сегодня18октября2019
Ptiburdukov.RU

   Мало что случается в нужное время, а многое не случается вовсе. Добросовестный историк может это исправить.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

14 сентября 1902 года (117 лет назад) родился Николай Ильич Камов


Николай Ильич Камов

Николай Ильич Камов

Замечательный советский авиаконструктор, создатель вертолетной техники Николай Ильич Камов родился 1 (14) сентября 1902 года в г. Иркутске. О детских годах будущего авиаконструктора известно сравнительно немного. Его отец был преподавателем русской словесности, а затем — директором иркутского коммерческого училища. Принадлежность к средним слоям иркутского общества, прекрасное домашнее воспитание, пример и влияние отца позволили Николаю Камову получить достаточно серьезное по сибирским меркам образование, привили интерес к науке и научным исследованиям. Кроме того, известно, что уже в юности он проявлял определенный интерес к авиации и помимо чтения периодической и технической литературы, по-видимому, пытался непосредственно познакомиться с авиационной техникой при посещениях показательных полетов российских авиаторов на иркутском ипподроме. Кроме того, по воспоминаниям современников, в студенческие годы, приезжая к родителям на каникулы, он горячо интересовался, как идет проектирование первой сибирской авиалинии Иркутск — Якутск, и даже не раз летал на иркутских гидропланах, которые садились на воду на Ангаре около Московских ворот, тогда еще существовавших.

В 1918 году Николай Камов блестяще окончил иркутское коммерческое училище и был награжден аттестатом, где отмечены его выдающиеся способности, особенно в области математики. Поэтому вопроса о необходимости продолжения образования для него попросту не существовало. А поскольку высших технических учебных заведений в то время в Иркутске еще не было, и даже вопрос об открытии Иркутского университета не был еще окончательно разрешен, — то шестнадцатилетний юноша уезжает в Томск и осенью того же, 1918 года, поступает на механический факультет Томского технологического института.

В 1923 году Николай Ильич успешно защищает диплом, подводя закономерный итог своему пятилетнему обучению в технологическом институте. Сердечно поздравляя его с присвоением звания инженера, профессор Бабарыков сказал, что сочетание ясного ума и золотых рук его ученика дает основание предполагать, что со временем он станет крупным инженером.

В том же 1923 году, отвергнув многочисленные лестные предложения занять одну из высокооплачиваемых и весьма перспективных должностей, двадцатилетний инженер Камов едет в Москву и поступает на работу на Концессионный завод Юнкерса по сборке самолетов. Но свой трудовой путь он начинает отнюдь не с руководящих должностей — в течение двух лет молодой инженер проходит всю технологическую цепочку создания летательных аппаратов: сборщик двигателей, слесарь, механик, испытатель моторов и только изучив в совершенстве устройство аэропланов, переходит на инженерную должность. К маю 1925 года, когда в Москве начало работу совещание по вопросам развития воздухоплавания и путях создания отечественного авиастроения, Н.Камов становится руководителем конструкторской бригады на заводе Юнкерса.

Некоторое время спустя молодой инженер оставляет завод Юнкерса и становится руководителем специального конструкторского бюро при центральном ОСОАВИАХИМе. Интересовали его не только самолеты. И дело было даже не в том, что во второй половине 1920-х годов на Западе появился принципиально новый летательный аппарат, изобретенный испанским инженером Хуаном де ля Сиерва и получивший название «автожир» или «геликоптер» (от латинского и греческого сочетания слов «винт» и «кружащийся»). У этих любопытных аппаратов были и крылья, и ротор с лопастями. Винт раскручивался набегающим потоком воздуха, создавая подъемную силу. Поступательное движение, как и на самолете, обеспечивал пропеллер.

Появление летательного аппарата, представлявшего из себя промежуточный тип между самолетом и вертолетом (именно так впоследствии Камов называл создаваемые им аппараты, избегая общепринятые употребления «автожир», «геликоптер» или «винтокрылая машина» и с его легкой руки в 1950 году название «вертолет» стало общеупотребительным), стало как бы осуществлением его юношеской мечты об альтернативных летательных аппаратах.

В 1929 году в содружестве с инженером Н.К.Скржинским он создает первый советский автожир КАСКР-1 «Красный инженер» с двигателем «Le Rhone».

Конструкторы Н.И. Камов, Н.К. Скржинский, пилот И.В. Михеев, механики Э.А. Крейндлин и М.Ф. Дранович у автожира КАСКР-1

Конструкторы Н.И. Камов, Н.К. Скржинский, пилот И.В. Михеев, механики Э.А. Крейндлин и М.Ф. Дранович у автожира КАСКР-1

Индекс КАСКР был образован от начальных букв создателей автожира. Первый свой полет машина совершила в сентябре 1929 года, но аппарат, даже не взлетев, скапотировал, перевернулся на спину и был сильно поврежден. В 1930 году на базе КАСКР-1 молодые конструкторы построили более совершенный автожир КАСКР-2, представляющий собой восстановленный аппарат КАСКР-1 с более мощным двигателем Gnome-Rhone «Titan» в 225 л.с. В оценке летных характеристик автожиров принимали участие специалисты НИИ ВВС. С 1930 года по 1931 год на них было выполнено 90 испытательных полетов с наибольшей продолжительностью 28 мин (летчик Д.А.Кошиц). В группе КАСКР проходил стажировку и студент Новочеркасского политехнического института М.Л.Миль. В мае 1931 года КАСКР-2 демонстрировался на Центральном аэродроме руководителям страны и получил одобрение.

После этого Николая Камова пригласили на работу в Центральный аэрогидродинамический институт имени Н.Е.Жуковского, где было организовано несколько бригад по созданию автожиров. Особое положение в этом ряду занял А-7, спроектированный под руководством Камова. Главной особенностью новой машины было впервые примененное на аппаратах такого класса шасси с носовым колесом и довольно мощное вооружение: один синхронный пулемет, установленный в носовой части фюзеляжа и бомбодержатели — под крыльями. Это был самый тяжелый в мире опытный боевой автожир со взлетной массой 2,2 тонны. Первый полет А-7 состоялся 20 сентября 1934 года. Тогда же А-7 испытали в народном хозяйстве — вертолет-автожир оказался чрезвычайно полезным в борьбе с вредителями лесов, а также фруктовых деревьев, и с него успешно опыляли леса и сады в предгорьях Тянь-Шаня.

В 1939 году вертолеты-автожиры Камова использовали в войне с белофиннами. В Великой Отечественной их участие было признано неудачным и работа над автожирами была заморожена на долгие годы.

В 1940 году по инициативе Николая Камова начинается строительство завода летательных винтокрылых машин, а сам он назначается его директором и главным конструктором. В 1941 году вследствие неудачного развития военных действий в начальный период Великой Отечественной войны и стремительного продвижения немецких войск завод был эвакуирован и перешел на выпуск традиционной авиатехники, наиболее необходимой в тот период. На Николая Ильича обрушивается тяжелый груз организационно-технических проблем, связанных с эвакуацией и организацией работы завода на новом месте. При этом он не только блестяще справляется со стоящими перед ним задачами, но и находит время для занятия научной деятельностью и в годы войны защищает ученую работу на степень кандидата технических наук.

Большую часть жизни Николай Ильич прожил в Москве, но никогда не забывал свой родной город на Ангаре, гордился тем, что сибиряк, много рассказывал о своей юности, о друзьях в Иркутске, всегда помогал своим землякам, а одной из первых своих послевоенных машин — Ка-8 — присвоил название «Иркутянин».

Сразу после войны Н.И.Камов и его конструкторское бюро приступает к работе по созданию двухвинтовых вертолетов. В результате напряженной работы появляются «Воздушные мотоциклы» Ка-8 «Иркутянин» (1945-1948 гг.) и Ка-10 (1949-1953 гг.). Поскольку Ка-10 предназначался для Военно-Морского флота, то в процессе его создания были проведены обширные испытания по взлету с палубы боевых кораблей и посадке на нее. С тех пор установилось постоянное сотрудничество ОКБ Камова с военными моряками, осуществлены разработка и внедрение в серийное производство ряда уникальных корабельных противолодочных вертолетов и боевых вертолетов поддержки сухопутных войск.

В последующие годы конструкторским бюро под руководством Камова было создано целое семейство вертолетов, неоднократно получавших высшие награды на ВДНХ и на всемирном авиасалоне в Ле Бурже. Среди них соосные вертолеты Ка-15 (1950-1956), на котором был установлен рекорд скорости полета, многоцелевой, юркий Ка-18 (1955-1960 гг.), в шутку называемый летающим автомобилем и удостоенный диплома и золотой медали на Брюссельской выставке 1958 года, 2-турбинный Ка-25 (1958-1968 гг.).

В 1965 году поднялся в небо многоцелевой универсальный 2-двигательный Ка-26 (1964-1967 гг.) — «летающее шасси». Вертолет был снабжен разнообразным навесным оборудованием и мог быть в самое короткое время переоборудован для любой работы. В зависимости от назначения на шасси могли устанавливаться кабина на шесть человек, бункер большой вместимости, грузовая платформа или средства пожаротушения. Машина с большим успехом демонстрировалась на многих международных авиавыставках. Эта безотказная «рабочая пчела» стала единственным сертифицированным и продававшимся на коммерческой основе за рубеж советским вертолетом.

«Лебединой песней» авиаконструктора Камова стал созданный под его руководством 2-турбинный экспериментальный винтокрыл Ка-22 (1953-1964 гг.), у которого для создания подъемной силы служили крыло и несущие винты, то есть элементы самолета и вертолета. Взлетая и садясь по-вертолетному, машина обладала скоростью самолета. В 1961 году на ней было установлено восемь мировых рекордов, в т.ч. скорости по прямой — 356 км/ч, скорости по замкнутому 100-км маршруту — 336 км/ч и поднятия коммерческого груза массой 16,5 т на высоту 2,5 тыс. м.

Одновременно с завершением работ над Ка-22 Николай Ильич приступил к проектированию противолодочного вертолета корабельного базирования Ка-25. Эта машина стала важной вехой в жизни Камова и его сподвижников. На предыдущих моделях им удалось решить схемно-конструкторские задачи управления соосными винтами, проблемы устойчивости, вибрации и т.п. Однако это были сравнительно легкие вертолеты, не способные полностью удовлетворить потребности флота. «Двадцать пятый» создавался в соответствии с более жесткими требованиями: перед ним ставилась задача поиска и уничтожения атомных подводных лодок с баллистическими ракетами «Поларис». Агрессивная морская среда, турбулентная атмосфера, качающаяся палуба, отсутствие ориентиров при полете над океаном — вот далеко не полный перечень проблемных вопросов, требовавших от конструкторского коллектива комплексных решений.

Вертолетному ОКБ под руководством Камова впервые в мировой практике было доверено объединение усилий различных ведомств и сотни коллективов разработчиков комплексов бортового оборудования как для Ка-25, так и для кораблей-носителей. Предстояло организовать их взаимосочетаемость, создать всю инфраструктуру по обеспечению эксплуатации вертолетов как при одиночном, так и групповом размещении на кораблях.

Ка-25 в полном объеме прошел летно-морские испытания. На нем были полностью отработаны вопросы корабельного базирования, впервые в нашей стране создан и отлажен боевой комплекс, обеспечивающий поиск, слежение и поражение атомной подводной лодки. Впервые в мире столь крупная и сложная винтокрылая машина пилотировалась одним летчиком, что позволило сократить общую численность экипажа до двух человек (а это немаловажно в условиях ограниченного жилого пространства на кораблях). Следует также отметить, что именно с «двадцать пятого» в работе камовского коллектива начался заметный «крен в электронику». И в настоящее время в ОКБ им. Камова большее число групп занимается бортовым радиоэлектронным комплексом.

За создание вертолета Ка-25 и его модификаций (Ка-25Ц — целеуказателя ракетному оружию и Ка-25ПС — поисково-спасательной машины корабельного базирования) Николай Ильич Камов в 1972 году был удостоен Государственной премии. В этом же году конструктору, которому в сентябре исполнилось 70 лет, было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Н.И. Камов и коллеги с вертолётом Ка-26

Н.И. Камов и коллеги с вертолётом Ка-26

В начале 1970-х годов по заказу ВМФ камовский конструкторский коллектив приступил к проектированию боевых корабельных вертолетов нового поколения, призванных заменить легендарную «двадцатьпятку». Кропотливая работа специалистов, возглавляемых маститым главным конструктором, уже заслужившим в мировом сообществе профессионалов вертолетостроения почетное прозвище Мессия Винта, была в самом разгаре, когда сердце Николая Ильича остановилось, он умер 24 ноября 1973 года. А через месяц, 27 декабря, его последнее детище — морской вертолет Ка-27 первый раз поднялся в воздух.

По материалам Интернет-музей российской авиации «Авиару.рф»


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова