сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Как же подданному знать мнение правительства, пока не наступила история?


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

14 июля 1789 года () День взятия Бастилии


     Утром 14 июля 1789 года несметные толпы народа, вооруженные отчасти ружьями, а также пиками, молотами, топорами и дубинами, наводнили улицы, прилежащие к Бастилии - военной крепости и главной политической тюрьме Парижа. Традиционно считается, что штурм был предпринят с целью освобождения узников Бастилии. Однако узников в крепости обнаружилось всего семеро (в том числе небезызвестный маркиз да Сад), а гарнизон Бастилии, который состоял из 82 ветеранов-инвалидов и 32 швейцарцев при тринадцати пушках вскоре понял, что сопротивление бессмысленно, и около пяти часов пополудни сдался. Крепость была разрушена до основания, на ее месте теперь площадь.

     Казалось бы, какое отношение к нам имеют события чужой истории двухсотлетней давности? Однако след Великой французской революции в российской истории гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. Массовая эмиграция французов в Россию, вызванная революционным террором, оказала существенное влияние на быт российского дворянства:

А все Кузнецкий мост, и вечные французы,
Оттуда моды к нам, и авторы, и музы:
Губители карманов и сердец!
Когда избавит нас творец
От шляпок их! чепцов! и шпилек! и булавок!
И книжных и бисквитных лавок!.. 

     Эти грибоедовские строки прекрасно описывают область влияния французской иммиграции. Учителя и гувернантки, кондитеры и ювелиры, парфюмеры и портные – то, что сейчас назвали бы рынком широкого потребления (кстати, занятно сравнить влияние французской и немецкой иммиграции: немцы в основном были заняты на государственной службе и в инженерно-технической сфере).

     Именно Великой французской революции Россия обязана приобретением замечательной династии русских предпринимателей Армандов: Жан-Луи Арманд вместе с отцом Полем Армандом и матерью Анжеликой Карловой появился в Москве в конце XVIII века, спасаясь от революционного террора.

     Революция привела к огромным жертвам. По оценкам, с 1789 по 1815 гг. только от революционного террора во Франции погибло до 2 миллионов гражданских лиц, а в боевых действиях погибло до 2 миллионов солдат и офицеров. Таким образом, только в революционных битвах и войнах погибло 7,5% населения Франции, не считая умерших за эти годы от голода и эпидемий. К концу эпохи Наполеона во Франции почти не осталось взрослых мужчин, способных воевать.

     Могли ли наши соотечественники в те годы, когда русские казаки дали названия парижским бистро, хотя бы в страшном сне увидеть, что уже в следующем веке именно русские эмигранты, нищие и бесприютные, заполнят собой парижские улицы, спасая свою жизнь от красного террора? История учит нас тому, что она нас ничему не учит…

     День взятия Бастилии 14 июля 1789 года стал началом Великой Французской революции. 222 года прошло с тех пор, и теперь французы отмечают этот день просто, как день национального единения. Поневоле сравнишь: а что у нас? Со дня Великой Октябрьской революции прошло 94 года, а нет уже ни красного дня 7 ноября, ни памяти. А ведь без прошлого нет будущего! «Банально, Хоботов!» - скажете вы, а я продолжу цитатой: «Независимые умы никогда не боялись банальностей!»

     И если Россия претендует на подлинную независимость, что подразумевает не только целостность границ, но и целостность своего исторического самосознания, то нам, ее гражданам, следует помнить все: и «слово и дело», и «вот тебе, бабушка, Юрьев день», и «Вставай, проклятьем заклейменный», не говоря уж о «Вставай, страна огромная».

     Но вернемся к Бастилии: после взятия её уничтожили, а на пустыре поставили табличку «Désormais ici dansent», что значит «Отныне здесь танцуют».

В.Т.

     

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова