сегодня9декабря2016
Ptiburdukov.RU

   История подобна гвоздю, на который можно повесить всё, что угодно.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

11 октября 1922 года (94 года назад) выпущен Советский червонец


     11 октября 1922 года вышел декрет Совнаркома, на основании которого появился знаменитый червонец - банковский билет, обеспеченный золотом и активами Госбанка РСФСР. Это была первая и последняя в советской истории конвертируемая валюта.

Советский «червонец» 1922 года

     Согласно определению Википедии – свободной энциклопедии, червонцами первоначально называли любые золотые монеты из высококачественного сплава, поэтому в разное время понятию «червонец» соответствовал различный эквивалент в рублях. Однако с начала XX века червонцами в обиходе обычно называют банкноты номиналом в десять единиц (рублей, гривен, евро и т.д.). Это связано с выпуском в РСФСР золотой монеты червонец, весом, металлом и размером повторяющей монету 10 рублей времён правления Николая II. Также есть версия, по которой следует, что название купюры «червонцем» происходит от слова «червонный», то есть красный, что опять же возвращает нас к русской десятирублёвой купюре образца 1909 года («красненькой»). Окончательно новое значение слова укрепилось после денежной реформы 1922 – 1924 годов, когда кредитным билетам Государственного банка РСФСР было присвоено именно такое название.

История червонца

     В допетровской Руси «червонцами» называли любые иностранные золотые монеты, имевшие вес дуката. В основном это были голландские дукаты и венгерские «угорские», а также цехины. Начиная с правления Ивана III до Петра I в России чеканились свои золотые монеты, которые также назывались червонцами или червонными. Однако они использовались, в основном, как наградные знаки и статуса денег не имели. Изображён на них был либо двуглавый орёл на обеих сторонах, либо погрудный портрет правителя и двуглавый орёл.

     В результате монетной реформы Петра I в России была введена новая денежная система и появились первые золотые монеты — червонцы. По массе (3,47 грамм) и пробе (986) они целиком соответствовали венгерскому дукату (угорскому золотому или «угорке»). Также выпускались монеты номиналом в два червонца массой в 6,94 грамм. Первые червонцы были выпущены в 1701 году в количестве 118 экземпляров. Червонцы использовались только в торговле с иностранцами.

Червонец 1706 года
Червонец 1706 года

     Червонец 1706 года (дата буквами) известен в золоте в единственном экземпляре. Из коллекции Бирона он попал в музей города Вена. В 2010 году был оценен в 300 тысяч долларов.

     При Петре I червонцы чеканились с 1701 по 1716 год, после чего были заменены на монеты номиналом в два рубля с меньшей пробой, на них изображался покровитель России Святой Андрей Первозванный. Чеканка золотых червонцев была возобновлена Петром II в 1729 году и продолжалась вплоть до середины XIX века. В царствование Елизаветы Петровны на червонцах, помимо года, также наносились сведения о месяце и дате чеканки. «Елизаветинские» червонцы чётко делятся на 2 группы: с изображением Святого Андрея и изображением двуглавого орла.

     От выпуска русских 10-и рублёвых золотых монет отказались при Александре I, наладив выпуск 5-рублёвой монеты с высокой 986 пробой, которая впоследствии была снижена до 917.

     Но с 1768 года на Петербургском монетном дворе начали тайно чеканить нидерландский дукат, который вплоть до 1867 года покрывал нужду царского правительства в золотых монетах для внешней торговли.

     С целью сокрытия этого факта, во всех официальных бумагах дукаты проходили под условным названием «известная монета», а их штемпеля – как «секретные штемпеля». Эти монеты и по пробе сплава и по весу практически полностью соответствовали подлинным нидерландским дукатам. По сути, они являются фальшивыми, а фальшивомонетчиком в данном случае выступило… государство.

     Почему же в качестве фальшивки были выбраны нидерландские дукаты? Дело в том, что они в то время получили значительное распространение в европейской торговой практике, и их внешний вид никогда не менялся. Тайно отчеканенные дукаты использовались русской казной для финансирования русских заграничных военных экспедиций, отдельных лиц, находящихся за рубежом, а также для выплаты жалованья русским войскам в приграничных регионах.

     Со второй четверти XIX века именно эти полновесные золотые дукаты постепенно начинают играть заметную роль и во внутреннем денежном обращении России. Население стало их называть «лобанчики», «арапчики», «пучковые». Эти экзотические названия соответствовали изображению на лицевой стороне монеты: воин в доспехах и шлеме, с мечом в правой руке и с пучком стрел в левой руке. «Лобанчик» – по изображению воина, которого взяли в солдаты и забрили лоб. «Арапчик» – по изображению воина в латах, которого считали арапом. «Пучковый» – по пучку стрел в руке воина. Чеканка дукатов этого вида в Нидерландах была временно прекращена лишь в 1849 году. В России, начиная с 1849 года и до 1867 года, «тайная монета» выпускалась с одной датой – 1849 год. Всего за этот период было выпущено 4350190 штук поддельных дукатов. После официального протеста нидерландского правительства в 1868 году русская чеканка дукатов была прекращена. В начале 1869 года основная их масса была перечеканена в русскую золотую монету, но всё же много осталось у населения, что говорит о большом доверии к этой монете.

     В XIX веке в России также были весьма популярны «белые» червонцы из платины.

     К 1827 году в русской казне накопились большие запасы платины, добытой из уральских россыпей. Её количество было так велико, что продажа обвалила бы рынок металла, поэтому было решено пустить их в обращение. Инициатором чеканки платиновых монет выступил граф Канкрин. Монеты из неочищенной платины (97 %) чеканились с 1828 по 1845 годы с номиналами в 3, 6 и 12 рублей. Подобные редкие для России номиналы появились вследствие того, что для удобства чеканки размер их выбран как у 25 копеек, полтины и рубля, соответственно, а в этом объёме металла было как раз на эту сумму.

     Это был первый случай в монетном деле, когда чеканившиеся монеты почти целиком состояли из платины. До этого платина использовалась для производства монет только в качестве лигатуры к золоту или меди (при подделке монет).

     Как мы видим, в России со времен Петра I регулярно чеканились золотые монеты, но фактически они не участвовали во внутреннем денежном обороте, а использовались населением в качестве сокровищ, либо для внешних платежей. Этому способствовала и практика раздачи золотых монет членами императорской фамилий в качестве наград отличившимся военнослужащим (включая рядовых солдат) и чиновникам.

     Золотые монеты начали участвовать в денежном обращении лишь в 1880-е - первой половине 90-х годов XIX века, но юридически сохранял силу закон, по которому все сделки должны были заключаться в серебре.

     Таким образом, к 1890-ым годам в России назрела необходимость новой финансовой реформы. В преддверии реформы в правительственных кругах шли серьёзные дискуссии по поводу введения в оборот биметаллических денежных знаков (серебро и золото) – т.к. на тот момент в стране скопились значительные запасы серебра.

     Став в августе 1892 года министром финансов, граф С.Ю. Витте первоначально был сторонником проведения реформы на базе биметаллизма. Однако привязка кредитного рубля к биметаллическому эквиваленту таила в себе и большую опасность: при высокой конъюнктуре одного из паритетов неуклонное снижение стоимости другого могло не только не привести, но и даже усилить её неустойчивость. В частности, на эту опасность указывал и его предшественник на посту министра финансов Вышеградский, который стремился использовать успешный опыт Австро-Венгрии в переходе на золотой эквивалент. Трезвый расчёт и видение исторических возможностей России сделали С. Ю. Витте убеждённым сторонником монометаллизма. Министр финансов разработал принципы реформы и детальный план её осуществления и получил полную поддержку царя. Введение золотого обращения происходило поэтапно. В феврале 1895 года Витте представил в Комитет финансов проект о разрешении сделок за золотую монету, которая могла служить основой финансовых операций наряду с серебром и кредитными билетами. Решительным шагом к золотому обращению стал закон, одобренный Государственным советом и утвержденный Николаем II 8 мая 1895 года.

     В связи с реформой возникла необходимость приступить к изготовлению золотой монеты нового образца. Министерство финансов считало, что выпускать монеты пяти- и десятирублёвого номинала неэффективно: несоответствие обозначенного достоинства и реальной стоимости было одним из важнейших препятствий в распространении обращения. Поэтому было решено чеканить новую монету с надписью на империале «15 рублей» и на полуимпериале «7 рублей 50 копеек». Стоимость кредитного рубля была определена в 1/15 империала, и закон обязывал обменивать бумажные деньги на золото без ограничения.

     В результате денежной реформы 1895-1897 годов на всей территории Российской империи в обращение поступили следующие денежные знаки:

  1. золотые монеты с правом свободной чеканки достоинством в 15; 10; 7,5 и 5 рублей (соответственно весом 12,9; 8,6; 6,45; 4,3 грамма) из золота 900-й пробы;

  2. кредитные билеты, свободно размениваемые на золото и обратно достоинством в 500; 100; 50; 25; 10; 5; 3 и 1 рубль;

  3. серебряные монеты, изготовленные в условиях закрытой чеканки (т.е. частные лица не могли сдавать серебро для чеканки монет), делившиеся на полноценные - 1 рубль, 50 и 25 копеек (весом 20; 10 и 5 граммов) из серебра 900-й пробы и неполноценные - 20; 15; 10 и 5 копеек (3,6; 2,7; 1,8; 0,9 грамм) из серебра 500-й пробы;

  4. медные монеты мелких номиналов - 5; 3; 2; 1; 1/2 и 1/4 копейки, чеканившиеся по 50-рублевой монетной стопе, то есть из 16 кг меди изготавливалось монет на сумму 50 рублей.

     Начиная с 1907 года, в связи с усовершенствованием в способах изготовления ценных бумаг, производился постепенный выпуск в обращение новых 10-и рублёвых кредитных билетов, которые в обиходе нередко называли «червонцами». В соответствии с указом от 29 апреля 1909 года (№ 31831) с 1 ноября этого же года был выпущен кредитный билет 10 рублей образца 1909 года. Он находился в обращении вплоть до 1 октября 1922 года. За красновато-розовый цвет его нередко называли «красненькой».

От «совзнака» к червонцу

Первый советский рубль
"Совзнак" образца 1919 г.

     К концу Гражданской войны Россия представляла собой печальное зрелище. В 1922 году уровень производства составлял 13% довоенного и 8% от уровня 1916 года. В промышленности и на транспорте царила разруха, но самая большая разруха царила в финансовой сфере. Дело в том, что в Советской России к тому времени фактически не было денег – в обращении по-прежнему находились царские кредитные билеты, думские деньги, «керенки», ценные бумаги и денежные суррогаты, известные под названием «совзнаки».

     Курс совзнака был рекордно низок. Если в начале 1914 года за доллар давали 1 рубль 94 копейки, в конце 1916 – 6 рублей 70 копеек, а в день октябрьской революции – 11 рублей, то к концу 1918 года курс доллара возрос до 31 рубля 25 копеек, а к концу 1919 – до 72 рублей 46 копеек.

     Официально совзнаки, хотя и измерялись в рублях, деньгами не назывались, так как это было время торжества военно-коммунистической идеологии, а также идеи полного отмирания в самом ближайшем будущем денег как наследия капитализма. Усилия многих теоретиков-марксистов направлялись тогда на создание безденежной системы учёта и поиски иного, чем деньги, материала стоимости — «трудовой единицы» («треда»). Это получило отражение в тексте Второй программы РКП(б), принятой VIII съездом партии в марте 1919 года: «РКП будет стремиться к возможно более быстрому проведению самых радикальных мер, подготовляющих уничтожение денег...»

     На III Всероссийском съезде совнархозов (январь 1920) была выдвинута задача установления «твёрдой учётной единицы», за основу которой должна быть взята единица труда. В январе 1921 Совнарком поручил Наркомфину «безотлагательно приступить к разработке ... новой счётной единицы». Проект декрета Совнаркома о «треде» вскоре был разработан и после утверждения должен был вступить в силу с 1 января 1922. За единицу измерения принимался один нормальный день труда рабочего I разряда.

     Любые разговоры о возврате к полноценному денежному обращению расценивались в то время как «антимарскистские» и «контрреволюционные»: «так как «человечество за свою историю уже столько натерпелось из-за этих самых проклятых денег!».

     Однако курс совзнака стал падать ещё более резкими темпами, чем курс дореволюционного рубля, и к концу 1920 года за доллар давали уже 256 совзнаков, а к концу 1921 – 1389.

     Такие деньги брать уже никто не хотел, и роль всеобщего эквивалента стала переходить от денег к самогону. Страна скатилась к эпохе натурального обмена: за несколько чемоданов нарезанной бумаги («совзнаков») на чёрном рынке приобреталась буханка хлеба и т.д.

Совзнак 1923 г.
Один из последних "совзнаков"

     В результате уже к началу 1921 года советское правительство потеряло экономический контроль над страной, за которым, по всей логике, следовала потеря и политического контроля. Кронштадтский мятеж, крестьянские восстания на Тамбовщине, в Башкирии, Хакассии и других районах страны не на шутку перепугали лидеров большевиков. В марте 1921 года В.И. Ленин вводит НЭП «всерьёз и надолго».

     Новая экономическая политика вызвала необходимость коренного пересмотра взглядов руководителей Советского государства на роль денег в экономике переходного периода. Но точного рецепта перехода от всё сильнее обесценивавшихся «совзнаков» к устойчивой денежной единице у них ещё не имелось. Задача такого перехода В.И. Ленным была поставлена в самом начале нэпа, однако что это будет за денежная единица, никто тогда ещё не знал. В Наркомфине ряд крупных специалистов считали, что нужно не создавать новую денежную единицу, а пытаться каким-то образом стабилизировать и сохранить «совзнак».

В.В. Тарновский – «отец» советского червонца

     В конце 1921 года во главе Наркомфина РСФСР встал 33-летний Г.Я. Сокольников, окончивший курс докторанта экономических наук в Сорбонне. Именно он с группой экономистов, в которую входили в основном специалисты «старой» школы во главе с Владимиром Васильевичем Тарновским (1872-1954), начал энергично претворять в жизнь идею создания червонного обращения.

Владимир Васильевич Тарновский
В.В. Тарновский

     До революции В.В. Тарновский был управляющим городского отделения Московского международного торгового банка, затем — управляющим коммерческих банков в Самаре, Ростове-на-Дону, а с 1912 года директором и председателем правления одного из крупнейших акционерных банков коммерческого кредита России — Сибирского торгового банка в Петербурге. Время войн и революций само по себе диктует неожиданные решения, толкает людей на подчас совершенно непредсказуемые поступки. И когда вспыхнула мировая война, В. Тарновский совершил, пожалуй, самый удивительный для человека его положения, воистину героический поступок. В 42 года он бросил свою престижную, высокооплачиваемую службу в банке (его оклад был 100 тысяч рублей в год, а личный капитал оценивался почти в 3 миллиона), и в составе лейб-гвардейского 3-го стрелкового полка добровольцем ушёл на Западный фронт. Восемь месяцев поручик Тарновский провел в окопах, от полка после одного из сражений осталось только 250 человек. Ему посчастливилось уцелеть, но вскоре из-за серьезной болезни Тарновский был эвакуирован в тыл. В сентябре 1917 года он оставил военную службу. Когда произошла Октябрьская революция, Тарновский с женой находился в Финляндии. Он лишился всех своих постов и капиталов, но вернулся в Россию.

     Бывший финансист одним из первых откликнулся на призыв Советской власти к российской интеллигенции вернуться на службу России, а в 1920 году подписал обращение двадцати видных дореволюционных российских деятелей к странам Антанты и эмигрантам прекратить борьбу с Советской Россией.

     В.В. Тарновский имел колоссальный практический опыт ведения банковского дела и, будучи истинным русским патриотом, решил, по мере сил, способствовать возрождению экономики страны. Он стал одним из инициаторов создания Госбанка РСФСР, который был учреждён декретами СНК (4 октября) и ВЦИК (7 октября) 1921 года.

     В ряде своих выступлений на популярных в ту пору экономических диспутах Тарновский первым обосновал необходимость предоставления Госбанку права выпуска своих бумажных денег. В отличие от государственных денежных знаков, они должны были называться «кредитными билетами Государственного банка». Эти билеты предполагалось выпускать в российской государственной денежной единице, которой считался золотой рубль, содержащий 17,424 доли золота. Билеты банка должны обеспечиваться принадлежащими Госбанку и заложенными у него золотом, благородными металлами, иностранной валютой и другими ценностями и товарами, а равно благонадёжными векселями и обязательствами. Кредитные билеты Госбанка мыслились как законные платёжные средства, применяемые во всех расчётах с государственными и коммунальными учреждениями. Основной капитал банка должен был состоять из реальных ценностей, а не из государственных денежных знаков, и исчисляться в золотом рубле.

     Это решение В.В. Тарновский сопровождал доказательным изложением основных элементов системы подготовительных и сопутствующих мероприятий: разрешение свободного обращения в стране золота и иностранной валюты, благодаря чему стал бы возможным действительный паритет к ним червонца, а также паритет червонца к «совзнаку». Для этого все указанные банковские ценности должны получить разрешение свободно котироваться на товарных биржах как внутри страны, так и за границей.

     Будучи в безвыходном положении, власти прислушались к предложениям опытного финансиста. Уже 25 июля 1922 года был принят декрет Совнаркома «О предоставлении Государственному банку права выпуска в обращение банковских билетов».

Советский червонец

     Согласно декрету СНК от 8 сентября 1922 года «Об установлении однородности денежного обращения», кредитные билеты 1909 года теряли платёжную силу с октября 1922 года. Обмен их производился из расчета 10000 рублей за 1 рубль образца 1922 года.

     Первая деноминация несколько упорядочила денежную систему, но не смогла остановить чудовищную инфляцию. На XI съезде РКП (б), наконец, было принято решение о создании устойчивой советской валюты.

     Развернулась дискуссия о том, как назвать новые деньги. Были предложения отказаться от старых наименований и ввести новые, «революционные». К примеру, работники Наркомфина предлагали называть единицу твёрдой советской валюты «федералом». Предлагались также и традиционные названия: «гривна», «целковый» и «червонец». В связи с тем, что гривнами назывались деньги, имевшие хождение на Украине при власти УНР, а «целковый» ассоциировался с серебряным рублём, было принято решение назвать новые деньги «червонцами».

     Декретом СНК от 11 октября 1922 года Государственному банку было предоставлено право на выпуск банковских билетов в золотом исчислении достоинством в 1/2, 1, 2, 5, 10, 25 и 50 червонцев. Эти деньги были полностью обеспечены государством запасами драгоценных металлов и иностранной валютой, товарами и векселями надёжных предприятий. Уже до их выпуска дореволюционный золотой рубль стал основой финансовых расчётов в РСФСР, и в 1922 году он был легализован как платёжное средство.

     С ноября 1922 года началось поступление в обращение банкнот номиналом в 1, 3, 5, 10 и 25 червонцев. От купюр в 1/2, 2 и 50 червонцев было решено отказаться, хотя в 1928 году купюра в 2 червонца вновь вышла в обращение. На банкнотах было зафиксировано, что 1 червонец содержит 1 золотник 78,24 доли (7,74 г) чистого золота, и что «начало размена устанавливается особым правительственным актом».

Золотой советский червонец

     Одновременно с выпуском бумажных червонцев, в октябре 1922 года было принято решение о выпуске золотых червонцев в виде монет. По своим весовым характеристикам (8,6 г, 900 проба) и размерам червонец полностью соответствовал дореволюционной монете в 10 рублей. Автором рисунка стал главный медальер монетного двора А.Ф. Васютинский. На аверсе монеты был изображён герб РСФСР; на реверсе — крестьянин-сеятель, выполненный по скульптуре И.Д. Шадра, ныне находящейся в Третьяковской галерее. Натурщиками были два крестьянина деревни Праговая Шадринского уезда Перфилий Петрович Калганов и Киприян Кириллович Авдеев. Металлические червонцы в основном использовались советским правительством для внешнеторговых операций, однако часть монет имела обращение и внутри России.

     С началом выпуска металлических золотых червонцев для расчётов с зарубежными странами связан такой казус: западные страны решительно отказывались принимать эти монеты, поскольку на них была изображена советская символика. Выход был найден мгновенно — советский Монетный Двор начал выпуск золотого червонца образца Николая II, безоговорочно принимавшегося за рубежом. Таким образом, советское правительство закупало необходимые ему товары за рубежом за монеты с изображением свергнутого царя.

     2 февраля 1924 года Второй съезд Советов постановил ввести в обращение устойчивую валюту общесоюзного образца, а с 10 марта начался выкуп у населения совзнаков. Так было прекращено параллельное хождение двух валют.

     Червонец был встречен населением с доверием и рассматривался, скорее, не как средство обращения, а как неденежная ценная бумага. Многие рассчитывали на то, что произойдёт обмен бумажных червонцев на золото, хотя никакого правительственного акта о свободном размене червонцев на золото так и не вышло. Тем не менее, население меняло бумажные червонцы на царские золотые монеты и наоборот, иногда даже с небольшой переплатой за бумажные червонцы (ввиду удобства ликвидности и хранения). Благодаря этому курс червонца оставался стабильным, что дало прочную почву для развёртывания НЭПа.

     Постепенно червонец начал проникать на иностранные рынки. С апреля 1924 года курс червонца начинает котироваться на Нью-Йоркской фондовой бирже - червонец стоял на уровне, превышающем его долларовый паритет. В 1924-25 годы неофициальные сделки с червонцем совершались в Лондоне и Берлине. В конце 1925 года был принципиально решён вопрос о его котировке на Венской бирже. К тому времени червонец официально котировался в Милане, Риге, Риме, Константинополе, Тегеране и Шанхае. Советский червонец можно было разменять или приобрести практически во всех странах мира.

     Являясь в достаточной степени твёрдой и устойчивой валютой, советские червонцы обладали в стране высокой покупательной способностью. Червонцы подделывали, желая нанести ущерб народному хозяйству СССР, а иногда и для проведения финансовых махинаций за границей.

     Наиболее известны афёры с подделкой червонцев сотрудниками английского капиталиста Генри Детердинга, владельца крупнейшего нефтяного концерна «Shell», который был недоволен тем, что СССР продавал свою нефть дешевле средней цены на рынке. Известны также случаи фальсификации червонцев со стороны некоторых представителей «белой» эмиграции, обосновавшихся в Германии.

     Чаще всего объектами подделки становились купюры номиналом в 1 червонец, так как они имели рисунок только с одной стороны. Наиболее крупная партия фальшивых червонцев была арестована в Мурманске в 1928 году — почтовый служащий Сепалов раскрыл подпольную сеть по распространению фальшивых банкнот, печатавшихся в Германии. В ней были замешаны бывшие белогвардейцы. Все они были осуждены в Германии и Швейцарии, где получили минимальные сроки. Впоследствии их опыт был использован гитлеровской Германией во время Великой Отечественной войны для подделки советских и других денежных знаков.

Гибель червонца

     Ряд шагов, предпринятых советским правительством в 1925-1933 годах, привели к отказу от устойчивой денежной единицы:

  • ограничение деятельности частного капитала и последующая полная ликвидация частного предпринимательства;

  • диспаритет цен на промышленные и сельскохозяйственные товары, ограничивающий формирование стабильного товарооборота;

  • избыточное банковское кредитование промышленности и формализация хозрасчета предприятий;

  • неэффективные методы экономического воздействия на сельское хозяйство, сдерживающие его экономический рост (коллективизация, раскулачивание);

  • централизация управления и переход к административно-командным методам управления.

     Названные факторы обусловили дефицит товарного предложения и инфляцию. Как следствие во второй половине 1920-х годов начался пересмотр теоретической концепции денег, что было связано с переходом от одной модели хозяйственного механизма (нэп) к другой — административно-командной.

     Уже в 1926-1928 годах червонец перестал быть конвертируемой валютой. После кредитной реформы 1930-1933 годов, направленной на централизацию кредитных процессов в экономике и отмену коммерческого кредитования и вексельного оборота, червонцы фактически были вытеснены из обращения банковскими и казначейскими билетами, номинированными в рублях. В денежном обращении установился фидуциарный стандарт.

     «Отец» советского червонца В.В. Тарновский, вместе с группой специалистов «старой» школы, был «вычищен» из аппарата Наркомфина в октябре 1929 года. Его вычистили «по первой категории», что означало запрет на работу в любых государственных, кооперативных и общественных организациях, лишение пенсии, выходного пособия и пособия по безработице. Знания старых «спецов» и их опыт работы в условиях рыночной экономики никак не вписывались в грядущие планы форсирования первых «пятилеток». Позже некоторым «исправившимся» специалистам было разрешено вернуться на службу, но в Наркомфине Тарновский больше не работал.

     Банковские директора - коллеги по дореволюционной работе - предлагали В.В. Тарновскому эмиграцию и безбедное существование на основе имевшихся за границей капиталов. Но он решительно отверг все предложения, поскольку считал это изменой Отечеству. Фактический спаситель власти большевиков от неизбежного финансового и политического краха, «отец» советского червонца, умер всеми забытый в 1954 году. Урна с прахом Тарновского была скромно подхоронена родственниками в могилу его младшей дочери на Новодевичьем кладбище в Москве.

По материалам:

Русский портал

Википедия

«Владимир Васильевич Тарновский» Сайт Андрея Рубцова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова