сегодня6декабря2016
Ptiburdukov.RU

   Физик стремится сделать сложные вещи простыми, а поэт - простые вещи сложными.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

3 июля 1875 года (141 год назад) родился С.И. Зимин


«Сергей Иванович Зимин, будучи в течение многих лет антрепренером русской оперы в Москве, растворился в искусстве и остался не оперным меценатом, даже в лучшем смысле этого слова, а неутомимым работником единственного в России оперного дела, которое открыло двери всякому новому опыту в сфере оперного творчества, как нашему русскому, так и западному»

Л.В.Собинов

«Нет ничего более приятного … так любить оперу и так служить этому волшебному искусству, как любил и служил ему Сергей Иванович Зимин, многие годы даривший москвичам радость общения с духовным богатством искусства, музыки, вокала, театра»

Б.А.Покровский, председатель 1-го Международного конкурса вокалистов,
посвященного 120-летию со дня рождения С.И.Зимина


С.И. Зимин

     Имя Сергея Ивановича Зимина, известного в истории театра оперного антрепренера начала XX века, в истории изобразительного искусства было широко известно. Именно с Оперой Зимина связано театрально-декорационное творчество И.Я.Билибина, А.Я.Головина, Ф.Ф.Федоровского, П.П.Кончаловского и других художников.

     Сергей Иванович Зимин родился в селе Зуево Богородского уезда Московской губернии 3 июля (20 июня) 1875 в купеческой семье старообрядцев-беспоповцев. Его отец – Иван Никитич Зимин был основателем крупнейшего в России акционерного общества «Товарищество Зуевской мануфактуры И.Н. Зимина». По семейной традиции Сергея Ивановича готовили к коммерческой деятельности. Но коммерсанта из него не вышло. Еще учась в Московском коммерческом училище, он брал частные уроки пения, поскольку обладал хорошим басом-кантанто и испытывал тягу к музыке.

     С начала 1890-х годов Зимин посещал Частную русскую оперу С.И. Мамонтова, принимал участие в вечерах вокального пения известного московского вокалиста и педагога Н.П. Миллера. После ареста Саввы Мамонтова в 1899 году М.М. Ипполитов-Иванов предложил Зимину возглавить оставшуюся без попечителя оперную труппу, однако тот, не считая себя готовым к этому, отказался, хотя впоследствии и видел себя не иначе как продолжателем традиций мамонтовской оперы. Однако уже в 1902 году в дачном театре в Кускове С.И. Зимин организовал свое первое предприятие – концерты оперной музыки. С начала 1903 года он устраивал общедоступные концерты в Зоологическом саду, затем в Сокольниках, на небольшой эстраде Общества народных развлечений. Летом того же года организовал оперные постановки в саду «Гай» в Кускове и вскоре стал одним из пайщиков оперной антрепризы известного оперного певца М.Е. Медведева. В 1904 году С.И. Зимин отправился за границу изучать театральное дело. Побывал в Париже, Берлине, Неаполе, Милане и по возвращении организовал собственный частный театр, ставший крупнейшим в России – Оперу Зимина.

     «...Это дело уже всецело повел я на свой риск под названием «Опера Зимина». Смелое начинание и очень дефицитное, но духа моего оно не сломило, и я, полюбив его, отдался ему весь,» - писал впоследствии Сергей Иванович.

     Вернувшись в Россию и договорившись о совместной работе с М.М. Ипполитовым-Ивановым, С.И. Зимин снял у некоего Шарля Омона, содержавшего кафешантан «Аквариум», который представлял собой «небольших размеров холодный сарай с земляным полом и крохотной сценической площадкой». Ко второму сезону (1905 года) С.И.Зимин снимает уже новое помещение для своего театра – Интернациональный театр (ныне театр Геликон-опера), или «Театр на Никитской», как его многие называли. К началу сезона 1907 года труппа переезжает в другое, значительно более приспособленное для оперных театров помещение, в так называемый Новый театр на Театральной площади (ныне Российский молодежный академический театр), а уже в сезоны 1908–1917 годов труппа выступала в заново отремонтированном Солодовниковском театре (ныне Театр оперетты).

     В нем прежде блистала Частная опера Саввы Мамонтова, разорившегося, брошенного друзьями. У него Зимин выкупил за 10 тысяч золотых рублей колоссальную картину Врубеля "Принцесса Греза" и вывесил в фойе своего театра. (Свыше пятидесяти лет, прежде чем ее реставрировали, забытая картина ждала своего часа на складе декораций Большого театра, томилась в запасниках Третьяковской галереи.)

     Зимин хотел равняться на Мамонтова — и признавался, что это у него не получалось: "Ведь он был окружен в свое время плеядой самых выдающихся художников… Мне оставалось лишь идти по его заветам".

     Но с таким самоуничижением трудно согласиться. Труппа Зимина конкурировала с Большим театром. "Я знаю милого Сергея Ивановича и, конечно, в его желании, чтобы наши спектакли были живее и лучше, чем в Большом театре, нисколько не сомневаюсь", — уверял друга Шаляпин. Великий артист с удовольствием пел "на пепелище", сцене, где в молодости прославился. Зимина называл "могучим любителем прекрасного и безграничного искусства". У него выступали Леонид Собинов, великие итальянцы Тито Руффо, Баттистини, балет Фокина, танцевала Матильда Кшесинская, чей дворец в Петербурге захватили большевики в 1917 году.

     Михаил Жаров, будущий любимец народа и вождей, подвизался статистом в массовых сценах бесплатно, чтобы только послушать Шаляпина. Так поступали многие студенты, учителя, адвокаты, врачи. Спекулянты скупали театральные билеты и перепродавали втридорога. Вспоминая о том времени, Жаров писал: "После таких гастролей я уже не удивлялся, что… многие кассиры и билетеры театра Зимина имели в Марьиной роще собственные дома, небольшие, но добротные".

     Зимин относился к подвижникам, которые любили искусство больше себя. Умел найти жемчужное зерно в мусорной куче. В уличной певице — татарской девушке Фатьме разглядел будущую Кармен. Оперу "Кармен" и другие шедевры Москва впервые узнала в театре Зимина. Услышав однажды голос пастуха, сделал его ведущим солистом, певшим и у него, и в "Русских сезонах" в Париже под именем Василия Дамаева.

     Артисты любили Зимина как родного отца. Он мог, увидев бедного, плохо одетого певца, попросить: «Пойди к "Жаку" и скажи, чтобы тебя приодели!»

     Артист шел в дорогой магазин на углу Столешникова переулка и Петровки, там его тотчас одевали с ног до головы по последней английской моде. Денег не брали. Успокаивали: «Сергей Иванович заплатит. Вы не первый».

     Зимина, как прежде Мамонтова, окружала плеяда выдающихся артистов и художников. Декорации писали Федоровский, будущий главный художник Большого театра, нарисовавший звезды Кремля, Билибин, неподражаемый творец сказочных образов, Кончаловский, чьи картины в наши дни продают за сотни тысяч долларов. С первых сезонов пел в театре Назарий Капитонов, ставший мужем сестры Зимина. По высочайшему разрешению артист носил фамилию — Райский.

     На Пречистенском бульваре собирались в роскошном зале с камином и роялями звезды первой величины. Играли Сергей Рахманинов, Николай Метнер, Сергей Танеев, лучшие пианисты и композиторы России.

     Создание частной антрепризы – дело рискованное. И касалось оно, разумеется, капитала всей семьи. Отца к этому времени уже не было в живых. Семейным делом руководил старший брат, который сначала относился недоверчиво к затее Сергея Ивановича, но потом поверил в него. «Теперь уже дело стояло прочно, и мой брат Иван Иванович Зимин, вначале недоверчиво, но все же любовно поддерживающий меня, убедился, что это хорошее и интересное дело и до конца жизни меня в моей идее любовно поддерживал, не говоря уже о покойной маме...» Действительно, Евдокия Савватеевна безумно любила сына, жила в его семье до конца своих дней и все годы его начинаний и расцвета, взлета и падений болела за него и помогала ему. Она частенько говорила: «Не жалей денег, Сереженька. Деньги уйдут, а дело, которое ты делаешь, останется навсегда».

     Общество поначалу отнеслось скептически к делу Зимина, однако вскоре изменило к нему отношение. В театральных обзорах того времени читаем: «Когда г.Зимин создавал свое дело, на него смотрели, как на блажь богатого человека, разыгрывающего мецената и сорящего сотни тысяч. Зимин победил все предубеждения и победил исключительно бесспорными заслугами дела. Он создал прекрасное, хорошо обставленное предприятие, привлек в него рядом с двумя-тремя большими артистами много симпатичных дарований, которым он открыл дорогу, ранее для них закрытую. Он познакомил публику с целым рядом опер новейшего репертуара... он сумел поставить свою оперу с художественным вкусом и уменьем, проявляя всюду серьезное и совсем не любительское отношение к делу». Крупными событиями на музыкальном горизонте стали постановки в театре Зимина произведений Н.А.Римского-Корсакова «Млада», «Майская ночь», «Золотой петушок» и «Мейстерзингер» Вагнера. А постановку «Бориса Годунова» М.П. Мусоргского называли выдающимся художественным подвигом Зимина.

     Опера Зимина очень скоро завоевала популярность и стала средоточением лучших художественных сил Москвы. Здесь работали такие именитые режиссеры, как А.В.Ивановский, Ф.Ф.Комиссаржевский, П.С.Оленин; музыкальное руководство осуществлял М.М. Ипполитов-Иванов, дирижерами театра были М.М. Багриновский, Э.А.Купер, А.М. Пазовский, И.О. Палицин и другие. Привлекая к работе выдающихся музыкантов, певцов, живописцев, Зимин заботился о талантливой молодежи. В Москве и провинции он регулярно устраивал конкурсы театральных художников, вокалистов, представителей других театральных профессий. В жюри конкурса входили режиссеры В.И. Немирович-Данченко, П.С.Оленин, С.И.Мамонтов, художники В.И.Суриков, В.Д.Поленов, В.А.Серов, К.Ф.Юон и сам С.И.Зимин. У С.И.Зимина возникла мысль об организации первого конкурса на декорации. На конкурс откликнулись лишь молодые художники. Первую премию получил ученик Строгановского училища некий Сарохтин. Выполнить декорации начинающему автору было не под силу. Поэтому С.И.Зимин ограничился покупкой у него эскизов и выдачей премии. Декорации пришлось делать и по эскизам победителя, и по собственным эскизам. В результате получилась очень интересная работа. Конкурсы продолжались на протяжении всего существования Оперы Зимина. На одном из таких конкурсов и обратил на себя внимание Ф.Ф.Федоровский, в будущем (с 1920-х годов по 1951 год) – главный художник и заведующий всей декорационной частью Большого театра. Опера Зимина становилась именем нарицательным, так как в здании театра звучала не только музыка, но и проходили конкурсы, экспонировались выставки.

     В фойе Сергей Иванович Зимин разместил свое собственное собрание картин. Ему удалось собрать обширную коллекцию живописных произведений (около 200 работ), главным образом русских художников – В.М.Васнецова, В.П.Верещагина, М.А.Врубеля, А.Е.Егорова, П.П.Кончаловского, С.А.Коровина, И.И.Левитана, К.Е.Маковского, С.В.Малютина, А.И.Маторина, В.Д.Поленова, Н.К.Рериха, А.К.Саврасова, С.Н.Салтанова (3), В.И.Сурикова, Ф.Ф.Федоровского, М.И.Шестеркина (4), И.И.Шишкина. Кроме картин из коллекции Зимина в фойе театра были выставлены полотна как молодых, так и уже известных живописцев: «Вдова художника Шестеркина дала ряд картин ее мужа, из коих выделялся "Каменотес" – большая картина, изображавшая рабочего-каменотеса, там же висела и его известная картина "Беспризорные": два голодных, захолодевших мальчика сидят на скамейке на бульваре. К концу сезона я познакомился с художником Салтановым, и он также устроил у меня выставку своих картин. В фойе я купил громадные зеркала и вставил их в простенках между окон, и фойе стало и богаче, и грандиознее».

     Многие из этих картин сейчас входят в собрания разных музеев, в числе которых и Государственная Третьяковская галерея. Сегодня в экспозиции ГТГ экспонируется отреставрированное панно М.А. Врубеля «Принцесса Греза». Немногие знают, что сохранилось оно благодаря усилиям С.И.Зимина. В 1908 году Сергей Иванович во время посещения Абрамцева с целью приобретения для своего театра майолик обнаружил на чердаке усадьбы панно Врубеля, где оно лежало по сути без присмотра. «Принцесса Греза» была приобретена Сергеем Ивановичем Зиминым у Саввы Ивановича Мамонтова и повешена на портал Оперы Зимина. В 1929 году панно, по распоряжению наркомата, сняли. Зимин очень переживал за судьбу творения Врубеля. Он обратился с заявлением в правление Государственной Третьяковской галереи. По этому заявлению была создана комиссия, обследовавшая панно, а заодно и занавес работы Врубеля, также принадлежавший Зимину. Решили при проектировке нового здания ГТГ предусмотреть специальное помещение для демонстрации монументальных работ Врубеля, а пока что поместить их временно в декорационный зал Большого театра и оставить там на хранение. «Временное хранение» продолжалось 27 лет, до 1956 года, когда панно стало числиться за Третьяковской галереей. Но прошло еще более тридцати лет, пока наконец «Принцесса Греза» дождалась реставрации.

     В период организации каждой новой постановки С.И.Зимин старался максимально погрузить всех участников спектакля в историческую среду. Так, например, при подготовке оперы Ж.Нугиса «Камо грядеши» Ф.Ф.Федоровский был направлен в Италию. «Я специально посылал его в Рим изучить древнюю Италию, там он много работал и по приезде дал великолепные эскизы для «Камо грядеши». Это была действительно художественная картина древней Италии. Она ожила, и понятны были восторги публики и похвалы прессы молодому художнику, уловившему дух Сенкевича». (рукопись С.И. Зимина «История Оперы Зимина», период 1903–1913 гг.)

     Сложилась традиция открывать каждый новый сезон Оперы Зимина русскими музыкальными произведениями, мало известными широкой аудитории. На сцене впервые ставились многие ранее неизвестные произведения русских композиторов. Так, 12 декабря 1912 года состоялась первая постановка оперы «Купец Калашников» А.Г.Рубинштейна. Это был великолепный спектакль, в котором декорации создавались П.П. Кончаловским; помогал ему советами тесть, В.И.Суриков. Великий Суриков присутствовал почти на всех репетициях оперы и ее первых спектаклях. Художник был в очень хороших отношениях с С.И.Зиминым, посещал и ранее некоторые спектакли его театра, а после «Купца Калашникова» они еще более сблизились. Как констатирует С.И.Зимин в своих дневниках, В.И.Суриков был человеком простоты необыкновенной и в обращении, и в домашней обстановке. Вот что пишет Сергей Иванович об одном из своих визитов к художнику: «Помню, как я пришел к нему на квартиру покупать эскизы из его произведений к крупным его картинам «Княгине Морозовой», «Ермаку», «Семье Меншикова» (названия картин «Боярыня Морозовой», «Покорение Сибири Ермаком», «Меншиков в Березове» даны автором не совсем верно. – В.П.). Вхожу: простая маленькая комнатка, просто, чрезвычайно просто обставленная, насколько помню, даже без картин, железная походная кровать, сурово убранная по-простому, на стене висела гитара…. Когда я спросил его об эскизах, этот величайший современный художник нагибается и вытаскивает из-под своей кровати смотанные в трубочку свои эскизы и оттуда же свернутую трубочкой свою академическую работу из Священного писания». Это была одна из первых встреч С.И.Зимина с В.И.Суриковым. В последующем они часто встречались в кабинете театра, и, судя по дневникам, всегда приход Сурикова для С.И.Зимина был праздником: «Его речи, полные простоты и яркой наблюдательности, я ловил с жадностью». При этих встречах разговоры заходили и о П.П.Кончаловском, его творческих поисках. В.И.Суриков всегда выражал надежду, что его зять «выйдет на верный путь», и в этом он не ошибался. И когда С.И.Зимин сетовал ему на «чудачества» П.П.Кочаловского в «Бубновом валете», где он играл видную роль и вел за собой других, В.И.Суриков «мягко улыбался своей милой улыбкой и говорил: «Он еще молод, он найдет себя», – и слова его были справедливы, и именно с «Купца Калашникова» П.П. и пошел по верному пути, и на этих эскизах всего более и сказалось влияние В.И. на Кончаловского – от грубых форм письма перешедшего к реальному воплощению, может быть и жесткому по манере письма, природе. Теперь его работы уже приближаются к академическим». В различные сезоны в театре пели выдающиеся русские певцы: Ф.И.Шаляпин, Л.В.Собинов, приглашенные Зиминым зарубежные звезды: Д.Ансельми, Л.Кавальери, Т.Руффо, а также итальянец М.Баттистини, ставший постоянным сотрудником Оперы Зимина. Спектаклями дирижировали мировые известности: Б.Вальтер, Э.Колонн и другие. В 1915 году на сцене театра танцевала М.Ф.Кшесинская, а в 1916 году с балетной труппой приезжал М.М.Фокин.

     Одна из важнейших сфер деятельности Зимина связана с созданием им Музея оперного театрального искусства. Основой музея послужила коллекция портретов, которую Сергей Иванович начал собирать еще в юности, будучи страстным поклонником творчества Ф.И.Шаляпина (6). В коллекции Зимина хранилось несколько тысяч автографов. Как писал собиратель, …«почти на каждый автограф я заставлял работавшего у меня Ваню Малютина делать портретную зарисовку или шарж. Каюсь, что иногда Ване и не хотелось это делать, но я настаивал и в этом не раскаиваюсь, так как эта «эксплуатация» сослужила историческую службу в назидание и удовольствие потомству». Экспонатами музея стали работы всех художников Оперы Зимина, принимавших участие в декорационно-художественном оформлении спектаклей, – И.Я.Билибина, П.П.Кончаловского, А.М.Васнецова, С.Ю.Судейкина, Н.К.Рериха, В.Д.Поленова, А.Я.Головина, В.А.Серова, Ф.Ф.Федоровского, А.И.Маторина, И.С.Федотова и других. Свыше 1000 эскизов костюмов и декораций, множество макетов, афиш, костюмы, сшитые в мастерской театра, синематографические ленты и граммофонные пластинки, на которых запечатлевались достойные увековечения постановки опер, отдельные арии, партии, сцены.

     К 1917 году театр был превращен в центр средоточия искусств: опера и балет в исполнении уникальной труппы и гастролеров, музей русского оперного искусства, картинная галерея, библиотека, синематограф; творческие конкурсы, образовательные лекции, бенефисы артистов, хора, оркестра, дирижеров, благотворительные вечера... Сокрушительный удар Зимину нанес пожар. В огне сгорели склады декораций и костюмов ста опер. Добила Октябрьская революция. Лишила театра, имущества, средств, дома. Отняла двести великолепных картин. Ликвидировала Оперную студию, где учил петь по собственной методике. Национализировала музей оперного театрального искусства: декорации, костюмы, афиши, фотографии, которые собирались годами.

     Удары судьбы не сломили Зимина. В 1918 году, на сорок втором году жизни, он женился, в страшный 1919 год стал отцом. Нашел утешение в семье и в Художественном театре, где Станиславский и Немирович-Данченко «дружески приняли», дали заведовать нотной библиотекой. «Там я в тяжелое время кормился в их столовой, беседовал о театре», — писал Зимин.

     Бывшая Опера Зимина стала называться Театром Совета Рабочих Депутатов, с 1919 года – Малой государственной оперой, с 1921-го – Театром музыкальной драмы.

     Музей Зимина был национализирован, а оперная студия ликвидирована. Недвижимое имущество Сергея Ивановича было конфисковано, в том числе и снимавшаяся для его музея квартира. Но оставить театральное дело он не мог. В 1918–1922 годах Зимин заведовал нотной библиотекой музыкальной студии Московского художественного театра и был одновременно (с 1919 года) членом дирекции Малой государственной оперы и директором своего бывшего музея (его собрание с 1925 года находится в запасниках Государственного центрального театрального музея им. А.А. Бахрушина).

     В 1922 году С.И. Зимину удалось на короткое время восстановить свой театр, организовав акционерное общество «Первая свободная опера С.И. Зимина». За два года в театре было поставлено свыше 20 оперных спектаклей. Однако в 1924 году театр был закрыт, труппа была отдана под суд, коллекция картин Зимина была конфискована; к счастью, вскоре, после следствия, труппа была оправдана за отсутствием состава преступления. Так замкнулся круг творческой жизни Зимина. Его театр уничтожили вторично.

     До самых последних дней своей жизни Сергей Иванович оставался неутомимым и верным служителем оперному делу. Он работал инспектором сцены Большого театра, затем – помощником механика по монтировочной части; одновременно являлся членом художественного совета театра, а позже – художественным консультантом Большого театра.

     Умер Зимин в Москве 26 июля 1942 года. Похоронен на Преображенском кладбище.

     В некрологе в газете "Вечерняя Москва" говорилось: "Сошел в могилу человек, имевший исключительные заслуги перед русским оперным искусством. Отдав с самых молодых лет все свои материальные средства и силы любимому делу, С.И. Зимин создал в Москве великолепный Оперный театр… Имя С.И.Зимина получило широкую известность в нашей стране и, несомненно, найдет свое почетное место в истории русского театра".

     К 130-летию со дня рождения С.И. Зимина Международный фонд «Поколения» осуществляет культурную программу «Опера Зимина». Программу мероприятий копирует Федеральное Агентство по культуре и кинематографии. Данное начинание поддержали представители культуры – Б.А.Покровский, Д.А.Бертман, С.И.Бэлза, А.А.Калягин. Программа включает в себя телевизионный документальный фильм «Новая опера Зиминых»; выставку «Опера Зимина», которая пройдет в феврале 2006 г. в музее им. А.А.Бахрушина; установку памятника С.И.Зимину в Москве (решение об установке монумента уже принято постановлением Правительства Москвы) и издание рукописи «История Оперы Зимина». Это уникальный документ, публикуемый впервые, увлекательный рассказ об истории частного театрального предприятия – Оперы Зимина – которое успешно просуществовало в Москве с 1904 по 1917 годы. Издание содержит свыше 300 иллюстраций из фондов Музея Зимина – фотографии, эскизы костюмов и декораций к широко известным операм, выполненные выдающимися русскими художниками. Значительная их часть публикуется впервые.

Текст подготовил Андрей Гончаров
Общественный библиографический ресурс «Чтобы помнили»


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова