сегодня12декабря2017
Ptiburdukov.RU

   ...Это конечно же хорошо, но вообще-то мне бы больше хотелось иметь собаку, чем жену...


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Вчера (18 августа) 19 августа Завтра (20 августа)


26 лет назад (в 1991 г.) начался «Августовский путч»


     «Августовский путч — попытка отстранения М.С. Горбачёва с поста президента СССР и смены проводимого им курса, предпринятая Государственным комитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП) — группой консервативно настроенных деятелей из руководства ЦК КПСС, правительства СССР, армии и КГБ — 19 августа 1991 года, приведшая к радикальным изменениям политической ситуации в стране: окончательной утрате КПСС своей власти, относительному усилению власти региональных лидеров по сравнению с центральными властными структурами СССР и необратимому ускорению распада СССР, завершившемуся его ликвидацией в декабре того же года.»

Википедия (Свободная энциклопедия)

     1991-й, как и 1917-й – переломные, трагические годы в истории России.

     В августе 1917-го в очередной раз решалась судьба бывшей Российской Империи. В августе 1991-го решалась судьба созданной на её обломках трудами целых поколений Великой Советской Империи.

     Кому-то эта «империя зла» была ненавистна. Кто-то до сих пор вздыхает о ней с доброй ностальгией, припоминая декларации о социальных благах и гарантиях. Кто-то, в своём стремлении возродить патриотизм и национальную гордость, вспоминает подвиги белых героев, а кто-то сожалеет о былой мощи необъятной страны Советов…

     Ещё в 1991 году многим гражданам, знакомым с событиями отечественной истории, ситуация августовского путча слишком напомнила ситуацию корниловского мятежа 1917 года. В те же августовские дни, в похожих условиях развала и распродажи великой державы, «силовик» и любимец армии генерал Корнилов решился противопоставить политической вседозволенности властьимущих надежду народа на возвращение к порядку и законности.

     Это была попытка, продиктованная не разумом, а сердцем. Корниловское выступление, как и акция ГКЧП, не имело ни продуманного плана, ни чётко поставленной перед собой цели – свергнуть законную власть.

     Конечно, престарелые лидеры ГКЧП мало чем напоминали боевого генерала и разведчика, поднятого революцией на самые вершины государственной власти. Но кто тогда, в 1991-м, кроме специалистов-историков, мог знать что-то о реальной биографии и реальных мотивах генерала Корнилова?

     В 1917 году Лавр Георгиевич Корнилов готов был «договориться» с правительством Керенского, если бы оно выполнило требования патриотически настроенной военной верхушки. Эти требования разделяла большая часть консервативного лагеря, желающего предотвратить дальнейший развал страны Керенским и его заграничными «подельниками». Однако председатель Временного правительства сам пошёл на политическую провокацию. Он объявил Корнилова – революционного генерала, который арестовывал царскую семью и собирался защищать Временное правительство от посягательств большевиков – врагом революции и «мятежником».

     В 1991 году президент РСФСР Б.Н. Ельцин и Верховный Совет РСФСР, а впоследствии и законное руководство СССР (президент СССР Михаил Горбачёв и Верховный Совет СССР) тоже квалифицировали действия «силовиков» из ГКЧП как государственный переворот, т.е. фактически объявили вчерашних своих соратников и сослуживцев «мятежниками».

     Принято считать, что действия ГКЧП были вызваны намерением правительства РСФСР подписать новый союзный договор, упраздняющий существование Союза Советских Социалистических Республик.

     Подписание договора РСФСР о новом союзе (ССГ) с представителями Белорусской, Казахской и Узбекской ССР было назначено на 20 августа. Остальные будущие «компоненты» содружества в течение пяти встреч, вплоть до 22 октября 1991 г. должны были к нему присоединиться. Президент РСФСР Б.Н. Ельцин настаивал на скорейшем подписании договора, не взирая на результаты Всесоюзного референдума. Референдум 17 марта 1991 года показал, что более 76% населения страны проголосовало за сохранение СССР.

     Кого же в данной ситуации было более правомерно называть «мятежником», идущим против воли народа?..

     Со стороны простого обывателя, получающего информацию с экранов телевизоров и страниц печати, всё трёхдневное действо так называемого «путча» уже в те августовские дни 1991 года выглядело, как заранее расписанный сценарий телевизионного реалити-шоу: «Лебединое озеро» и танкисты, мирно кушающие мороженое на люках своих БТР; соревнование ГКЧП и Ельцина в том, кто кого скорее объявит «мятежником»; революционная толпа на баррикадах; танки, не сделавшие ни одного выстрела, но неосторожно ставшие причиной гибели троих последних героев Советского Союза…

     По данному сценарию, Б.Н. Ельцин и те силы, которые стояли за ним, должны были обыграть всех. Кому это было выгодно в 1991 году – возможно, мы узнаем лет через сто. Впрочем, может быть, и никогда не узнаем, как до сих пор не можем реально говорить о тех силах, которые в 1917 году на самом деле поддержали свержение царского правительства и обеспечили в 1918 году подписание Брестского мира.

     Неправомерные действия Временного правительства в августе 1917 года в гораздо большей мере способствовали эскалации последующего насилия и развязыванию гражданской войны, нежели октябрьский захват власти большевиками. Именно правительство Керенского, засадив военную верхушку армии в Быховскую тюрьму, и выпустив на свободу Троцкого, позволило создать две противоборствующие силы, которые впоследствии схлестнулись в безжалостном поединке.

     В 1991 году роль безвольного Временного правительства – ставленника иностранного капитала – отводилась правительству Горбачёва, прогрессивных сил (т.е. большевиков) –Ельцину, а на долю ГКЧП остался проигравший генерал Корнилов…

     К счастью, вопреки прогнозам и историческим ассоциациям, дальнейшего кровавого противостояния не произошло. После «августовского путча» 1991 года, как и после корниловского выступления 1917-го, страна, действительно, стояла на грани раскола и гражданской войны. Однако в «пореволюционный» период 1991-1993 годов ни в бывшем Советском Союзе, ни в новой «капиталистической» России не нашлось ни одной сколько-нибудь организованной силы, способной возглавить противостояние и втянуть в конфликт основную массу народонаселения. В отличие от года 1918-го, основная масса ни в 1991, ни в 1993 годах так и не поняла, за что и зачем ей воевать. К 1993 году правительство Ельцина уже выдало народу и «жвачку, и жрачку», и иллюзию гражданских свобод. Возвращения к пустым прилавкам эпохи социализма уже никто не хотел.

     Если говорить о расколе общества и скрытой «гражданской войне», о которой и по сей день не умолкают оппозиционные СМИ, то её последствия, возможно, уже сказались и ещё скажутся на будущем всего постсоветского пространства. Хотелось бы надеяться, что они не будут столь трагичны и необратимы, как казалось в далёком 1991 году…

     Почему сегодня, спустя 20 лет, мы вновь склонны проводить исторические параллели между событиями августа 1917 и августа 1991 годов? Может быть, потому, что до сих пор многое в них остаётся неясным и непонятным простому обывателю. По-прежнему нет однозначного мнения о месте и роли противостояния ГКЧП и Б.Н. Ельцина в истории новой России. Нет и чёткой уверенности в том, что это противостояние состоялось именно так, как мы привыкли его воспринимать, однажды поверив в разыгранное перед всей страной телевизионное шоу.

     Во времена Керенского, к счастью, ещё не было телевидения, но ненависть к «новому Бонапарту» и «могильщику революции» Корнилову, тем не менее, превзошла всякие границы. Чего стоит только глумление над трупом уже убитого военачальника в Екатеринодаре весной 1918 года! Ни министру внутренних дел Пуго, ни маршалу Ахрамееву такое не приснилось бы и во сне…

     История, как известно, не наука. При отсутствии или сокрытии ключевых источников, она напоминает собой вечно меняющееся и живое аморфное вещество, которое, согласно физическим законам, не исчезает бесследно и не появляется из ничего. Думаю, что никто не удивится, если ещё через 20-30 лет вдруг окажется, что «августовский путч» и в самом деле был плохо отрепетированной заменой одной тёмной политической лошадки на другую в игре по выводу СССР из ряда ведущих мировых держав.

     «Россия – великая страна с непредсказуемым прошлым», - сказал в своё время Михаил Задорнов. Он, вне сомнения, прав. Но без прошлого - нет будущего. Даже самое «непредсказуемое прошлое» забывать не следует.

Елена Широкова


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова