сегодня11декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Ракета под водой — это абсурд. Но именно поэтому я возьмусь сделать это.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

25 сентября 1799 года (217 лет назад) Суворов штурмом взял «Чёртов мост»


Переход Суворова через Чёртов мост, художник А.Е. Коцебу

Переход Суворова через Чёртов мост
художник А.Е. Коцебу

По данным Википедии, Чёртов мост (нем. Teufelsbrucke) — название трёх мостов через реку Рёйс в Швейцарии близ селения Андерматт, в Альпах, в 12 км к северу от перевала Сен-Готард. Деревянный мост у Андерматта существовал с 1230 по 1707 год. Первый каменный мост был перекинут через ущелье Рёйс в 1595 году. По преданию, давшему название мосту, местным жителям долгое время никак не удавалось построить мост, так как бурный поток сносил все время возобновлявшуюся постройку. Тогда в сговор со строителями вступил чёрт. Он предложил помочь в строительстве моста, с тем условием, что заберёт душу первого, кто перейдет по мосту. Мост был построен, однако местные жители перехитрили чёрта, пустив по мосту козлёнка. В память о легенде на скале возле Чёртова моста красной краской были нарисованы чёрт и козлёнок. Эти изображения сохранились до сих пор. Чёртов мост представлял собой узкую каменную арку длиной около 25 метров, переброшенную над ущельем на высоте 22 — 23 метра над бурным грохочущим потоком.

Детальное описание взятие "Чертова моста" 25 сентября 1799 года (14 сентября по старому стилю) дано в статье А.В. Беспалова "Швейцарский поход Суворова: бой за Чертов мост и перевал Сен-Готард", опубликованной в журнале "Сержант", №1 за 2000 год (текст взят с regiment.ru):


Швейцарский поход русской армии под командованием фельдмаршала А.В.Суворова – одна из самых знаменательных и героических страниц истории России. В течение 18 дней сентября 1799 г. армия Суворова в тяжелейших условиях показала всему миру силу духа и мужество русских воинов, подтвердив высочайший талант своего гениального полководца.

В 1799 г. русская армия под командованием фельдмаршала А.В.Суворова одержала победу над французами, очистив от них часть территории Италии. Однако Австрия, союзница русских, была недовольна их военным присутствием на итальянской территории - сфере собственных интересов, и добивалась, чтобы победители вывели оттуда свои войска. Другая великая держава – Великобритания поддерживала эти проекты, так как была заинтересована в ослаблении влияния России в средиземноморском регионе и, в частности, в Италии. Представителям Лондона и Вены удалось уговорить императора Павла I принять план боевых действий, разработанный австрийским гофкригсратом. Следуя этому плану, Суворов должен был оставить Италию и соединиться в Швейцарии с корпусами генерала Римского-Корсакова и принца Конде, заменив австрийские войска. Задача, поставленная перед русским командующим, состояла в том, чтобы вытеснить армию дивизионного генерала Массена из Швейцарии, а в период следующей кампании наступать во Францию. Суворова поставили перед уже свершившимся фактом вывода войск австрийского эрцгерцога Карла из Швейцарии; кроме того, Александр Васильевич даже официально не был назначен главнокомандующим на немецко-швейцарском театре военных действий, как прежде в Италии.

Австрийский командующий начал вывод своих войск из Швейцарии 18 августа - сразу же после прибытия корпуса Римского-Корсакова. Учитывая, что русские войска, уступавшие по численности французам почти в 2,2 раза (27000 против 56000 соответственно), могут быть атакованы и окружены противником, эрцгерцог временно оставил на прежних позициях 22000 человек под командованием генерала Ф. Готце. Но австрийские части Готце не были сконцентрированы: 2000 человек под командованием генерала Ауффенберга находились у местечка Дизентис, 4500 солдат полковника Штрауха занимали позиции у селения Бьяска.

Римский-Корсаков не имел возможности использовать в условиях горной местности кавалерию (3000 сабель) и был вынужден оставить ее за Рейном.

Союзным русско-австрийским войскам противостояли около 84500 французов.

Преждевременный уход австрийских войск крайне осложнил и без того неблагоприятно складывавшуюся для союзников обстановку. 18-20 августа французы предприняли наступление на позиции Римского-Корсакова и Готце; те потерпели поражение, и неприятель овладел горными перевалами, а также долинами рек Рейсса и Пинты. Союзники утратили ключевые позиции, прикрывавшие этот участок альпийского рубежа.

При таком стечении обстоятельств Суворов принял решение немедленно выступить в Швейцарию. 4 сентября русская армия прибыла в местечко Таверне в предгорьях Альп, где следовало сменить колесный обоз на вьючный и двинуться дальше. Однако трудности возникли со снабжением.

Вопрос снабжения русской армии, которое осуществлялось союзниками, являлся на протяжении всей кампании одним из самых насущных. Еще 17 августа в своем донесении австрийскому императору Францу I Суворов писал: «...Я должен просить высочайшей милости Вашего императорского величества, чтобы российские войска, назначенные в Швейцарию, снабжены были необходимыми запасами, амунициею, орудиями, зарядами, патронами, понтонами с потребною прислугою и упряжью, а также надлежащим числом офицеров генерал-квартирмейстерского штаба ..» Подобная же просьба звучит и в донесении русского фельдмаршала от 23 августа. Но в Таверне фельдмаршал не нашел ничего, о чем так настоятельно просил австрийцев. 6 сентября он направил Францу I еще одно письмо: «Я пришел сюда 4-го числа: следовательно сдержал свое слово; не без труда сделал я в 6-13 дней такой переход, на который считали нужным не менее 8 дней. Но здесь не нашел я ни одного мула и даже не имею никаких известий о том, когда прибудут они. Таким образом, поспешность нашего похода осталось бесплодною; решительные выгоды быстроты и стремительности нападения потеряны для предстоящих важных действий...».

Естественно, Суворов не мог терпеть такого отношения союзников к русской армии. В своем донесении Павлу I от 9 сентября он сетовал: «...Австрийский генерал Даллер с своими комиссарами обманывает нас двуличными, постыдными обнадеживаниями, и уже пятые сутки стоим мы праздно у Таверны...».

Вместо 1429 обещанных мулов русская армия получила от австрийцев лишь 650. Более того, австрийское интендантство заключило с погонщиками мулов контракт только на маршрут до подножия Альпийского хребта Поэтому вместо мулов использовали в дальнейшем казачьих лошадей, сделав для них вьюки из подсобных материалов

10 сентября 1799 г. основные силы русской армии выступили из Таверне в поход в направлении Беллинцона – Айроло – Тремоло – Сен-Готард. Колонна генерала от инфантерии А.Г.Розенберга двинулась из лагеря 9 сентября в направлении Беллинцона – Бьяска – Донджо – Дизентис – Тенеч – Урзерен. 12 сентября к главным силам русских присоединился отряд австрийцев под командованием полковника Штрауха.

Русская армия насчитывала (вместе с казачьими полками) около 20000 человек при 25 горных пьемонтских 2-х фунтовых орудиях. Провианта было взято на 7 дней, так как предполагалось, что питание обеспечат полевые провиантские склады австрийских войск. Обозы и полевую артиллерию направили обходным путем.

Центральные области Швейцарии, где разворачивалось наступление, изобилуют труднопроходимыми или вовсе непроходимыми гористыми районами, которые прорезаны речными долинами, сообщающимися друг с другом через отдельные горные проходы и перевалы. В связи с этим «кордонная система» развертывания войск являлась оптимальной для ведения боевых действий. В соответствии с требованиями «кордонной системы» силы противника были рассредоточены таким образом, чтобы прикрыть как можно больше горных проходов.

Французская армия дивизионного генерала А. Массена была развернута следующим образом; левый фланг, у Базеля занимала дивизия Шабрана (9200 человек); на участке от Базеля до устья реки Аары стояла дивизия Клейна (4600 человек); главные силы (37000 человек) находились вдоль нижнего течения Аары и по р. Лиммат; на р. Линте, от Цюрихского озера до Везена, занимала позиции дивизия Сульта (12700 человек); от Гларуса до Сен-Готарда – дивизия Лекурба (11300 человек). Крайний правый фланг, на Симплонском перевале, у Вогоньи и Бедретто, удерживала дивизия Тюрро (9600 человек). Всего под командованием Массена. не считая гарнизонов а швейцарских городах (около 8000 чел.), находилось около 84500 человек. Следует отметить, что в состав этих войск входили также 6 полубригад, сформированных из швейцарцев, численность которых не превышала 3000-4000 солдат.

Союзные же войска располагались на театре боевых действий так: левофланговая австрийская группа Науэндорфа (8000 человек) стояла у Базеля; на берегах pp. Аары и Лиммата, а также у Цюриха располагался корпус Римского-Корсакова (24000 человек); кавалерийская группа этого корпуса под командованием генерала Гудовича (3200 человек) находилась на правом берегу Рейна, в районе Шаффхаузена; австрийский корпус Готце занимал позиции на р. Линте (10500 человек); отряд Елачича (5000 человек) – у Зарганса; отряд Линкена (4000 человек) – в долине -13- Переднего Рейна у деревни Иланц; отряд Ауффенберга (3180 человек) – в той же долине, у Диэентиса; отряд полковника Штрауха (4500 человек) занимал позиции у Бьяски; отряд полковника принца Рогана (2500 человек) – у Гравелоне.

Всего русско-австрийские войска насчитывали 84200 человек.

Боевое расписание русской армии в Швейцарии

Штаб А.В. Суворова (57 человек, в т.ч. 9 австрийцев)
Корпус генерала от кавалерии В.У. фон Дерфельдена:

Авангард генерал-майора князя П.И Багратиона:
7-й егерский полк Багратиона (2 орудия, 506 чел.).
8-й егерский полк Миллера (1 орудие, 496 чел.).
Сводно-гренадерский батальон Ломоносова (1 орудие. 330 чел.).
Сводно-гренадерский батальон Дендрыгина (339 чел.).
Сводно-гренадерский батальон Санаева (1 орудие, 326 чел.).
Сводно-гренадерский батальон Калемина (397 чел.).
Итого: 5 орудий, около 250 человек.

Дивизия генерал-лейтенанта Я.И. Повало-Швейковского:
Московский гренадерский полк Розенберга (1 орудие, 911 чел.).
Смоленский мушкетерский полк Я.И. Повало-Швейковского (1 орудие. 921 чел.).
Низовский мушкетерский полк Барановского 2-го (1 орудие, 1479 чел.).
Архангелогородский мушкетерский полк Каменского 2-го (1 орудие. 1049 чел.).
В резерве 2 орудия.
Итого: 6 орудий, около 4400 человек.

Дивизия генерал-лейтенанта И.И. Фёрстера:
Тамбовский мушкетерский полк И.И. Фёрстера (1 орудие. 1134 чел.).
Тульский мушкетерский полк Тыртова (1 орудие, 891 чел.).
Бутырский мушкетерский полк Белецкого (1 орудие. 957 чел.).
Новгородский мушкетерский полк Фертша (1 орудие, 1467 чел.).
В резерве 2 орудия.
Итого: 6 орудий, около 4500 человек.

Корпус генерала от инфантерии А.Г. Розенберга:
13-й егерский полк Кашкина (1 орудие, 697 чел.).
Апшеронский мушкетерский полк Милорадовича (1 орудие, 1043 чел.).
Азовский мушкетерский полк Ребиндера (1 орудие. 1428 чел.).
Орловский мушкетерский полк Мансурова 2-го (1 орудие, 1401 чел.).
В резерве 4 орудия.
Итого: 8 орудий, около 4700 человек.

Кавалерия:
Донской казачий полк Грекова 8-го (472 человека).
Донской казачий полк Денисова 5-го (449 человек).
Донской казачий полк Молчанова (446 человек).
Донской казачий полк Поздеева 4-го (482 человека).
Донской казачий полк Поздеева 6-го (462 человека).
Донской казачий полк Семерникова (431 человек).
Донской казачий полк Сычева 2-го (480 человек).
Донской казачий полк Курнакова (480 человек).

Артиллерия:

Артиллерийская прислуга (1581 человек).

Пионерный корпус:
Пионеры (212 человек).

Итак, силы противников были примерно равны, но, учитывая осложнившиеся отношения, между русскими и австрийцами, а также то, что войска Суворова еще только начали выдвижение в Швейцарию, – положение союзной армии было крайне тяжелым.

Так как император Павел I упразднил в русской армии Генеральный штаб, Суворову в течение всей кампании 1799 г. приходилось пользоваться услугами австрийских штабных офицеров. Не зная местности, путей движения и расположения сил противника, невозможно было планировать военные операции, поэтому Суворов составил свой «План общей атаки на выступившего в малые швейцарские кантоны неприятеля и продолжения операции по удачном первом развитии» на основании рапортов генерала Готце и полковника Штрауха, знавших местные условия. Помощь в разработке «Плана...» оказал и подполковник Вейротер – старший квартирмейстерский офицер при штабе Суворова. Успех операции связывался с концентрическим наступлением всех групп союзных войск. Предполагалось, что главный удар нанесет Суворов, который начнет атаку на два дня раньше других отрядов. Его натиск через Сен-Готард, вдоль долины Рейсса, должен был смять дивизию Лекурба, т.е. левое крыло армии Массена. Далее Суворов мог уже практически беспрепятственно соединиться в районе Швица-Эйнзидельна с войсками Линкена и Готце. Затем объединенные силы союзников, имея численное превосходство, рассчитывали выйти на правый фланг и в тыл основной группировке войск противника. В теории замысел представлялся хорошим, но, как справедливо заметил в своих воспоминаниях швейцарский военный деятель граф А. Рединг фон Биберегг, «выполнение этого грандиозно задуманного, но слишком далеко заглядывавшего вперед плана зависело не только от своевременного соединения различных колонн, но прежде всего от того, останется ли Массена, несмотря на свое численное превосходство, в строгой обороне, терпеливо выжидая, пока противники захлестнут последнюю петлю в накинутой на него сети».

Согласно «Плану...», ближайшей целью русской армии был перевал Сен-Готард. Неприятель располагал здесь 2-й дивизией дивизионного генерала Лекурба (11300 человек при 10 орудиях), состоявшей из трех бригад; две из них находились в долине Рейсса: бригада бригадного генерала Гюдена (109-я линейная полубригада, 1959 человек и 67-я линейная полубригада, 1871 человек), располагавшаяся на Сен-Готарде и в Урзеренской долине, и бригада бригадного генерала Луазона (38-я линейная полубригада, 2473 человека и 76-я линейная полубригада, 2407 человек), которая стояла на участке Урзеренская долина – Альтдорф.

Каждая линейная полубригада по штату должна была включать 3 батальона; батальон состоял из 9 рот. в том числе одной гренадерской. Французы, по примеру других европейских армий, организовывали гренадерские роты в сводные батальоны. Лекурб имел два таких батальона (всего 13 рот), один из них входил в состав бригады Гюдена.

Генерал Лекурб, не зная в точности, где дислоцируются русские войска, сам готовился перейти в наступление в долине Верхнего Рейна.

Перевал Сен-Готард, как уже говорилось, был ключевой позицией на пути из Италии в Швейцарию; так как 20 августа 1799 г. войска полковника Штрауха были выбиты оттуда, союзникам вновь пришлось готовиться к штурму.

Бригада Штрауха, куда входил 11-й пехотный полк фельдмаршала Валлиса и два батальона пограничной пехоты, была распределена по русским колоннам. Суворову предписывалось оставить эту бригаду на Сен-Готарде, но зато возле селения Амштег к его войскам должна была присоединиться бригада генерала Ауффенберга (3 батальона 49-го пехотного полка фельдцейхместера Керлена, и батальон Градишканского полке пограничной пехоты).

Окрестности близ Сен-Готарда представляют собой цепь горных вершин, которые поднимаются уступами к северу и очень удобны для организации обороны; склоны гор, возвышающиеся над перевалом, труднопроходимы. Слева и справа позиция прикрывалась горными потоками и цепью озер. От селений Тремоло и Айроло на перевал вела единственная дорога, пригодная для вьючного транспорта, где могла пройти колонна войск с фронтом в 2-4 человека. Поэтому Суворов решил использовать при своем наступлении не только дорогу, но и горные тропы. Диспозиция атаки была составлена в соответствии с предложениями полковника Штрауха. Наступление планировалось тремя колоннами, их построение было следующим: в авангарде - казаки и австрийские пионеры, поддерживаемые батальоном пехоты с одним орудием; за авангардом следовали основные силы.

Лекурб, который стоял в Альтдорфе, выполняя общий план наступления французской армии, готовился двинуться из Андерматта в долину Верхнего Рейна и атаковать стоявшие там австрийские части. По предписанию командира дивизии Гюден и Луазон сосредоточили большую часть своих сил в долине реки Рейсса, а Лекурб дополнительно выслал из Альтдорфа 13 рот 1-го и 3-го батальонов, чтобы выйти в тыл к австрийцам. Для участия в наступлении предназначалась бригада Гюдена (по два батальона из 67-го и 109-го линейных полубригад, гренадерский батальон, батальон 38-й полубригады (без 2 рот, дислоцированных в Амштеге), а также артиллерийская рота. Первый батальон 67-й полубригады под командованием бригадного шефа Леблона получил приказ занять позиции на южных подступах к перевалу Сен-Готард для защиты фланга готовящейся к наступлению группировки от возможной атаки бригады Штрауха.

Французский батальон, преодолев перевал, занял Айроло и выдвинул передовую заставу из 2 рот на гребень высот возле Тремоло. Прямо на перевале расположился гренадерский 6атальон в составе 3 рот 38-й полубригады и нескольких рот из других полубригад с 4 орудиями.

Участник швейцарской кампании капитан Московского гренадерского полка Грязев записал в своих воспоминаниях: «С 5 часов утра мы шли беспрерывно все в гору до самого полудня и при селении Айроло открыли авзнгард французского корпуса...».

Вероятно, первой, в 9 км от Айроло, в соприкосновение с противником вступила колонна полковника Штрауха. Шедший в ее авангарде батальон пограничной пехоты под командованием капитана Михаловича завязал перестрелку с французскими солдатами и начал теснить их. Хорошо знакомые с местностью, австрийцы действовали смело и решительно, атака развивалась успешно. Штраух поддержал действия авангарда, двинув вперед два оставшихся пехотных батальона. Вскоре австрийцы заняли важную высоту Понте-Тремпоне.

Бригадный шеф Леблон, получив известие, что союзники атаковали его передовые позиции, немедленно сообщил об этом Гюдену. Поначалу движение неприятеля было принято французами за рекогносцировку, но никак не за наступление армии Суворова. Передовая цепь французских стрелков получила приказ отходить к Айроло, не ввязываясь в затяжной бой. Леблон прекрасно понимал, что удержаться на позициях у Айроло с его небольшими силами невозможно, поскольку к селению, кроме дороги, вели горные тропы, позволявшие противнику совершить обходной маневр. Поэтому французский батальон отошел к дефиле и занял оборону на утесах и в деревне Боско у перевала Сен-Готард.

Вот это движение противника и видел Грязев. Командовавший авангардом князь П.И. Багратион, опасаясь за левый фланг (основные силы корпуса еще не подошли), выслал вперед для разведки 60-80 егерей своего полка во главе с поручиком Лутовиновым. Около половины второго пополудни с авангардом соединились основные силы корпуса во главе с самим Суворовым. Фронт, по которому могли наступать русские войска, не превышал 400-700 метров и, сознавая, что лобовая атака приведет к большим потерям, фельдмаршал приказал генералам Багратиону и Барановскому обойти французские позиции справа по горным тропам, а Штрауху совершить такой же охват вражеских частей слева.

Багратион начал подъем по скалам во главе своего 7-го егерского полка и сводно гренадерских батальонов Ломоносова, Дендрыгина, Калемина и Санаева, насчитывавших в общей сложности до 2000 человек. Барановский совершал более глубокий обход и поднимался гораздо выше и правее авангарда, командуя 8-м егерским (Миллера) и Низовским мушкетерским (Барановского) полками, а также спешенными казаками. Его целью было достигнуть вершины Сен-Готарда и отрезать обороняющимся дорогу для отступления. Но из-за ошибки австрийского офицера-проводника Барановский не смог выполнить поставленную задачу: его колонна заблудилась в горах.

На правом фланге, позади цепи егерей Лутовинова, разворачивалась для атаки группировка войск генерал-лейтенанта Повало-Швейковского: Московский гренадерский (Розенберга), Смоленский мушкетерский (Повало-Швейковского) и Архангелогородский мушкетерский (графа Каменского 2-го) полки.

Дивизии шли друг за другом по основной дороге; из-за тесноты на ней были развернуты лишь головные батальоны дивизии генерал-лейтенанта Ферстера. Слева наступала колонна Штрауха в составе двух батальонов пограничной пехоты и батальона Бутырского мушкетерского полка.

Пока союзники готовили атаку, французы успели занять прочную оборону в деревне Боско и в укреплениях, возведенных на склонах горы еще в период летних боев за перевал: там расположилось 4 роты пехоты, а оставшиеся солдаты рассредоточились по естественным укрытиям за камнями и в скальных впадинах.

Около двух часов дня началась первая фронтальная атака союзников на французские позиции. Впереди атакующих шли егеря Лутовинова. Встреченные ураганным ружейно-пушечным огнем, егеря уже в самом начаге боя понесли серьезные потери, командир был тяжело ранен пулей в ногv навылет. Во главе атакующих встал подполковник Цукато. Сражение продолжалось с крайним ожесточением, ни одна из сторон не хотела уступать: в пользу французов было их знание условий местности и способов ведения горной войны, тогда как союзники имели численное превосходство. Введение в бой дивизии Повало-Швейкивского поначалу не смогло переломить сопротивление оборонявшихся. О яростью смоленцы, архангелогородцы и московцы, которыми командовал племянник Суворова князь Горчаков, то и дело бросалась в штыки; потери среди них росли. Около трех часов дня Суворов приказал подошедшим частям дивизии Фёрстера наступать вдоль реки Тессины к долине Бедретто, а отрадам Штрауха – на Понтремоле. Измотанные двухчасовым сражением, французы увидели надвигающиеся с флангов колонны противника, и их ряды дрогнули. В половину четвертого Леблон получил сообщение о том что в его тылу вот-вот появится колонии русских (Барановского) и приказал отступать к перевалу. При отходе противника солдаты Повало-Швейковского, воодушевленные присутствием фельдмаршала и великого князя Константина Павловича, вновь пошли а штыковую атаку. Арьергард французов был опрокинут, а позиции у Боско взяты к 16 часам союзными войсками.

На помощь остаткам деморализованного батальона Леблона прибыл Гюден с гренадерским батальоном своей бригады. Французы закрепились на склонах у Понтремольского водопада на высоте 1600 м. Всего в распоряжении Гюдена находилось 1000-1200 солдат. Склоны гор, где наступали русские войска, были покрыты снегом, а позиция, которую предстояло атаковать союзникам, представляла вогнутую чашу, или цирк, как называли эту местность тамошние жители.

Начинало смеркаться, и Суворов, тревожась за судьбу колонны Розенберга, приказал начать лобовую атаку. Вперед была выдвинута дивизия Фёрстера. В ее авангарде шел 1-й батальон Тамбовского мушкетерского (Фёрстера) полка. Сражение возобновилось. Русские и французы вели беспрерывный ружейный огонь, плато затянуло пороховым дымом. Несмотря на все возрастающее потери, натиск атакующих не ослабевал. Гюден послал адъютанта ко 2-му батальону 67-й линейной полубригады с приказом ускорить марш к полю боя и сообщил Лекурбу, что не сможет долго продержаться. В это время на горном хребте, угрожал противнику выходом в тыл, появился авангард князя Багратиона. Гюден приказал своим частям немедленно отступать к перевалу. «...Мы взлетали как орлы на оставленные им [врагом] места и теснили его далее и выше к небесам, где иногда действие прерываемо было бродившими облаками... – рассказывает участник сражения. – Все ужасы и чудные явления грироды соединились здесь для того, чтобы изумленному свету представить мужество и неустрашимость русского воинства, с каковым оно преодолевало их... Мы постепенно приближались к самым небесам, пока наконец неприятель не избрал самую острую и утесистую высоту, на которой долго и упорно держался; но с той же храбростью и неутомимостью наши воины, помогая один другому восходить на каменные утесы и голые скалы, его сбили и принудили ретироваться уже не на высоты, а по противоположному скату горы, по тем же утесам и стремнинам...». Действительно, отступление противника с Сен-Готарда все более становилось похожим на бегство. Французов спасало только то, что к перевалу вела всего одна извилистая горная дорога.

Русские колонны продолжали преследовать противника, медленно всходя на перевал. Идти было чрезвычайно трудно: многие солдаты и офицеры в изнеможении падали на камни. Наконец перед союзными войсками предстала вершина Сен-Готарда. Но в это время на помощь Гюдену из Андерматта подоспел 2-й батальон 67-й полубригады. Получив подкрепление, Гюден расположил свои войска следующим образом: на скалах, образуя фронт боевого порядка, развернулся гренадерский батальон; 1-й батальон 67-й полубригады, понесший значительные потери, укрепипся на горе возле старой часовни, выдвинув часть сил на дорогу; 2-й батальон 67-й полубригады занял оборону на левом фланге, между озер, выделив резерв, который встал у странноприимного дома.

Даже после всех потерь Гюден располагал примерно 2000 штыков и имел несколько пушек, которых у союзников на этом участке не было вовсе.

Князю Багратиону пришлось повторить обход левого фланга французов, в то время как главные силы корпуса в третий раз начали фронтальную атаку. Все чаще то в одном, то в другом месте завязывался рукопашный бой. Был момент, когда солдаты Фёрстера опрокинули центр противника, но Гюден, собрав вокруг себя 2 роты гренадер, предотвратил прорыв наступающих русских.

Около семи часов вечера авангард Багратиона, имея впереди 7-й егерский полк и гренадерский батальон Ломоносова, спустился с гор у странноприимного дома и ударил в штыки на 2-й батальон 67-й полубригады. Штыковая атака оказалась столь яростной, что французы не смогли оказать существенного сопротивления, были опрокинуты и начали беспорядочно отступать в сторону селения Хоспенталь. От полного разгрома их спас резерв, сумевший ненадолго задержать натиск русских.

Перевал Сен-Готард был взят союзниками.

В атаке особенно отличились казаки Денисова, действовавшие в пешем строю. Преследование противника продолжалось и далее, до самого Хоспенталя. Чтобы задержать русских на этом пути, в бой один за другим вступили 2-й батальон 109-й и 1-й батальон 38-й полубригад, а также часть 1-го батальона 109-й полубригады, присланные на выручку Гюдену Луазоном, который вел ожесточенный бой с Розенбергом под Урзереном. Очевидец продолжает: «...Хотя неприятель на пути своем неоднократно покушался останавливаться за остроконечными и подобными огромным стенам утесами, но всегда был выбиваем и еще далее вниз преследуем самым быстрым и отважным нападением, более штыками, и прогнан до самого ската горы за селение Госпенталь. находящееся уже на луговой отлогости. Здесь распростершаяся темнота вечера прекратила наконец наше действие и спасла врагов от конечного поражения. «...Неприятель был в числе 4000 человек , урон его велик с потерею 4 небольших орудий... Что же принадлежит до неприятельских пленных, то мы оных во всем сражении не имели; ибо штык и приклад разрешили нас от сей излишней тягости сопровождать их за собою...».

Основная часть русских отрядов остановилась на отдых в окрестностях Хоспенталя. Противника преследовал лишь один батальон полка Белецкого. «Когда мы перешли Сен-Готард, – пишет граф Е.Ф. Комаровсхий в своих мемуарах, – великий князь послал меня поздравить фельдмаршала с совершением столь многотрудного и знаменитого похода, и сказать, что имя его приобрело тем незабвенную славу в истории. Граф Суворов принял сие поздравление со всеподданическою признательностью, «как от сына природного государя», – это были его слова. При сем я от себя прибавил ему комплимент, но фельдмаршал мне отвечал: «А Ганнибал? Он первый то же сделал».

Положение французов, между тем, стало неблагоприятным. Гюдену поступило сообщение, что корпус Розенберга овладел в его тылу деревнями Урзерен и Андерматт. Собрав шесть батальонов, Гюден приказал отступать к горе Фурка, находившейся на правом берегу Рейсса. При отступлении французы дали по русскому лагерю залп из всех своих орудий, которые, не имея возможности взять с собой, затем бросили.

Штурм Сен-Готарда стоил корпусу Дерфельдена 300-400 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и отставшими во время восхождения. Общие потери французов, по разным подсчетам, составляли от 150 до 400 человек.

Колонна генерала А.Г. Розенберга, выступившая в поход 9 сентября (Апшеронский мушкетерский (Милорадовича) полк, 2-й батальон 13-го егерского (Кашкина) полка и 100 казаков Поздеева 2-го полка), совершив трудный марш по гористой местности, достигла к вечеру 12 сентября местечка Тавеч.

Утром русские, выславшие вперед казаков, не встречая постов противника, прошли около 6 верст. Французы ничего не знали о продвижении противника. Накануне боя Гюден перебросил к Дизентису часть 1-го батальона 109-й полубригады. Пикеты французских стрелков были неожиданно атакованы казаками Поздеева, к которым подтянулся авангард во главе с Милорадовичем. Егеря Сабанеева и полк Милорадовича приняли влево, полк Мансурова вправо, а полк Ребиндера ударил в штыки. Попытка французов удержаться в своих укреплениях на высотах оказалась тщетной. Штыковой атакой русские войска отбросили французов к озеру Обер-Альп. Противник попытался переломить ход боя, подтянув к Обер-Альпу возглавлявшиеся батальонным шефом Жаке остатки 2-го батальона 109-й полубригады из Гёшенена и пяти рот 2-го батальона 76-й полубригады из Амштега. Розенберг же направил на правый фланг 1-й батальон 13-го егерского полка, приказав Мансурову обогнуть позиции французов и выйти к ним в тыл. Ожесточенное сопротивление врага было окончательно сломлено стремительным броском Азовского (Ребиндера) полка. Французы начали откатываться к Урзерену, а когда последовал удар русских войск с правого фланга, обратились в бегство.

Преследуя отступающего противника, русские войска прошли 6 верст и достигли склона гор Урзеренской долины, где Розенберг предоставил солдатам возможность и время привести в порядок свои расстроенные ряды. Генерал Луазон с имевшимися у него в распоряжении 2-м и 3-м батальонами 38-й полубригады и частью сил 2-го батальона 76-й полубригады попытался задержать русских на подступах к деревушке Урнзерм. Для этого близ Андерматта был развернут резерв в составе 3 рот 2-го батальона 76-й полубригады и часть 2-го батальона 38-й полубригады. 3-й батальон 38-й полубригады под командованием бригадного шефа Дама занял позиции возле местечка Урнерлох. Французы были построены пятью колоннами, видимо, поротно. Между колоннами артиллеристы установили орудия.

Корпус Розенберга разворачивался на склонах у Урзерена в следующем порядке: впереди, по краю обрыва, рассыпались в стрелковую цепь егеря Сабанеева; полк Милорадовича встал на левом фланге, а Мансурова – на правом; в центре развернулся полк Ребиндера и 1-й батальон 13-го егерского полка Кашкина.

Неприятель вел по русским позициям артиллерийский огонь, впрочем не наносивший серьезного вреда боевым порядкам. Близился вечер, на долину всё ниже спускались тяжелые облака. Вскоре густой туман скрыл французские войска, стоявшие у Урзерена. Розенберг приказал своим отрядам незаметно спуститься с горы и развернуть фронт у ее подошвы. Медленно приблизившись к петициям французов, русские солдаты дали ружейный залп и ринулись в штыки. Противник, сперва не заметивший спуска, все же попытался оказать наступавшим сопротивление, но вскоре, теснимый с фронта и сжатый с флангов, обратился в бегство по направлению к горе Фурка и Урнерлоху. Французы потеряли 180 человек убитыми, один из офицеров и 40 солдат попали в плен. Потери русских в совокупности не превышали 150 человек. В качестве трофеев русским достались французские провиантские склады, 3 орудия и 37000 патронов. Утомленные части Розенберга, отказавшись от преследования, встали на бивак вокруг Урзерена и Андерматта.

Промедление Розенберга и отсутствие связи между колоннами русских войск привело к тому, что французы смогли отойти далеко в горы и занять позиции у Чертова моста и Урнерлоха: окружить и разгромить основные сил дивизии Лекурба в долине Рейссы не удалось. Но все же в результате боев 13 сентября, противник, кроме людских, понес значительные стратегические потери, лишившись своих позиции на Сен-Готарде, в окрестностях Обер-Альпа и на берегах Рейсса. Более того, русским удалось нарушить взаимосвязанность между бригадами Гюдена и Луазона.

Утром 14 сентября, при известии о поражении Гюдена, потере Сен-Готарда и Обер-Альпа, Лекурб двинулся к Урзерену для соединения с частями Луазона, чтобы затем атаковать противника и вернуть отбитые врагом позиции. При Амштеге, для обороны выхода из Мадеранской долины, были оставлены две роты 38-й полубригады.

К утру 14 сентября в долине Рейсса оставались 2-й и 3-й батальоны 38-й полубригады, 2-й батальон и 3 роты 1-го (или 3-го) батальона 76-й полубригады, а также около батальона гренадер. К сожалению, не сохранилось ни одного боевого расписания французской армии в Швейцарии на 14 сентября 1799 г. По косвенным данным, сохранившимся во французской мемуарной литературе, известно, что Луазон разместил 1-й батальон 38-й полубригады под командованием Жилье на участке между Гешененом и Урнерлохом. Три роты 2-го батальона 76-й полубригады отступили утром от окраин Андерматта через Урнерлох к Чертову мосту; две роты ушли к Гешенену. а одна, под командованием капитана Сем-Женье. заняла позицию на середине ущелья. Сам мост и Урнерлох оборонялись 1-м батальоном 38-й полубригады под командованием бригадного шефа Дама, с несколькими приданными орудиями. Позиция, занятая французами, находилась в узком горном ущелье Шеленен, ограниченная с одной стороны Урнерлохом - узким тоннелем шириной около 2 м и длиной около 65 м, а с другой - Чертовым мостом, который был переброшен между кручами над бурным потоком Рейсса. Дорога, ведущая к мосту, проходила по узкому серпантину: слева вход в ущелье запирала река, а справа - скалы. Левее моста, на высоте примерно 150 м. над рекой нависал плоский скалистый выступ под названием Чертов камень: здесь Дама разместил несколько орудий под прикрытием роты стрелков. Непосредственно к выходу из Урнерлоха было выдвинуто одно орудие и две роты. За мостом в цепях развернулись два взвода пехоты. Прочие отряды Дама расположил в колонне на серпантинной дороге, ведущей к Гешенену.

Русские войска соединились 14 сентября, около 6 часов утра, у Андерматта. В голову колонны был поставлен Орловский пехотный полк генерал-майора Мансурова. Как вспоминают французы, «русские батальоны шли в атаку с развернутыми знаменами, под бой барабанов».

По приказу фельдмаршала орловцы первыми вступили в бой, атаковав около 8 часов утра позицию противника при Урнерлохе. Французы позволили русским углубиться в тоннель и как только первые шеренги мушкетеров показались из него, открыли огонь из ружей и пушки. С большими потерями орловцы откатились на исходные позиции. Стало ясно, что лобовая атака не принесет успеха, и Суворов приказал двумстам егерям 13-го егерского полка под командованием майора Тревогина спуститься в ущелье, форсировать Рейссу и выйти во фланг французам у Чертова моста. Одновременно триста солдат полка Мансурова во главе с полковником Свищовым полезли наверх, в обход Урнерлоха. Несмотря на шквальный огонь врага, русские войска с блеском выполнили поставленную перед ними задачу. Для французов подобный маневр был полной неожиданностью. Страшась окружения, они подались назад к мосту. Воспользовавшаяся их замешательством русская пехота ударила в штыки и отбросила французские заградительные роты от выхода из Урнерлоха. Пушка перегородила дорогу, вызвав давку на и без того узкой дороге, в ходе схватки большая часть французских солдат, защищавших выход из Урнерлоха, была переколота орловцами Мансурова и апшеронцами Милорадовича, и лишь небольшой горстке оборонявшихся удалось отступить к мосту, сбросив орудие в реку.

Появление русских егерей на кручах левого берега Рейсса вынудило Дама отдать приказ взорвать Чертов мост, однако, последовавший взрыв повредил только одну арку, которая была перекинута не над руслом реки, а примыкала к отвесной скале на левом же берегу. Рассредоточившись на противоположных берегах, неприятели вели ожесточенную перестрелку через реку с расстояния в 50-70 м. Подошедшие солдаты Азовского полка разобрали стоявший рядом с мостом сарай и, связав бревна офицерскими шарфами, сделали щит-настил через провал в арке моста и ринулись в атаку на другой берег. Штыковая продолжилась с еще большим ожесточением. Солдаты 38-й полубригады пытались удержать свои позиции, но в это время на вершинах слева появился Архангелогородский полк графа Каменского 2-го, посланный накануне вечером в обход позиций неприятеля через селение Бетцберг. Стремясь избежать окружения, силы Дама стали откатываться к Вассену. Вскоре их отступление стало походить на бегство: измотанные французские стрелки бросали по дороге не только шинели и ранцы, но даже патронные сумы и оружие.

Для Лекурба ситуация складывалась следующим образом. Со своими немногочисленными отрядами он утром 14 сентября, миновав Вассен, соединился с Луазоном. Казалось, что контрнаступление все же состоится, но в самый решительный момент карты французов спутали австрийские части Ауффенберга. Бригада австрийцев (3130 штыков) еще 12 сентября двинулась через проход Крейцли в Мадеранскую долину, совершая фланговый обход противника, где и столкнулась с двумя ротами 1-го батальона 38-й полубригады французов. После короткого боя французы были разбиты, а Ауффенберг занял Амштег, перерезав Лекурбу путь отступления на Альтдорф. Части Лекурба оказались в окружении. Поняв это, тот силами нескольких рот гренадер - 2-го батальона 76-й полубригады и роты 38-й полубригады – атаковал австрийцев у Амштега с целью прорыва. Несмотря на сильный ружейный огонь австрийцев, французы разбили вдвое превосходящие их силы Ауффенберга. Тем временем туда же, отходя с боем от Чертова моста, приблизились батальоны французской 38-й полубригады и, одновременно, батальоны русского авангарда. Вновь завязавшееся сражение прекратилось с наступлением темноты.

К концу дня 14 сентября 1799 г. Суворов решил поставленную задачу и, заняв Вассен, готовился выступить на Альтдорф. Победа досталась дорогой ценой: в боях за Сен-Готард, Обер-Альп и Чертов мост русские лишилась убитыми и ранеными около 500-800 солдат и офицеров. Потери противника также достигали около 800 человек. Но в то время как войска Суворова штурмовали Чертов мост, Массена уже атаковал корпус генерала Римского-Корсакова и союзные войска фельдмаршала-лейтенанта Готце, и разгром союзников был неизбежен.


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова