сегодня7декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Произведение оптимизма на знание - величина постоянная.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

16 августа 1836 года (180 лет назад) московском Кремле установлен Царь-Колокол


16 (4)августа 1836 года в московском Кремле был установлен Царь-Колокол. И хотя этот самый большой в мире колокол ни разу не звонил, он стал своеобразным памятником создавшим его мастерам, а также претендентом на звание одного из признанных во всём мире Чудес света.

Об этом гиганте написано, пожалуй, больше, чем о любом другом русском колоколе. И это не удивительно: второго такого исполина пока просто не существует. Он уникален как по своему весу, так и по размерам. Весит Царь-колокол около 200 тонн (более 12 000 пудов) (согласно разным источникам его вес составляет от 192 до 201,9 тонн), его высота 6,14 м, а диаметр 6,6 м. Благородный «Царь» установлен на Ивановской площади Московского Кремля рядом с колокольней Ивана Великого. Его родословная начинается на рубеже XVI и XVII веков.

Первого «Царя» - прадеда существующего ныне колокола, отлили в 1600 году по приказу царя Бориса Годунова. Колокол назывался ещё Большим Успенским. Весу в нём было 2 450 пудов (около 40 тонн), полагают что лил его мастер Андрей Чохов. Колокол висел в деревянной колокольне, а чтобы раскачать его язык, нужно было 24 человека. Во время одного из пожаров в середине XVII века колокол упал и разбился.

Надо сказать, что кремлевским колоколам с именем «Царь» не везло и дальше. В 1652 году царь Алексей Михайлович приказал из разбившегося Большого Успенского отлить новый колокол еще большего размера и веса. Второго исполина отливал Данила Данилов с сыном Емельяном. Вес колокола составил 8 000 пудов (то есть более 130 тонн), а диаметр 5,4 м. Колокол был поднят на деревянную звонницу, сооруженную рядом с Иваном Великим. К сожалению, он просуществовал около года: в 1654 году при Рождественских звонах колокол был разбит. Летом того же года умер от чумы мастер Данила Данилов.

В следующем, 1655 году, двадцатилетний мастер Александр Григорьев взялся за 10 месяцев вновь перелить разбитый колокол. Новый «Царь» весил около 10 000 пудов (более 160 тонн!), один его кованый язык «потянул» на 4 тонны. Только в 1668 году колокол был поднят в специальную деревянную звонницу, построенную на Соборной площади рядом с Иваном Великим. Сирийский путешественник Павел Алеппский так восторженно писал о нём: «Ничего подобного этой редкости, великой, удивительной, единственной в мире, нет, не было и не будет, она превосходит силы человеческие». Голос гиганта он сравнивал с громом небесным. В художественном отношении колокол был очень хорош: его украшали изображения царя Алексея Михайловича, царицы, патриарха Никона и херувимов. Во время пожара 19 июня 1701 года, в котором сгорели все деревянные постройки Кремля, колокол упал и разбился.

В 1730 году императрица Анна Иоанновна издала указ об отливке нового гиганта:«Мы, ревнуя изволению предков наших, указали тот колокол перелить вновь с пополнением, чтобы в нем в отделке было весу 10 000 пуд».

Для исполнения грандиозного плана графу Миниху было поручено «отыскать в Париже искусного человека». Однако оный человек сыскался в своем Отечестве: работы по проектированию и отливке колокола были получены колокольных дел мастеру Ивану Фёдорову сыну Моторину, потомственному московскому литейщику. В 1731 году было получено разрешение Сената на производство работ и выбрано место отливки - Ивановская площадь Московского Кремля. К этому времени Иван Моторин с сыном Михаилом закончили составление проекта колокола, утверждение которого затянулось до мая 1734 года.

На Ивановской площади начались грандиозные подготовительные работы. Были сооружены 4 плавильные печи, а на месте отливки вырыта яма глубиной 10 м, ее стены укрепили дубовым срубом и выложили кирпичом. Дно ямы тоже укрепили дубовыми сваями, на них положили железную решетку, на которой установили болван, форму и кожух для отливки великана. Декоративные украшения на колоколе выполнили скульптор Федор Медведев и мастера «пьедестального и формовочного дела» Василий Кобелев и три Петра - Кохтев, Галкин и Серебряков. К ноябрю 1734 года все было готово. 26 ноября после службы в Успенском соборе были затоплены печи. Но до отливки дело не дошло, случилась авария: в двух печах прорвало поды, и медь ушла под печи, начался пожар. Вскоре после аварии принялись за восстановительные работы. В августе 1735 года умер Иван Моторин, и все колокололитейные работы были переданы его сыну Михаилу.

Новый Царь-колокол был отлит 25 ноября 1735 года. Плавка металла продолжалась 36 часов, а отливка колокола-гиганта прошла всего за 1 час 12 минут. Надпись на колоколе гласит, что отлил его в 1733 году Иван Моторин с сыном своим Михаилом, хотя на самом деле он был отлит в 1735 году Михаилом Моториным. (И табличка на постаменте, на котором установлен колокол, сообщает год отливки - 1733-й, см. фото справа). Неточность надписи свидетельствует о том, что Царь-колокол отлили по форме, изготовленной первоначально. После того, как колокол остыл, начались чеканные работы, которые продолжались вплоть до кремлёвского пожара в мае 1737 года. Сбежавшийся народ пытался тушить деревянные конструкции над литейной ямой, где еще находился колокол. Опасаясь, что колокол расплавится, его поливали водой, отчего раскалённый металл начал трескаться, и от колокола откололся кусок весом в 11,5 тонн.

Впрочем, современные исследования подвергают сомнению тот факт, что колокол, изготовленный из пластичной колокольной бронзы, мог расколоться во время пожара. Они предполагают, что трещины возникли из-за допущенных нарушений в технологии (остывающий после отливки колокол мог быть оставлен на стержне и треснул из-за обжимания), а пожар мог быть подстроен намеренно, дабы стать удобным оправданием оплошности мастера.

В пользу этой версии свидетельствует и тот факт, что в 1736 году Моторин-младший получает за отливку гигантского Царь-колокола всего 1000 рублей и чин цехмейстера литейных дел «за труды и ради обновления колокольного завода», пострадавшего от пожара. А позже за отливку более скромных колоколов для Новодевичьего монастыря и Троице-Сергиевой лавры он просит уже по 8000 рублей за каждый колокол.

Как бы там ни было, но повреждённый Царь-колокол ещё почти на сто лет остался в литейной яме. О нём вспомнили только в 1819 году, когда в Кремле проводились восстановительные работы после нашествия французов. Подъем колокола и установку его на постамент осуществил архитектор и инженер Август Монферран 4 августа (по старому стилю) 1836 года.

Удивительно красива форма Царя-колокола, а чеканные украшения на нём поражают своим богатством и разнообразием. Центральное место в декоре колокола занимают изображения императрицы Анны Иоанновны, которой принадлежит идея этого чуда, и царя Алексея Михайловича (оно напоминает о том, что новый колокол был перелит из более древнего, отлитого еще в XVII веке, во время его правления). Между фигурами царя и царицы в двух красивых картушах расположены надписи, повествующие об истории его создания. Овальные медальоны с изображениями святых, фигуры ангелов и три пояса растительного орнамента довершают сложный декор. Под изображением императрицы Анны Иоанновны вылита надпись: «Лил сей колокол российский мастер Иван Федоров сын Моторин с сыном своим Михаилом Моториным».

В 1888 году после крушения поезда императора Александра III около станции Борки (17 октября 1888 года) и спасения императорской семьи решено было построить величественную «Царь-колокольню», на которой установить восстановленный и позолоченный кремлёвский Царь-колокол. Осуществлено это не было. И до настоящего времени Царь-колокол Московского Кремля остается памятником высокому искусству русских литейщиков.

Однако знаменитый колокол продолжает будоражить воображение и в наши дни. Когда-то первый монументалист России Зураб Церетели был намерен отлить новый колокол, не уступающий по размерам знаменитому «Царь-колоколу». Скульптор собирался осуществить этот замысел к концу 2000 года и установить колокол на одной из площадей Москвы, чтобы он зазвонил в новогоднюю ночь нового тысячелетия. Имя колоколу должно было быть «Большой московский». В силу разных обстоятельств, это намерение также не осуществилось.

Интересно отметить, что «Царь-колокол» Московского Кремля был не единственным колоколом с таким именем. Так же назывался и колокол, отлитый в 1740 году для Троице-Сергиевой Лавры (В.Ф. Козлов в статье «Гибель церковных колоколов в 1920-1930-е годы» указывает год отливки 1748-й). Лаврский Царь-колокол весом 64 тонны был третьим по величине колоколом России после кремлевских Царя-колокола и Большого Успенского (65.32 т). Зимой 1929-1930 годов лаврские колокола: Царь-колокол, «Годуновский» (32 т), и «Корноухий» (18 т). были разбиты.

По материалам: Светлана Нарожная Царь-Колокол


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова