сегодня25февраля2017
Ptiburdukov.RU

   История подобна гвоздю, на который можно повесить всё, что угодно.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Биографический справочник


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Ксения Васильевна Чиж (Деникина)

     В «День семьи, любви и верности», который официально отмечается в России с 2008 года, принято вспоминать о православных святых Петре и Февронии Муромских. Возможно, с точки зрения языческих славянских племен семейная верность - это подвиг, достойный канонизации, и подобных примеров в нашей истории не так уж много, но тем весомее каждый дошедший до нас эпизод.

     История семьи, любви и верности Антона и Ксении Деникиных много лет удивляет, даже потрясает исследователей своей правдивой романтикой. Овеянная жестоким огнём революций и войн, она состоялась, вопреки крушению привычного мира, вопреки всем препятствиям и трудностям, которые подстерегали наших героев на нелёгком жизненном пути.

     Начало знакомства Ксении и Антона Деникиных слишком похоже на сказку или древнюю легенду времён рыцарей короля Артура.

     После окончания военного училища, в 1892 году молодой подпоручик Антон Иванович Деникин проходил службу во 2-ой полевой артиллерийской бригаде. Бригада была расквартирована в небольшом городке Беле Седлецкой губернии. Служба шла ни шатко, ни валко. Скучающие офицеры частенько развлекались охотой в окрестных лесах. Однажды сослуживцы пригласили Деникина пойти с ними «на кабана». Охотились загоном, а для этого нужно было выйти ночью, чтоб перекрыть путь кабанам к лежбищу. На рассвете, стоя на своём «номере», Антон услышал крик о помощи. Углубившись в лес, он заметил охотника, который уцепился за ветку дерева, спасаясь от огромного кабана-подранка. Подпоручик выстрелил в кабана, и тем самым спас охотника от неминуемой гибели. Спасенный тепло поблагодарил Деникина и сказал, что подобный "промах" на охоте произошел с ним впервые. Так же охотник поспешил представиться: "Василий Чиж, налоговый инспектор".

     Вот тут-то нечаянному спасителю, по всем законам жанра, и попросить бы у налогового инспектора Чижа то, чего он сам не ожидает встретить у себя дома! Но скромному подпоручику тогда и в голову не могло прийти, что через восемь дней он будет присутствовать на крестинах «ребёнка предназначения» – новорожденной дочери спасённого Ксении Васильевны Чиж.


Антон Деникин и Ксения Чиж перед венчанием, Новочеркасск, 1918

     Дружба Деникина с семьёй Чиж продолжалась на протяжении многих лет. Ксения, которую в семье все звали Асей, выросла и повзрослела на глазах "старого" друга ее отца. Девочка называла Деникина "дядя Антон", а на трехлетие Антон Иванович подарил ей куклу, которая открывала и закрывала глаза. После такого подарка Ася не могла его не запомнить.

     Вскоре родители Ксении решили развестись. Они отправили дочь в Варшаву, где девочка должна была получить среднее образование в Александро-Мариинском институте. В это время А.И. Деникин тоже служил в Варшаве, и родители поручили ему присмотреть за Асей: сопровождать ее на прогулки по воскресеньям, помогать в учебе.

      Деникин согласился. По возможности, когда позволяла служба, одинокий офицер проводил воскресенья и праздники в компании своей маленькой подопечной.

     Впоследствии Ася вспоминала:
"Капитан всегда начинал с того, что "производил мне смотр" – замечал выбившуюся прядь или чернильное пятно на руках и принимался полусерьезно возмущаться..."

     Тогда ещё Антон всерьез не думал над тем, что судьба недаром поручила его заботам эту симпатичную, своенравную, но такую родную уже девочку...

     Участие в русско-японской войне, затем революционные события 1905-1906 гг. на время отвлекли А.И. Деникина от забот об Асе Чиж.

     Встретились они вновь только в 1906 году. На тот момент родители Аси были уже в разводе. Её матушка вскоре собиралась выйти замуж за г-на Иванова, который был также товарищем и сослуживцем Деникина. Воспитанием Аси теперь занимались ее бабушка и дедушка Тумские.

     Александр Тумской, дворянин с богатой родословной, государственный советник, председатель мирового суда, был важным человеком. Его жена, баронесса прибалтийского происхождения, лютеранка была еще более «импозантной», чем ее муж. По воспоминаниям Деникина, она всегда была одета в чёрное и носила аккуратную строгую прическу. В их доме Антон Иванович, не привыкший к роскоши и светскому обхождению, чувствовал себя неуютно.

     Тумские весьма скептически смотрели на «дружбу» взрослеющей внучки с немолодым офицером, который годился ей в отцы. Они неохотно давали своё разрешение на совместные прогулки Аси и «старого друга семьи». Да и у самой девушки к тому времени уже пропала охота откровенничать с «дядей Антоном», появились новые знакомые, новые интересы.

     Вскоре началась Первая мировая война. Всякие дела личного характера для Деникина отошли на второй план. На фронт ему приходили письма только от матери. И в ее письмах, и в его ответах практически ничего не обсуждалось, кроме военных операций, походного быта и душевных переживаний: сын беспокоился о здоровье матери, а она о его жизни и состоянии духа. Иногда Елисавета Деникина упоминала о некоторых общих знакомых, в числе которых была и семья Чиж.

     Как-то между прочим, Антон узнал, что "маленькая" Ася собралась замуж за Михаила Масловского, корнета 13-го Нарвского полка. И после этого известия Антон Иванович почти не думал о Ксении Чиж. Старый холостяк и служака был абсолютно уверен, что всякие размышления на тему их с Асей сближения – нечто из области фантастики.

     Деникин принадлежал к породе тех людей, которые никогда не станут проявлять инициативы в заведомо "авантюрном" деле. В глубине души Антон Иванович, наверное, искренне радовался за Асю, но его собственная жизнь к сорока годам так и не устроилась. Война вновь захватила полностью всё личное время и переживания сурового воина. Единственным близким ему человеком по-прежнему оставалась только старушка-мать, которая остро переживала одиночество и бытовую неустроенность сына. Казалось бы, пути Ксении Чиж и Антона Ивановича разошлись навсегда, но судьба распорядилась иначе…

     В октябре 1914 г. погиб жених Аси Михаил Масловский. Ася, узнав об этом, бросает университет в Петрограде, где обучалась уже два года. Она вдруг вспоминает о старом друге семьи Деникине, ставшем уже известным генералом. К тому времени о подвигах и заслугах командира легендарной «Железной дивизии» писали все газеты.

     Ксения решает более не терять из виду близкого себе человека, которому всегда была небезразлична ее судьба. Не то чтобы Ксения Чиж надеялась на что-то определенное, но, видимо, уже начала осознавать, что "старый друг" ей как-то особенно дорог. Она сама сделала первый шаг.

     Мать Аси и Елисавета Деникина тоже поддерживали дружеские отношения, как Антон и Василий Чиж. Даже после развода супругов Чиж Деникина всегда была рада Асиной матушке, с которой еще теснее сдружилась в годы своей болезни. Ася задумала «хитрый» план. Она поехала с матерью в Житомир, чтобы навестить старушку, а заодно расспросить ее об Антоне Ивановиче.

     Старушка Деникина часто болела. Ей нужна была помощь по дому и поддержка, поэтому Ася с матерью задержались в Житомире на некоторое время. И как-то в разговоре Ася сказала Деникиной: «Я несколько раз писала Антону Ивановичу, но так и не получила ответа...» Это не могло оставить равнодушной строгую и любящую мать. Старушка ещё надеялась, что "дружба" между ее сыном и Ксенией могла бы перерасти в нечто большее. Асин расчет оказался верным. В октябре 1915 г. "старый друг" прислал ей письмо.

     Между А.И. Деникиным и Ксенией Чиж завязалась длительная переписка. В строгом смысле слова её невозможно назвать «любовной». Военные события, фронтовые будни, беспокойство о судьбах страны и здоровье матери тесно соприкасаются в письмах с личными переживаниями генерала, для которого благополучие России и личное счастье были неразделимы.

      В архиве Ксении Васильевны сохранилось 96 писем А.И. Деникина своей будущей жене. Некоторые письма Антона Ивановича за 1916-1917 годы были частично опубликованы за границей. Один из первых исследователей и биографов главнокомандующего ВСЮР Д. Лехович получил разрешение Ксении Васильевны на их публикацию.

     В настоящее время фрагменты переписки Деникина с будущей супругой известны историкам Белого движения. Они часто используются в статьях и форумах на сайтах, посвящённых Белому делу. И это не удивительно: романтическая история первой и последней любви белого генерала до сих пор вызывает интерес и трогает сердца многих людей.

     Сорокалетний генерал поначалу очень осторожно отнёсся к инициативе Аси возобновить отношения с ним. Возможно, зрелый мужчина, переживший множество разочарований и «крушений», так и не смог до конца поверить в искренность чувств к нему молодой и красивой девушки. Есть сведения, что когда-то молодой Деникин «приударял» за матерью Ксении Чиж. У них даже завязался неудачный роман, который отчасти и послужил причиной развода родителей Аси.

     По вполне понятным причинам, Антон Иванович и теперь испытывал неосознанное чувство вины перед своей корреспонденткой. Он боялся разочаровать любимую, оказавшись для девушки лишь «выдуманным героем», ореол которого спадёт при первом столкновении с жестокой действительностью.

     В письме от 4 (17) апреля 1916 года он писал:
"Тот невысказанный, но давно уже созревший вопрос я не задаю по двум причинам. Я не хочу красть счастье, не покаявшись в своем прошлом [...] Затем... Вы "большая фантазерка". Я иногда думаю: а что, если те славные, ласковые, нежные строчки, которые я читаю, относятся к созданному Вашим воображением, идеализированному лицу, а не ко мне, которого Вы не видели шесть лет и на внутренний и внешний облик которого время наложило свою печать? Разочарование? Для Вас оно будет неприятным эпизодом. Для меня – крушением."

     Однако «милую Асю» не напугали ни муки совести, ни сомнения, ни робость её нерешительного избранника. Она сделала всё, чтобы Деникин вновь поверил ей и понял всю искренность её чувств.

     Подтверждение тому – строки из письма А.И. Деникина от 27 октября 1916 года:

      "Дорогая моя! Последние недели имели огромное значение в моей жизни, проложив резкую грань между прошлым и будущим. Горе и радость. Смерть и жизнь. Конец и начало. Неудивительно, что я вышел несколько из равновесия, выбился из колеи. Я перечитал Твои письма. С грустью и волнением. Провел параллели. Тогда и теперь. Я был прав: писано - воображаемому, а слова, сказанные, - действительному. Я слишком глубоко чувствую. У меня так ясно и понятно - "да". У тебя - "может быть". В этом - твоя сила. В этом - моя слабость. Путь опасный. Но я иду без тревоги и колебаний. Потому, что не может такое большое чувство быть растоптано. Потому, что тогда жизнь стала бы ненужной. А уйти из нее так просто! [...] если суждено чувству и жизни быть растоптанными, то лучше, чтоб это произошло теперь. Теперь, когда боевая обстановка дает людям неограниченную возможность уйти из жизни со славой и честью.[...] Мы отправляемся далеко на юг. Что-то судьба готовит? Некоторое время круговорот писем и телеграмм будет затруднен. Для меня это большое огорчение...
Так будет счастье?"

     Долгожданная встреча состоялась при печальных обстоятельствах: умерла мать Деникина. Антон Иванович и Ксения Васильевна встретились на её похоронах. Но именно эта краткая встреча (всего несколько дней) расставила все точки над «i» в их отношениях. Антон Иванович сделал предложение руки и сердца. Ксения Васильевна Чиж, после некоторых раздумий, дала своё согласие.

     Только свадьбу и создание семьи пришлось отложить до лучших времён.

     Продолжалась война. В России произошла революция. Влюблённым пришлось пройти тяжкий путь испытаний, которые отставили прочь все прошлые сомнения, сплотив и оставив их верными друг другу на всю оставшуюся жизнь.

     В августе 1917 года А.И. Деникин был арестован по делу Корнилова и брошен в тюрьму. Ксения Васильевна последовала за ним в Быхов. Она самоотверженно помогала своему жениху пережить тяжкие дни заключения: навещала его в тюрьме, приносила новости, вещи, продукты. Генерал Корнилов как-то в шутку назвал смелую девушку «квалифицированной спиртоношей». Она умудрялась проносить в своей широкой муфте недозволенные к передаче арестованным спиртные напитки, а перед самым побегом узников ей удалось с риском для жизни доставить в тюрьму два револьвера.

     Свадьба Антона Ивановича и Ксении Васильевны состоялась 7 января 1918 года. Когда в 1916-м Ксения давала своё согласие на брак, жених и невеста и представить себе не могли, что будут венчаться после полного поражения, в полутемной холодной церкви на окраине Новочеркасска, без гостей и хора, под аккомпанемент артиллерийской канонады…

     Но откладывать это событие до лучших дней не имело смысла. Кроме священника, при венчании присутствовали лишь генерал Марков с адъютантом, полковник Тимановский и адъютант самого Деникина. Молодожёны отказались даже от скромного банкета, предложенного атаманом войска Донского Калединым. Лишние свидетели только осложнили бы и без того тяжёлое положение новобрачных.

     Уже в феврале 1918 года Антон Иванович отправился с Добровольческой армией в 1-й Кубанский поход. Он сознавал, что идёт, быть может, на верную гибель. Разрываясь между долгом перед Родиной и перед людьми, которые доверили ему свою судьбу, командир добровольцев, скрепя сердце, решился оставить молодую жену в Ростове. Ксения Васильевна благополучно дождалась там белых, проживая под девичьей фамилией. К счастью, никто её не выдал, иначе для А.И. Деникина гражданская война закончилась бы гораздо раньше.

     В водовороте страшных событий, лишений, утраты Родины, идеалов, крушения всего, что до сих пор казалось твёрдым и незыблемым, в усталой душе главнокомандующего ВСЮР навсегда сохранился лишь один «остров» - остров его поздней, настоящей любви.

     В 1919 году Ксения Васильевна родила дочь. Супруги очень хотели иметь сына, но роды едва не обернулись катастрофой. Был момент, когда врачи сообщили Деникину на фронт, что придётся, очевидно, выбирать между жизнью матери и ребёнка. К счастью, удалось спасти обеих, но о последующем материнстве супруге главнокомандующего можно было не мечтать.

     Ксения Васильевна Деникина прошла вместе с Антоном Ивановичем весь его тяжелый и трагический путь – от Гражданской войны до изгнания и забвения. Путь, отмеченный горечью поражений, бед, утрат. За годы кровопролитной войны Деникины растеряли практически всех своих общих друзей. Погибли Корнилов, Марков, Тимановский. Умер генерал Алексеев, застрелился Каледин. Последним «выстрелом в спину» и без того сломленному трагедией поражения, ошельмованному Врангелем главнокомандующему стало убийство его ближайшего друга И.П. Романовского в Константинополе.

     Антон Иванович принял решение об эмиграции. Супруга без колебаний последовала за ним.

Деникин и его жена Ксения Ивановна, в девичестве Чиж, 1935, Франция
Супруги Деникины на грибной охоте
1935 год, Аллемонт (Франция)

     Миновали дни боёв, интриг, былого могущества и так тяготившей Деникина власти.

     Бывший главнокомандующий ВСЮР, как и тысячи рядовых беженцев, оказался на чужбине без профессии, без средств к существованию, без каких-либо перспектив на будущее. Оставалось лишь смириться с участью неудачника, для которого всё осталось в прошлом. Всё, кроме семьи.

     В эмиграции, к слову сказать, распадались многие семейные союзы. Бытовая неустроенность, безденежье, нереализованность и бесполезность прежних профессиональных навыков вставали во главу угла острых семейных конфликтов.

     Брак Деникиных выдержал и это испытание.

     Давно ожидаемое, никак не желавшее воплощаться семейное счастье, теперь словно наконец-то ворвалось в их жизнь. Супруги, «венчанные под канонаду» в старой маленькой церкви Новочеркасска, продолжали идти рука об руку, растить дочь, помогать друг другу заново обрести себя, не погибнуть на обломках навсегда ушедшей эпохи.

     А.И. Деникин в изгнании принципиально чурался политики и участия в эмигрантском «активизме». Семья жила очень скромно. Антон Иванович зарабатывал на жизнь литературным трудом. Ксения Васильевна стала его верной помощницей при написании воспоминаний. Она была по-житейски мудрой, практичной, самоотверженной женой и матерью, прекрасно готовившей, собиравшей грибы и ягоды, делавшей настойки и соленья. Что ещё нужно человеку, чтобы встретить старость?

     Вместе Деникины пережили и нацистскую оккупацию Франции, и новую, вынужденную эмиграцию в США, где в 1947 году и скончался бывший главнокомандующий.

      Ксения Васильевна пережила своего мужа на 26 лет.

компиляция Елены Широковой

использованы материалы «Белая Гвардия»

Супруг Белоэмигрант 

Биографический указатель

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова