сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Инженер - человек, способный взять теорию и приделать к ней колеса.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

7 января 1920 года (96 лет назад) начался «ледяной поход» В.О. Каппеля


Во время крушения власти правительства Колчака в Сибири войска Каппеля остались единственными верными ему силами. После оставления Омска именно Владимиру Оскаровичу Каппелю Колчак намеревался передать полномочия "Верховного Правителя". Каппель был назначен Главнокомандующим белыми войсками Сибири. Он был одним из немногих в то время белых военачальников, сохранявших оптимистическое настроение и верность своему долгу.

Владимир Оскарович Каппель
В.О. Каппель

В начале декабря 1919 года каппелевцы подавили проэсеровское восстание сибирского Барабинского полка под командованием полковника Ивакина. При разорванных коммуникациях и дестабилизации фронта Каппель пытался удержать Барнаульско-Бийский район. Однако в условиях полного разложения и смятения, едва ли не ежедневных бунтов и измен командного состава, белые вынуждены были отступить. После потери Новониколаевска войска Каппеля с непрерывными боями отходят вдоль железной дороги, испытывая огромные лишения в условиях 50-ти градусного мороза. В.О Капелю удалось объединить в кулак все оставшиеся силы - около 30 тысяч человек. Но "удары в спину" от вчерашних союзников и соратников следовали один за другим.

По приказу командующего чехами и словаками в Сибири Сырового из состава Верховного Правителя был изъят паровоз. Это означало фактическую выдачу красным Колчака и следовавшего с ним из Омска "золотого запаса".

Находясь в Ачинске, Каппель вызвал Сырового на дуэль. Тот на вызов не ответил, но вскоре его подчиненные отобрали и у Каппеля паровоз, везший его состав в Красноярск. Таким образом, Колчак оказался в полной изоляции, а капелевцам вновь пришлось двигаться к Красноярску в пешем строю.

В это время в борьбу с "каппелевцами" вступают не только красные силы, но и весьма многочисленное движение "зеленых" под руководством Рогова. В результате измены ещё одного вчерашнего соратника, генерала Зиневича, армия Каппеля была окружена под Красноярском. Пробольшевистски настроенный Зиневич потребовал от Каппеля сдачи в плен. Обойдя город, капелевцы вырвались из окружения. Получив от Колчака телеграмму с приказом подавить бунт Зиневича, Каппель решил штурмовать Красноярск. 5 - 6 января 1920 г. в ходе ожесточённых боёв его силам удалось прорваться в обход города, но подавить бунт Каппель не смог. Он разрешил бойцам, которые не хотят или не могут идти на соединение с войсками Забайкальского правительства атамана Семенова, сдаться "эсеровско-большевистским" войскам под Красноярском. Это избавило войско генерала от лишней обузы и сплотило под его рукой только преданных Белой идее людей.

При вступлении в Красноярск большевики сами "позаботились" о мятежниках: все оставшиеся в городе лояльно настроенные к ним белые офицеры, в том числе и генерал Зиневич, были расстреляны.

Удобную для отхода железную дорогу пришлось оставить, так как поступили сведения о занятии красными железнодорожных станций восточнее Красноярска. 6 января 1920 года армия Каппеля выходит из города и следует по замёрзшему Енисею.

7 января 1920 года в деревне Чистоостровской было созвано совещание начальников каппелевских частей. Было решено двигаться к Иркутску, чтобы соединиться с войсками атамана Семёнова и освободить Колчака и "золотой запас". Каппель решительно отверг предложение генерала Перхурова двигаться на север, чтобы подойти к Иркутску без потерь по безлюдной Ангаре. Промедление с обходным манёвром наверняка стоило бы жизни адмиралу. В тот момент генерал Каппель ещё надеялся его спасти, поэтому предпочёл идти по руслу реки Кан - самому прямому и опасному пути.
Начался трагический и опасный "Ледяной поход".

Вот как описывает продвижение каппелевцев участник похода В.О. Вырыпаев:

«Передовым частям, спустившимся по очень крутой и длинной, поросшей большими деревьями дороге, представилась картина ровного, толщиной в аршин, снежного покрова, лежащего на льду реки. Но под этим покровом по льду струилась вода, шедшая из незамерзающих горячих источников с соседних сопок. Ногами лошадей перемешанный с водою снег при 35-градусном морозе превращался в острые бесформенные комья, быстро становившиеся ледяными. Об эти обледеневшие бесформенные комья лошади портили себе ноги и выходили из строя. Они рвали себе надкопытные венчики, из которых струилась кровь.

В аршин и более толщины снег был мягким, как пух, и сошедший с коня человек утопал до воды, струившейся по льду реки. Валенки быстро покрывались толстым слоем примерзшего к ним льда, отчего идти было невозможно. Поэтому продвижение было страшно медленным. А через какую-нибудь версту сзади передовых частей получалась хорошая зимняя дорога, по которой медленно, с долгими остановками тянулась бесконечная лента бесчисленных повозок и саней, наполненных самыми разнообразными, плохо одетыми людьми.

При гробовой тишине пошел снег, не перестававший почти двое суток падать крупными хлопьями; от него быстро темнело, и ночь тянулась почти без конца, что удручающе действовало на психику людей, как будто оказавшихся в западне и двигавшихся вперед полторы-две версты в час.

Идущие кое-как прямо по снегу, на остановках, как под гипнозом, сидели на снегу, в котором утопали их ноги. Валенки не пропускали воду, потому что были так проморожены, что вода при соприкосновении с ними образовывала непромокаемую ледяную кору. Но зато эта кора так тяжело намерзала, что ноги отказывались двигаться. Поэтому многие продолжали сидеть, когда нужно было идти вперед, и, не в силах двинуться, оставались сидеть, навсегда засыпаемые хлопьями снега.»

В течение одного месяца измученным людям в нечеловеческих условиях удалось преодолеть более тысячи километров - путь от Красноярска до Иркутска по снежному бездорожью и январскому морозу.

По свидетельствам очевидцев, генерал Каппель, жалея своего коня, практически всё время перехода по реке Кан шёл пешком. Он провалился в полынью, но продолжал идти, отморозив ноги и получив воспаление лёгких. Началась гангрена, и полковой врач в ближайшей деревне был вынужден ампутировать генералу несколько пальцев на одной ноге и часть ступни другой. Каппель после этого продолжал оставаться во главе своих войск. Он мог держаться на коне только будучи привязанным к седлу. Каппелевцы, несмотря ни на что, упорно продвигались к Иркутску.

Лишь 21 января 1920 года, в связи с ухудшением своего состояния, Каппель сдал командование войсками генералу Войцеховскому (который вступил в должность после смерти Каппеля). У Нижнеудинска произошёл большой бой, в результате которого партизаны и Восточно-Сибирская Красная армия были отброшены, а войскам Каппеля открылся путь к Байкалу, на соединение с атаманом Семеновым. В Нижнеудинске Каппель 22 января 1920 г. организует совещание, где было решено ускорить движение войск к Иркутску двумя колоннами, взять его с ходу, освободить Колчака и золотой запас, после чего установить связь с Семеновым и создать новый боевой фронт. По предложенному им плану, две колонны белых войск должны были соединиться у станции Зима и здесь подготовиться к решающему броску на Иркутск. После этого совещания Каппель диктует обращение к крестьянам Сибири с призывом одуматься и поддержать белых.

В.О. Каппель умер от заражения крови при отступлении армии в деревне Верхнеозерская (район Верхнеудинска) 25 января 1920 г., (по другим данным - 26 января 1920 г. - от воспаления легких). Гроб с телом генерала Каппеля был вывезен в Забайкалье, а затем в Харбин и погребен у алтаря Иверской церкви. Подчиненными, которых он спас зимой 1919 - 1920 гг. от гибели, в Харбине Каппелю был поставлен памятник. В 1955 году по предложению правительства СССР памятник и надгробие жены В.О. Каппеля были снесены коммунистическими властями Китайской Народной Республики. В 2006 году прах В.О. Каппеля был перевезен в Россию.

6 февраля 1920 года каппелевцы, измотанные и усталые, прорвались на окраины Иркутска. Занять город и освободить Колчака они не смогли. Уже на следующий день, 7 февраля 1920 года, бывший Верховный Правитель был расстрелян. Основная часть "золотого запаса" попала к большевикам. О судьбе оставшейся части историки спорят и по сей день.

Возможно, последний "ледяной поход" генерала Каппеля - не самое значимое событие в истории России и белого движения. Героическим усилиям и мужественному самопожертвованию участников похода не суждено было решить основные стратегические задачи, повернуть ход белой борьбы в Сибири, спасти себя и своих близких от преследований и гибели.

"Ледяным походом" Корнилова начиналось белое движение на Кубани. Этот первый поход "обречённых" тоже не принёс почти никаких реальных результатов, но остался в памяти как пример безотчётного мужества и служения белой идее. "Ледяной поход" Каппеля в Сибири уже "под занавес" белого движения, в пику всем разочарованным и сдавшимся, подал свой пример верности убеждениям и долгу, верности идее бескорыстного служения России. Подвиг проигравших, но несломившихся, неизменивших себе людей заслуживает того, чтобы о нём говорили и помнили.

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова