов в старших классах женских гимназий и прогимназий лиц женского пола, окончивших Бестужевские курсы. Позднее, в 1906 году, «бестужевкам» было разрешено преподавать и в некоторых классах мужских гимназий.

В 1906 году, под влиянием первой русской революции, произошло изменение системы курсов в сторону большей автономии. Совету профессоров было разрешено выбирать директора из своей среды. Была введена новая система преподавания, названная предметной, позволившая слушательницам выбирать по желанию лекционные курсы, а преподавателям — разнообразить и расширить систему практических занятий и курсов.

13 мая 1906 года на ВЖК открылся новый, юридический факультет. Его программа включала энциклопедию права, философию права, государственное право, историю русского права, полицейское право, статистику, историю экономических учений, финансовое право, римское право, семейное и наследственное право, политическую экономию. При желании студентки этого факультета могли также изучать богословие, немецкий, французский, английский и итальянский языки. Юридический факультет ВЖК с самого своего возникновения был тесно связан с Санкт-Петербургским университетом. Положение о нём разработано комиссией профессоров университета, в которую входили: Д. Д. Гримм, А. С. Постников, И. А. Ивановский, Л. И. Петражицкий, В. И. Сергеевич, И. А. Покровский, И. Я. Фойницкий. Особо следует сказать о В. П. Тарновской — одной из основательниц курсов, в течение 33 лет безвозмездно исполнявшей обязанности казначея, отдававшей много сил углублению и расширению научных основ преподавания. Совет профессоров ВЖК избрал первых профессоров нового факультета: М. М. Ковалевского, В. И. Сергеевича, Л. И. Петражицкого, М. А. Дьяконова, Д. Д. Гримма. Деканом был избран Д. Д. Гримм. В 1912 году им стал М. Я. Пергамент. Из этого перечисления видно, какие крупные научные силы участвовали в создании факультета. Поскольку ВЖК были частным учебным заведением, существовавшим на собственные средства, у их выпускниц отсутствовало право на сдачу государственных экзаменов. Юридически курсы не принадлежали к числу высших учебных заведений страны, поэтому на них часто преподавали профессора, отстранённые или лишённые права преподавать в Санкт-Петербургском университете (Д. Д. Гримм, М. Я. Пергамент, И. А. Бодуэн де Куртенэ и др.).

Но большинству выпускниц юридического факультета предлагали лишь секретарскую должность с небольшим жалованием. Даже после сдачи госэкзаменов на юридическом факультете университета женщины не имели права работать адвокатами, нотариусами и судьями. Профессор Д. Д. Гримм, который был членом Государственного Совета по выборам от Академии Наук и Университетов, наряду с А. Ф. Кони, Н. С. Таганцевым и другими сторонниками равноправия полов активно выступал за допущение женщин в адвокатуру. Соответствующий законопроект, принятый в 1913 году Государственной Думой, был повторно отклонён в 1916 году Государственным Советом. В «Воспоминаниях курсистки первого выпуска» С. М. Хлытчиевой рассказывается, почему это произошло. Председатель Государственного Совета Акимов заявил «бестужевкам» на приёме: «Императрица против женской адвокатуры, и я дал слово, что этот законопроект будет отклонен Государственным Советом».

Экзаменационная книжка Бестужевских курсов

Чтобы решить проблему трудоустройства, на юридическом факультете была открыта новая специальность — статистика, весьма привлекательная для женщин. Известный экономист и статистик А. А. Кауфман организовал статистический семинарий, где изучали экономические и гуманитарные предметы, а также осваивали практику проведения конкретных социологических исследований. Благодаря этим исследованиям мы можем рассказать о взглядах курсисток в 1909 году. Так, 39 % опрошенных с помощью анонимных анкет указали, что сильное влияние на формирование их убеждений оказал Л. Н. Толстой, 32 % респондентов называли революционных демократов шестидесятых годов ХIХ века, а 18 % — К. Маркса. Из опроса было ясно, что две трети курсисток участвовали в студенческих волнениях.

Большое влияние на судьбы курсисток оказал Закон «Об испытаниях лиц женского пола в знании курса высших учебных заведений и о порядке приобретения ими учёных степеней и звания учительницы средних учебных заведений», утверждённый Николаем II в декабре 1911 года. Он давал возможность выпускницам высших негосударственных учебных заведений на общих основаниях сдавать экзамены в университетах и получать их дипломы. Этот нормативный акт практически уравнял права женщин и мужчин в научно-педагогической области.

С началом Первой мировой войны финансовое положение Бестужевских курсов резко ухудшилось. Они располагали значительной собственностью, которую были не в состоянии содержать, поэтому здания общежитий и некоторые учебные корпуса были отданы под доходные дома и госпитали. Но это не помогло. Женский университет, как, впрочем, и другие учебные заведения Петрограда, переживал жестокий кризис, характеризовавшийся бессистемностью учебного процесса, ухудшением дисциплины и полным безденежьем. Из этого кризиса Бестужевские курсы уже не смогли выйти.

В 1918 году, по распоряжению Советского правительства, ВЖК были преобразованы в 3-й Петроградский университет, а в 1919 году слились с Петроградским университетом, которому перешло всё имущество ВЖК. Ныне в одном из бывших зданий курсов (10-я Линия Васильевского Острова, д. 33) помещается математико-механический факультет, а в другом (Средний проспект Васильевского Острова, д. 41) химический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.

Статистика курсов

Всего за 32 выпуска Бестужевские курсы окончило около 7000 человек, а общее число обучавшихся — включая тех, кто по разным причинам не смог закончить обучения — превысило 10 тысяч. Количество выпускниц в разные годы сильно различалось. Весной 1882 года окончили полный четырёхлетний курс обучения первые 176 слушательниц. В 1913 их было 677, в 1915 году — 775. В то же время, были годы, когда завершали обучение лишь несколько десятков человек. Самым малочисленным был выпуск 1905 года. Маленькими были выпуски 1893 и 1894 годов — первые выпуски после перерыва в приёме — 61 и 49 человек. Кроме того, в связи с отсутствием приема в 1887—1889 годах, не было выпуска в 1890—1892 годах. Наибольшее количество окончивших было на историко-филологическом факультете — 4311 из 6933, физико-математический факультет окончило 2385 человек, а юридический лишь 237.

Мемориальная доска на здании Бестужевских курсов

При приёме на курсы соблюдался сословный принцип. Если в 1878 году дочери военных и гражданских чинов составляли более 70%, то к 1912 году на их долю падало лишь 37 %. В то же время среди лиц, причисленных к высшему сословию, многие принадлежали к таковому лишь по формальным признакам. Уже среди первых «бестужевок» было около 20 % выходцев из купеческого и мещанского звания и около 10 % представительниц религиозной среды.

Л. А. Фотиева писала: «Курсы осуществили исторической важности дело: они приобщили к свету знания тысячи женщин, воспитали в них любовь к науке, стремление к благородным подвигам».

Однако, несмотря на то, что свидетельство об окончании ВЖК приравнивалось к университетскому диплому, особой «любви к науке» среди выпускниц не замечалось. Женщина-врач, юрист или учёный – для России XIX-начала XX века явление крайне редкое и нетипичное. Основная часть «бестужевок» традиционно избирала себе педагогическую деятельность в качестве домашних учительниц, преподавателей средней школы, либо библиотечных и архивных служащих. «Стремление к благородным подвигам», очевидно, выражалось в том, что по окончании курсов, многие дипломированные особы направились не в гимназии или сельские школы, а прямиком в грядущую революцию.

В 1966 году на здании, расположенном на 10-й Линии Васильевского Острова в нынешнем Санкт-Петербурге, установлена мемориальная доска: «Здесь с 1885 г. по 1919 г. помещались Высшие женские (Бестужевские) курсы, на которых учились: Н. К. Крупская, А. И. Ульянова, О. И. Ульянова, К. Н. Самойлова, П. Ф. Куделли, Л. А. Фотиева и другие видные участницы революционного движения в России».

Местоположение курсов

Здание Бестужевских курсов

Здание Бестужевских курсов

Здание для Бестужевских курсов на 10-й линии Васильевского Острова было построено в 1885 году по проекту академика архитектуры А. Ф. Красовского при участии В. Р. Курзанова. В дальнейшем здание курсов стало разрастаться за счёт пристраивания к главному зданию флигелей и корпусов: в 1895—1897 годах были пристроены общежитие и учебные корпуса с правой стороны фасада; в 1900 году — флигель с актовым залом и библиотекой; в 1903 и 1909 годах — корпуса по северной и восточной частям участка, соединившие все постройки в единый комплекс. В проектировании этих зданий принимали участие архитекторы А. Ф. Красовский, В. Н. Пясецкий, В. Р. Курзанов, С. В. Покровский и Д. Д. Устругов.

В 1914 году про проекту архитектора В. П. Цейдлер было построено здание, выходящее фасадом на Средний проспект и соединённое с основным зданием курсов переходом внутри квартала. В нём должен был разместиться физический факультет, но в связи с началом первой мировой войны здание было отдано под госпиталь.

С одной стороны, история Бестужевских курсов — это громкие имена профессоров и слушательниц, развитие науки и образования, но с другой — сложнейшие взаимоотношения русской общественности и правительства, беспощадное противостояние революционного движения и государства, предопределившее величайшую трагедию России ХХ века. Своей деятельностью бывшие слушательницы доказали прогрессивность идеи российской высшей женской школы и тем самым значимость Бестужевских курсов для нашего Отечества стала несомненной.

Историческое значение деятельности курсов раскрывается по мере обращения к именам бывших «бестужевок» - литераторам, научным работникам и общественным деятелям. Бестужевские курсы дали русской культуре такие имена как, Е.И. Лихачева, Е.В. Балабанова, Е.И. Тиме, О.Г. Клеменьева, А.А. Караваева, Е М. Прилежаева-Барская, Т.Д. Руссес, М.Ф. Николаева, C.B. Романская и многие многие другие. Нет такой области культуры, в которой не трудились бы бывшие слушательницы курсов: Е.К. Столица -первая женщина агроном, B.C. Арнольд - первая женщина в дореволюционной России, получившая должность заведующей статистическим отделом в губернском земстве в Курске. O.A. Добиаш-Рождественская в 1918 году стала первой в Советской России женщиной-историком, удостоенной докторской степени.

Однако, с другой стороны, слова «нигилистка», «революционерка» и «бестужевка» долгое время воспринимались в русском обществе как слова-синонимы. Сегодня невозможно не признать, что роль женщин в событиях революции и Гражданской войны проявилась особенно ярко во многом благодаря одному из самых мощных ростков феминизма на российской почве – Бестужевским курсам.

По материалам:

Бестужевские курсы — первый женский университет [ Zarplata.ru ]

Учебные заведения

Российский общеобразовательный портал


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова