сегодня9декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Если человеку мешает жить только ореховая скорлупа, попавшая в ботинок, он может считать себя счастливым.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

21 августа 1943 года (73 года назад) организованы суворовские военные училища


21 августа 1943 года было принято Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобождённых от немецкой оккупации».

Пункт 10 (X) данного постановления гласил:

«…Для устройства, обучения и воспитания детей воинов Красной Армии, партизан Отечественной войны, а также детей советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецких оккупантов, организовать в Краснодарском, Ставропольском краях, Ростовской, Сталинградской, Ворошиловградской, Воронежской, Харьковской, Курской, Орловской, Смоленской и Калининской областях:

а) девять суворовских военных училищ, типа старых кадетских корпусов, по 500 человек в каждом, всего 4 500 человек со сроком обучения 7 лет, с закрытым пансионом для воспитанников…»

Открытка «Привет от суворовца»

Суворовские военные училища в Советском Союзе были созданы в год коренного перелома в Великой Отечественной войне. Решение об их создании было принято советским правительством, когда в августе 1943 года в небе над Москвой прогремел первый победный салют в честь завершения разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге.

Многовековая история свидетельствует, что могущество и безопасность Российского государства определяются крепостью его армии и флота. Победы русского оружия в крупнейших войнах убедительно доказали, что одним из главных факторов в достижении побед был высокий уровень профессионализма командного состава русской армии. Этому в немалой степени способствовала система военного образования, которая в нашей стране на протяжении столетий являлась приоритетным направлением государственной политики. Она рассматривалась как стратегический фактор развития и основа национальной безопасности.

Кадетские корпуса – предшественники суворовских училищ

Важнейшее место в подготовке профессиональных военных кадров в царской России занимали кадетские корпуса. Суворовские военные училища являются полноценными правопреемниками кадетских корпусов, аккумулировавшими в своей деятельности лучшие их традиции, имеющие многовековую историю развития.

Более 300 лет назад великим преобразователем России Петром I была создана Навигацкая школа, ставшая прообразом будущих кадетских корпусов. Петр I был первым монархом на Руси, кто стал уделять особое внимание подготовке офицеров для создаваемой им регулярной русской армии и зарождающегося флота.

Здание Первого кадетского корпуса в Санкт-Петербурге (Меншиковский дворец)

Здание Первого кадетского корпуса в Санкт-Петербурге (Меншиковский дворец)

В 1731 году указом Анны Иоанновны был учреждён первый кадетский корпус в Петербурге, официальное открытие которого состоялось через год - в 1732 году. С момента открытия и до 1860-х годов кадетские корпуса были единственными подготовительными военно-учебными заведениями, выпускники которых пополняли офицерские кадры императорской армии. Отличительной чертой данных учебных заведений являлось сочетание общего образования с военным обучением и военизированным внутренним режимом. Контингент воспитанников составляли дети дворян.

Первые военные школы имели целью не столько производство своих воспитанников в офицеры, сколько получение ими специальных знаний. Поэтому и были школы артиллерийскими, инженерными и морскими. Естественно, выпускники их, направляемые в войска унтер-офицерами, производились в офицеры в первую очередь. Офицерами стали выпускать только воспитанников Сухопутного кадетского корпуса, но и то далеко не всех: часть прапорщиками, часть - унтер-офицерами, только лучшие получали сразу чин подпоручика и даже поручика. Созданный в конце XVIII века Военно-сиротский дом тоже выпускал своих воспитанников юнкерами и портупей-прапорщиками, лишь отличники производились в офицеры сразу при выпуске. То же касалось и Шкловского благородного училища.

Кадеты Александровского малолетнего корпуса

Кадеты Александровского малолетнего корпуса,
гравюра неизвестного художника

В начале XIX века кадетские корпуса и училища в основном выпускали с правами на производство, а не офицерами (это не относится к Пажескому корпусу, все воспитанники которого выпускались офицерами). Но, конечно, выпускники военно-учебных заведений производились в офицеры очень быстро, обычно через несколько месяцев после прибытия в войска, им не надо было выслуживать срок в унтер-офицерском звании.

Производство всех выпускников кадетских корпусов и училищ в офицеры сразу при выпуске было установлено в 1830 году, и с тех пор унтер-офицерами в виде исключения стали выпускаться только худшие по успехам воспитанники специальных училищ. На флоте офицеры с середины XVIII века производились в первый офицерский чин мичмана только по аттестатам Морского корпуса (непосредственно при выпуске).

С дальнейшим развитием сети военно-учебных заведений их воспитанники по-прежнему начинали службу с чинами разных классов - в зависимости от успехов в учёбе (по разрядам). В царствование Николая I окончившие кадетские корпуса по 1-му разряду выпускались поручиками в армию (или прапорщиками в гвардию), по 2-му разряду - подпоручиками, по 3-му - прапорщиками, по 4-му - в линейные батальоны (а неспособные к учёбе в специальных классах - во внутреннюю стражу). С 1862 года все выпускники кадетских корпусов 1-го разряда, удостоенные к производству в гвардию, получали чин поручика армии, а к гвардейским полкам прикомандировывались лишь те, кто имел там ближайших родственников, или по выбору самого гвардейского начальства.

В связи с реформаторской деятельностью министра Д.А. Милютина, система военного обучения претерпела значительные преобразования. Крымская война 1853-1856 годов показала не только насущную необходимость реформ в армии, но также и назревшую потребность России в высокообразованных офицерских кадрах.

Д.А. Милютин ещё в 1840 году записал в своём дневнике:

«Наши офицеры образуются совершенно как попугаи, до производства их они содержатся в клетке. И беспрестанно толкуют им: «Попка, налево кругом!» — и попка повторяет: «Налево кругом». «На караул!» — и попка повторяет это... Когда же попка достигает того, что твердо заучит все эти слова и притом будет уметь держаться на одной лапке... ему надевают эполеты, отворяют клетку, и он выступает из нее с радостью, с ненавистью к своей клетке и прежним своим наставникам».

Суть реформ Милютина состояла в отделении общеобразовательного курса в военно-учебных заведениях от военно-специального и создании для каждого из них отдельных учебных заведений: военных гимназий и военных училищ. На них и разделились прежние кадетские корпуса.

Теперь производство в офицеры решено было осуществлять только после получения специального военного образования. Для чего и решили пропускать через военные учебные заведения вольноопределяющихся, юнкеров и унтер-офицеров, т.е. всех выслужившихся нижних чинов и дворянских недорослей, которые ранее получали офицерское звание непосредственно в частях после срока выслуги или по праву принадлежности к дворянскому роду. Поскольку этот контингент обладал худшим общеобразовательным уровнем, чем выпускники военных гимназий, для него были созданы особые училища с облегченной программой, получившие названия юнкерских. Также были организованы и общеобразовательные военные учебные заведения сокращённого курса - военные прогимназии, которые готовили к поступлению в юнкерские училища. Военные же гимназии должны были готовить только к поступлению в военные училища.

Таким образом, с 1860-х годов все общевойсковые военно-учебные заведения России подразделялись на четыре основных типа: военные училища, юнкерские училища, военные гимназии и военные прогимназии.

Основной целью реформы Милютина была попытка воспитать высокообразованных, самостоятельно мыслящих, талантливых офицеров, которые не ограничивали бы круг своих интересов только военным делом и повышением по службе. Поэтому в основу педагогической системы военных гимназий и прогимназий была положена идея «общечеловеческого» воспитания, военное же обучение часто отодвигалось на второй план.

В военные гимназии зачислялись сыновья потомственных дворян, офицеров и чиновников военного ведомства в возрасте от 10 до 17 лет. В гимназии обучалось 350—400 воспитанников, но лишь часть из них числилась на «казённых вакансиях» (в основном – военные сироты и офицерские дети). Остальные — «своекоштные», обучались за свой счет (200 рублей в год). Во многих крупных городах в военные гимназии допускались также и «приходящие» воспитанники, за которых должны были платить родители. Как и в гражданских гимназиях, после окончания занятий такие гимназисты уходили домой. В Петербурге и в Москве 3 гимназии были целиком для приходящих, что значительно сокращало государственные расходы на подготовку будущих офицеров.

С 1874 года в военных гимназиях были введены конкурсные вступительные экзамены, что должно было улучшить состав учащихся и сократить количество исключённых по неуспеваемости (а таковых было более чем достаточно). Теперь исключать гимназистов по этой причине разрешалось только из старших классов, когда уже можно было определить, что тот или иной юноша не может или не хочет продолжать образование. После выпускных экзаменов воспитанники делились на три разряда. Окончившие по первому разряду, т.е. набравшие по каждому предмету не ниже 8 баллов по 12-балльной шкале, имели преимущественное право поступления в военные училища без экзаменов. Те, кто окончил гимназию по второму разряду, т.е. получил хоть одну оценку ниже 8 баллов, — должны были сдавать вступительные экзамены в военные училища. Окончивших по третьему разряду либо переводили в военные прогимназии, отчисляли в полки вольноопределяющимися или их могли забрать родители на своё попечение.

Подобный «либерализм» в сфере военного образования в конечном итоге привёл к тому, что воспитатели слишком увлеклись «общими» предметами, а чрезмерная опёка с их стороны не самым лучшим образом отражалась на боевых качествах будущих офицеров. Таким образом, в начале 1880-х годов практически стёрлась грань между военным образованием и обычным, причём престиж военного образования в обществе заметно снижался. Лучшие выпускники военных гимназий предпочитали не поступать в военные училища: выбирали себе гражданскую службу или продолжали учёбу в университете. В училища, а затем и в армию попадали только те, кто шёл туда по убеждению или семейной традиции, либо не был более ни на что способен.

В 1882 году, в период «контрреформ» Александра III, военные гимназии вновь преобразовали в кадетские корпуса, главной задачей которых являлась непосредственно подготовка воспитанников к военной офицерской службе. Кадетские корпуса, по сути, являлись закрытыми учебными заведениями. Они включали полный пансион для воспитанников; кадеты не имели права покидать территорию корпуса без разрешения начальства и сопровождения соответствующих лиц (родителей, опекунов, офицеров-воспитателей). Значительно ужесточились и дисциплинарные требования к обучающимся, одним из главных факторов в оценке подготовки кадета стала оценка его поведения. Военные прогимназии, в большинстве своём, были закрыты или преобразованы в военные школы, куда направлялись неуспевающие или провинившиеся ученики кадетских корпусов.

Обучение и воспитание в кадетских корпусах было поставлено так, чтобы максимально способствовать формированию у воспитанников моральных и боевых качеств, необходимых для успешной службы. Основными целями воспитания являлось формирование у будущих офицеров таких качеств как патриотизм, верность воинскому долгу и воинской чести, смелость, дисциплинированность, товарищество, преданность царю и Отечеству.

Однако общие наработки «милютинских» программ не были забыты. В стенах кадетских корпусов воспитанники получали прекрасное общенаучное, гуманитарное, языковое и начальное военное образование. Большинство воспитанников кадетских корпусов продолжали обучение в самых престижных кавалерийских, артиллерийских, инженерных и морских училищах, получали офицерские звания и оставались на военной службе. Те же, кто по различным причинам уходили из армии, успешно работали в самых различных сферах деятельности. Об успешной работе педагогов в осуществлении учебно-воспитательных задач говорит и тот факт, что в годы Гражданской войны подавляющее большинство кадет сохранило верность Отечеству, доблестно воевало на стороне белых армий, а затем продолжило своё обучение в тяжёлых условиях эмиграции.

После 1917 года

После октябрьского переворота 1917 года кадетские корпуса прекратили своё существование. Место военных училищ прочно заняли различные командные курсы, которые в течение нескольких месяцев могли «натаскать» вчерашнего рабочего или крестьянина для выполнения обязанностей красного командира.

Часть кадет и юнкеров отправилась на Дон – поступать в Добровольческую армию, остальные были вынуждены снять форму, дабы избежать преследований новоявленной властью. Известны случаи, когда в начале Гражданской войны кадеты бежали на Дон всем училищем, рискуя жизнью, спасали свои знамёна и другие реликвии от надругательства большевиков.

Кадеты Крымского кадетского корпуса в Югославии

Кадеты Крымского кадетского корпуса в Югославии

Те военно-учебные заведения, которые оказались на территории, занятой армиями ВСЮР, продолжали свою деятельность вплоть до трагической осени 1919 года. Многие из них были эвакуированы в полном составе в Крым, на территорию Турции, Болгарии и других сопредельных государств. Летом 1920 года главнокомандующий Русской Армией генерал Врангель издал приказ об удалении из действующей армии подростков и несовершеннолетних лиц, не завершивших обучение в военных учебных заведениях. Бывшие кадеты вновь были собраны в корпуса, которые эвакуировались вместе с Русской Армией в Турцию, а затем нашли себе приют на территории государства К.С.Х.С. (Югославии). Король К.С.Х.С. Александр I сам являлся воспитанником русского Пажеского корпуса, а потому всячески покровительствовал кадетским корпусам в изгнании. Многие из русских военно-учебных заведений просуществовали в эмиграции до середины 1930-х и даже 40-х годов.

Но на родине бывшие воспитанники кадетских корпусов подвергались репрессиям и социальной дискриминации: им, как «чуждому элементу», часто отказывали в приёме в обычные советские школы, вузы и даже на рабфаки. Завершить своё образование такие юноши могли лишь в школах-колониях, где содержались малолетние преступники и бывшие беспризорники (вспомним «Республику ШКИД» Г.Белых и Л.Пантелеева).

Военное образование в СССР 1920-40 годов

Успехи красных командиров, пришедших в армию «от станка» или «от сохи» породили прочно укрепившийся в Советской России миф о том, что военное (да и образование вообще) советскому военачальнику ни к чему. В ходе Гражданской войны Будённый, Ворошилов, Щорс и другие красные «самородки» сумели разбить высокообразованных царских генералов и выбросить их из страны на положение эмигрантов-изгоев.

Вся прежняя система кадетских корпусов, военных училищ и школ была признана порочной уже в первые годы советской власти. В Красной Армии и на флоте существовали лишь «товарищи» командиры и комиссары, к которым следовало обращаться в соответствии с занимаемой должностью или родом войск (товарищ комполка, бригадный комиссар, помкомвзвода, военлёт, военмор и т.д.) Само слово «офицер» долгое время считалось ругательным и «старорежимным».

В ходе военной реформы 1924-25 годов в советской стране была создана система военно-учебных заведений, включавшая подготовительные военные школы, окружные повторные курсы, курсы усовершенствования командиров и военные академии. В области подготовки начальствующего состава были предприняты немалые усилия, направленные на формирование личности такого начальника, который был бы полностью предан партии и соответствовал бы по военному образованию занимаемой должности.

Для преподавания военных знаний на курсах и в академиях активно привлекались «военспецы» старой школы – офицеры царской армии, добровольно или не совсем добровольно оставшиеся на службе в РККА. Однако большую и лучшую их часть расстреляли или превратили в «лагерную пыль» уже в 1930-31 годах (знаменитая операция ОГПУ «Весна», в ходе которой было арестовано более 3 тысяч человек). В 1937-38 годах последовало массовое уничтожение и тех, кого они успели чему-то научить.

Курсанты Подольского пехотного училища, 1942(?)

Курсанты Подольского пехотного училища,
1942;
крайний справа - Широков С.Т.
Фото из семейного архива автора

И только в преддверии новой мировой войны сталинское руководство дало себе труд задуматься о том, что понял ещё государь Пётр I, создав бомбардирскую школу при Преображенском полку: юношей, решивших стать офицерами, целесообразно готовить к этому важному шагу в их жизни ещё со школьной скамьи.

Военные артиллерийские, пехотные, лётные и другие училища были созданы на базе прежних курсов и военных школ только в 1937-41 годах. Однако слово «курсант» прочно вошло в советский обиход, и до сегодняшнего дня им именуют всех учащихся военных училищ.

В конце 1930-х годов в системе Наркомпроса также были созданы специальные школы - средние учебные заведения, предназначенные для подготовки юношей к поступлению в военные училища.

Артиллерийские спецшколы существовали в СССР с 1937 по 1946 год, затем в 1947 году они были реорганизованы в артиллерийские подготовительные училища, завершившие свою историю в 1955 году. Военно-морские спецшколы и спецшколы ВВС были сформированы в 1940 году. Будущих моряков в них готовили до 1944 года, а летчиков - до 1955 года.

Учились в спецшколах 3 года: с восьмого по десятый класс. Кроме общеобразовательных дисциплин, в учебные планы были включены основы военного дела, воинские уставы, строевая и физическая подготовка. Пансионата военные школы не имели. Местные учащиеся жили дома, а иногородние - в общежитии или на частных квартирах. Летом в спецшколах проводился обязательный двухмесячный лагерный сбор.

Военные спецшколы существовали довольно короткое время и только в крупных городах, где были военные училища. Состав учащихся был немногочисленным. Их выпускники лишь в малой степени способствовали разрешению общего кризиса с высокопрофессиональными военными кадрами в РККА к началу Великой Отечественной войны.

Создание Суворовских училищ

В годы Великой Отечественной войны суровая необходимость заставила руководство страны опереться на патриотическое сознание народа, обратиться к славной военной истории России. Были учреждены государственные награды, носящие имена великих русских полководцев и флотоводцев, в армии введены погоны и воинские звания, аналогичные званиям старой русской армии. Появилась и необходимость в создании учебных заведений по образцу кадетских корпусов.

Суворовские военные училища (СВУ) явились также весьма эффективным методом решения важнейшей проблемы советского социума военного и послевоенного периода, связанной с детской беспризорностью. В первые годы Великой Отечественной войны тысячи детей дошкольного и школьного возраста остались без крова, без средств к существованию, стали круглыми сиротами или полусиротами. Многие из них потеряли не только своих родителей, но и всех ближайших родственников. Освобождённые города западных и юго-западных областей Советского Союза подчас являли собой жалкое зрелище: среди дымящихся руин и развалин бегали стайки беспризорников, часто руководимые преступным элементом; детских домов и приёмников катастрофически не хватало. НКВД СССР засыпало органы милиции директивами, призывающими обеспечить выявление беспризорных и безнадзорных детей и направление их в приёмники-распределители. Ужесточались меры наказания для несовершеннолетних преступников. Однако в условиях отсутствия средств и кадрового состава опытных сотрудников милиции, все эти меры не давали никаких практических результатов. 15 июня 1943 года вышло постановление «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством». На органы НКВД возлагались обязанности по открытию детских колоний для содержания в них несовершеннолетних преступников (в возрасте от 11 до 16 лет). К концу 1943 года число подростков в этих колониях достигло 50 тыс. человек.

Для тех детей и подростков, которые ещё не успели совершить никаких преступлений, но потеряли родителей на фронтах войны, постановлением от 21 августа 1943 года было принято решение «организовать девять суворовских военных училищ, типа старых кадетских корпусов, по 500 человек в каждом, всего 4500 человек со сроком обучения 7 лет, с закрытым пансионом для воспитанников...»

Народный комиссариат обороны СССР в течение двух месяцев, с октября 1943 года по ноябрь включительно, должен был сформировать девять суворовских военных училищ: Краснодарское (в городе Майкопе), Новочеркасское, Сталинградское (в городе Астрахани), Воронежское, Харьковское (в городе Чугуеве), Курское, Орловское (в городе Ельце), Калининское и Ставропольское.

Для детей пограничников создавались два суворовских военных училища - Ташкентское и Кутаисское, а для детей моряков - Тбилисское, Рижское и Ленинградское нахимовские военно-морские училища.

В постановлении указывалось, что суворовские военные училища «имеют целью подготовить мальчиков к военной службе в офицерском звании и дать им общее среднее образование... В суворовские военные училища принимать мальчиков с 10-летнего возраста со сроком обучения 7 лет. При училищах организовывать младшие и старшие приготовительные классы с годичным сроком обучения в каждом классе. В приготовительные классы принимать детей в возрасте от 8 до 10 лет.»

НКО СССР обязывался к сентябрю 1943 года подготовить помещения и обеспечить училища всем необходимым для начала учебного процесса. Учебный год в СВУ должен был начаться 1 декабря 1943 года.

Один из первых суворовцев вспоминал:

«В ноябре 1943 года я с группой кандидатов прибыл в Воронежское суворовское училище. Сам я - блокадник. Повидать и пережить пришлось многое в страшное время ленинградской блокады, но то, что нам пришлось увидеть в Воронеже, потрясло всех нас. 212 дней линия фронта проходила через город, 212 дней и ночей на него рушились бомбы, на улицах рвались снаряды и пули. Страшное зрелище представлял город Воронеж, освобожденный от фашистов, - руина громоздилась на руине...

27 января 1943 года наши войска освободили город, а уже в первой половине ноября в казармы бывшего штрафного батальона царской армии на Придаче прибыли воспитанники первого набора Воронежского СВУ (район Придачи не был занят немцами), 80% преподавателей, отобранных для работы в СВУ, имели высшее или незаконченное высшее образование, 20% учителей приготовительных классов - среднее педагогическое образование.»

Несмотря на острую потребность в офицерских кадрах на фронте, Главное управление кадров НКО направило из действующей армии на различные должности в СВУ необходимое количество офицеров-фронтовиков, имеющих педагогическое образование и опыт работы в школе. Приветствовался также опыт работы или обучение в кадетском корпусе до революции.

До начала учёбы во всех СВУ с руководящим составом училищ, командирами рот, офицерами-воспитателями и старшими преподавателями в Москве были проведены установочные и методические сборы. Для руководства училищами в составе Управления военно-учебными заведениями Красной Армии разрешалось сформировать Отдел суворовских военных училищ.

30 августа в училища был выслан штат:

  • генерал - 1;

  • офицеров - 49;

  • сержантов - 31;

  • рядовых - 13;

  • вольнонаёмных - 186 человек.

Должностные оклады руководящего состава были определены в среднем на 25% выше окладов таких же должностных лиц нормальных военных училищ.

В начале сентября 1943 года военно-строительные управления фронтов и округов начали ремонт зданий, предназначенных для расквартирования СВУ, бельевые фабрики приступили к пошиву необычного для них белья и обмундирования для первых суворовцев, с центрального склада Главсанупра в адреса училищ отправили медицинское имущество. Было предусмотрено своевременное обеспечение и всем остальным имуществом, необходимым для быта и учёбы будущих офицеров. Получили училища и подробную инструкцию о наборе воспитанников. Именно так называли тогда первых суворовцев – «воспитанник». (Только через два года воспитанников СВУ стали называть «суворовцами»).

И хотя СВУ появились только в 1943 году, слово «суворовец» существует в русском языке уже более ста лет. До революции, «суворовцами» называли себя кадеты Суворовского кадетского корпуса в Варшаве, основанного в 1899 году. Интересно, что они также носили красные погоны, на которых были нанесены литеры «Сув.» В эмиграции, они основали свое объединение, и выпускали журнал «Суворовцы» вплоть до 1970-х годов.

Большой личный вклад в дело становления первых СВУ внесли начальники училищ: генерал-лейтенант И.Ф. Баринов, генерал-майоры В.В. Баланцев, В.Г. Клементьев, М.Т. Субботин, П.А. Еремин, В.М. Козырев, А.В. Кузьмин, В.А. Визжилин, Г.Т. Зуев, полковник А.И. Нерченко.

В декабре 1943 года каждому училищу в торжественной обстановке было вручено Боевое Красное знамя, День его вручения стал большим праздником и считается днём рождения училища. 1 декабря 1943 года в девяти суворовских военных училищах начались плановые занятия, началась история каждого училища.

Первые «суворовцы»

Контингент воспитанников СВУ первого набора 1943/44 года состоял не менее чем на 85% из числа детей погибших воинов. Это были мальчики, испытавшие ужасы войны, пережившие бомбёжки и артобстрелы, голод и холод военного лихолетья, бывшие беспризорники и детдомовцы. Были ребята, на глазах которых фашисты расстреляли родителей и родственников.

Первые суворовцы

В СВУ направлялись также и сыны полков, принимавшие участие в боевых действиях, за что многие из них получили ордена и медали.

Так в Харьковское СВУ в числе первых был принят Костя Кравчук, награждённый орденом Боевого Красного Знамени за спасение двух боевых знамён. В это же училище прислали Сергея Николаева. Было ему тогда 12 лет. Родителей убили гитлеровцы. Находясь в партизанском отряде, Сергей заминировал дорогу и взорвал проезжавшую по ней вражескую машину, уничтожив 25 гитлеровцев.

С медалью "За оборону Сталинграда" пришёл во второй класс Харьковского СВУ Петя Сорокин. В этом городе погибли его родители, сам он по мере сил помогал защитникам Сталинграда, был ранен.

Другой защитник Сталинграда Ваня Глухов, сын старшего лейтенанта, поступил в Новочеркасское СВУ. На его груди рядом с медалью за оборону этого города поблескивала медаль "За боевые заслуги". Одиннадцатилетний Коля Мищенко стал учиться в Калининском СВУ. Его родителей немцы расстреляли в 1941 году, а Коля ушёл в отряд белорусских партизан, вместе с которым перешёл линию фронта. Провёл в тыл врага нашу разведгруппу, за что получил медаль "За боевые заслуги".

С правительственной наградой поступил в это училище и Володя Хивзер, который, сражаясь в партизанском отряде, 13 раз ходил в разведку в тыл врага. Впервые сел за парту в младшем приготовительном классе Калининского СВУ Боря Меркушев. В начале войны он жил у бабушки под Ржевом, оказался в оккупации. Отец погиб, защищая Ленинград, а мать погибла при бомбёжке в этом же городе. Вскоре после освобождения нашими войсками деревни, где жил мальчик, умерла его бабушка. Борю подобрали и усыновили бойцы 4-й отдельной штурмовой инженерно-саперной бригады в 1942 году. Так и шёл он боевыми дорогами с сапёрами, пока не отправили его в ноябре 1943 года в суворовское училище. До сих пор вспоминает полковник запаса Меркушев Борис Иванович, как 19 февраля 1946 года начальник училища генерал-майор Еремин перед строем товарищей вручил ему от имени Президиума Верховного Совета СССР медаль "За победу над Германией".

К 1 декабря 1943 года не все училища набрали положенное число учащихся. Остальных присылали во время учёбы из действующей армии, из партизанских отрядов, из разрушенных городов и деревень, из госпиталей...

В 1948 году вышла повесть преподавателя Новочеркасского СВУ Б. Изюмского «Алые погоны», рассказывающая о первых суворовцах. И сегодня можно смело утверждать, что эта книга - одна из лучших русскоязычных книг военно-патриотической тематики. Она выдержала семь изданий. Её с упоением читали мальчишки сороковых, пятидесятых, шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годов. Многих из них она привела в суворовские училища. В 1980 году по повести Б. Изюмского был снят художественный фильм с одноимённым названием.

Первый 1943/1944 учебный год в СВУ, действительно, был очень трудным и для воспитанников и для преподавателей. Во-первых, он был на три месяца короче обычного учебного года. Во-вторых, значительная часть воспитанников 4-го, 3-го, 2-го, 1-го и старшего приготовительного классов имела за период войны пропуски в учёбе от нескольких месяцев до 1,5—2-х лет.

Основной задачей преподавателей СВУ в 1943/1944 учебном году было поднять действительные знания ребят до уровня, требуемого для каждого воспитанника в данном классе. Можно с полной уверенностью сказать, что с этой задачей офицерско-преподавательский состав училищ в основном справился.

«Положение о Суворовских военных училищах»

А в это время в Москве была завершена разработка «Положения о Суворовских военных училищах». Несомненно, что составители этого документа, добросовестно следуя Постановлению от 21.08.43 года, основательно проштудировали «Положение о кадетских корпусах» 1886 года. Например, первая статья Положения 1886 г. гласит: «Кадетские корпуса имеют целью доставлять малолетним, предназначенным к военной службе в офицерском звании, и преимущественно сыновьям заслуженных офицеров, общее образование и соответствующее их предназначению воспитание».

Почти полное текстуальное совпадение в Положении 1943 года: «Суворовские военные училища имеют целью подготовить мальчиков к военной службе, дать им общее среднее образование и соответствующее их предназначению воспитание».

Только вот понятие «воспитание» у Положений различное, соответствующее у каждого духу своего времени.

Согласно «Положению о Суворовских военных училищах», начальник училища пользовался правами командира дивизии, его заместителями были: начальник учебного отдела, начальник политического отдела и начальник материально-технического обеспечения. Совещательным органом при начальнике училища состоял педагогический совет, в который входили: начальник училища (председатель), его заместители, начальник медицинской службы, командиры рот, старшие преподаватели, помощники начальников политического и учебного отделов. Совет рассматривал наиболее важные вопросы обучения и воспитания суворовцев.

В целях улучшения организации учебного процесса, обмена опытом учебно-воспитательной работы по предметам учебного плана в училище создавались предметно-методические комиссии. Предметно-методическая комиссия по военной подготовке и воинскому воспитанию объединяла командиров рот и офицеров-воспитателей. Её возглавлял начальник училища или начальник учебного отдела. В остальных комиссиях работали преподаватели общеобразовательных дисциплин во главе со старшим преподавателем.

Все суворовцы сводились в роты согласно штату. В первой роте были воспитанники двух старших классов - шестого и седьмого. Она состояла из трёх взводов, состоящих из отделений. На должности командиров отделений и заместителей командиров взводов назначались лучшие суворовцы, которым соответственно присваивались звания «вице-сержант» и «старший вице-сержант». Позднее была введена для суворовцев должность старшины роты и звание «вице-старшина».

Остальные роты состояли из учебных отделений. Из числа лучших суворовцев в них назначались старшие учебного отделения.

Тем не менее, руководство взводами первой роты и учебными отделениями младших рот осуществляли офицеры-воспитатели, имевшие помощников из числа сержантов срочной или сверхсрочной службы.

Внутренний порядок в училищах поддерживался на основании «Правил внутреннего распорядка и поведения воспитанников Суворовского военного училища». В отличие от средней школы в учебные планы СВУ были включены геология, психология, военная, строевая и физическая подготовка. На изучение иностранного языка отводилось больше времени, чем в школе. После каждого учебного года проводились лагерные сборы.

В 1944 году по образу и подобию первых СВУ было открыто ещё шесть училищ: Горьковское, Казанское, Куйбышевское, Саратовское, Тамбовское и Тульское. Они были учреждены Постановлением СНК СССР от 21 июня 1944 года. Начальниками этих училищ назначены генерал-майоры К.А. Железняков, В.В. Болознев, генерал-лейтенант Г.Г.Невский, генерал-майоры П.А. Дьяконов, А.А. Куценко, И.С. Хохлов.

Видимо, учитывая опыт 1943 года, училища второй очереди размещались в городах или не подвергавшихся оккупации, или уже частично восстановленных. Война продолжалась, и судьбы ребят, поступивших в эти училища, были как две капли воды похожи на судьбы суворовцев, стоявших в строю первых СВУ.

1944/1945 учебный год уже заканчивали 15 СВУ, в которых обучалось более 7500 воспитанников.

В 1945 году за парты сели и будущие наставники суворовцев - под Москвой, в Хлебникове, открылся Военно-педагогический институт со специальным факультетом подготовки офицеров-воспитателей для суворовских военных училищ.

В этом же году состоялся первый выпуск из суворовских училищ, созданных комиссариатом внутренних дел. Их первые выпускники провели в стенах училища всего лишь два года. В основном они продолжили учёбу в пограничных училищах. Затем охраняли сухопутные и морские границы нашей страны.

СВУ после войны

Обилие военных сирот в первые послевоенные годы способствовало созданию новых военных училищ по образцу суворовских, но не всегда на это хватало средств.

Как подтверждают архивные документы, начальник ГУ К НКО СССР и начальник УВУЗ ГУК НКО СССР обращались в первой половине 1945 года к заместителю наркома обороны СССР генералу армии Н.А. Булганину с предложением открыть к 1 сентября 1945 года ещё шесть суворовских военных училищ в Одессе, Смоленске, Свердловске, в одном из пригородов Ленинграда, в Московской области и на территории Белоруссии. В эти училища планировалось принять три тысячи воспитанников. Руководство ГУК НКО СССР и УВУЗ ГУК НКО СССР мотивировало это предложение тем, что ещё при наборе в 1944 году мальчиков, отцы которых погибли на фронте, кандидатов было около 60 тыс., принято же было только три тысячи ребят, то есть 5% желающих.

Но в 1945 году заместитель наркома обороны СССР разрешил дополнительно набрать лишь 759 мальчиков в старшие приготовительные классы (СПК) и в первые классы существующих суворовских военных училищ. В СПК первых девяти СВУ было направлено 90 мальчиков-югославов.

Из 750 кандидатов были зачислены: в Воронежское и Калининское СВУ по 25 человек, в остальные училища - по 50. Кроме того, в СПК этих девяти училищ были набраны 310 мальчиков в возрасте 9-10 лет, закончивших второй класс школы Наркомпроса.

Открытка «Суворовец»

В первые классы Тамбовского, Горьковского, Казанского, Куйбышевского, Тульского и Саратовского СВУ было зачислено 300 мальчиков в возрасте 10—11 лет, закончивших третий класс школы Наркомпроса. А в первые классы Воронежского и Краснодарского СВУ было направлено по 25 воспитанников воинских частей с подготовкой 3—4 класса школ Наркомпроса в возрасте 11—13 лет (переростки).

В фондах УВУЗ ГУК НКО СССР имеется документ, который показывает, что руководством ГУК НКО СССР и УВУЗ ГУК НКО СССР было разработано предложение разместить в 1946 году ещё 11 СВУ в зданиях, ранее принадлежавших кадетским корпусам России: Нижегородскому, Полоцкому, Киевскому, Иркутскому, Тифлисскому, Псковскому, Ярославскому, Владикавказскому, Сумскому, Симбирскому, Омскому. Но и это предложение осталось нереализованным.

Лишь в 1953 году в Белоруссии было сформировано Минское СВУ.

Год первого выпуска из суворовских училищ НКО стал также и началом экспериментов над ними. Кавказское СВУ с 1948 года реорганизовали в Суворовское офицерское училище. По сути дела, оно объединило два военно-учебных заведения - суворовское и пехотное училища. В 1955 году Ленинградское военное училище им. С.М. Кирова было реорганизовано в Суворовское офицерское училище, такими же суворовскими офицерскими училищами стали Киевское (бывшее Харьковское) и Свердловское.

Эксперимент с Суворовскими офицерскими училищами оказался неудачным. Практика показала нецелесообразность сочетания в одних стенах двух учебных заведений, поэтому в 1958 году все суворовские офицерские училища были реорганизованы в суворовские военные училища. На базе курсантских батальонов этих училищ созданы высшие общевойсковые училища

25 мая 1956 года ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли Постановление «О порядке приёма в суворовские и нахимовские училища», которое, оказало неблагоприятное воздействие на дальнейшую судьбу суворовских училищ. Некоторые СВУ были расформированы и на их базе были устроены образцово-показательные школы-интернаты. Оставшиеся СВУ были переведены на трёхлетнее обучение, а с 1969 года - на двухлетнее. Долгие годы они оставались основной «кузницей» офицерских кадров для советских вооружённых сил. Выпускники суворовских училищ принимались без экзаменов во все военно-учебные заведения страны, и большинство из них связывало свою судьбу со служением Родине.

СВУ в наши дни

На сегодняшний день в ведении Министерства Обороны РФ находится всего 7 Суворовских военных училищ: Екатеринбургское, Казанское, Московское, Санкт-Петербургское, Тверское, Ульяновское и Уссурийское.

В ходе современных реформ в российской армии и системе военного образования статус суворовских училищ был фактически приравнен к другим учебным заведениям (кадетским корпусам, лицеям, военным гимназиям), дающим среднее образование. Высшие военные чиновники, в очередной раз взявшись «перекраивать менталитет» российского офицерства, решили начать с кузницы кадров – СВУ.

Тамара Фральцова, заместитель начальника Главного управления кадров минобороны РФ, в интервью «Российской газете» (№ 5185 от 19 мая 2010 г.) так прокомментировала мотивы этих перемен:

«Сегодня Суворовские, Нахимовские военные училища, кадетские корпуса - это место, где офицеры, члены их семей имеют возможность в первую очередь дать детям качественное общегражданское образование. У нас сейчас почти два десятка училищ и кадетских корпусов, в каждом в среднем по шестьсот воспитанников. Понятно, что военные вузы просто не способны принять такое количество абитуриентов. Да это и не требуется. Задача, повторюсь, в первую очередь состоит в том, чтобы военнослужащие, особенно в отдаленных гарнизонах, могли полностью сосредоточиться на выполнении профессиональных задач и быть при этом спокойными за обучение и воспитание своих детей. Статус Суворовских училищ и кадетских корпусов сохраняется, как и их нахождение в ведении минобороны России. Исторически сложившаяся форма одежды суворовцев с погонами и лампасами также остается их фирменным атрибутом.»

По сути, в нынешних условиях от суворовцев осталась только форма и их принадлежность к ведению Министерства обороны. СВУ постепенно превращаются из военных училищ в пансионат для детей военнослужащих и военных сирот. Из современных программ подготовки воспитанников СВУ почти полностью убрана военная составляющая; обучение в училище теперь очень мало связано с ориентацией на выбор будущей профессии офицера. Из штатов училищ, традиционно бывших военными, исключены почти все преподаватели-военнослужащие. На должности воспитателей назначаются преимущественно офицеры запаса, имеющие богатый служебный и жизненный опыт. Для реализации учебной программы СВУ сегодня привлекают штатских учителей школ, лицеев, профессорско-преподавательский состав высших учебных заведений.

В современные суворовские училища принимаются не только мальчики, но и девочки (в основном из семей военнослужащих) в возрасте до 15 лет. Учиться в училище необходимо 3 года по программе общеобразовательной школы (9-11 классы). Выпускники училищ получают обычный аттестат о среднем образовании. После окончания училища они могут поступать в любые высшие учебные заведения, в том числе и в военные. За училищами и кадетскими корпусами, состоящими в ведении Министерства обороны, до 2009 года сохранялось право направлять своих выпускников в высшие военно-учебные заведения РФ без сдачи вступительных экзаменов. С 2010 года сотни суворовцев, проучившихся по 3 года в суворовских военных училищах, достойно окончивших их, получивших профильную военную подготовку и годами готовивших себя к службе в составе офицерского корпуса России, не станут офицерами только потому, что результаты их ЕГЭ оказались чуть слабее, чем у школьников, которым было всё равно, куда поступать. Многие десятки потомственных офицерских родов оказались прерваны.

По данным на 2011 год из 93% выпускников довузовских учебных заведений Минобороны, поступивших в высшие учебные заведения, лишь 11 % поступили в вузы военного ведомства. 29 процентов – в вузы других силовых структур, и 60 % - подавляющее большинство бывших суворовцев и кадет – поступило в гражданские вузы.

С 2009 года суворовцы и нахимовцы больше не участвуют в военных парадах на Красной площади. Чиновники Министерства образования и Минобороны решили, что 3-х месячная подготовка к парадам вредно сказывается на успеваемости обучающихся, нарушает учебный процесс, угрожает их физическому и психическому здоровью.

Возможно, с общечеловеческой точки зрения они и правы, но, по мнению многих выпускников и преподавателей, СВУ тем самым лишаются своей сути, того, что составляет их неповторимость, теряют смысл своего существования.

«С какой целью это делается? – задаётся вопросом Игорь Иванов, экс-министр иностранных дел РФ, выпускник Московского суворовского военного училища. - Ведь у нас имеются подчинённые различным ведомствам военные лицеи, кадетские корпуса, кадетские школы, кадетские школы-интернаты, которые занимаются общеобразовательной подготовкой. Уникальность Суворовских и Нахимовских училищ как раз и заключается в их особой учебной программе. В том, что они дают элементы военной подготовки мальчикам, подавляющее большинство из которых потом должно пойти на службу в Вооруженных силах в офицерском звании. Что же касается попытки отстранить суворовцев и нахимовцев от участия в парадах, могу заверить исходя из своего собственного опыта: маршировать по Красной площади было высочайшей честью для каждого из нас, наполняло гордостью за свою Родину. Нашей жизни и здоровью это не угрожало никоим образом…»

Елена Широкова

По материалам:

Ruscadet.ru

Российская газета


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова