сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Инженер - это человек, который может объяснить, как работает то или иное устройство, но не может объяснить, почему оно не работает.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

23 февраля 1918 года (98 лет назад) начался Ледяной поход Белой армии


В ночь с 22 на 23 февраля (c 9-го на 10-е по старому стилю) 1918 года начался знаменитый "Ледяной" (Первый Кубанский) поход Добровольческой армии.


М.В. Алексеев

Добровольческая армия, сформированная по инициативе генерала М.В. Алексеева под командованием сначала Л.Г. Корнилова (а после его гибели – А.И. Деникина), с жестокими боями отступала из Ростова-на-Дону в Екатеринодар. Этот тяжелейший, на пределе сил, поход стал – вопреки ожиданиям торжествовавших большевиков – рождением и боевым крещением Белого движения.

В сущности, сначала это была не армия, а большой офицерский партизанский отряд: офицеры, юнкера, кадеты, студенты, солдаты, бойцы бывших ударных батальонов, - все, кто с ноября 1917 года захотел и смог добраться в Новочеркасск. Прибыла и сама Мария Бочкарева — симпатичная и миловидная девушка, имя которой носил женский ударный батальон. На защиту России поднялись в первую очередь дети-кадеты и мальчишки-юнкера со своими офицерами. Во всех городах, где были военные училища и кадетские корпуса, большевикам было оказано достойное сопротивление. Красногвардейцы ловили кадетов в городах и на станциях железных дорог, в вагонах, на пароходах, избивали их, калечили, выбрасывали на ходу поездов из окон. Не лучшая участь была и у многих юнкеров и офицеров. Труден был путь на Дон, многие приходили совершенно измученные, голодные, оборванные, хлебнувшие уже советских тюрем и издевательств, но не павшие духом. Шли в одиночку и группами, прорываясь сквозь большевистские кордоны... Здесь смешались все — и монархисты, и республиканцы, и вчерашние революционеры-студенты, которые, увидев «дело рук своих», буквально в один день становились ярыми контрреволюционерами. Прибыли из Киева небольшой кадр Георгиевского полка, Корниловский ударный полк, юнкера Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ, добрались поодиночке генералы Деникин, Марков, Корнилов, Лукомский, Романовский и многие другие. Что им всем давала Добровольческая армия? Винтовку и пять патронов — такой был ответ в бюро записи добровольцев. В первый месяц добровольцы получали только скудный паек, начиная со второго выплачивалось небольшое жалованье.

Очень тяжело решался вопрос денег. Видимо, господа предприниматели тех далеких лет немногим отличались от нынешних... Денежная Москва дала около 800 тыс. рублей и выразила «горячее» сочувствие, а также обещание «все» отдать на спасение Родины.

Если патроны еще как-то доставали, то артиллерия армии формировалась самыми оригинальными способами. Так, одно орудие купили у едущих с фронта в родные края казаков, а другое просто... украли, подпоив изрядно казачью же прислугу.


Л.Г. Корнилов

Армия росла, несмотря на неверие в успех многих офицеров, оставшихся в стороне, на злобное шипение из-за угла: «...в солдатики решили поиграть!» 26 декабря 1917 года организация генерала Алексеева была официально переименована в Добровольческую армию, отличительным знаком которой был установлен бело-сине-красный угол, носимый на левом рукаве шинели и гимнастерки вершиной вниз. Командующий армией — генерал Лавр Корнилов, сын казака, его заместитель — генерал Антон Деникин, сын крепостного, ставшего офицером. Сам генерал Алексеев — сын сверхсрочного солдата.

Восстание в Ростове, первые бои с большевистской красной гвардией... Не проходило и дня, чтобы в Новочеркасске не хоронили убитых добровольцев. Генерал Алексеев, стоя у открытой могилы, сказал: « Я вижу памятник, который Россия поставит этим детям, и этот памятник должен изображать орлиное гнездо и убитых в нем орлят...»

Штаб армии переехал в Ростов, а большевики наседали уже со всех сторон. Оставаться на Дону было нельзя.


А.И. Деникин

Ночь с 9 на 10 февраля 1918 года — начало 1-го Кубанского похода Добровольческой армии, начало организованной борьбы против поработителей Отечества. Добровольцы морозной и снежной ночью оставляют Ростов... Строчки генерала Алексеева, написанные близким, служили ответом на мучительный вопрос, куда идем и что ждет впереди: «...Мы уходим в степи. Можем вернуться, только если будет милость Божья. Но нужно зажечь светочь, чтобы была хоть одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы...».

Итак, почти «за синей птицей» шла четырехтысячная Добровольческая армия, и в этом весь смысл ее первого похода, где все было наперекор уготованной судьбе и здравому смыслу. Дать увидеть эту еще тускло мерцающую свечу священной борьбы всей России! Никогда еще не было такой армии в истории человечества. С винтовками на ремне, с жалкими пожитками в вещмешках шли в колонне по глубокому снегу два бывших главнокомандующих Императорской армией, бывшие командующие фронтами, чины высоких штабов, корпусные командиры, полковники и офицеры, кадеты и юнкера, женщины-ударницы и ростовские гимназистки.

История сохранила для нас первый состав этой маленькой армии: 36 генералов, 242 штаб-офицера (из них 190 — полковники), 2078 обер-офицеров (капитанов — 215, штабс-капитанов — 251, поручиков — 394, подпоручиков — 535, прапорщиков — 668), 1067 рядовых (в т. ч. юнкеров и кадетов старших классов — 437), добровольцев — 630 (364 унтер-офицеров и 235 солдат, в т. ч. 66 чехов). Медицинский персонал насчитывал 148 человек — 24 врача и 122 сестры милосердия. С армией следовал обоз с беженцами.

Небольшая остановка в станице Ольгинской. Генерал Корнилов проводит реорганизацию армии и производит юнкеров в прапорщики, а кадетов старших классов — в полевые юнкера. Состав армии:

  1. Сводно-офицерский полк;

  2. Корниловский ударный полк;

  3. Партизанский полк;

  4. Особый юнкерский батальон;

  5. Чехословацкий инженерный батальон;

  6. Техническая рота;

  7. Два дивизиона конницы;

  8. Артиллерийский дивизион (восемь орудий);

  9. Конвой генерала Корнилова

Очень мало патронов, скудная казна, катастрофически мало снарядов, повсюду численно превосходящий противник, но — вперед!


С.Л. Марков

Тяжелые, идущие чередой бои и беспрерывный марш. Все берется в бою — снаряды, патроны, продовольствие... Направление похода определено — взять столицу Кубани Екатеринодар. От станицы Ольгинской до Егорлыцкой, 88 верст, прошли за шесть дней, а дальше — Ставропольская губерния, охваченная большевизмом.

15 марта армия подошла к станице Новодмитриевской. Именно здесь родилось второе название похода — Ледяной, и с этим боем связаны наиболее яркие воспоминания каждого первопроходца. Всю ночь накануне и утром следующего дня шел дождь. Люди промокли до нитки и месили глубокую грязь... К полудню подул ветер, пошел снег. Впереди — речка, а за ней станица. Офицерский полк генерала Маркова начал долгую переправу на крупах лошадей. А погода опять меняется — сильнее ветер, ударил мороз и метель. Все быстро обросло ледяной коркой, одежда, ставшая панцирем, сковывала любое движение... Упавшие люди уже не могли подняться…

Марков оказался со своим полком в одиночестве перед станицей. Остальные части только переправлялись. Вопрос стоял ребром — замерзнуть в поле или взять станицу и спасти армию. Марков бросился в атаку. Замерзшие офицеры, сжимая в окоченевших руках винтовки, падая в месиво грязи и снега, снова поднимались навстречу убийственному огню красных. Станица была взята.

В одном из боев Офицерская рота услышала женский голос: «Девочки! Тащите сюда пулемет!» Рота невольно рассмеялась, но коротким смехом, поняв серьезность этого своеобразного приказа. Да, это были ударницы женских батальонов, иные в чине прапорщиков с крестами на груди. Они продолжали служить России и без колебаний ушли с армией в 1-й Кубанский поход.

Армия получает первые подкрепления с Кубани (в том числе киевских юнкеров), ее численность возрастает до шести тысяч человек. 27 марта подошли к Екатеринодару.

31 марта, 7.30 утра. Один из снарядов красной артиллерии залетел в штабную комнату, где за столом сидел генерал Корнилов... Весть о его смерти разнеслась очень быстро. Армию принимает генерал Деникин. В тот же день вечером добровольцы отходят. Блестяще маневрируя, Деникин выводит армию из самых сложных ситуаций. 25 апреля присоединяется отряд офицера-киевлянина полковника Михаила Дроздовского, прошедшего с боями 1200 верст с далекого Румынского фронта.

30 апреля 1918 года, преодолев с боями 1050 верст, армия вернулась на Дон и расположилась на отдых в станицах Мечетинской и Егорлыцкой. Из 80 дней похода — 44 в боях, потеряно убитыми до 400 человек, вывезено 1500 раненых, вышла в составе четырех тысяч, а вернулась в составе пяти тысяч.

Приказом генерала Деникина для всех участников похода был установлен особый знак: терновый венец с мечом на георгиевской ленте и с розеткой национальных цветов на ней. Ныне в распоряжении Русского общевоинского союза (образован генералом Врангелем в 1924 году) имеется уникальный список участников похода, награжденных этим знаком.

По-разному сложились судьбы участников похода. Большинство погибло в дальнейшей борьбе, кто-то испытал всю тяжесть эмигрантской жизни, кто-то погиб в армии генерала Франко, сражаясь уже против испанских коммунистов. Многие стали молодыми и прославленными военачальниками — генералы Туркул, Манштейн (киевлянин), Харжевский, Кутепов. Первопроходцы всегда оставались своеобразным «цементирующим» составом всех белых частей. Их девизом до самой смерти было: «Все для России! Ничего для себя!»


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова