сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Инженер - это человек, который может объяснить, как работает то или иное устройство, но не может объяснить, почему оно не работает.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

29 июня 1849 года (167 лет назад) родился С.Ю. Витте



     Русский государственный и финансовый деятель, статс-секретарь (1896), действительный тайный советник (1899), граф (с 25 сентября 1905 г.). Почетный член Санкт-Петербургской Академии Наук (1893), Вольного Экономического Общества (1894), Русского Географического Общества (1895) и огромного количества других обществ, министр финансов Российской империи в 1892-1903 гг. Сергей Юльевич Витте родился 17 июня (29 июня по новому стилю) 1849 года в Тифлисе.

     Православного вероисповедания, он принадлежал к роду выходцев из Голландии (иногда указывается, что он происходил из балтийско-немецкой семьи), которые переселились в Прибалтику в XVIII в. и получили потомственное российское дворянство лишь в 1856 г. Дед (умер в 1846 г.) — лесной землемер, выслужил чин титулярного советника. Род был внесен в дворянскую родословную книгу Псковской губернии.

     Отец — Юлий Федорович (Христофор Гейнрих Георг Юлиус) Витте (1814-1868), начальник канцелярии кавказского наместника, заведующий Департаментом земледелия и сельского хозяйства на Кавказе. В связи с заключением брака перешел из лютеранства в православие. Мать — Екатерина Андреевна Фадеева (1819-1898), дочь бывшего саратовского губернатора Андрея Михайловича Фадеева и княжны Елены Павловны Долгорукой. Помимо Сергея, у них были сыновья Александр (1846-1884), участник русско-турецкой войны; Борис (1848-?), председатель Одесской судебной палаты; а также две дочери.

     Первая жена (с 1879 г.) — Надежда Ивановна Иваненко, дочь черниговского предводителя дворянства, имела дочь Софью от первого брака, часто болела и умерла в 1890 г. Надежда Ивановна в первом браке — Спиридонова; Витте добился ее развода с первым мужем.

     Вторая жена (с 1892 г.) — Матильда Ивановна Нурок (по другим сведениям, Хотимская), в первом браке Лисаневич (1863-после 1924), крещеная еврейка. Имела дочь Веру от первого брака. Витте также добился ее развода с мужем с помощью денег и угроз; в связи с этим его супруга так и не была принята ни при дворе, ни в высшем свете, что крайне досаждало Витте на протяжении всей его жизни. Своих детей не имел. Падчерицам Софье (в 1889 г.) и Вере официально дал свою фамилию и отчество. Вера в 1904 г. вышла за дипломата К.В. Нарышкина и имела сына Льва (его потомки живут во Франции).

     Родовых имений не имел, в наследство супруге оставил несколько домов — в Санкт-Петербурге (на Каменном острове), Брюсселе, Биаррице и т.д., а также, видимо, большие суммы в банках Берлина и Лондона. Владел дачей около Сочи.

     Детские и юношеские годы С.Ю. Витте прошли в доме дяди, генерала Р.А. Фадеева, известного военного историка, близкого к славянофильским кругам. В доме царил "ультрарусский дух", культ самодержавного монархизма, оказавший глубокое влияние на юношу. Первоначальное образование Витте получил дома: грамоту ему преподавала бабушка, французский язык — гувернеры. В Тифлисской гимназии Витте учился неважно, получил аттестат с плохими отметками и единицей по поведению. В Новороссийский университет сразу не поступил.

     После сдачи экстерном выпускных экзаменов в Кишиневской гимназии (1866) с новым аттестатом поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета в Одессе, который окончил кандидатом математических наук (1870). В университете отличался славянофильскими и монархическими взглядами. Он был круглым отличником и мечтал о научной и преподавательской карьере. Говорили, что золотую медаль Витте не получил в связи с тем, что накануне выпускных экзаменов увлекся актрисой Соколовой. Диссертацию написал на тему о бесконечно малых величинах; работа была, скорее, философским, чем математическим трудом, поэтому ее признали неудачной, что стало серьезным разочарованием для Витте. Кроме того, сказались и тяжелые семейные обстоятельства, сложившиеся в связи со смертью деда и отца. При жизни они неудачно вложили деньги в угольные копи, и семья оказалась почти нищей.

     В связи с этим, 1 мая 1870 г. в возрасте в 21 года Витте поступил на государственную службу в дирекцию Одесской железной дороги станционным смотрителем с жалованьем 75 руб. в месяц. Чтобы узнать работу железнодорожного узла, он попробовал все профессии: продавал билеты, давал гудок, когда поезд отходил от станции.

     В те годы Министерство путей сообщения прилагало немало усилий, чтобы привлечь на службу выпускников университетов. Сергей Юльевич вполне успешно проявил себя на избранном поприще, что объяснялось как его связями, так и собственными незаурядными способностями.

     В 1871 г. он поступил в канцелярию Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора чиновником с чином коллежского секретаря, где занимался вопросами службы движения железных дорог. В 1873 г. назначен помощником столоначальника. После упразднения генерал-губернаторства, в 1874 г. стал чиновником сверх штата в Департаменте общих дел Министерства путей сообщения. Одновременно служил в управлении казенной Одесской железной дороги, где прошел должности конторщика грузовой службы, помощника машиниста, контролера движения, помощника начальника эксплуатации дороги.

     Однако его государственная служба была не столь успешной из-за конфликта с Министерством путей сообщения: в 1878 г. он вышел отставку по прошению, будучи еще в сравнительно низком чине титулярного советника. После увольнения из МПС, Сергей Юльевич стал помощником управляющего по движению и начальником эксплуатации перешедшей к тому времени в собственность частного общества Одесской дороги (через год она влилась в акционерное общество Юго-Западных железных дорог). На этом посту завоевал себе репутацию распорядительного администратора, что стало особенно заметно в годы Русско-турецкой войны. В дальнейшем около 20 лет работал в частных железнодорожных обществах. Эта служба способствовала формированию Витте как финансиста и администратора.

     С 1878 г. — заведующий отделением эксплуатации Юго-Западных дорог в Санкт-Петербурге. В тот период он участвовал в так называемой "Барановской" правительственной комиссии (генерал-адьютанта Э.Т. Баранова) для исследования железнодорожного дела в России, в создании Устава российских железных дорог.

     С 1880 г. начальник эксплуатации Юго-Западных дорог, с 1886 г. — их управляющий (Киев). Тогда же Витте стал крупнейшим специалистом в области разработки железнодорожных тарифов (сказалось тяготение к научно-теоретическому осмыслению практики). Руководителем общества Юго-Западных дорог был И.А. Вышнеградский, который в 1897 г. стал министром финансов и покровительствовал Сергею Юльевичу.

     Авторитет его в управлении железнодорожным делом был чрезвычайно высок; он предложил разработать специальный закон, который поставил бы тарифное дело под контроль правительства, а также внес проект создания в Министерстве нового департамента для заведования тарифной частью железных дорог (главой которого впоследствии и стал). Так началась головокружительная государственная карьера Витте.

     В 1881 г., после убийства царя, Витте некоторое время возглавлял киевское отделение тайной монархической организации "Священная дружина".

     Когда при Министерстве финансов были образованы новые тарифные учреждения, Витте в марте 1889 г. стал директором Департамента железнодорожных дел и председателем тарифного комитета. На эту должность он был назначен чуть ли не лично Александром III. Причиной покровительства стала их случайная встреча в 1888 г., когда Сергей Юльевич, как начальник Юго-Западных железных дорог, потребовал снижения скорости движения царского поезда. Император был недоволен, но подчинился. Два месяца спустя, на пути из Ялты в Москву царский состав сошел с рельс. Разговор с "упрямым" Витте вспомнился, и он был привлечен в качестве эксперта к расследованию этого инцидента.

     После назначения на должность директора, император доплачивал ему к содержанию 8 тыс. руб. в год из собственного кармана, т.к. официальный оклад директора составлял 16 тыс., а в частном секторе управляющий получал 50 тыс. руб. в год. При этом он «одним махом» был произведен в действительные статские советники – чин, соответствующий его новому рангу.

     В 1891 г. Витте ввел новый железнодорожный тариф, базировавшийся на принципах конкуренции. В своей работе он использовал научные и статистические данные, внедрял технические усовершенствования, которые повысили скорость движения поездов, из-за чего заметно возрос чистый доход от их эксплуатации. Тариф сыграл исключительную роль во внешнеторговой политике России, стал защищающим барьером для развивающейся отечественной промышленности.

     Сергей Юльевич большое внимание уделял развитию и оснащению Одесского порта, активно способствовал постройке Великой Сибирской магистрали. Осенью 1890 г. сопровождал Вышнеградского в его поездке по Средней Азии, после чего предложил расширить там производство хлопчатника и создать сырьевую базу для текстильной промышленности.

     В феврале-августе 1892 г. он — управляющий Министерством путей сообщения; сумел временно ликвидировать ставшие обычным явлением крупные скопления не перевезенных грузов на железной дороге. Продолжал политику И.А. Вышнеградского, направленную на сосредоточение железных дорог в руках государства путем выкупа частных железных дорог и казенного строительства.

     30 августа 1892 года С.Ю. Витте было поручено управление Министерством финансов (вместо И.А. Вышнеградского), а 1 января 1893 г. он был утвержден в должности министра финансов.

Основные мероприятия на посту министра финансов

     Финансовая система России, несмотря на все усилия его предшественников, к моменту назначения Витте была ослаблена, рос дефицит торгового баланса, Государственный банк для погашения бюджетного дефицита печатал необеспеченные казначейские билеты, темпы инфляции были высокими.

     Вначале у Витте не было сколько-нибудь четкой экономической программы. В какой-то мере он руководствовался идеями немецкого экономиста первой половины XIX в. Ф. Листа, а также наследием своих предшественников Н.Х. Бунге и И.А. Вышнеградского. Критическое осмысление идейно-теоретических постулатов системной модели развития экономики, в основе которой лежал принцип покровительства отечественной промышленности, анализ с этой точки зрения практики пореформенных десятилетий послужили отправным моментом для выработки Витте собственной концепции экономической политики. Главной его задачей стало создание самостоятельной национальной индустрии, защищенной на первых порах от иностранной конкуренции таможенным барьером, с сильной регулирующей ролью государства. Вместе с тем, он попытался активизировать и частный сектор, ввести новую систему налогообложения, облегчить порядок организации и деятельности акционерных предприятий.

     Министр значительно расширил вмешательство государства в экономику: помимо принятия определенных таможенно-тарифных мер в области внешней торговли и юридического обеспечения предпринимательской деятельности, административно поддерживались некоторые отрасли промышленности (горнодобывающая, металлургическая, винокуренная, железнодорожное строительство и др.). Активно развивалось и казенное хозяйство. Оказывалось покровительство отдельным группам предпринимателей (прежде всего, тем, которые были связаны с высшими государственными кругами), смягчались конфликты между ними.

     Особое внимание Витте уделял кадровой политике: издал циркуляр о привлечении на службу лиц с высшим образованием, добивался права комплектовать личный состав с учетом опыта практической работы кандидатов на те или иные должности.

     Главными мероприятиями в экономической сфере стали: винная монополия (1894); денежная реформа (1895-1897), а именно введение золотого обращения и установление свободного обмена кредитного рубля на золото, что стабилизировало рубль и привело к притоку иностранных инвестиций; активное железнодорожное строительство, включая Транссибирскую магистраль. Отдельно следует сказать о том, что министру удалось добиться (за взятки китайскому руководству) заключения выгодного концессионного русско-китайского договора о сооружении и эксплуатации КВЖД через Манчжурию (1896) и о множестве торговых льгот для России, вплоть до эксплуатации угольных месторождений.

     Политика форсирования экономического развития, которую проводил Витте, была неразрывно связана с привлечением иностранных капиталов в промышленность, банки и государственные займы, что облегчалось протекционистским тарифом 1891 г. и политическим сближением с Францией. В 1894 и 1904 гг. были заключены таможенные договоры с Германией.

Бюджет и налоги.

     Заслугой Витте явилось то, что практически весь период его управления Министерством финансов характеризовался ростом объема государственного бюджета. Это происходило, главным образом, за счет расширения сферы казенного хозяйства в железнодорожном деле (государство выкупило свыше 14 тыс. верст частных дорог, длина поставленной под контроль правительства железнодорожной сети увеличилась с 29 до 54 тыс. верст, или на 86%) и, как уже упоминалось, введения казенной продажи крепких напитков, доход от которой за 1896-1902 гг. возрос более чем в 16 раз (с 27789 тыс. до 462808 тыс. руб.).

     Более того, были повышены практически все налоги, кроме поземельного, а также проведена реформа торгово-промышленного налогообложения (промысловый налог 1898 г.), которая, не изменив его щадящий характер, несколько увеличила оклады обложения.

     Вследствие этого бюджетный дефицит сменился систематическим накоплением свободной наличности (за счет превышения доходов над расходами), находившейся в распоряжении министра финансов и достигшей в 1904 г. 381 млн. руб.

     В социальной сфере Витте продолжал политику своих предшественников, в частности, попытался реформировать промышленное законодательство. Закон от 7 июня 1899 г. (учреждавший Главное присутствие по фабричным и горнозаводским делам) и общая тактика Министерства финансов соответствовали интересам промышленного развития, но входили в противоречие с политикой Министерства внутренних дел, настаивавшего на прерогативе своего ведомства в решении рабочего вопроса.

     Также в 1890-е гг. Витте вел полемику с И.Л. Горемыкиным, представившим проект реформы земского самоуправления, подготовил по этому вопросу две записки. Возражения министра сводились к тому, что принцип самоуправления не соответствует самодержавному строю; он предлагал заменить земскую систему хорошо организованным бюрократическим аппаратом, пытаясь распространить общие принципы своей экономической политики на управление местным хозяйством.

     Однако уже в начале XX в. он начал отстаивать широкое привлечение земств к практической деятельности, но из-за противодействия министра внутренних дел В.К. Плеве, а также А.С. Стишинского и князя А.Г. Щербатова добился лишь отмены круговой поруки в общине (1903) и облегчения паспортного режима крестьян. Позднее, при обсуждении проектов введения народного представительства (февраль 1905 г.), первоначально выступал его решительным противником, а затем предлагал назначение представителей вместо их избрания.

     По инициативе и под председательством Витте 22 января 1902 г. создано Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности (1902-1905). Местные комитеты совещания (82 губернских и областных, и 536 уездных и окружных) высказались за добровольный переход крестьян от общинного владения землей к подворному. В представленной записке Сергей Юльевич выступил сторонником ликвидации крестьянской сословной обособленности в области права, управления и землепользования, высказывался за свободный выход из общины, за ограничение на распоряжение надельными землями. Его предложения были впоследствии использованы П.А. Столыпиным, который и сам был участником работы совещания. Николай II не решился на проведение реформ, и Особое совещание 30 марта 1905 г. было закрыто.

     Однако, в целом, в программу министра не входило поощрение развития сельского хозяйства, он не видел перспектив выхода его на внешний рынок, не имел сложившихся взглядов даже в вопросах землеустройства, что в условиях России было ошибкой, давшей о себе знать во время промышленного кризиса 1899-1902 гг. и начавшихся крестьянских волнений. Финансовая политика Витте не была лишена недостатков, которые состояли в увеличении бремени налогов, в росте внешней задолженности, в недостаточном стимулировании отечественного бизнеса. Даже введение винной монополии представляется спорным, т.к. оно стимулировало прямую заинтересованность государства в потреблении алкоголя населением. Увеличение государственного сектора путем скупки железных дорог также не может трактоваться однозначно положительно.

     Большое значение министр уделял развитию образования. По его ходатайству заведование коммерческими учебными заведениями в 1893 г. было возложено на Министерство финансов (в результате, в 1896-1902 гг. открылось 147 новых учебных заведений).

     Существенную роль Витте сыграл во внешней политике России этого периода, и, прежде всего, на Дальнем Востоке, несмотря на то, что ведал другим Министерством. Он и работавшие тогда министры иностранных дел князь А.Б. Лобанов-Ростовский, М.Н. Муравьев сходились в понимании необходимости для достижения успехов на Дальнем Востоке обеспечить стабильное положение в Европе и на Ближнем Востоке. Именно Витте, сосредоточив в своих руках все пружины дальневосточной политики, порекомендовал Николаю II в 1900 г. назначить главой внешнеполитического ведомства своего единомышленника графа В.Н. Ламздорфа. Последний полагал, что к 1902 г. война с Россией стала для Японии прямой целью, но рассчитывал договориться с ней при условии эвакуации русских войск из Манчжурии без зафиксированных в договоре уступок со стороны Китая. Со своей стороны, Витте соглашался с ним в желательности вывода войск и предотвращения войны с Японией, но обусловливал эвакуацию обязательством Китая не предоставлять в Манчжурии концессий иностранцам, не предложив их прежде Русско-Китайскому банку.

     В то же время, военный министр Куропаткин настаивал на сохранении долговременной оккупации, а затем и на присоединении севера провинции к России. Решительный образ мыслей министра — требовать от Китая уступки не только портов, но и части Ляодунского полуострова (позже эта часть составила Квантунскую область) очень импонировал Николаю II.

     Витте поддержал В.Н. Ламздорфа, но из-за активности членов кружка A.M. Безобразова, подогревавших имперские амбиции императора, потерпел неудачу, завершившуюся его отставкой с поста министра финансов в августе 1903 г. с назначением председателем Комитета министров и членом Государственного совета. Он также был назначен членом Комитета финансов и сохранил пост члена комитета Сибирской железной дороги. (В «Безобразовсккую клику» входили, главным образом, крупные помещики, хоторые хотели создать акционерное общество для эксплуатации естественных богатств Кореи и Маньчжурии.)

     После отставки с поста министра Витте непрерывно лавировал, старался угодить и власти и обществу, в 1904 г. безуспешно пытался занять пост министра внутренних дел, освободившийся после убийства В.К. Плеве.

     В неблагоприятной международной обстановке в период Русско-японской войны 1904-1905 гг. Витте был назначен Первым уполномоченным на мирных переговорах с Японией и 14 июля 1905 г. отплыл в США. Миссия его была почти невыполнимой: японцы были победителями, требовали денег и территорий, а Николай II велел не уступать ни пяди земли, а платить контрибуцию для России было унизительно. Понимая невыполнимость задачи, остальные чиновники отказались от этой миссии. Но для Витте это был шанс вернуться в политику — и он рискнул. Он считал возможным умерить японские претензии путем соглашения о взаимной охране новых позиций на Дальнем Востоке. Сергей Юльевич также поставил перед собой и сверхзадачу — использовать заграничную поездку в целях подготовки нового большого иностранного займа.

     Переговоры проходили с громадным трудом. Японцы требовали весь Сахалин и контрибуции. Витте соглашался уступить пол-Сахалина, но при этом Япония должна была формально отказаться от контрибуции. Не раз казалось, что обсуждение зашло в тупик, и дипломаты паковали чемоданы. Николай II не давал определенных указаний.

     В результате, нервы не выдержали у японцев. В конце концов, они приняли условия России. Безнадежно проигранная война закончилась "почти благопристойным" миром. В целом, договор от 23 августа 1905 года был более выгоден России, чем можно было ожидать. За Портсмутский мир Витте был пожалован титул графа, а также орден Александра Невского; на средства казны ему купили виллу в Биаррице. За глаза за уступку южной части Сахалина его величали графом Полусахалинским, т.е. "полукаторжным".

     Во время Октябрьской Всероссийской политической стачки 1905 г. Витте настоял на программе уступок буржуазии, нашедшей свое выражение в Манифесте 17 октября 1905 г., который был составлен под его руководством. В начале октября 1905 г. выступил за создание сильного правительства. Одновременно с изданием Манифеста добился издания своего доклада с программой реформ. Николай II Сергея Юльевича не любил; окружающие подозревали его в чрезмерных амбициях, но в такой момент была нужна сильная личность, и Витте вернули к власти. С 24 октября 1905 г. он являлся председателем реформированного Совета министров.

     На посту премьера занимался усмирением революции и одновременно введением гражданских свобод.

     Проводя политику лавирования, Витте посылал карательные экспедиции в Сибирь, Прибалтику, Польшу, направил войска из Санкт-Петербурга для подавления Московского вооруженного восстания (декабрь 1905 г.), но одновременно вел переговоры о сотрудничестве с либералами (Д.Н. Шиповым, А.И. Гучковым). При обсуждении Основных законов (1906), настаивал на ограничении прав Государственной Думы и Государственного совета. С середины февраля 1906 г. выступал сторонником неограниченного самодержавия.

     В начале 1906 г. он добился у французских банкиров займа в 2,25 млрд. франков, что укрепило позиции правительства в борьбе с революцией. Однако Витте оказался слишком "левым" для основной массы дворянства и верхушки правящей бюрократии и слишком "правым" для буржуазно-либеральных кругов октябристско-кадетского толка. Он подал в отставку 22 апреля 1906 г., был уволен от должностей председателя Совета и Комитета министров и в дальнейшем числился только в Государственном совете (в связи с гибелью Столыпина в сентябре 1911 г. — председатель Комитета финансов Государственного совета).

     После отставки на него, якобы, были совершены покушения, но доказать это не смогли.

     С 1906 г. Витте перестал активно влиять на политику, держался вне партий. Считая необходимым введение в правительство общественных деятелей, критиковал Столыпина и других министров, перешел к публицистической деятельности. В течение зимы 1906-1907 гг. под его руководством была подготовлена рукопись "Возникновение русско-японской войны".2 В конце 1913 г. принял участие в организованной правыми кругами критике В.Н. Коковцова, обвиняя его в злоупотреблении винной монополией.

     Последние годы Сергей Юльевич провел в Санкт-Петербурге и за границей. Оставаясь членом Государственного совета, он принимал участие в работе Комитета финансов, председателем которого был до своей смерти. В 1907-1912 гг. Витте написал субъективные "Воспоминания", представляющие значительный интерес для характеристики политики царского правительства и его собственной личности. Мемуары крайне необъективны и уничижительны по отношению практически ко всем политическим деятелям того времени (за исключением Александра III), и поэтому власти пытались изъять эти мемуары.

     При советской власти Витте стал весьма популярной фигурой в связи с жесткой критикой всех и вся, а также из-за мифа о его либерализме и прогрессивности. На самом деле, он демонстрировал большую лояльность самодержавию, чем многие правые политики.

     В целом, обладал тяжелым характером, был крайне самолюбив и злопамятен, не страдал скромностью и любил почитание. В частности, в мемуарах хвалился тем, что выдвинул многих министров финансов, например, Бунге (хотя сам был тогда очень молодым человеком), а также Коковцова, Шилова, Плеске, Барка.

     Сергей Юльевич Витте скончался 28 февраля (13 марта по новому стилю) 1915 года в Петрограде и был похоронен в Александро-Невской лавре. На надгробии по его желанию высечено золотом: "17 октября".

      Денежная реформа 1895-1897 гг.

     Реформа Витте увенчала десятилетний период, в ходе которого Министерство финансов искало пути для стабилизации денежного обращения.

     В 1870-е — 1880-е гг. российские министры финансов неоднократно пытались реформировать денежную систему, благодаря чему к 1892 г. в финансовом ведомстве были сформулированы принципы будущего преобразования: девальвация рубля; установление золотого монометаллизма; одновременное обращение металлических и бумажных денег; гарантированный размен кредитных билетов на золото; ограничение выпуска бумажных денег в пределах, не превышающих потребностей денежного обращения; предоставление права Казначейству принимать звонкую монету в уплату налогов по существующему курсу; разрешение частным лицам использовать металлическую валюту в отношениях между собой.

     Эти принципы были реализованы С.Ю. Витте при проведении денежной реформы 1895-1897 гг.

     В целом реформа заключалась в следующем:

  • Переход на золотой стандарт (монометаллизм).

  • Девальвация рубля на 1/3.

  • Жесткие лимиты необеспеченной эмиссии.

Краткая хронология проведения реформы:

     8 февраля 1895 г. — Витте представил доклад Николаю II "О необходимости введения золотого обращения".

     8 мая 1895 г. — последовало разрешение заключать сделки на золото.

     24 мая 1895 г. — всем конторам и отделениям Государственного банка предоставлено право принимать золотую монету, в том числе, 8 конторам и 25 отделениям дано право осуществлять платежи золотой монетой.

     20 июля 1895 г. — Государственному банку разрешен прием золотой монеты на текущий счет.

     1 декабря 1895 г. — установлен фиксированный курс кредитного рубля: 7 руб. 40 коп. за золотой полуимпериал (номиналом 5 рублей). С 1896 г. курс скорректирован в сторону понижения курса кредитного рубля: 7 руб. 50 коп. кредитных за 5 руб. золотых.

     1897 г. — за счет роста налоговых поступлений, добычи золота, чистых покупок золота, получения внешних займов Государственный банк увеличил запасы золота до 1095 млн. руб. (с дореформенных 300 млн.), что почти сравнялось со стоимостью обращавшихся кредитных билетов (1121 млн. руб.).

     3 января 1897 г. — принят Закон "О чеканке и выпуске в обращение золотых монет", согласно которому:

  • сохранялись в обращении золотые империалы (старый номинал 10 руб.), полуимпериалы (5 руб.). На них чеканился новый номинал (соответственно, 15 и 7,50 руб.), т.е. была произведена девальвация рубля (на треть, если считать к текущему, и на 50%, если считать к базе);

  • операции Государственного банка по покупке и продаже золота утратили временный характер;

  • в качестве денежной единицы был установлен золотой рубль, содержащий 0,774235 г золота (равно 17,424 долям). Монеты в 10 руб. и 5 руб. стали полноценными золотыми деньгами, т.е. 5-рублевая монета содержала 5x17,424=87,12 долей золота, а 10-рублевая — 1 золотник 78,24 доли золота (1 золотник = 96 долям);

  • золотые монеты превратились в законное платежное средство без ограничения суммы;

  • была введена свобода чеканки (любой предъявитель 1 золотника 78,24 долей золота получал от государства 10-рублевую монету, передавая государству золото для перечеканки) — для гарантии того, что 10-рублевая монета не могла стоить больше заключенного в ней металла;

  • подтверждались терпимость в весе (2/1000 части выше или ниже законного веса в 10-рублевой монете) и терпимость в пробе (1/1000 части выше или ниже законной пробы), устанавливался предельный вес, при котором монета признавалась полновесной (для гарантии содержания чистого металла);

  • вводился золотой монометаллизм: полноценные золотые деньги и неполноценные серебряные и медные. Это означает, что содержание серебра и меди в соответствующих монетах (скажем, в рублевых) было меньше, чем можно было купить на рынке за один рубль;

  • эмитентом золотых (полноценных), серебряных и медных монет (разменных, т.е. с ограничениями к приему по суммам и типам касс, так только правительственные кассы обязали принимать серебряную монету без ограничения) объявлялось Казначейство. Монетный доход, который образовывался в силу неполноценности серебряных и медных денег, вносился в роспись доходов госбюджета. При этом действовали жесткие ограничения на выпуск неполноценных монет: количество выпущенной серебряной монеты не должно было превышать установленный норматив (3 руб. на человека), а на выпуск медных монет министр финансов испрашивал разрешения.

     29 августа 1897 г. — последовал Указ об эмиссионных операциях Государственного банка, в соответствии с которым:

  • Государственный банк получил право выпуска банкнот, при этом требовалось следующее обеспечение золотом: 50%, если сумма выпуска не превышала 600 млн. руб. и 100% — в случае превышении этой суммы;

  • обмен кредитный билетов на золото должен был производиться без ограничений.

     4 ноября 1897 г. — последовал указ о чеканке 5-рублевых монет.

     11 декабря 1898 г. — последовал указ о чеканке 10-рублевых монет.

     27 марта 1898 г. — последовал указ, согласно которому серебряные и медные деньги сохранялись в качестве разменной монеты.

     С 1899 г. — чеканка монет в 15 руб. и в 7 руб. 50 коп. прекращена (с 1910 г. они стали изыматься из обращения).

     7 июля 1899 г. — принят Монетный устав, объединивший все законоположения денежной реформы, в результате которой полностью изменилась структура денежного обращения.

     В итоге, если в 1895 г. кредитные билеты составляли 91,7% от общей денежной массы, то к январю 1914 г. в общей денежной массе золотые монеты составляли 21,2%, серебряные — 5,4%, кредитные билеты — 73,4%. Реформа привела к укреплению внешнего и внутреннего курса рубля.

     С началом Первой мировой войны в 1914 г. обмен кредитных билетов на золото был прекращен.

*    *    *

     Упорядочение денежного обращения, возвращение доверия деньгам, фактическая ликвидация инфляции, большая девальвация оказали существенное положительное влияние на экономику России и способствовали ускорению роста производства. Заслуга Витте в этом очевидна — именно он убедил Александра III решиться на реформу.

     С другой стороны, при этом особых финансовых "революций" не случилось, нового слова в организации денежного обращения сказано не было. Витте сделал то, что давно нужно было сделать. В принципе, он следовал тенденции, которая существовала во многих странах, где происходил переход к золотому монометаллизму со свободным разменом бумажных денег на полноценные золотые монеты при ограничении фидуциарной эмиссии. Известно, что реформу готовили еще Рейтерн, Бунге и Вышнеградский.

     "Я совершил денежную реформу так, что население России совсем и не заметило ее, будто ничего не было... И не единой жалобы! Ни единого недоразумения со стороны людей", — писал в своих воспоминаниях Витте. Это говорит о хорошей организации реформы, отсутствии "проколов" с решением технических вопросов. С другой стороны, не следует забывать, что реформа осуществлялась в мирное время, именем одного из самых сильных монархов в истории России, не было тогда проблемы экономической разрухи, отсутствия рынка, дефицитов.

     Резюме: Сильная личность, специалист по железным дорогам, талантливый администратор и финансист, один из удачливых и замечательных министров финансов. Хотя и не все его действия были правильными, ему страна была обязана расцветом промышленности, конвертируемым рублем, строительством Транссибирской магистрали, Портсмутским миром, Конституцией 17 октября.

Приложение

Неоднозначный министр.

     В России Витте не любили за прескверный характер. Людей он принципиально не замечал и имел дело лишь с теми, в ком нуждался. Его боялись, поручали ему ответственные дела, щедро награждали, и при этом терпеть его не могли. Николай II вообще считал не в меру умного министра злым гением своего царствования. Неуемные амбиции привели Витте, когда он был в отставке, к попыткам "флирта" с сомнительным Г. Распутиным. Ради власти он был готов к любым альянсам и не имел твердых убеждений по многим принципиальным вопросам.

     И в успехах, и в просчетах, несомненно, большую роль сыграли личные качества этого выдающегося деятеля: с одной стороны — неуемная энергия, целеустремленность и деловитость, а с другой — особая осторожность в действиях, граничащая подчас с хитростью и стремлением угодить всем и никому.

     Не брезговал в своей деятельности использовать взятки и сомнительное покровительство бизнесменам. Личные интересы ставил очень высоко и страдал болезненным самомнением и самолюбием.

*    *    *

     Афоризм от Витте: "Чувство "я" — чувство эгоизма в хорошем и дурном смысле — есть одно из чувств, наиболее сильных в человеке".

*    *    *

     Витте всегда был интриганом, поддерживал тесные связи с известным "серым кардиналом" князем Мещерским. По некоторым данным, именно князь способствовал его стремительной карьере.

     Высокого роста, хорошо сложенный, с умным лицом, Витте производил впечатление человека с полным отсутствием чиновничьего подобострастия. Санкт-Петербургская аристократия хихикала над его южным акцентом и плебейским французским, но свобода поведения этого человека импонировала Александру III, любившему простоту.

     Для Витте был характерен безграничный прагматизм, который был почти равнозначен политиканству.

*    *    *

     В качестве директора департамента, а затем и министра Витте проявил недюжинные административные способности и организаторский талант. Пользуясь положением царского выдвиженца, он вел необычную для госаппарата того времени кадровую политику: набирал людей, отдавая приоритет не происхождению, чинам и выслуге, а, прежде всего профессиональной подготовке, знаниям и деловитости. Его поведение, отношение к подчиненным были необычны, выпадали из привычных стереотипов, многим казались чрезмерно демократичными. Как вспоминали впоследствии его сотрудники, он позволял не соглашаться с собой, спорить, ценил самостоятельность и инициативу. Сам Сергей Юльевич чрезвычайно гордился тем, что из круга его сотрудников вышло немало государственных деятелей, таких как министры финансов Плеске, Шипов, Коковцов, Барк...

Витте и бюрократия.

     Несмотря на то, что на современников большое впечатление производило "полное отсутствие всякого чиновничьего типа" у Витте, он, достигнув вершины бюрократической иерархии, легко воспринял методы достижения целей, которые широко практиковались в высшей бюрократической и придворной среде того времени: лесть, умение вести закулисные интриги, использование в борьбе с противником далеко не джентльменских приемов (подкуп, слухи, сплетни и т.п.). Он также не любил признаваться в своих ошибках и часто сваливал вину на подчиненных...

Товарищ министра Ковалевский о Витте.

     "На первых порах поражала, прежде всего, внешность Витте: высокая статура, грузная поступь, развалистая посадка, неуклюжесть, сипловатый голос; неправильное произношение с южно-русскими особенностями: ходатайство, верства, учёбный, плацформа, сельские хозяева — резали утонченное петербургское ухо. Не нравилась фамильярность или резкость в обращении. Однако мало-помалу эти экстравагантные черты частью стирались, частью к ним попривыкли.

     И вот все более и более вырисовывались в лице Витте государственная сила, оригинальность творчества и боеспособность на защиту того, что он считал необходимым и полезным для России. На глазах у всех со сказочной быстротой проявлялась могучая натура, которая постепенно всем овладевала и всех вольно или невольно подчиняла себе. Ум и воля Витте импонировали, резкость и иногда даже грубость его выступлений обезоруживали противников, редко идейных, но большей частью сводивших личные с ним счеты."

Витте и семейная жизнь.

     В юности Витте "знал всех более или менее выдающихся актрис, которые жили в Одессе". В зрелые годы влюблялся в основном в замужних женщин. Новая любовь застигла его в театре: он заметил даму с выразительными серо-зелеными глазами и с ней познакомился. Матильда Ивановна Лисаневич оказалась замужней женщиной с маленькой дочкой Верой (Витте ее удочерил).

     В мемуарах он писал: "Я уговорил госпожу Лисаневич разойтись с мужем и выйти за меня". Брак чиновника его ранга с разведенной женщиной был скандалом. Кроме того, Лисаневич (в девичестве Нурок) была крещеной еврейкой, что могло поставить крест на карьере. По некоторым данным, Витте заплатил г-ну Лисаневичу 20 тыс. руб. отступного. Брак благословил Александр III: "По мне, женитесь хоть на козе. Лишь бы дело шло. Пусть Победоносцев поможет с разводом".

     Вечно занятый, редкие свободные часы Витте посвящал семье. Матильда Ивановна пела цыганские романсы, сам он играл на флейте, приемная дочь Вера аккомпанировала на фортепиано. Сергей Юльевич был уверен в своих музыкальных дарованиях, пытался петь арии, но выходило, как замечали современники, "пискляво и неприятно".

Нос С.Ю. Витте.

     Мало кто знает, что Витте носил искусственный нос. Свидетельствует К.А. Кофод: "Витте, впрочем, не заставил себя ждать. Он принял меня небрежно — без носа. Его он потерял на заре юности. Уточню: не нос, необходимый в финансовой политике, а телесный нос, который он восполнял прекрасно сделанным искусственным. Этот последний, должно быть, немало мешал ему, потому что если он не считал, что нужно быть одетым в государственное платье, то не надевал и носа. Во время визита Витте в Копенгаген одна из столичных газет описывала его нос как странную фигуру, кончавшуюся неожиданно плоско. "Ага, — подумал я, когда прочитал это, — он без большого уважения относится к мнению копенгагенцев о своей внешности". (50 лет в России. — М., 1999. С. 181).

Витте и ватрушки.

     "Раз как-то за завтраком, выпив за едой, как всегда, обычную полубутылку шампанского, Витте с горя расшутился и стал уверять, что хотя ни золотая валюта, ни Портсмут, ни конституция не дали ему славы и не дадут бессмертия, но у него все-таки есть еще один, последний шанс. Есть только одна прочная слава на земле — единственная — кулинарная: надо связать свое имя с каким-нибудь блюдом. Есть беф-Строганов, скобелевские битки... "Гурьев был министром финансов наверное хуже меня, а навсегда его имя знаменито! Почему? Благодаря "гурьевской каше". — Вот и надо, мол, изобрести какие-нибудь "виттевские пирожки" тогда это, и только это, останется".

     Он в этот день рассчитывал — в видах бессмертия — на свои крошечные горячие ватрушки с ледяной зернистой икрой — к водке. Это было, разумеется, только шуткой". (Тхоржевский И.И. Последний Петербург. — М, 1999).

По материалам Федоров Б.Г. «Все министры финансов России и СССР 1802-2004»
– М.: Русское экономическое общество, 2004. – с. 135-151

Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова